Берут силой

Цель не взять номер а познакомится с девушкой… тупости которые можно сделать при знакомстве
сразу просить номер(ты тут ни за номером), осудить девушку, сказать что она в чём то не права
номер попросить надо когда вы уже воот вот расходитесь после проведенного вместе времени что бы она даже блин уже подумала «когда он мой номер спросит»
не у всех хорошее настроение именно в тот день когда ты подошел к ней… вообще найти девушку очень легко но как обычно мы хотим лучшую а в этом большая проблема… что бы получить лучшую придётся очень постараться и ещё надо оказаться в нужное время в нужном месте…
а так просто обычную не совсем симпатичную полненькую и т.д. это за 1 день можно найти… ну ладно за 3 дня… даже готов поспорить))) но вам же подавай лучшую как и большинству парней…
и да я осознаю всю жестокость последнего предложения… жизнь такая… не умеешь преодолевать трудности ты ни кто!)))) пушистый мир это не для взрослого человека…
может зря написал всё это а может и нет)))) хззз ))))

В мире продано уже более сорока миллионов экземпляров «Пятидесяти оттенков серого», а в Великобритании эта книга обогнала по продажам даже «Гарри Поттера». Повсюду обсуждается, «завидуете ли вы Анастейше Стил?» Но здесь мы не станем говорить о доминировании и подчинении мужчине в жизни, а обсудим женские фантазии о том, чтобы любимый мужчина взял силой. При этом речь не будет идти об унижении или причинении боли — это из другой области. В этой статье мы попробуем разобраться, почему женщина получает такое удовольствие, когда мужчина берет ее силой, и при каких обстоятельствах она может раскрыться в этой игре.

Свяжи меня

Женская сексуальность не подчиняется законам механики. Пациентка одного из известных психологов у него на приеме жаловалась на неудовлетворенность в отношениях с мужем: «Прошлой ночью он хотел заняться со мной любовью — робко подобрался ко мне и хотел меня приласкать, но не решался. Вот червяк! Мне стало противно, и я прогнала его из постели!» Ее презрение было столь пронзительным, что психолог возмутился, что, будь он ее мужем, он бы ее поколотил. К его удивлению она ответила: «А я этого и хотела!»

Интересно, но за долгие годы практики этому психологу не встретилось ни одного случая, чтобы женщина обиделась на проявление сильного агрессивного намерения или чувства со стороны мужчины. При этом под словом «агрессия» имеется в виду «продвижение вперед», «приближение», «самоутверждение» — противоположное по смыслу слову «пассивность». Агрессия здесь не содержит значения враждебности. Скорее, оно означает силу. В большинстве случаев условием отклика женщины в ситуации сексуального сближения является направленное к ней желание мужчины — женщина обычно испытывает больший сексуальный подъем, если мужчина ведет себя агрессивно и напористо — как говорится, «она желает, чтобы ее взяли». Точнее сказать, женщина хочет, чтобы в ней именно нуждались, жаждет направленного именно на неё мужского желания, и практически на животном уровне откликается на сильное сексуальное желание мужчины.

В животном мире самец занимает в половом акте доминирующую, покрывающую позицию. Самка-вожак в период половой активности теряет своё лидирующее положение, т.к. ее сексуальная поза означает подчинение. А подчиненный самец, совершая свойственные самцу сексуальные действия, сразу превращается в доминирующую особь. Это верно и для большинства сексуальных отношений у людей — доминирующая, верхняя позиция позволяет мужчине задавать сексуальный ритм и темп, а женщина приспосабливает свои движения к его ритму. Сила возбуждает женщину. Немного грубости ей даже хочется.

Подтверждение этому мы видим и в киноискусстве в картинах легендарных кинорежиссеров — например, в испанском фильме знаменитого Альмодовара «Свяжи меня!», где неуравновешенный, но мужественный герой Антонио Бандераса похищает киноактрису, и, от переизбытка чувств и ввиду явного сопротивления, крепко привязывает красавицу к кровати. Грубое насилие приносит неожиданно щедрые плоды в виде ответного чувства девушки к своему напористому обожателю. Другая, уже ставшая классикой, итальянская картина «Ночная женщина» повествует о прекрасной сексуальной Симоне, изнывающей в браке с Марко, поскольку хочет элементарного — фантазии и разнообразия в сексе, и чтобы можно было сопротивляться внезапному мужскому напору — так, как было с мужем до того, как они поженились. Пройдя через сексуальные испытания с другими мужчинами, Симона получает удовлетворение, будучи взятой собственным мужем насильно.

Итак, женщине нравится, когда у нее не выпрашивают секса, а берут. Более того, сексуально зрелой женщине доставляет удовольствие подчиняться сильному мужчине. Ниже мы рассмотрим истоки желания грубого обладания силой у женщин со зрелой сексуальностью, и тех, кто только начинает познавать свою чувственность.

За своё удовольствие я не отвечаю!

Великолепная Катрин Денев в культовом французском фильме «Дневная красавица» не получает удовольствия с нежно любящим ее мужем, и, будучи сексуально неотзывчивой, устраивается работать в бордель. Клиент, с которым не любят работать даже бывалые жрицы любви, берет главную героиню грубо и силой. Одна из работниц хочет посочувствовать «дневной красавице», но та отвечает с блаженным от удовлетворения лицом: «Да что ты об этом знаешь!»

Такая женщина, которая практически не может достичь удовлетворения, если ее не берут силой, по типажу является сохраняющей на эмоциональном уровне девственность «романтической барышней». Она боится показаться шлюхой, принять свою сексуальность и удовольствие. Когда ее берут силой, она оказывается в позиции «я испытываю удовольствие, но не отвечаю за него». Ее психосексуальное развитие соответствует подростковой стадии, возрасту шестнадцати-семнадцати лет. Истоки такого поведения «романтической барышни» лежат в отношениях девушки с ее семьёй, когда «хорошо воспитанная», «послушная девочка» находится под влиянием своих родителей, уважает их, а потому не переступает норм сексуальной морали. При этом, как правило, основным блюстителем морального кодекса является ее отец. Девушка не подавляет своих сексуальных чувств, но боится открыть мужчине сердце и потерять голову. Конфликт в ней возникает между физическим желанием отдать себя мужчине и сопротивлением ему. И вот тут-то, позволяя ей испытать сексуальное удовольствие, на помощь приходит грубая мужская сила.

Но увы, помогает этот трюк ненадолго — конфликт между «низом и верхом» внутри девушки не разрешается, и, отдавание себя для «романтической барышни» означает, что ее унизили, сделав сексуальным объектом. В принципе, так и происходит — ведь ее призыв к мужчинам исходит с сексуального уровня, а на уровне сердца она закрыта, а потому и привлекает в свою жизнь соответствующих мужчин. Такая «барышня» никак не может соединить романтические аспекты любви с их физическим выражением в сексе.

С мужчинами такая девушка ведёт себя отстранённо и довольно жестоко. Как только у неё появляется постоянный мужчина (или муж), силой «раскрывший» строптивую красавицу, ее сексуальное желание к нему быстро исчезает — дело в том, что в процессе ухаживания, когда она разыгрывает роль романтического идеала, ее возбуждение временно наполняется чувствами секса и любви, а через короткое время фигура мужчины в ее глазах становится авторитарным все запрещающим родителем. Так как романтическое возбуждение существует только вне патриархальной семьи, то, будучи от природы сексуальной, наша героиня начинает флиртовать с другими мужчинами, и с головой окунаться в новые амурные дела. Увы, сексуальный отклик такой «барышни» даже на взятие ее силой будет блокироваться до тех пор, пока она не перейдёт на следующую стадию развития женственности, соединив телесность с сердечностью, и перестав с мужчинами бороться.

Женщина-самка

«Я хорошо расставила ноги, мой господин? вам удобно меня тра*ать?» — этой «коронной» фразой своей жены поделился на одном из форумов мужчина, безумно заводящийся от таких слов во время игр доминирования со своей второй половиной. Сексуально зрелая женщина способна открывать мужчине не только сексуальные чувства, но и сердце. Она стоит в жизни на своих ногах, знает, чего хочет, и обладает достаточной позитивной агрессией, чтобы добиваться в жизни своего. Она буквально переходит на стадию зрелой матери — но не только потому что готова иметь детей, а потому что становится матерью для самой себя — женщиной, которая сама себя создаёт, полностью осознает своё тело и отвечает за него. Принятие себя как личности позволяет ей принять себя не только как романтический идеал, но и как самку, шлюху.

Но здесь для неё есть одно непременное условие — не чувствовать себя предметом, объектом. Для сексуально зрелой женщины это означает суметь сделать первый шаг, сказать вслух то, о чем мечтаешь. Но ведь именно из этой точки недалёко до образа шлюхи. И здесь в отношениях с ее мужчиной самое главное — доверие. Ведь именно с ним она побеждает внутренних демонов, которые закрывают путь к удовольствию. Именно с ним, в доверии, на несколько секунд, словно зависнув в невесомости, она уже не знает, кто они, где они, и что происходит. Именно с ним ее «Я» расширяется до размеров Вселенной. С ним она забывает о бремени ментальных конструктов, которые отделяют их друг от друга. С ним она соглашается потерять голову, а заодно — и лицо. «Кто сильнее, кто главный» — в мире горизонтальных тел эти вопросы исчезают. Борьба с мужчиной — ничего этого больше нет. Она перестаёт бороться с мужчиной, чтобы быть на равных. Она соглашается, когда ей овладевают, и когда уважают. Она соглашается подчиняться и растворяться. Она принимает в себе шлюху и мать, женщину и самку. Она знает: женское «Я» не выносит поражений, но женский пол их жаждет.

Женское желание: страх быть слишком сексуальной — .

— А зачем ты к нему в машину садилась?! А почему ты не сказала сразу «нет»! А почему ты потом не убежала?! До сих пор в вопросах изнасилования у половины страны в голове такое дремучее средневековье, что диву даешься. Вчера, например, глаз зацепился за вот это письмо в сети…
«…Дело в том, что 7 лет назад погиб мой муж, есть ребенок. Я работаю, хорошо зарабатываю, короче самостоятельная, ни в ком не нуждаюсь. Так получилось, что все эти годы ни с кем не встречалась, не смотря на то, что Я очень многим нравлюсь и хорошо выгляжу. Как-то недели две назад на работе в офисе праздновали день рождение моей подруги и к нам зашел один знакомый, с нами не работает, но работаем в одной сфере. Присел ко мнеи стал за мной ухаживать, не много даже руки пропускать, ноги трогать, я как могла от него уворачивалась, ругаться не хотелось, тем более при всех, просто очень влиятельный человек. После этого вечера, он стал часто появляться именно там, где бываю я. Как то вечером, сидела дома, позвонил он и просит встречи, типа поговорить. Я вышла поговорить, села в машину, говорил ни о чем. Я как-то расслабилась, вечер, выходной. Сказал, что хочет покатать меня по городу, я согласилась. Ехали смеялись, разговаривали, ощутили, завел в итоге не понятно куда и . …. Я не поняла, что это было, он просто не дал слово сказать, он на меня набросился, когда я выскочил с Машины, у меня даже кровь на платье была. Отвез домой спокойно, я слово не сказала и ушла. А он просто пропал. Я уже неделю не сплю, не ем, сказать стыдно кому-то, да и кому скажешь, скажут сама виновата и он очень влиятельный. Он просто поступил как с подстилкой и даже не попросил прощения. Меня всегда все уважали и очень высокого мнения обо мне, а у меня ощущение теперь, что раз я одинока столько лет, то значит я легкодоступная.»
Мне бы хотелось обратить ваше внимание на несколько моментов. Первое – это тот факт, который останавливает жертву от похода в милицию. Вот это самое «а зачем ты в машину садилась, если ничего не хотела?».
И преступник, и жертва, и мы с вами понимаем – этот факт действительно вызовет вопросы, и у милиции, и у общества, если история станет публичной. Этот вопрос женщине обязательно зададут, настаивая на том, что она «сама хотела». Однако важно подчеркнуть один нюанс. Если девушка, действительно, и хотела чего-то, то совершенно точно – не насилия.
Она, возможно, хотела поцелуев под луной. Или признаний. Или предложения выйти замуж. Или чудесной ночи в отеле, полной ласк (допускаю, что у нее могла быть такая мысль). Или просто разговора наедине. Получила же – грязное и болезненное использование своего тела, почувствовав себя вещью, похуже половой тряпки. Она пострадала и морально, и физически, и на это она ни словесно, ни мысленно не давала согласия.
Думать, что если женщина села в машину, то теперь с ней можно делать все, что угодно потому, что она, якобы, согласна – преступление. Точно такое же преступление, как пригласить человека на собеседование, и на основании, что он туда явился, отобрать у него паспорт и использовать как раба. Сам же пришел!

Нет преступления в том, чтобы предложить согласившейся на автомобильную прогулку девушке секс. Это было бы ханжеством. Но грубо и с применением силы, не смотря на явный отказ овладеть ее телом – это явное преступление.
Почему же «большой босс», умный и влиятельный человек, прекрасно ориентирующийся в социуме, не поговорил с девушкой, не предложил ей встречаться и даже спросил, как именно она любит, а просто грубо изнасиловал?
Тут уши растут из другого мифа, который очень живуч в нашем обществе. Это миф о том, что женщина и не может выражать свое согласие, и никогда не выражает (видимо потому, что никогда не хочет секса). Миф о том, что женщину надо «продавить», подтолкнуть, заставить, на худой конец просто взять силой, что мужчина и сделал. То есть он и предположить не мог, что можно не «продавливать», не насиловать, а заняться любовью по взаимному согласию. Ведь иначе, если бы он действительно считал себя насильником, то предпочел бы избавиться от жертвы и улик, а не везти ее домой.
Ужасающий миф о том, что «нет — это да» иногда поддерживается и самими женщинами, которые боятся выражать свои желания открыто. Но мужчине лучше помнить, что лучше оставить без секса одну хитрожопую недотрогу, чем изнасиловать одну ни в чем неповинную девушку. Невольно начинаешь задумываться, что спорные законы об обязательном согласии, принятые, например, в Швеции, или, недавно, в Испании – не такие уж и спорные. Ведь некоторые могут интерпретировать как согласие тот факт, что девушка недостаточно резво убегает. Или не очень громко кричит. Лучше уж четкое «да».
А третий момент, который позволил мужчине поступить так низко и подло – это уверенность его в своей исключительной вседозволенности. Все-таки, голоса феминисток и жертв сексуального насилия звучат в нашей стране еще очень слабо. Намного слабее голосов, обеляющих насильника. Поэтому подлец прекрасно знает, что большая часть общества, в случае чего, будет на его стороне. Да и жертва не побежит в полицию – испугается осуждения. И это и есть самое страшное.

Имитация изнасилования – один из довольно распространенных сценариев женских эротических фантазий. Чем это можно объяснить? Сабина Сафарова

Фантазии о сексуальном насилии со стороны мужчин оказываются для женщин одними из самых распространенных. Почему наше воображение рождает то, что в реальности рискует оказаться травматическим и угрожающим жизни?

Исследований, посвященных женским фантазиям о сексуальном насилии, не так много, с 1973 года опубликовано лишь девять работ. Писатель и научный журналист Мэтью Хадсон (Matthew Hutson) считает, что они намеренно не предаются широкой огласке. «Многие не хотят признавать факта такого рода фантазий, опасаясь, что это может оказаться косвенным оправданием реальных эпизодов насилия, – говорит он. – Однако важно глубже изучать «темные стороны» нашей сексуальной природы, а не пытаться держать их в тени». Вместе с тем все опубликованные исследования подтверждают распространенность этих эротических грез – им предается каждая четвертая женщина из десяти. Один из последних опросов провели психологи Университета Северного Техаса Джозеф Крителла и Дженни Бивон (Joseph Critelli и Jenny Bivona)*. Ученые опросили 355 женщин на тему того, как часто они фантазируют о применении к ним силы в момент сексуальной встречи и насколько далеко заходят их фантазии. 62% ответили, что встречались в жизни с такими фантазиями. Вместе с тем ответы менялись в зависимости от того, как был сформулирован вопрос: 52% признались в фантазиях о грубом доминировании партнера, но при этом описывали ситуацию заведомо безопасную. Как только в опроснике появилось слово «изнасилование», лишь 32% отметили наличие таких воображаемых сценариев. Периодичность возникновения фантазий также сильно варьировалась: 25% женщин отметили, что они появляются реже одного раза в год, 13% – несколько раз в год, 11% – раз в месяц, 8% – раз в неделю, 5% – несколько раз в неделю. Эти цифры во многом оказываются релевантными предшествующим исследованиям.

«Подобные фантазии могут быть эротически привлекательными или, напротив, отталкивающими, – говорит психоаналитик Брэт Кар (Brett Kahr). – В эротических женщина получает от символического доминирования лишь наслаждение, в аверсивных фантазиях сексуальное насилие воспринимается негативно». В исследовании Крителли и Бивоны 45% женщин описывали свои фантазии как радостные переживания, 9% назвали их пугающими и вызывающими отвращение, 46% признались, что их фантазии были смешанные и содержали одновременно элементы как эротического возбуждения, так и страха.

В своем метаанализе Крителли и Бивона сравнили также 20 предшествующих исследований, чтобы оценить те причины, которые могут скрываться за распространенным сценарием фантазий о сексуальном насилии.**

Попытка избежать внутренней вины

«Я выросла в семье с очень строгими правилами, – рассказывает Анна. – Нельзя было даже одеться с легким намеком на женственность, не говоря уж о том, чтобы близко общаться с мальчиками. Долгое время я жила с ощущением того, что секс – это нечто постыдное. И только фантазии, в которых я вынуждена была сдаться: наступал конец света и меня силой уносил на руках прекрасный герой, часто похожий на голливудского актера, – позволяли мне расслабиться». «Если женщина воспитывалась в консервативной среде, где на интерес к сексу накладывается запрет, то с раннего возраста единственным воображаемым сценарием, при котором можно позволить себе эротические фантазии и не мучиться угрызениями совести, становятся эпизоды с мужским насилием, – говорит Дженни Бивона. – Когда у нее просто нет выхода, как только сдаться мужчине». Исследования показывают, что женщины, живущие в среде, где проявление женской сексуальности подвергается репрессиям, фантазируют гораздо меньше. Вместе с тем именно фантазии о насилии в сексе у них превалируют.

Потребность в безусловном принятии

Одна из гипотез интерпретирует подобные фантазии как желание безусловной любви. И насилие здесь – лишь символ сильного чувства, которое партнер не в силах сдержать. Некоторые эксперты отмечают, что эти фантазии родом из детства и пубертата, когда девочка могла чувствовать себя одинокой.

«В детстве у меня были куклы, которые всегда исполняли роли принцессы и хулигана, – рассказывает Ольга. – Хулиган нападал на принцессу, выкрадывал ее и вел себя почти как насильник, а потом обе куклы счастливо женились. Позже, когда я выросла и стала представлять уже себя на месте той принцессы, мне нравилось это чувство собственной притягательности и желанности».

«Многие девочки и девушки сталкиваются с элементами дисморфофобии, когда собственное тело и лицо кажется им несовершенным и отталкивающим противоположный пол, – утверждает Дженни Бивона. – Часто эти переживания усугубляются реально пережитыми эпизодами, связанными с тем, что их отвергли. В юном возрасте через этот опыт проходят очень многие. Это отчасти также может объяснять столь распространенный сценарий фантазий, в которых ради женщины идут на крайние меры, чтобы только ее удержать, у совершенно разных по темпераменту и внутренним потребностям людей».

Исследования также подтверждают, что чем больше женщина страдает от неуверенности и внутренних страхов, тем чаще у нее рождаются сексуальные фантазии с подтекстом насилия.

Генетическая предрасположенность уступать сильнейшему

Эта гипотеза, выдвигаемая эволюционной психологией, предполагает, что человек, подобно многим млекопитающим, биологически запрограммирован на исполнение гендерного сценария: самец преследует самку, которая сдается на волю самого доминантного представителя группы. В природе самка, привлекая самца, убегает и останавливается, призывая ее поймать. И поза подчинения самки в момент полового акта у всех млекопитающих, в частности у приматов, одинаково контролируется частью гипоталамуса – подкорковой структурой головного мозга. Этот механизм работает на уровне нашего подсознания, ярко проявляясь в сценарии женских и мужских фантазий. Вместе с тем критики этой гипотезы подчеркивают, что она не может быть полностью подтверждена или опровергнута, ведь, как и большинство теорий эволюционной психологии, она не прошла эмпирического тестирования.

Активация биологических процессов

Легкий страх, которым отчасти окрашены эти фантазии, в то же время усиливает наше сексуальное желание. «Это похоже на эффект американских горок, где ужас и стремление испытать сильные чувства неотделимы, – говорит Джозеф Крителли. – Симпатическая нервная система начинает активно функционировать в моменты сильного стресса и возбуждения, у человека увеличивается пульс, учащается дыхание, происходит повышенное увлажнение слизистых гениталий. Таким образом, острые переживания, которые происходят в фантазиях, способствуют сексуальному возбуждению».

Герой-разбойник

Исследование самых популярных любовных романов, адресованных женской аудитории, показывает, что главная героиня в них подвергается сексуальному насилию в 54% сюжетов. Насильником при этом становится брутальный герой в образе воина. В конце концов героиня всегда зарождает в нем не только животное желание, но и любовные чувства, и они счастливо идут под венец. «Подобные сюжеты в книгах и для мужчин, и для женщин построены на эксплуатации самых известных секс-фантазий, – отмечает социолог и журналист Майкл Кастелман (Michael Castleman). – Для мужчины это фантазия обладания женщиной, которая наслаждается его доминированием, для женщины же этот сценарий трансформируется в появление воображаемого героя, желающего ее так страстно, что он перестает владеть собой». Исследователи предполагают, что для женщины может быть привлекательна и двойственность этого переживания: как неожиданная трансформация насильника во влюбленного героя, так и ее собственное положение одновременно и силой удерживаемой наложницы, и страстно желаемой возлюбленной.

Психоаналитик Брэт Кар (Brett Kahr) утверждает, что в подавляющем большинстве женщины отлично способны различать угрозу реального насилия со стороны незнакомого человека и игру собственного воображения. Однако в некоторых случаях такие фантазии могут проявиться как отражение невытесненных переживаний, связанных с насилием, которое было пережито в прошлом. Кроме того, они могут отражать и непроявленные мазохистские наклонности. «Как правило, фантазии, связанные с элементами сексуального насилия, можно назвать вариантом нормы, однако если они становятся для женщины навязчивыми и дискомфортными, стоит обязательно обратиться к специалисту», – считает Кар.

Может ли женщина делиться этими фантазиями со своим партнером? «Очевидно, что любящий партнер отнесется к этому деликатно и с пониманием, – говорит Кар. – Однако человек, обладающий садистскими наклонностями, которые не проявлялись или о которых вы не знали, может интерпретировать эту информацию деструктивно и небезопасно для вас». Поэтому делиться такими фантазиями важно лишь с тем человеком, с которым у вас сложились по-настоящему доверительные отношения.