Что означает слово милая?

Ещё одна вещь для вас, последняя в нашей гражданской книге — ПРАВА. Боже, все люди в этой стране постоянно бегают вокруг и кричат об этих правах: «У меня есть право, у тебя нет права, у нас есть право, у них нет права». Народ, я ненавижу портить вам веселье, но нет такой вещи, как «права», ок? Они выдуманы, мы их придумали, как бугимэна, три поросёнка, пинокио, мать гусыня, херню типо того. «Права» — это идея. Они просто выдуманы. Это милая идея, но это всё. Милая и выдуманная. Но если вы думаете, что у вас есть права, позвольте спросить вас вот что: «Откуда они взялись?» Люди скажут: «Ну они были даны Богом, это Богом данные права». Вот и снова мы о том. Оправдание Богом. Последнее прибежище человека без ответов и аргументов — «они даны Богом». Всё, что угодно, что мы не можем объяснить должно быть снизошло от Бога. Лично я, народ, думаю, что если ваши права даны Богом, он бы дал вам право на какую-то ежедневную еду и дал бы право на крышу над головой, бог бы присматривал за вами. Он бы не волновался о том, есть ли у вас пистолет, потому что вы можете напиться в воскресный вечер и убить родителей подружки. Но скажем — это правда. Скажем, Бог дал нам эти права. Но зачем ему давать нам определённое количество прав? Билль о правах в этой стране имеет 10 положений. ок? 10 прав. И очевидно, Бог неряшливо поработал эту неделю, потому что нам пришлось изменять этот билль еще 17 раз, потому что бог забыл пару вещей, типо как рабство, просто выскользнуло у него из головы. Но скажем, Бог дал нам изначально 10 прав, британцам он дал 13, у немцев 29, у бельгийцев 25, у шведов только 6, а некоторые люди в мире не имеют вообще никаких прав. Что это за божий промысел? Вообще нет прав? С чего бы это Богу разным людям в разных странах давать разное количество прав? Скука? Развлечение? Плохая арифметика? Неужели после всего мы просто выясним, что Бог не силён в математике? Нет, это не похоже на божественное планирование. Больше похоже на людское планирование. Выглядит, будто одна группа пытается контролировать другую. Другими словами, бизнес — обычное дело в Америке. Теперь, если вы думаете, что у вас есть права, одно последнее задание для вас. В следующий раз, когда будете у компа, зайдите в Интернет, идите на Википедия, в поле поиска наберите «японские американцы 1942 год» и вы узнаете всё о ваших драгоценных правах. В 1942 году 110 тысяч японо-американцев, благонадёжные, законопослушные люди были брошены в военные лагеря просто потому, что их родители родились не в той стране. Это всё, что они сделали не так. У них не было права на адвоката, не было права на честный суд, не было права на жюри присяжных, без прав на расследование любого вида. Единственный путь, который у них был, прямо вот сюда — в военные лагеря. Именно тогда, когда этим американским гражданам больше всего были нужны их права, правительство их отняло. А права — это не права, если кто-то может их забрать. Это привилегии, и это всё, что мы когда-либо имели в этой стране — перечень временных привилегий. И даже если вы хоть изредка читаете новости, понимаете, что этот список с каждым годом становится всё короче и короче. Когда дело касается прав, лично я думаю, что две вещи правда: у нас либо неограниченные права, либо вообще нет прав. Лично я склоняюсь к неограниченным правам.

Мария-Антуанетта: Моя любимая подруга… трудно переоценить ту ненависть, которая нас окружает. Это я навлекла её на вас. Это из-за меня народ требует вашу голову. Знаете, что я узнала на утреннем совещании… Вчера какую-то женщину закололи насмерть прямо в её карете. Убийцы приняли её за вас. Им уже мало сжигать наши изображения… Они хотят нас самих — нашу плоть и кровь… (целует её руку) Поэтому, моя милая Габриэлла, я молю вас… бегите из Франции… вместе с семьёй.

Фэнтон: Простите, милая леди.Шеф Гавс: Это не леди, это наша мама!

Двое — компания, трое — праздник, моя милая Бернадетт.

День тёмен, ночь не светла, коли милая не пришла.

Каждому своя милая — самая красивая.

Князю княгиня, крестьянину Марина, а всякому мила своя Катерина. (Всякому своя милая хороша.)

Спокойной ночи, милая Бэтти.

Лила: — Это не мусор! Это голова Бендера!Бендер: — Это моя голова! Вставь меня в нее! Ах, дом, милая голова!