Девочки моют мальчиков

Жаркое лето!Подмосковный пионер лагерь (оглашать название не стану).Год эдак 1979-1980 По субботам в лагере был помывочный день.На территории лагеря стоял душ разделённый на две кабинки и обшитый крашенной доской.Так вот в один из субботних дней наш отряд мылся в душе перед обедом.В одной кабинке мылись пацаны,а в другой девки

.Я был помыт одним из первых.Вожатый Митя рыкнул чтоб как и все ребята я шёл в палату и ждал построения на обед.Вышел я из душа и услышал как визжат девки,которых тоже мыли воспиталки и вожатая.И решил я подсмотреть за голыми девчонками.Там и из моего класса тоже были девчонки.Осенью я должен идти во второй класс.Тогда мне было 9 лет,в школу в то время отдавали с 7-8 лет.За это дело нас очень строго ругали и гоняли!Даже обещали наказать — «пристыдно»!Я всё думал — как это?-«пристыдно»?На свою голову-я решился! Подкрался незаметно со стороны девичьего отделения,присел на корточки возле заветной дырки и ….

Как интересно было рассматривать одноклассницу Аллу совершенно голенькой,а потом Маринку и ещё нескольких девчонок.Поджилки тряслись,в руках пот и дрожь.Мой писюн напрягся.И вдруг!Рывок за ухо,я аж от боли и неожиданности вскрикнул.Это вожатая (не помню как её звали) схватила меня за ухо.Я стою перед ней от испуга и стыда весь красный.А она мне:

— Подглядываешь!

— Ща пойдёшь к девочкам в душ и будешь с ними мыться!

А я ей с испуга:

— Я уже помылся.Не надо.

(по натуре я был спокойным стеснительным и уважающим взрослых мальчиком)

— Сегодня будешь наказан!Понял?!

— Понял.

— Бегом в палату!

Я побежал,трясясь от испуга и возбуждения от наблюдения за девками.

Прибежав в палату,пацанам ничего не рассказал,скрытный я был.Всё только думал:

— Накажет.Как?

Я знал что наша вожатая лет 18-19,была строгая и могла при всех оскорбить или того хуже побить.

Но,тут уже все собрались,протрубил горн,и мы побежали строиться на обед.

Да,вроде всё было нормально,вожатая не обращала на меня внимания,и я стал потихоньку забываться о случившемся.После обеда — тихий час.Кто в палату,кто умываться,в туалет и т.д.Вот мы уже все в палате,патцаны голдят!Раздеваются,ложаться в постели.Пионервожатый Митя (нормальный мужик) говорит:

— Я сейчас уезжаю домой на выходные.Чтоб в палате был порядок!

— Оставляю вам свой магнитофон.

— Сейчас включу вам музыку-тихо, слушайте!

— Но,если будет гам,вожатая выключит!И уберёт его!

Митя накинул сумку на плечо и отбыл.

Мы старались не шуметь.В нашей палате приглушенно играла музыка (вроде Бони М) Но,всё нарушила она!Эта дура пионервожатая!

— Так! Чтобы здесь тихо! Я сегодня одна на весь корпус!

— Предупреждаю,услышу шум,магнитофона Митиного не увидите!

— И вместо танцев вечером.Всем устрою отбой!

— Ясно?!

— Ясно! пробурчали мы.

Вожатая провела по всем взглядом,подошла ко мне и сказала!

— Инин (фамилию,конечно изменил)

— Вставай,со мной пойдёшь!

Я от такого события аж затрясся.

— Зачем?спрашиваю.

— За спросом! слышу в ответ.

И откинула с меня одеяло.

Потянулся я было за шортами.А она мне:

— Вставай быстрее,и сандали не трож!

Так в одних ситцевых трусах меня и вывела из палаты в коридор.А меня всего трясёт.Что будет?Открывает она дверь в палату наших девчонок,вталкивает в палату и говорит:

— Вставай по середине,и расскажи девочкам,за каким занятием я тебя сегодня застала во время приёма душа?!!!!!!!!

Я наклонил голову,молчу.Стыдно мне стало.Девчонки смотрят на меня,кто то хихихает.А я молчу и дрожу.Неудобно как то было!

А вожатиха — продолжает:

— Раз тебе сдыдно,я сама расскажу девочкам.

— И так!Вот этот бесстыдник позволил себе подглядывать за вами,когда вы мылись в душе.

— Он вас всех видел голыми!

— Поднимите девочки руку,кто с ним учится в одном классе?

А это было три девочки из восьми,как щас помню:

Ира,Алла и Марина.

— Вот девочки,Инину интересно было на вас смотреть!

— Так Инин?!

Я молчал,и чуть не плакал.Всё стоял скрестив руки ниже пояса.И не знал куда провалиться от стыда.Эта моральная экзекуция длилась минут пять-десять.Потом началось самое страшное,что мне впечаталось на всю жизнь.

— Ну,что же девочки,как мы его накажем?С ухмылкой кинула вожатая.Все молчали, и только какая то одна девчонка сказала:

-А вы снимите с него трусы!

Вожатая эту тему подхватила:

— А почему — нет! Клин-клином вышибают!

— Ты Инин видел девочек,теперь они на тебя посмотрят!

— Так ведь девочки?

И все согласились.

Меня трясло! К горлу подкатил ком.Даже пошевелиться ни то чтоб сказать не могу.

— Что стоишь Инин?!

— Снимай трусы! Постоишь тихий час здесь,а девочки на тебя посмотрят!

В моих глазах всё потемнело.Помню еле выдавил :

— Не буду.

— Ах! Не будет он!Может быть тебя к директору лагеря отвести и ты там расскажешь как пионер Инин любит подсматривать?

— Или родителям всё рассказать?

— Девочки,а как зовут вашу учительницу?

— Нина Ивановна!

— Может быть и ей рассказать чем Инин занимается в лагере?А?

Я законючил.Начал плакать и просить не наказывать меня.Что больше не буду.Просил простить.Но вожатая видно вошла в раж! Подошла ко мне и скомандовала:

— Снимай трусы!

Я схватился крепко за резинку трусов и стал держать изо всех сил.Тогда вожатиха дала мне подщётчину,из глаз хлынули «звёздочки»!Я от неожиданности отпустил руки и схватился за лицо.А она тем временем ловко спустила с меня трусы,сдёрнула с ног и я остался стоять совершенно голым.Прикрываю свой писюн руками и рыдаю.

— Руки за голову!Скомандовала вожатая.А я не слышу,стою и хлюпаю.

— Ты плохо понял?!

— Руки за голову! Или сейчас будет следующая щека гореть!

Я как в тумане нехотя и опять же трясясь заложил руки за голову.Теперь девочки чьи кровати стояли напротив меня,могли меня видеть и рассматривать.Некоторые даже приподнялись,чтобы лучше меня разглядеть.Сквозь слёзы почти ничего не видел,всё слилось.Но у девчонок были круглые глаза и полная тишина,лишь прерывало тишину моё хлюпанье время от времени.

— Вот девочки полюбуйтесь Ининым.Пусть и ему теперь будет стыдно!

— Ноги на ширину плеч Инин!Слышишь?

Я бесприкословно расставил их.Боясь получить оплеуху.

Ощущения были совершенно не понятными.Всё смешалось.Я потихоньку стал успокаиваться,привыкать,появилось лёгкое безразличие к происходящему.Мой писюн даже не давал никаких реакций.А девочки с необыкновенным любопытством разглядывали меня.Я был крупным мальчишкой,деревенский.

Вожатая (никак её не вспомню озабоченную дуру как звали) продолжала:

— Тебе приятно Инин ,когда на тебя, на голого смотрят?

— Нет.Выдавил я.

— Девочки,ему не приятно!

— Давайте ему сделаем приятно!

— Сейчас девочки вы не только можете его рассматривать в таком виде,но и сделать этому бесстыднику — приятно!

— Ни каких резких движений,трогать за писюн ласково и нежно!

— Ясно всем?

Все девочки за-угу-кали и закивали головами.Я обалдел……………………….!!!

Вожатая подвела меня между кроватий к моей однокласснице Алле и сказала мне:

— Ноги на ширину!

Я встал перед Алой,почти перед её лицом.Она лежала на кровати на боку с ухмылкой и любопытством рассматривала мой стволик и яички,которые были как небольшой камешек.Мне стало ещё стыднее.Стоять перед Алкой совершенно голым!О таком не Алка ни я не думали.

— Начинай Аллочка! Нежно и аккуратно! Сказала вожатая.

Я видел как Алка дрожащей рукой потянулась к моему писюну и стала его поглаживать.Потом яички.Потом стала нежно открывать головку моего стволика.Всё это время вожатая Алке подсказывала как да что?А сзади по попе трогала меня другая девочка.

Я стоял весь красный ,помню очень дрожал и какой то туман в голове!

Потом мне стало приятно от Алкиных действий и мой писюн…..Да,начал возбухать.И так опять мне стыдно стало.А вожатая не унималась!

— Поворачивайся к Свете!

— Ноги на ширину,не забывай!

И вот теперь Светка поглаживала мой уже порядком возбуждённый писюн.

Внутри всё перемешалось:стыд,боязнь,ехидные взгляды и разглядывания девочек меня голым,злая — придурковатая вожатая и приятное ощущение от прикосновения ,теребения моего хозяйства девочками.Ноги не слушались,подкашивались.А вожатая всё заставляла ходить между кроватей,расставлять ноги, стоять с поднятым писюном перед девками.Девчонки были в восторге!Когда бы они ещё могли так поизголяться над своим сверстником,одноклассником?.Тихий час подходил к концу.Вожатая отдала мне трусы,я их тут же надел,Ещё раз прочитала мораль о вреде подглядывания и рявкнула:

— Живо в постель!!!

Я пошёл в палату.Ребята,кто спал кто нет.Мафон уже не играл,видимо кассета закончилась,а без разрешения трогать маф-нельзя.Лёг в кровать и стал ждать подъёма.

Ребята потом меня спрашивали,где я был,но я отмалчивался.Некоторые девчонки из этой палаты, потом тихонько подходили и расспрашивали меня:

  • Реклама на сайте
  • Работала я как-то давно вожатой в пионерлагере. Было мне 18, а пионерам
    моим где-то лет по 12. Лагерь был от геодезической партии, родители
    закидывали туда детей на целое лето и уходили в экспедицию. Лагерь
    маленький, в глуши, связь с цивилизованным миром только по рации, ни
    кино, ни телевизора. Дети и вожатые развлекались как могли — кто там
    был, тот поймет.
    История первая.
    Возвращаюсь как-то пешком с выходного — а идти с остановки километров
    семь, все больше лесом. Вот уже и лагерь показался. Сидят на заборе мои
    орлы, рады меня видеть — соскучились, гады. Рапортуют счастливыми
    голосами: » А мы блиндаж строим! А мы собачий скелет нашли! «
    Приняла к сведению и пошла дальше. Дел полно, так что собачий скелет
    как-то ушел на второй план. Тут один пацанчик, мелкий такой,
    шкодливенький, подходит и сообщает тихо: » А мы девчонкам такое
    устроили — всю ночь визжать будут! » Я, понятно, насторожилась, но тут
    меня на планерку позвали, а у детей как раз отбой. С ними моя напарница
    осталась — она мальчишек боялась как огня, в основном девочками
    занималась. Сидим, планируем, тут из моего корпуса доносится
    истерический визг, переходящий в вой. Сообразить нетрудно — конечно,
    собачьи кости у девочек в постели. Физрук, не доверяя мне такое важное
    дело, решил провести воспитательный момент сам. Ввели моих пацанов,
    человек десять, и началось. Дескать, как вы могли, кости грязные,
    заразные, девочки могут заболеть, умереть… А мальчики, потупившись:
    » А мы их помыли… С мылом…» Однако… аккуратные хлопцы попались.
    История вторая.
    Все те же аккуратные хлопцы уговорили меня сходить с ними на рыбалку.
    Вставать надо рано, часа в четыре утра, так что я попросила их с вечера
    приготовиться, чтобы пораньше утром выйти. Часов в 11 ночи, перед тем
    как самой ложиться спать, захожу в их палату, проверить как и что,
    одеяла поправить. Смотрю — как-то странно на них одеяла выглядят.
    Оказалось, лежат они под ними в полном рыбацком обмундировании, даже в
    ботинках — что называется, с вечера подготовились. Удочки под боком и
    червяки в баночке под подушкой.
    История третья.
    Третий сезон, все те же лица. Сибирь, август, утром заморозки, воды
    теплой — сами понимаете — нет и никогда не было. Заставить мальчишек
    умыться — дело гиблое, ходят грязные, как черти. И тут чудо — влюбились!
    До чего любовь доводит — начали мыться… аккуратненько так, только
    неприкрытые одеждой части тела, а поднимешь рукав чуть выше — все грязное
    и в разводах.
    История четвертая и пока последняя: Рядом с лагерем Бердский залив, но
    купаться нельзя — нашли дизентерийную палочку. Взяла детей в утешение в
    лес за грибами. Проходим по тропинке мимо залива, и вдруг пионеры мои
    начинают орать в диком возбуждении: «Палочки, палочки! » Спрашиваю:
    «Какие палочки? » «Эти, заразные, только что сами видели, там, в воде! «
    Оказывается, они мальков в воде увидели и решили, что это пресловутые
    дизентерийные палочки. Калибром малость ошиблись.

    В лагере мы подглядывали за девками вожатыми.В бане.
    Не в бане точнее, а в летнем душе. Можно было вытащить сучок из доски и получалась дырка и там, внутри они мылись.
    Вот я тогда и увидел впервые. Те пять секунд что смотрел по своей очереди.
    А потом был жуткий скандал. И вожатые у себя в вожатской решали громко и долго что делать- наказывать и как или нет. А я не попался тогда около душа и чувствовал себя везунчиком. А те кто попались- тем был стыдно — престыдно. Они ждали решения в расположении, тихие и испуганные пионеры.
    А я подслушивал. Радиорубка, за которую отвечал, была рядом с вожатской, через стенку. Мужиков вожатых не было- был только физрук, он в это все не лез. А единственный вожатый мужчина был Юдашкин. Тот самый что нынче модельер. Но он был на малышне с отрядом и в этой терке тоже не участвовал. Он вообще был офигенным вожатым и всех, помню, стриг чуть свободная минутка.
    А девки — вожатые на старших отрядах были бой бабы. Лет по 18 по 19, звонкие и быстрые. Ни хрена не меланхолики. Они долго и громко решали. И только Ирка Моноенкова говорила — ну посмотрели и посмотрели. Все равно когда-нибудь увидят!
    А другие возражали. Кричали — а что с них теперь вырастет? Раз они сейчас такие? Подглядывают за нами голыми! А Моноенкова говорила — вырастет то, что и обычно. — А все с ней спорили.
    А я как раз видел ее именно. Ирку. И плюс к тому .. Так офигел .Оказывается так много там волос. Черных таких. Черней чем на голове. И такие курчавые волосы, намыленные и родинка ниже пупка и чуть справа. И вот именно она одна и говорила — что вырастет, то вырастет! Посмотрели и черт с ними! Пусть спать идут! Что вы их — из пионеров исключите? Пошлете письмо чтобы в комсомол не принимали? Домой со смены отправите?
    -И пошлем! — говорили остальные. И исключим! И отправим нам такие не нужны!
    -Из-за того что они на твою пизду посмотрели ты им жизнь испортишь? — взрывалась Ирка.
    -Тише- говорили ей.
    Странно, но я был на стороне остальных. По-моему это было ужасно. Подглядывать и главное увидеть. И потом жить с этим.
    Это же ужасно плохо все. Я бы подглядывал и смотрел конечно, не смог бы отказаться, но точно знал, что виноват. И должен понести кару. Если поймают.
    А Иркину логику было не понять.
    -Ты незрелая,- говорили ей.
    -Может быть, но оставьте детей в покое. Пусть идут спать. А не дрожат сидят как осиновые листы. Вон Ерохин плачет навзрыд, аж заикается. Ты не господь бог и не суд и не родители! Не хочешь чтобы смотрели- забей каждую дырку в душе и себе забей! А не забила- сама виновата!
    -Это не аргументы — возражали ей. Это не аргументы комсомолки по крайней мере.
    Все это длилось бесконечно долго. И уже по кругу. В конце концов она сказала, что даст по морде любой, кто полезет к детям со своими нравоучениями.
    На этом все тихо и разошлись. А дети сами отбились и устав бояться, заснули.
    А мне досталось от Моноенковой за то что я еще не сплю. Как дала подзатыльник — аж очки полетели. Больно, блин. А я надел очки, смотрел на ее ноги и думал — Вот Толстой пишет про женские ножки. А маленькие и аккуратные это какие? Смотрел смотрел- так и не пришел ни к какому выводу. Ноги как ноги. Подьем высокий. И хрен ли? Чудит граф. Все -таки чудит. Простому народу непонятный.
    Лагерь «Лесные Дали» Сов.Мина СССР. В здании школы поселка Горки Десять.
    Как звали остальных вожатых — не помню.
    На 2000 Новый год, в Метрополе, Юдашкин попросил зажигалку- мы курили на лестнице. Я дал зажигалку и сказал что он был у меня вожатым. Он даже вспомнил, что я тот самый, что отказался стричься.
    А Моноенкову видел один раз уже когда из армии пришел. Она жила в доме на столбах что на Ленинградском шоссе. Дочь председателя профкома. Подождал как-то. И в трамвае пытался познакомиться. — не узнала и на приставания мои ответила отказом.
    Жаль, кстати.
    А кем бы выросли? А вдруг — нет.