Девушка не добежала до туалета

Расскажу про один случай из моей жизни. Училась я в десятом классе. Моя подруга познакомилась с парнем. Звали его Дмитрий. Вскоре она пригласила меня к ним в компанию. Собирались они на чердаке дома, где жил один из тусовщиков. Мы чуть ли не каждый день зависали с ними. Там был даже теннисный стол, скамейки, маленький столик Парни пели песни под гитару, другие играли в карты. Я была, что называется «отличница», делала все уроки, и родителям не говорила об этих встречах. По правде говоря, мне нравился Дима – это и послужило главной причиной моего нахождения в этой компании. Но я об этом также умалчивала. Долго не могла понять, как он ко мне относится. Как-то раз, мы пошли с ним играть в теннис, и после игры он коснулся моей руки, а затем мы поцеловались. Можно сказать, стали встречаться, хотя никто об этом не знал. Моей подруге он тоже нравился.
В тот день я наврала ей о том, что останусь дома, а сама пошла на свидание с Димой. Мы погуляли, затем он предложил поиграть в теннис. Это была наша первая встреча наедине. Мы только целовались, но не более! Вскоре подтянулись другие парни, и мы сделали вид, что просто случайно здесь оказались раньше остальных. Хотя как-то странно было сидеть одной среди парней. Дальше происходило все, что и обычно: карты, теннис, песни. Потом я захотела в туалет, и стала собираться домой (один из минусов тусовок на чердаке — отсутствие удобств). Дима сказал, что проводит меня. Мы вышли на улицу, и он признался, что не хочет возвращаться, а лучше побудет со мной. Мне было очень приятно это слышать. Я согласилась. Мы гуляли, обнявшись. Я не хотела с ним расставаться, и одновременно стеснялась сказать ему о своей проблеме.
Затем я придумала, что мне надо заскочить к подруге, и забрать учебник по английскому. Мы дошли до её дома, Дима остался ждать меня внизу, а я, поднимаясь, придумывала отмазку для подруги, о том, что я тут вообще делаю. Дверь никто не открывал, и только потом я узнала, что и подруга тоже хотела меня обмануть, а сама пошла в это время на чердак, но опоздала.
Я вернулась, и сказала Диме, что её нет, а мне пора домой. Он снова обнял меня, и попросил ещё остаться с ним. Пообещал, что проводит до дому. Я согласилась, на свой страх и риск.
Гулять становилось всё труднее и труднее, но я терпела, и по-прежнему не решалась признаться. Он вдохновенно мне рассказывал разные истории, а я погрузилась в свои мысли. Точнее в одну мысль, сверлившую мне голову, и не заметила, как мы оказались рядом с торговым центром, который уже закрылся. Мы поднялись по лестнице на второй этаж и, пользуясь тем, что никого, кроме нас не было, Дима обнял меня. Потом поцеловал. Я просто жутко уже хотела в туалет, но по-прежнему молчала – боялась испортить романтический момент.
Затем мы стояли в позе «Титаника», и как только он положил руки мне на живот, мне пришлось незаметно скрестить ноги. Он стал покусывать мне мочку уха, а я подумала про себя, что если дело и дальше так пойдёт, то я не выдержу и описаюсь, но, как дура продолжала молча стоять и терпеть. Я тихонько убрала руки Димы с живота, и он почему то трактовал мой жест по своему – переложил их мне на груди. Но в тех обстоятельствах это было лучше для меня. Стало немного полегче, правда не настолько, чтобы я чувствовала себя хорошо. Сказать по правде, несмотря на всю внешнюю атмосферу романтики, мне было уже настолько фигово, что уж весь белый свет был не мил! А ему было и невдомёк…
Я напомнила ему о том, что собиралась домой. Мы спустились, и Дима пошёл меня провожать. Я, собрав остатки силы воли, силилась поддерживать разговор и не выдавать своего состояния, а сама уже еле терпела, но продолжала идти, постепенно ускоряя шаг.
Дорога мне казалась как никогда длинной. Улицы слишком открытые и многолюдные, а себя я ощущала, как маленького, загнанного, несчастного зверька, который хочет побыстрее добраться до своей норки. Мне было крайне неловко, дискомфортно и стыдно одновременно, но я по прежнему стеснялась и не могла заставить себя признаться Диме. Он тоже не догадывался и не замечал моего состояния, так мне хорошо удавалось скрывать свои чувства. Так мы, казалось, бесконечно долго шли, держась за руки. Этот «путь» отпечатался в моей памяти навсегда, как самый трудный и тяжёлый.
Тем временем, шаг за шагом, мы приближались к моему дому. Я терпела из последних сил, просто! И еле-еле переставляла ватные ноги. Боже! Как же это было ужасно! Вы просто себе и представить не можете! Но злодейка судьба, видимо, решила, что и этого испытания для меня будет недостаточно, или кто-то навёл порчу, решив подбросить мне ещё одно препятствие. Нам по пути встретилась одна компания, среди которой были знакомые Димы. Они окликнули его, и он стал с ними разговаривать. В моей душе разрасталась паника, и я не знала, что мне делать: открытая улица, рядом стоит Дима, разговаривает с приятелями, и я вся такая бедная стою, скукожившись, и понимаю, что ещё немного, и не выдержу! Загнанным зверьком гляжу на компанию и не знаю, что мне сделать. И вот ведь проклятое малолетство и стыдливость – по-прежнему не могу сказать об этом. Стоять спокойно тоже больше не могу, и начинаю мяться на месте. (иначе бы точно описалась). Дима ( о боже) заметил это, и спросил в чём дело. А я ляпнула, что замёрзла и хочу домой. Он вошёл в моё положение, попрощался со знакомыми, и мы пошли дальше.
После такого простоя я поняла, что до дома не дотерплю. На глазах наворачивались слёзы. Но сказать Диме о том, что давно хочу в туалет и до дома не дойду было всё-равно слишком стыдно, хотя я понимала, что если описаюсь – то это будет просто позор! Надо было как-то незаметно, под любым предлогом отойти от него. Причём я была готова сделать своё дело где угодно уже! Времени решать дилемму просто не было! Я судорожно оглядывалась по сторонам и выбирала себе ближайшее местечко! Наконец, я обнаружила арку, и ровно в этот момент организм начал сдаваться. Я поняла, что вот-вот опозорюсь, если не сделаю решительный шаг, сказала Диме, что сейчас приду, и сама побежала во дворик! Увидела там гаражи, едва успела добежать и – просто неописуемое облегчение!
Когда вернулась, продолжили свой путь и буквально через 5 минут пришли к моему дому. Дима не стал ни о чём спрашивать.
А на следующий день моя подруга ревностно допытывала меня о том, почему я её обманула, и что мы там делали с Димой. Я не стала ей рассказывать о нашей прогулке.