Как в армии без девушек?

Девушки в армии делятся на два типа: курсантки — студентки, поступающие в военные училища, и девушки, служащие по контракту, так как срочной службы в нашей стране для девушек нет. Тем не менее, женская служба не ассоциируется с военными действиями, разве что в романтических фантазиях. Участие девушек на поле боя или направление их в горячие точки запрещено, что и приводит прекрасную половину прямиком в кадры. В то время, как современный рупор феминизма — журнал Wonderzine — жалуется на несправедливость законов и возможностей женщин в российской армии, а также рассказывает, как девушки идут служить чтобы доказать самим себе, что они ничем не хуже мужчин, мне стало интересно, как же всё обстоит на самом деле. Мне удалось пообщаться с курсанткой Военного университета Минобороны России и выяснить, зачем девушки идут в военные, страдают ли от неравноправия, и на кого стоит равняться тем, кто решил защищать Родину.

Анастасия Полякова, 23 года
Имя и фамилия были изменены по желанию героини, все совпадения случайны.

Зачем девушки идут служить

Прежде всего девушки идут служить, потому что военное образование всегда бесплатное. Ты бесплатно учишься, тебя одевают, выдают форму, кормят, платят деньги. Спустя полтора года после начала учебы девушкам предстоит заключить контракт на срок обучения и дальнейшие пять лет обязательной службы. По окончанию обучения девушки получают звание лейтенанта и уходят служить дальше.

То, где ты будешь служить, зависит от профиля обучения. Среди женских профессий распространены такие, как военный перевод, экономика, инженерия, военная медицина или тыловое обеспечение. В дальнейшем девушки могут обеспечивать лингвистическую деятельность, помогать мужчинам в тылу, участвовать в различных армейских мероприятиях, но в основном работа «бумажная», рутинная.

Военные врачи могут оказаться на поле боя только в крайней ситуации, при всеобщей мобилизации, в противном случае, это работа в части или в военном госпитале. Звучит это не так романтично, как если бы женщины спасали раненых и тащили бы их на себе под обстрелом, но на самом деле работа очень ответственная.
Допустим, девушка служит санитарным инспектором роты, и на ней лежит ответственность за то, чтобы солдаты не подхватили какие-нибудь опасные заболевания, например, ротавирусную инфекцию, которая появляется просто из-за того, что кто-то не помыл руки, а передается очень быстро. В результате — в роте эпидемия.

Учитывая, какая нестабильная сегодня ситуация с трудоустройством в гражданской сфере, одной из ключевых причин идти служить для девушек становится стабильное рабочее место по окончанию учебы.

Неравноправие в армии

Когда мне говорят о том, что девушки служат наравне с мужчинами, я никогда не соглашаюсь. В армии нет равноправия, но нет и неравноправия — вот такой парадокс. Девушки скорее работают, чем служат, но при этом я никогда не сталкивалась с тем, чтобы к женщинам относились недостойно. Наверное, где-то и есть армейский харассмент, а статистика говорит о частом насилии в смешанных частях, это страшно, но я о прецедентах не знаю.

К девушкам относятся очень лояльно, никто не грубит им, не унижает, не шлепает по заднице, не напоминает о дедовщине, да что говорить, на девушек не повышают даже голоса — ни сослуживцы, ни вышестоящие чины.

Курсантам запрещено общаться с курсантками. Разумеется, внутри университета есть общение и даже романтические отношения между однокурсниками, но, по правилам, парень-курсант может стоять рядом с курсанткой, говорить с ней, но ни в коем случае не прикасаться к ней. И парни следуют таким правилам, потому что никто не хочет получить выговор. У нас есть возможность дружить и общаться друг с другом, но во время каких-то совместных поездок. Например, однажды мы ездили всем курсом в аквапарк, и там нам можно было говорить и трогать кого захочется.

Никто не пытается показать женщинам в армии их место. «Иди на кухню, вари борщи», «Что ты вообще здесь забыла?» — такого просто нет! Во-первых, потому что военный университет — это непростое место. Ни один мужчина-военный, независимо от своего звания, никогда не позволит себе задать курсантке такой вопрос, потому что существует негласное правило: любой курсант идет в училище по своим причинам. Это на срочной службе парней гонят палкой защищать родину, к ним и отношение другое, их стращают, просто потому что так надо, чтобы добиться хоть какой-то дисциплины.
Курсанты свой долг знают, поэтому их ценят, относятся к ним как с взрослым и самостоятельным, независимо от гендерной принадлежности. Разумеется, если курсантка или курсант не выполняют поставленные пред ними задачи, их могут отчитать и сказать что-то вроде:

«Если ты не можешь выполнить поручение, что ты здесь забыла?»

— но, согласитесь, в данном случае речь идет не о том, кто на что годится по половому признаку. На гражданке всё так же. Если женщина не справляется с работой, ее уволят, и феминистки могут кричать о несправедливости, но будут не правы.

С женщин на службе спрашивают меньше, как бы кто ни говорил. Если курсантка не выполнила приказ, ее не станут наказывать так, как наказали бы мужчину, хотя справедливость всё равно есть.

В плане отношения, конечно, равенство прав существует, но есть важное различие: женщин не отправляют в горячие точки, их не подвергают никакой намеренной опасности, мне кажется, что нас скорее берегут, нежели унижают в правах.

Эта проблема надуманная. Женщины редко бывают в действительно «военных условиях» не потому, что от них мало толку на поле боя или их место на кухне, а потому, что мужчин-военных в разы больше, так что кадров для ведения военных действий хватает.

Я думаю, и мужчины, и женщины знают, на что идут, когда подписывают контракт. Это не вопрос проверки собственной выдержки или желание доказать, что женщины круче мужчин. Те, кто идет в армию за этим, — глупцы. Это служба, это ответственность. У нас положено так: женщины работают в мирных сферах, мужчины занимаются остальным, женщины нужны на своих рабочих местах, у них хватает работы.

Мало кто из курсантов действительно считает, что женщины глупее или слабее, поэтому им не стоит сражаться. Здесь люди смотрят на ситуацию по-другому. Война — это страшно как для парней, так и для девушек!

В русской армии, безусловно, есть женщины, умеющие держать оружие, готовые сражаться наравне с мужчинами, такие бой-бабы, но даже они не едут воевать.

Добиваются ли женщины высокого статуса в армии

Командные должности для женщин в армии, конечно же, есть. Существуют специализированные женские подразделения, где их обучают соответствующим навыкам, девушки там также проходят курс молодого бойца, где их учат стрелять, копать, противогазы надевать — базовые навыки, необходимые для выживания на войне. Помню, первый месяц в университете мы занимались как раз этим. Опять же, женскими подразделениями командуют женщины.

У нас есть руководительница — боевая женщина, по званию майор, такая волевая, что боятся ее даже парни-курсанты. Насколько я знаю, она дослужилась до своего звания. Но далеко не всегда так происходит. Моя мама, например, закончила институт, и сейчас она старший лейтенант запаса медицинской службы. Ей достаточно прийти в военкомат, и ее могут мобилизовать, и она будет служить по своему званию где-нибудь в части или в военном госпитале.

У нас в стране нет какого-то специализированного университета, где бы готовили женский командующий состав, — мужской, напротив, есть. Например, московское высшее общевойсковое командное училище — довольно жесткое место. Там готовят парней — будущий командный состав. Парни учатся там в очень строгих условиях, и женщин туда не берут.

Условия жизни девушек-курсанток

Во время учебы парни живут в казарме, у некоторых есть внеказарменное положение, но в большинстве случаев все они находятся на территории казармы. Здесь они просыпаются, идут на учебу, потом есть свободное время, там же они ночуют.

Мы, девушки, живем только в общежитиях. Здесь прекрасные условия, и нас никто не трогает.Парней часто могут остановить и сделать выговор даже за сущую ерунду, ворсинку на форме. Девушек же никто не отчитывает и пустяковыми заданиями не обременяет. Мне кажется, нам делают скидку, ведь женщине сложнее ужиться в армии, чем мужчине. И это нормальная практика, естественная философия. Если девушки живут не по уставу, тогда да, их никто жалеть не будет, в остальном всегда делают «поблажки». Мы носим форму, отдаем честь, ходим в наряды. Здесь ничего особенного не происходит, нужно просто прибраться и всё.
Никто из моего курса не уходил в самоволки, опять же, потому что к нам относятся лояльно, и если попросить увал, его дадут без проблем. У парней же есть всего 2 увольнительных в месяц, и какие-то привилегии могут быть только в случае отличной учебы, опять же, зависит от учебного заведения.

Девушки, в принципе, всегда учатся лучше, поэтому у нас есть бонусы за «хорошее поведение».

Женщины-командиры

Женщина-командир и мужчина-командир — это разные вещи. Начальник нашего курса — женщина.

Как правило, женщины командуют женщинами.

Они тоже довольно мягкие и лояльные, майор, про которую я говорила выше — это скорее исключение. Грубости в командовании нет, ни со стороны женщин, ни со стороны мужчин. Это считается плохим тоном, и многие мужчины-командиры даже думают, что это не по-мужски, поэтому не позволяют себе лишнего, а если и случается, то таких людей очень сильно наказывают.

Женщина-командир почти никогда не командует мужским отрядом, потому что парням нужна более жесткая дисциплина. Здесь другая психика и другое воспитание. Так сложилось испокон веков. Пожалуй, женщину-командира не будут воспринимать так, как мужчину. В этом вопросе неравноправие, конечно, есть. Да и вообще женских командных кадров в армии не хватает. Одна женщина-офицер может руководить тремя курсами.

Истории о женщинах-командирах почти сказочные.

Из реально существующих высоких званий среди женщин есть пример Елены Георгиевны Князевой — единственной женщины со званием генерал-майора. Она сейчас заместитель начальника Военного университета Минобороны России по учебной и научной работе. Женщина очень красивая, талантливая, отвечает за учебную часть университета. В ее полномочиях разрабатывать учебную программу, а для этого необходимо быть очень образованной и опытной. Я восхищаюсь ею, потому что она действительно знает, что делает. В армии принято бояться людей с таким высоким званием, но Елена Георгиевна на удивление приятный человек, ко всем очень хорошо относится.

Как-то она заходила к нам на пару и так добродушно спрашивала, как наши дела, нравится ли нам изучать языки! Мы были в шоке — она же генерал-майор! Любой курсант при виде генеральских погонов испытывает праведный трепет. Попасться генералу с каким-нибудь нарушением — это такая проблема. Когда приезжает генеральская проверка, курсанты предпочитают сидеть и не высовываться, не дай Бог попадешься на какой-нибудь ерунде, а у генералов такой богатый опыт службы, что они найдут, что у тебя спросить.

Еще я очень восхищаюсь полковником Ниной Владимировной Егоршиной — тоже очень талантливой женщиной, умной и опытной, причем яростной феминисткой, как мне кажется. Это еще один отличный пример женщины, которая добилась высокого статуса в армии. Она начальник кафедры языкознания и литературы, поэтому те, кто плохо учится, постоянно имеют с ней проблемы. Нужно очень сильно постараться, чтобы сдать ее предмет, потому что она очень строгая и жесткая. Ее боятся даже многие преподаватели, а вот к девушкам она хорошо относится, защищает всегда.

Отношение к сослуживцам

Я знаю, что к парням относятся жестче, но нужно понимать, что есть курсанты, которые по-разному к этому относятся. На построении командир может в шутку зарядить локтем в почку, но не со зла, и никто не считает это насилием, нет вреда для здоровья. И если парень адекватный, он посмеется над этой ситуацией, а другой побежит докладывать полковнику о каждой царапинке. Таких людей никто не любит в коллективе.

Среди девушек тоже есть стервы или доносчицы.Это очень редкий случай, но всё же бывает, попадается кто-то, кто бежит жаловаться. У нас как-то произошел случай на экзамене, когда девушку застали с микронаушником. Когда спросили, кто ей диктовал ответы, она долго не хотела сознаваться и выдавать одногруппницу, потому что знает: от этого ее статус в коллективе только пострадает. Тем не менее, когда уже поймали с поличным, приходится сдаваться. Обеих наказали: одну отправили на пересдачу, а к другой просто поменялось отношение.

У нас нет дедовщины, и никто такие вещи поощрять бы не стал. Курсантки — это отдельный мир со своими «мягкими» женскими законами. Добавить в избранное Поделиться

Итак продолжение. Первую часть «Секса в армии”, кто не видел, можно прочитать здесь.

Как меня сняли

Начну со случая, который для меня не был приятным, но коль я обещал пересказать весь опыт, то не упомянуть его будет не справедливо.

Это случилось на первом курсе, примерно после того, как я разосрался с парнем, с которым зажигал в постели, о чем сообщал в первой части.

Поскольку я состоял в команде училища по офицерскому многоборью, то у меня была уникальная возможность уходить каждый вечер в увольнение до отбоя, якобы для тренировок на определенных спортивных площадках города, чем я и занимался, но не так часто, как это требовалось. В остальное время я посещал курсы английского языка. Они проходили в доме офицеров на станции метро «Октябрьская”.

И вот в один из таких вечеров я ждал начала занятий в парке перед зданием и, как вы понимаете, в военной форме. Темнотища, и только слабый свет фонарей. Ко мне подошел мужик в возрасте где-то 30-50 лет и попросил закурить или, наоборот, предложил — не помню. Далее завязался разговор, я сразу понял, что он от меня что-то хочет. Я объяснил, что учу английский. Он ответил, что тоже учит, и предложил учить вместе, приглашая к себе. Мне 18 лет, эпоха интернета еще не началась, но уже было все понятно. Я точно помню, внешне меня он никак не привлек, но выбор передо мной не стоял, это вам не гриндер и тиндер — «лайк”, «нелайк”. Мы договорились на следующий день. Я до сих пор не понимаю, почему я повелся, наверное, это сродни любопытству щенка, который нюхает кактус, понимает, что нельзя, но все равно тянется носом. В общем, само событие на меня произвело впечатление, и я даже по возвращении в казарму рассказал своим сокурсниками, заменив в истории мужика на бабу. Все тут же посоветовали ехать, при этом явно завидуя.

И я поехал. При более подробном рассмотрении мужик оказался каким-то слащавым, неприятным, но мне отступать было поздно.

Он сходу предложил выпить. А я к тому времени еще ни разу не был пьяным и вообще не помню, чтобы я раньше пил. Он мне что-то принес — вино или водку — для меня все едино, я выпил, чуть опьянел, но изобразил куда больший эффект, чем есть на самом деле. Мой замысел был прост: лучше быть пьяным, чтобы побыстрее освободиться. Но, собственно, мужику-то ничего другого и не надо было. И, главное, когда он полез ко мне в ширинку, предательский член уже стоял, что в принципе ускорило процесс. Он расстегнул и начал сосать.

Кончил я ему в рот, он вытер мой член платком, причем делал это очень скрупулезно, потом аккуратно засунул его назад и застегнул. Как я уже упомянул, после наступления оргазма для меня наступала минута отвращения, а что уж говорить, когда оно было еще и до оргазма, потому тут эффект был двойной.

Я быстро засобирался, изображая, что пришел в себя и как мог быстро вылетел из квартиры.

Опять же, по возвращении в казарму я все это пересказал ребятам, заменив мужика на бабу. Все поржали и позавидовали.

Отношения № 2

Да простит меня хронология, пишу как приходит на память. Где-то на 3 курсе, когда мы уже переехали из казарм в общагу, у меня завязались необычные отношения с другим парнем.

Это был такой же командир отделения, как я, только из параллельной группы. Тоже натурал и тоже суворовец, только из Минского СВУ. У него еще была девушка на гражданке. Как-то он был в наряде по курсу и отдыхал в свое личное время в каптерке. Там была одна кровать, на которую я присел сбоку. Возможно я, а может и он сам предложил сделать ему массаж. Он лежал на кровати в брюках, но без кителя и без майки.

Я начал делать ему массаж и постепенно спускался ниже к брюкам. Расстегнул и начал их стягивать. Он изобразил удивление, мол, нафига, я ему ответил:

— Так надо, лежи не дергайся.

Он попытался сопротивляться, но я силой отстранил его, и он продолжил лежать уже в одних трусах. Как сейчас помню, это были семейники в полоску с пуговицей на ширинке.

Я массировал ему живот и слегка задел его член под трусами. Тот, как по команде мгновенно вздулся, чего скрыть никак нельзя. Сам друг на это никак не реагировал, точнее, делал вид, что ничего не происходит. Я продолжал массировать и все чаще задевал возбужденный член, далее уже перешел на сам член. Он схватил мои руки, чтобы остановить. Я отбил его руки и приказал не дергаться и расслабиться. Чувствовалась его нерешительность, но он повиновался. Далее я спустил его трусы и уже смело взял его член в руки. Могу сказать, что сердце у меня колотилось бешено. И буквально пару раз вздернув, я увидел, как на мою руку вылилась его сперма.

Я вытер руку об его трусы, дал время ему одеться, и мы вышли как ни в чем не бывало и ничего не обсуждая.

Второй раз случился уже на моей кровати в общаге. У всех было около часа свободного времени после обеда и до начала построения на «сампо”. Как правило, все курсанты валялись на своих неразобранных кроватях в одежде и дремали или читали. Да-да, тогда еще молодые люди листали книги, а не инстаграм.

Он прилег на мою кровать, поскольку своей у него не было, он был минчанин и жил в городе. И вот, представьте, к одной стене приставлены шеренгой четыре кровати и еще одна пятая стоит перед ними. На всех лежат курсанты. Моя была даже не крайняя, а вторая, вот на ней лежал мой друг, прикрытый сверху шинелью вместо одеяла, чтобы не разбирать постель и не раздеваться.

К слову, нет ничего приятней в мире, чем спать укрывшись шинелью, находясь в наряде. И, кстати, это был самый сладкий сон за всю мою жизнь. Ну это так, лирика, отступление, хотел об этом написать еще во второй части про армию, но забыл.

Итак, я присел сбоку и просунул свою руку под шинель, положив на его ширинку. У него мгновенно встал. Он изобразил неловкое движение, говорящее «ты че творишь”, но сам же испугался, что сдаст себя.

Я тем временем расстегнул ему ширинку, достал член и надел на него заранее приготовленный презерватив. Буквально пара движений — и он кончил, ничего не пачкая.

Все случилось очень быстро, и никто ничего не заметил.

В третий раз это случилось в классе. Мы оказались там одни, сидя за одной партой. Я засунул свою руку ему в карман и уже оттуда добрался до его члена.

Он в ответ сделал то же самое. Это, по моему, был единственный раз, когда он коснулся моего члена.

И по накатанной, буквально пара движений — и он кончил.

Как следует из моего описания, возможно, он страдал преждевременным семяизвержением и сильно этого смущался. И, отматывая время назад, мне кажется, он потому и сопротивлялся в самый первый раз, когда я задевал его через трусы, поскольку боялся быстро кончить, а не потому, что ему было неловко.

И была у него еще одна особенность, но, как мне показалось, связанная уже лично со мной, могу, конечно, и ошибаться. Он мгновенно возбуждался, стоило мне только дотронуться до его члена через форму. Буквально как в случае с моим парнем на КМБ. И, аналогично, когда я просек эту фишку, то пару раз «поиздевался” над ним на уроках по рукопашному бою, где мы были в спортивной форме, в которой виден любой стояк.

И однажды он чуть было не вломил мне, после чего я понял, что этот вопрос для него серьезный.

Уже после окончания военного училища он не раз мне звонил, приглашая на празднование годовщины выпускного, но я каждый раз отнекивался.

Сексуального подтекста там уже не было, к тому времени он обзавелся женой и детьми. Хотя кто его знает.

А встретились мы с ним только через 10 лет, когда он приехал в Москву по делам. Он очень сильно изменился не в лучшую сторону, потолстел, и я по глупости ему это высказал. Очевидно его это сильно задело, он стал оправдываться, много работает, много чего добился, получил какую-то государственную премию и после этого больше мне не звонил. А когда я приехал в училище спустя еще 10 лет после этой встречи, то его не застал, как и всех тех, с кем когда либо зажигал. Жаль.

Как мы ездили по бабам

Эта история тоже не из самых приятных для меня, но она довольно частая среди курсантов, потому поделиться ею стоит. Как вы думаете, где курсанты чаще всего находили девушек для удовлетворения своих потребностей? Логично, что в женских институтах, в нашем случае это был медицинский институт, в народе называемый «медын”. Я в ту пору поссорился со своим другом, с которым у меня была любовь, о чем я писал во 2-й части постов об армии. И мне нужно было кровь из носу заставить его ревновать. Как нельзя вовремя коллеги предложили поехать в медын. Я согласился.

Приехали к ним в общагу. Там было две девчонки, одна для меня, другая для другого, но с нами был еще третий, тот, кто нас туда завел, и по задумке он должен был потом свинтить. Мы закупили бухла, а тогда оно продавалось в ларьках и сплошь было паленное. Напомню, что я тогда еще серьезно не пил и соответственно понятия не имел, как надо. В итоге я пил столько, сколько вливалось. И помню, что мы бегали по коридору, я периодически забегал в сортир и там блевал, причем это было очень естественно, т.е. мне не было плохо. Типа иду, иду, проблевался и дальше пошел и так несколько раз. Бедный мой организм. Когда мы вернулись в комнату, и нужно было выполнять то, за чем мы приехали, — меня просто размазывало по сторонам. Говорить и шевелиться я не мог, но мозг соображал, память работала. Меня положили на широкую кровать или это были две совмещенные кровати, не помню, рядом лег другой парень, одна девчонка улеглась на него, другая на меня. Видя краем глаза, как соседняя парочка стала заниматься сексом, я легко возбудился. Тем временем моя девчонка уселась на меня и собственно все сделала, а я лишь лежал как бревно, не имея возможности ни пошевелиться, ни что-то сказать. Точнее, я мог пошевелиться, но этого делать было нельзя, иначе я был бы похож на прорвавшуюся нефтяную трубу. Всю дорогу, что она на мне прыгала, я левой рукой касался того парня в области члена, в процессе когда тот долбил свою девушку. Несмотря на мое хреновое состояние, это безумно возбуждало, да и они ничего не заметили, поскольку сами были в жопень. На следующий день нам пришлось встать ни свет ни заря, чтобы успеть к утреннему построению. И тут я помню, что мне никогда прежде не было так хреново. А цель моя была выполнена, друг заревновал. Мы хоть и не общались, но я это чувствовал, поскольку нашу поездку все утро смаковали курсанты на построении, и он не находил себе места, изображая, что его это не интересует, а голова в это время была как у совы.

Самый крутой парень курса

А еще был у нас на курсе безумно сексуальный парень. Очень спортивный, с красивой фигурой, с кривоватыми ногами, бывший боксер и футболист. От него просто перло сексом, иначе не скажешь. Он являлся, как сейчас принято говорить, opinion leader — неформальным лидером. Он никогда не был командиром, но его боялись, его слушались, и вокруг него всегда была «свита”. Он мог как зачморить, так и защитить. Ко мне у него было всегда очень лояльное отношение, почему — не знаю, возможно, он был сам гей, но с моим гейрадаром я этого определить не смог. Особенно эта лояльность проявилась после случая, который я опишу ниже.

Он из тех, кто может без спроса взять твои шмотки, поскольку они лучше, и свалить в них в увольнение. И вот однажды он со своей компанией залезли в мой чемодан, не помню, зачем, а там лежала видеокассета с гей- и би-сексом. Не хочу сказать, что залезть в чужие вещи было нормой — это было сверхнагло, но, думаю, не он был инициатором. Конечно же, они взяли кассету и посмотрели, видаки были почти в каждой комнате. Когда это вскрылось, я думал, мне настала пизда. Они всей компанией залетели ко мне в комнату и давай ржать. Я вначале не понял, а когда сообразил, то побелел, похолодел, покраснел и почернел одновременно. Но дальше произошла странная вещь, этот товарищ перевел все внимание с меня на саму видео запись, т.е. он не связал эту запись с моей личностью. Они чуть поржали над самой записью и вышли, и более никто об этом не вспоминал. С тех пор, мне показалось, он все понял и стал меня прикрывать, но сам при этом никак не раскрывался. Возможно, я ему нравился, как человек, и он ценил определенные мои качества. Я всегда защищал слабых в училище и заметил, что если они кого чморили, то он не шел против моего мнения, которое уважал.

Для меня он был как бог: красив, мужественен, сексуален, недоступен, а еще и покровитель.

И вот однажды произошло то, о чем я даже мечтать не мог

Это был год, когда проходил очередной чемпионат по футболу, и курсантов невозможно было отодрать от телевизора. Я зашел к нему в комнату. Там стояло в ряд 5 кроватей, и на всех лежали курсанты, присосавшиеся глазами к зомбоящику напротив. Его кровать была самая последняя у стены. Я присел на ее край, он лежал сзади меня, соответственно, передо мной все остальные кровати. Никто ничем не прикрыт, как в случае с парнем с шинелью, все отдыхали в полном обмундировании, разве что сняв сапоги. Я в качестве забавы провел своей рукой по его ноге, начиная эротически гладить. Поверьте, это нормальная ситуация, это можно делать при всех. Среди нас нередки были подобные эротические игры. Например, он мог подойти ко мне в классе сзади и обнять и даже поцеловать в шею. Конечно, были те, кто отпускал злые шутки, но, как подсказывает мой опыт, это были либо закомплексованные ребята, либо с тяжелым детством, а остальным на это было глубоко наплевать.

Итак, я начал его эротически гладить, он вначале отбивался, мол, прекрати, ты мне закрываешь обзор. И поскольку я не прекратил, то он сдался и просто перестал обращать внимание.

А я в процессе увлекся и все выше и выше подбирался к области ширинки. Он немного поднапрягся, но руку не убрал. Тогда я уже совсем переключился на ширинку и почувствовал, как у него встал. Сердце у меня бешено заколотилось. Я не остановился, расстегнул ширинку и просунул руку внутрь. Он не двигался и уже было видно, что и футбол не смотрит. Внутри у меня все билось. Сам я как во сне, не верил происходящему и тому, что делал. Мне даже в голову не могло прийти, что я когда-нибудь дотронусь до его члена, не говоря уже о том, чтобы возбудить его. Как ни странно, я совершенно не помню, какой он у него был, вроде небольшой, но помню невероятный кайф.

И вот я ему дрочу, а он в ответ пытается просунуть свою руку мне в штаны, но это оказалось очень неудобным и сильно заметным, потому я его отстранил, да и он особо не настаивал. Хотя, будь мы в постели, то скорей всего произошло бы все на свете. Но он почувствовал мое сильное биение сердца, когда продвигался по телу вниз, и что-то сказал по этому поводу. Мне это запомнилось потому, что я почувствовал, как будто спалился, хотя куда еще больше. )

Прошло некоторое время, и он кончил мне в руку и себе в штаны. Мы осторожно вытерли висящим рядом полотенцем — они всегда были на спинке кровати — и все спрятали назад. Я услышал от него только одну фразу:

— Ну, ты даешь!

Все. Потом я попытался это все повторить, когда он сидел за столом в своей комнате, но он дал четко понять, что уже не хочет. Больше у нас с ним ничего не было.

Любовники

На 3 курсе я был свидетелем случая, о котором до сего момента никому не рассказывал. Я тогда с парой ребят жил в комнате, которая располагалась на территории старшего курса, нам просто не хватило комнат в своем крыле общежития, и я часто был свидетелем быта старших курсантов. Соответственно мы умывались и ходили в один и тот же туалет. И там была парочка ребят, которых я немного сторонился. Они вместе ходили на какую-то там секцию по боксу и вели себя довольно быдловато. Я таких всегда не любил. Они были непредсказуемы и смотрели на меня свысока, возможно, потому, что я был младшекурсником, живущим на их территории.

И каково же было мое удивление, когда я застукал их целующимися в кабинке туалета в то время, когда их курс отсутствовал. Я неслышно зашел и сам офигел и наверное больше испугался, чем они сами, если бы увидели меня. Но они меня не заметили и что там было дальше — не знаю. Но с тех пор я уже не сторонился их. И даже почувствовал некоторое недоумение с их стороны, когда однажды не уступил им дорогу к умывальнику. И, мне кажется, это выглядело как на «воре шапка горит”, они удивились, но восприняли как должное, и с тех пор высокомерие с их стороны закончилось. Тут я не буду строить предположения, но мне кажется, что они не были геи, а просто совокупность факторов, возраст и любопытство привели их к этому опыту.

Еще один гей

Как я говорил ранее в постах, я там был не один. На нашем же курсе учился парень, по поводу которого у меня не было никаких сомнений. Я ему нравился, и он не сильно это скрывал. Он не упускал возможности подойти ко мне сзади и потрогать меня за задницу или даже потереться. И каждый раз его слова были примерно одни и те же: ух, какая задница…

Он это делал практически при всех, например, в очереди в столовой на раздаче. При этом он умел себя «правильно” вести и абсолютно ни у кого не возникало никаких подозрений, кроме меня. Как говорится, рыбак рыбака. Конечно же, если бы он мне нравился, то у нас бы что-то было, но у меня он не вызывал никаких чувств. Он выглядел нормально: не толстый, не худой, но на уровне химии для меня он был антисекс. Вообще, было бы интересно узнать, как сложилась его жизнь.

По итогу могу сказать, что все, что у меня было, нельзя назвать гей-сексом, скорее, это были эксперименты натуралов, и богатым опытом это тоже никак не назвать. А сам опыт ко мне пришел значительно позже, но это уже совершенно другая история, которой были посвящены, наверное, первые 10 лет моего журнала, за которые мне частично даже стыдно. Ну, что было, то было.

для телеграмма:

Со всеми курами, ювелирными лавками и, естественно, женщинами. Вместо варварских племен по планете шагают демократия, политкорректность и диктатура закона. Однако в частях по-прежнему служат здоровые молодые мужики, которым по ночам снятся далеко не схемы танковых двигателей. Сегодня «Человек с ружьем» решил поднять половой вопрос, который в разных армиях решают по-разному. В отличие от большинства европейских армий в российских Вооруженных силах не существует никаких специальных инструкций, регламентирующих отношения между разнополыми военнослужащими. Есть только устав, но и его, судя по стилю, писали авторы, от секса давно далекие. Согласно этой вечной книге, люди в нашей армии делятся не на мужчин и женщин, а на начальников и подчиненных. ИЗ ДОСЬЕ «КП» Вот некоторые выдержки из Устава внутренней службы: «…Начальник должен быть примером тактичности и выдержанности и не должен допускать как фамильярности, так и предвзятости». «…Военнослужащему не могут отдаваться приказы, не имеющие отношения к военной службе». «…Искажение воинских званий, употребление… кличек и прозвищ, грубость и фамильярное обращение несовместимы с понятием воинской чести и достоинством военнослужащих». Вот, собственно, и вся любовь. Однако трудно представить, чтобы старшина погранзаставы, проснувшись поутру с женой, которая на той же заставе занимает должность писаря (а значит, является его подчиненной), скажет: «Здравия желаю, товарищ ефрейтор контрактной службы!» Словом, Российская армия жила, живет и будет жить половой жизнью, несмотря на несовершенную законодательную базу. Госпитальные врачихи бальзаковского возраста с упоением отдаются молодым солдатам в стерильных процедурных. Офицеры на глухих ракетных точках меняются женами на ночь покруче московских свингеров, в «генеральских» банях призывно гогочут прапорщицы из батальонов связи, которых специально пригласили на ублажение столичных инспекторов, в то время как рядовые мотострелки люто мастурбируют на полях боевой учебы. И даже лошадиные дозы брома в киселе изменить положения не могут. Ну а уж про однополую любовь в нашей армии слагают легенды. Что, мол, даже разрез сзади на армейской шинели — не просто так… Рассказывают, как однажды на одном из несеверных, скажем так, флотов, в пору, когда в армии стали появляться телефоны и почтовые ящики «доверия», в Управление воспитательной работы забежал ошалелый матрос. Кинулся к первому попавшемуся офицеру и давай его трясти: — Товарищ капитан второго ранга! У нас на корабле командир всех изнасиловал! — Так командир и должен… — возразил было изумленный офицер, но матрос рыдал: — Вы не поняли! Он в прямом смысле! В прямо-о-ом! После долгих разбирательств оказалось, что сладострастный капитан небольшого корабля с гордым названием вроде «Стерегущий» действительно чуть ли не 3 года ублажал себя молодым матросским телом. За провинности приглашал подчиненных «на разбор» к себе в каюту, где им приходилось выбирать — отдаться командиру или, к примеру, лишиться отпуска. Но самое любопытное: на корабле сменилось 7 поколений «голубых» дембелей, но до скандального признания матроса на флоте об этом никто ничего не подозревал. КОМПЕТЕНТНО Владимир ХАРИТОНОВ, подполковник медицинской службы, врач-психолог, кандидат медицинских наук: — Секс в армии с чисто медицинской и психологической точек зрения «нашпигован» теми же проблемами, что и на «гражданке». Многие страдают от слабой «боеготовности» своего достоинства или от банального триппера, прихваченного в кустах под забором части… В венерологических отделениях госпиталей лечатся уже не только от этого «насморка», но и от сифилиса, и от СПИДа (последних, правда, всего пара десятков на всю армию). Есть военнослужащие, которые нуждаются в серьезном лечении от «казарменного гомосексуализма» или от неудержимой половой гиперактивности при виде гарнизонных красоток. Медики уверенно держат все эти проблемы под контролем. Но их было бы меньше, если бы у военных воспитывали надлежащую сексуальную культуру и делали более доступными обыкновенные презервативы… АВСТРИЯ Никаких свинячьих нежностей! Старые добрые традиции австрийские военные чиновники, похоже, рубят под корень: руководство минобороны издало приказ, запрещающий военнослужащим-мужчинам целовать ручки военнослужащим-женщинам. Приказ вышел после того, как на официальном армейском мероприятии один старший офицер, воспитанный в старых традициях, прилюдно поцеловал ручку женщине-вахмистру, которая была гораздо ниже его по рангу. В приказе, правда, не акцентируется внимание на вопиющем нарушении субординации. Там лишь отмечено, что между военнослужащими независимо от пола должны существовать уставные отношения. ТУРЦИЯ Потомку янычаров теперь никакой враг не страшен Грозным янычарам такая лафа и не снилась: их прямых потомков — турецких солдат — скоро начнут поголовно обучать… основам сексуальной культуры. Причем занятия эти будут проводиться в рамках курса молодого бойца. На этом настоял турецкий Фонд планирования семьи, эксперты которого и разработали программу сексуального ликбеза. Чтобы быть во всеоружии на любом из фронтов, каждый воин получит необходимое представление не только об оружии и строевом шаге, но и о дурных болезнях и современных способах предохранения от коварных недугов. США Офицер не имеет права любить солдатку В армии США укрощением плоти военнослужащих никто не занимается. Все они — контрактники и свободное от службы время могут посвящать личным делам, в т. ч. и интимным. Еще недавно армейским распорядком категорически воспрещались занятия любовью на территории части. Однако теперь на это смотрят не столь строго. Главное, чтобы все было по обоюдному согласию. Мужской и женский личные составы размещаются в разных зданиях. Но это не казармы, а скорее общежития. Военнослужащие в них живут по двое в комнате, потому всегда можно договориться с соседом, чтобы он «погулял» часок-другой. А вот чего нельзя делать ни в коем случае, так это предаваться любовным утехам офицеру с рядовым. В этом плане армейская дисциплина блюдется строго! Потому неженатый офицер (если он хочет продолжать службу) может добиваться близости только от равной ему по статусу «офицерки». Естественно, если она тоже не замужем. ГЕРМАНИЯ Солдат бундесвера каждые выходные отправляется на амурный фронт С чем другим у солдат бундесвера, может, и есть проблемы, но не с сексом. Это не значит, что любовью здесь занимаются прямо на полигоне или стрельбище: каждый день у воинов, которые носят военную форму меньше года, расписан по минутам — на посторонние вещи просто нет времени. Однако служба, если нет наряда, заканчивается в 18.00, после чего военнослужащий имеет полное право выйти за пределы части. Где, предположим, его терпеливо дожидается подружка. Но, как правило, таких верных девиц немного. Вечер приходится проводить в мужской компании. Каждое отделение прямо в казарме (солдаты живут по 4 — 6 человек в отдельных комнатах) имеет что-то похожее на комнату отдыха. Есть здесь мини-бар с горячительными напитками, телевизор с видеотекой, в которую входит и откровенная «порнуха». За просмотр с кружкой пива откровенного фильма никто из отцов-командиров ругать не будет. На уик-энд солдат отпускают в увольнение. Причем на службу их набирают с таким расчетом, чтобы от проходной части, где служит боец, до порога отчего дома можно было на обычном, а не личном транспорте добраться максимум за 2 часа. В родных стенах служивые имеют право тотчас снять униформу, облачиться в «гражданку» и смело отправиться на амурный фронт. До недавних пор женщины служили в бундесвере только на вспомогательных должностях, без права носить оружие. Не так давно нашлась дама в военной форме, которая потребовала от федеральных судебных властей прекратить дискриминацию по половому признаку и разрешить женщинам быть летчиками, танкистами и снайперами. Немецкая Фемида посчитала ее наезд справедливым. А когда в Косово отправляли немецких военнослужащих, то по ТВ всей Германии продемонстрировали, что каждый из них обязательно имеет в своем солдатском рюкзаке. Помимо чего-то съедобного, всяких там лекарств и Библии — несколько десятков кондомов. ИЗ АРМЕЙСКОГО ФОЛЬКЛОРА: Сегодня, товарищи солдаты, мы будем решать половой вопрос. Нужно отциклевать полы в казарме. Рядовой Петрова! Команда была «Автомат на грудь!», а не «Груди на автомат!». Товарищи солдаты! Сегодня в одной тумбочке я обнаружил двух голых женщин. Одну я отодрал, а вторая не снимается, склеилась… Подборку подготовили Андрей БАРАНОВ (Нью-Йорк), Сергей ГЕРАСИМЕНКО, Виктор ЗОЗУЛЯ.

Автор Редакция рубрики «Общество» 05.04.2018 19:48

Гражданки России, конечно, служат в армии — но не наравне с мужчинами. Что это — дискриминация? Стоит ли с ней бороться, и кто за это возьмется? На эти вопросы Pravda. Ru ответил военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Александр Перенджиев:

— Нам надо связать интерес государства и армии с личным интересом отдельно взятой девушки — и посмотреть, где они пересекаются, в какой точке сошлись.

Разница сейчас в том, что мужчина может прийти в армию на срочную службу и за это время определиться, хочет он служить дальше на контрактной основе или нет. А у женщины такая возможность отсутствует — в армию ей разрешено приходить только по контракту и сразу на три года.

И, получается, шум из-за того, что мы будем призывать женщин, абсолютно ненужный, потому что мы просто говорим — давайте сдадим такое право девушкам, если они хотят служить по призыву и потом уже понять, хотят или не хотят служить дальше.

Был бы срок службы по призыву полтора или два года — и этот вопрос стал бы уже не таким существенным. Но пока срочная служба длится год, существует как бы неравенство, и это такая «медаль» с точки зрения реализации прав женщин — позволить им идти в армию по призыву.

К женщинам-военнослужащим в армии отношение не такое, что как бы все наравне — в уставах четко прописаны исключения. И я думаю, что надо будет просто уточнить, что касается военнослужащих-женщин по призыву, доработать какие-то моменты — и все.

Есть сильнейшее заблуждение, что раз девушка по призыву, значит, она должна служить так же, как военнослужащие-мужчины, в казарме. У военнослужащих-женщин особые условия, это определено уставом — от одежды и бытовых условий до, может быть, даже строевых приемов.

Когда принималась программа о переводе вооруженных сил на контрактную основу, то выделялись деньги как раз на переоборудование казарм, выстраивание таких отдельных кубриков, комнаток, чтобы в них находились контрактники. Сделать сборную щитовую казарму со специальными перегородками, в принципе, не так уж дорого, тем более что в частях, как правило, есть какая-то база, организованы общежития. Можно выделить женское общежитие — наверняка такие есть, где проходят службу именно женщины-офицеры — просто найти там же место и для женщин, проходящих службу по призыву.

Мы еще вот какой момент упускаем: служба по призыву — это не значит, что если женщина захотела пойти в армию, то ее тут же взяли. Надо еще пройти медкомиссию, и если по состоянию здоровья и профессиональным качествам она не соответствует службе в армии, то ее туда не возьмут, понимаете? Есть требования к психическому состоянию и допризывной предварительной профессиональной подготовке.

У нас еще иногда говорят — мол, женщина не должна в армии служить, она должна рожать и детьми заниматься. Уважаемые, а что мы спорим? Что, у нас женщины не служат в армии? И служат уже те, у которых есть дети — есть тыловые службы, финансовые, обеспечивающие, есть женщины в штабах, там надо бумагами заниматься, многие вопросы решать…

Женщина — просто другая, у нее другое восприятие мира, она обращает внимание на какие-то детали, на которые мужчина внимания не обращает. А это порой бывает полезно для военного дела, понимаете?

Имеет смысл использовать их интеллектуальные ресурсы, особые умения, полученные еще на гражданке, — может быть, она спортсменка, лыжница, умеет хорошо стрелять, занималась парашютным спортом. Все индивидуально. Женщины действительно необходимы в армии — даже в роли боевых разведчиц, да и на других боевых специальностях.

Я видел многие разведывательные группы, и всегда там присутствует хотя бы одна женщина — это же не просто так делается. Мне очень нравится фильм «Морские дьяволы» — там показывают и девушек молодых, таких боевых, в группах спецназа. Можно и другие сериалы в пример привести, и никто ведь не возмущается: почему вы показываете, что в этих спецгруппах служат девушки, которые выполняют очень серьезные задачи?! Конечно, кино вроде как и есть кино, но ведь думать, что все это фантазия режиссеров, нельзя — она все равно основывается на реальных фактах.

Вспомню Великую Отечественную войну — это же вообще яркий пример, когда женщины практически наравне с мужчинами действительно воевали по призыву.

С другой стороны, зачем министерству обороны лоббировать призыв женщин в армию? Думаю, ему это не нужно. Думаю, если кто и будет лоббировать, то опять же женщины — у нас есть женщины-генералы, совет офицеров при общественной организации «Офицеры России» (одно время Татьяна Москалькова возглавляла этот совет).

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовила Ольга Лазарева