Как загнобить человека?

гнобить

Смотреть что такое «гнобить» в других словарях:

  • гнобить — раздражать, изводить, надоедать, докучать, приставать, ныть, плакаться Словарь русских синонимов … Словарь синонимов

  • гнобить — Надоедать интонациями, поучениями, советами, унижать, оскорблять, «травить». Хватит меня гнобить! Молодежный сленг … Cловарь современной лексики, жаргона и сленга

  • гнобить — гноб ить, бл ю, б ит … Русский орфографический словарь

  • Гнобить — Надоедать нотациями, нpавоучениями, советами … Словарь криминального и полукриминального мира

  • докучать — См … Словарь синонимов

  • изводить — См. изгонять, уничтожать… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. изводить п … Словарь синонимов

  • надоедать — Докучать, надокучать, досаждать, надосаждать, донимать; опостылеть, опротиветь, приглядеться, примелькнуться, приесться. Намозолить глаза, навизжать (нажужжать) уши, набить оскомину. Он осаждает (мозжит) меня с утра до ночи. Мне уже эта песня… … Словарь синонимов

  • ныть — См. болеть ноет ретивое, сердце ноет… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. ныть плакаться, стонать, рюмиться, канить, гнобить, плакать, распускать нюни, рюмить, пенять,… … Словарь синонимов

  • приставать — Отойди от меня, отвяжись, отстань, отцепись, отъезжай. Ср … Словарь синонимов

  • раздражать — См. возмущать … Словарь синонимов

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

наст. прош. повелит.
Я гноблю́ гноби́л
гноби́ла
Ты гноби́шь гноби́л
гноби́ла
гноби́
Он
Она
Оно
гноби́т гноби́л
гноби́ла
гноби́ло
Мы гноби́м гноби́ли
Вы гноби́те гноби́ли гноби́те
Они гнобя́т гноби́ли
Пр. действ. наст. гнобя́щий
Пр. действ. прош. гноби́вший
Деепр. наст. гнобя́
Деепр. прош. гноби́в, гноби́вши
Пр. страд. наст. гноби́мый
Пр. страд. прош. гноблённый
Будущее буду/будешь… гноби́ть

гно-би́ть

Глагол, несовершенный вид, переходный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 4b. Соответствующий глагол совершенного вида — загнобить.

Корень: -гноб-; суффикс: -и; глагольное окончание: -ть.

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. жарг., неодобр. притеснять, преследовать, гнать, давить, изводить ◆ Ночью напали клопы, и давай нас кусать. Но и мы тоже оказались не лыком шиты, стали их давить, ловить и всячески гнобить! Марина Москвина, «Небесные тихоходы: путешествие в Индию», 2003 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Это все другие народы гнобят ближних всю свою историю, а евреям нельзя — заповеди! «Так говорил Моисей», 2003 г. // «Лебедь» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. изводить, угнетать, третировать; частич.: оскорблять, унижать, придираться, подавлять

Антонимы

Гиперонимы

  1. теснить, преследовать, гнать, давить

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • глаголы: загнобить

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    • Английскийen: knock, rip, mock, ridicule, insult, disparage, make fun
    • Украинскийuk: гнобити

    Анаграммы

    • обгнить

    Библиография

    • Толковый словарь русской разговорной речи. Вып. 1: А—И. — М., 2014. — С. 329. — ISBN 978-5-9905856-5-2.

    Стесняюсь спросить. Меня гнобят на работе (в универе, в армии, в семье). Что делать?

    В рубрике «Стесняюсь спросить» отвечаем на вопросы, которые белорусы обычно стесняются задавать друзьям и профессионалам, зато часто гуглят. Сегодня психолог рассказывает, что делать, когда вас гнобят коллеги, начальник, любимый человек или его родственники.

    Виктория Мельникова
    детский и семейный психолог, экзистенциальный консультант

    «В травле страдают все»

    – Травля – это насилие. Она может появиться по многим причинам, но это всегда болезнь коллектива, определенной социальной группы. Почему болезнь? Потому что в этой ситуации страдают все.

    ► Какой она бывает?

    Можно выделить физическое и психологическое насилие, которые иногда плавно перетекают друг в друга. Разделение на буллинг (травля одним человеком другого) и моббинг (травля группой лиц), по-моему, довольно условно, потому что травля всегда болезненна, в ней всегда есть жертва, агрессор и свидетели. Последние могут не просто наблюдать за происходящим, но и включаться в насилие по разным мотивам: из страха самим стать жертвой, высказать свое мнение и защитить человека и т.д.

    ► Кто обычно становится жертвой?

    Самое интересное, что жертвой может оказаться любой. Недавно у российских коллег я встретила такую аналогию: если не мыть руки, есть вероятность получить какую-то болезнь, так же и с травлей – если в коллективе используют «грязные» методы общения, есть вероятность возникновения насилия.

    Чаще всего жертвой становится человек, который не способен к противостоянию: он лишен способности выражать здоровую злость в ответ на травмирующие действия, либо он сам их вытесняет – сознательно или нет. В любом случае агрессор выбирает человека, за счет которого можно самоутверждаться.

    Также часто жертвой становится человек, который отличается от большинства: ребенок с рыжими волосами и веснушками, с очень полным или очень худощавым телосложением, тот, кто лучше или хуже остальных выполняет определенные действия и т.п.

    ► А кто начинает травлю?

    Здесь тоже работает совокупность факторов. Среди детей это может быть ребенок, в семье которого слишком высокий уровень напряжения, где он сам жертва. Это может быть младший ребенок, на которого очень влияют старшие дети: из-за того, что он не может противостоять негативу дома, все напряжение выливается в коллективе одногодок.

    Так же и взрослый может проявлять агрессию к другим просто потому, что дома не всё в порядке, или потому что он с детства наблюдал модель общения, в которой насилие было нормой.

    Причин может быть много. Нам проще делить мир на черное и белое, говорить, что агрессор плохой, а жертва хорошая. Но это разделение условно, ведь в этом страдают все. За агрессией чаще всего тоже стоит какая-то боль или страх быть непринятым, но это не так просто рассмотреть.

    ► Зачем вообще одному человеку издеваться над другим?

    Возможно, чтобы ощутить собственное превосходство либо чтобы компенсировать внутреннюю ущербность, необходимость постоянно подтверждать свою силу и значимость.

    ► Но ведь больно всем, почему появляются те, кто обижает других?

    Агрессора всегда выделяет вытесняемое чувство собственной уязвимости. Эти люди не готовы встретиться с ней, и проявление силы для них становится единственным способом этого избежать.

    Вы наверняка слышали про Стэнфордский тюремный эксперимент, проведенный в 1971 году. Группу здоровых и психологически устойчивых людей разделили на «заключенных» и «охранников», смотрели, как они будут взаимодействовать друг с другом. В итоге эксперимент закончили раньше времени, когда он перестал быть просто «игрой».

    Это очень хорошая иллюстрация того, что в каждом человеке скрыт потенциал к агрессии и злости, который может проявиться в определенных условиях: просто кто-то больше подвержен этому, а кто-то меньше.

    ► Но есть же те, кому просто нравится издеваться над другими?

    У этого поведения может быть очень много причин. Чаще всего ею становится взросление в дисфункциональной семье, где насилие было нормой. Есть и просто психопаты, которых, увы, никак не исправить.

    ► Может ли быть травля внутри семьи?

    Есть такой феномен – роль «козла отпущения» в семье. Это не совсем про травлю, скорее про навешивание ярлыка «не такой, как мы». В этой роли может быть и ребенок, на которого все сбрасывают напряжение, потому что он не соответствует представлениям и ожиданиям, и взрослый, который не разделяет общесемейные ценности, который делает все не так, как остальные: например, для семьи важен критерий социального успеха, а этот человек не может либо не хочет быть отличником или начальником.

    «Уйти нельзя остаться»

    ► Что мне делать, если я стал(-а) жертвой травли?

    Прежде всего нужно назвать вещи своими именами, обнаружить в себе этот дискомфорт, состояние неудовлетворенности происходящим и связать его с тем, что происходит. Нужно принять для себя, что это травля, что ваш коллектив болен.

    Затем нужно понять, что вы сами ответственны за свое бездействие, за то, что терпите такое отношение к себе. Нужно понять, почему это происходит, что именно вас удерживает в этом коллективе, почему вы ничего с этим не делаете.

    Только когда проблема осознана, появляется возможность выбора дальнейших действий. Но прежде спросите себя: «Готов ли я себя отстаивать?» Есть люди, которые не готовы противостоять агрессии, потому что это будет отнимать слишком много ресурсов. В таком случае выход один – уйти из коллектива.

    Часто, когда человек находит в себе силы на борьбу, жертва в этой травматичной системе меняется: агрессору неинтересно тиранить человека, который может дать отпор и что-то сделать. Именно поэтому травля – это болезнь: когда один человек перестает быть жертвой, его место занимает другой.

    ► Как мне быть, если меня гнобят коллеги?

    Вы должны найти человека, в чьем подчинении находится коллектив, который может повлиять на группу. Скажите начальству, что в коллективе психологически нездоровая обстановка, что вы не можете реализовать себя в таких условиях.

    ► А если он скажет, что мне надо справиться самостоятельно?

    Тогда скажите: «Знаете, я могу уйти, я найду себе работу, но то, что происходит в вашем коллективе, от этого не прекратится, обстановка останется прежней, терпеть нападки коллег будет кто-то другой». И если руководитель будет готов что-то с этим делать, то ситуация изменится.

    ► А если агрессор – мой начальник?

    Тогда обращайтесь к его начальнику. Если такой возможности нет, выход один – менять работу.

    ► Что делать, если меня гнобят однокурсники в университете? Кто повлияет на них?

    В каждой группе есть куратор, вопрос только в том, захочет ли он связываться с этим: все-таки большинство студентов – совершеннолетние люди, на которых сложно повлиять.

    Но есть другие способы исправить ситуацию. Вы можете обратиться в психологическую службу университета и работать над тем, что делает вас жертвой.

    Еще один вариант – найти место или сферу, в которой вы можете отвлечься от происходящего, которая поможет вам почувствовать себя значимыми, не углубляться в состояние жертвы, которая поможет сохранить ваше «я».

    И, конечно, вы можете взять академический отпуск, чтобы потом начать учиться в другой группе или поступить в другой университет.

    ► Что делать, если надо мной издеваются в армии?

    Это самый трудный вопрос. И, мне кажется, трудность в том, что если в другой ситуации мы можем поменять работу, учебный коллектив, то с армией это не сработает, вас никто не отпустит.

    Здесь важно понять, кто может решить проблему. Тут действительно есть сильный страх получить большие неприятности, если сказать командиру об издевательствах. Более того, вы не можете быть уверены, что он не поддержит происходящее, не решит, что вы просто жалуетесь. Тогда имеет смысл искать поддержку у родных, говорить, что происходит внутри коллектива, чтобы инициатива изменить происходящее шла не от жертвы, а от родственников.

    Это очень больная тема, потому что очень часто, увы, то, что называется травлей в армии, воспринимается «закалкой характера». Молчаливое поощрение дедовщины очень разрушительно.

    ► Что делать, если надо мной издеваются в интернете?

    Соцсети создают иллюзию пространства безнаказанного слива эмоциональных реакций. Есть ощущение, что тебе ничего не будет за твою агрессию, – из-за этого травля в интернете развивается чаще и быстрее.

    Нужно понимать, что на своей странице в социальных сетях именно вы диктуете правила, просто просто ограничьте доступ к информации о себе заменить на вы можете заблокировать тех, чья манера высказывать своё мнение хамовата и излишне резка. Вы можете выйти из обсуждения, если это форум.

    Публикуя данные о себе, становясь популярной личностью, вы должны быть готовы к тому, что вас может накрыть негативом тех, кому это не нравится. Это обратная сторона публичности.

    ► А если меня гнобят в семье – например, родственники жены или мужа?

    Обсудите ситуацию с любимым человеком, скажите, что видите-чувствуете неприемлемое к себе отношение. И тут два варианта: либо он говорит со своими родственниками, что с вами так нельзя, либо вы прекращаете с ними отношения.

    ► Как понять, что меня ущемляет мой же партнер?

    Опираться нужно на собственный дискомфорт. Если вы четко понимаете, что вам плохо в отношениях, имеет смысл разбираться с происходящим.

    Есть такая форма психологического насилия – газлайтинг: это когда человеку внушается его «дефективность», что он ошибается и все время неправ. Со временем жертва начинает сомневаться в своей адекватности, в своем психическом здоровье, в правильности видения мира. В парах это особенно опасно, потому что обычно мы доверяем своему партнеру.

    Здесь очень важна возможность получения психологической помощи и поддержки со стороны друзей и родственников. Но, чтобы окончательно разобраться в ситуации, лучше получить помощь специалиста, потому что только он даст нейтральное мнение, назовет вещи своими именами.

    Если чувствуете, что потеряли себя, идите к специалисту. Я неоднократно встречалась с женщинами, у которых отсутствует привычка доверять себе, они растворились в отношениях, потеряли себя, у них нет возможности опираться на свои ощущения, идентифицировать нарушенные границы.

    ► Как мне вести себя с агрессором? Игнорировать или отвечать?

    Если вы нашли в себе силы для противостояния, сначала вы можете попробовать поговорить с агрессором: например, спросить хотел ли бы он оказаться на вашем месте, дать ему понять, что вы будете предпринимать другие меры пресечения травли.

    Если после этого идет очередной виток агрессии в вашу сторону, имеет смысл искать человека в группе, заинтересованного в оздоровлении психологической обстановки (чаще это руководитель, отвечающий за результат работы всего коллектива). Если вы не чувствуете в себе силы противостоять, подумайте, стоит ли то, что вы получаете в этом месте, вашего терпения, нервов и здоровья.

    Игнорирование не всегда срабатывает. В нашем обществе есть предубеждение, что если ты не отвечаешь, значит ты слаб – это может быть поводом сильнее вас расшатывать.

    И отвечать агрессией на агрессию, увы, бывает неэффективно. Я когда-то проводила тренинги и знаю хорошее упражнение, которое иллюстрирует начало конфликта: когда два человека начинают по очереди толкать друг друга в плечо.

    На третий-четвертый толчок мы внутри себя понимаем, что начинаем вкладывать в это действие все больше силы. Так развивается конфликт, сила противостояния каждый раз растет, мы показываем оппоненту, что пора все прекращать, но каждый хочет выйти победителем – это порочный круг.

    Конечно, есть здоровая агрессия, которая может помочь не впасть в состояние жертвы. Часто это случается, когда агрессор видит, что ваши действия получают положительный отклик у свидетелей, тогда он чувствует вероятность проигрыша.

    Один из способов за себя постоять – пошутить над действиями агрессора. Если ваш смех поддержат, он испугается, ведь так вы можете поменяться ролями.

    Вообще, сложно дать общие рекомендации по той простой причине, что человек не может эффективно практиковать приемы, не видя общей картины. Самое главное в противостоянии – найти в себе силы защищаться, не вытеснять здоровую злость.

    ► Сбегание – единственный точно работающий метод?

    Жертва по своей природе деморализована, она часто не видит для себя возможности защититься. Нередко она нуждается в какой-то фигуре, которая сможет сказать: «Эй, давай с этим что-то делать». И очень часто случается, что единственный доступный способ завершить травлю – уход из коллектива.

    «Жертва никогда не остановит травлю»

    ► Могу ли я своими действиями прекратить травлю?

    Мне бы не хотелось, чтобы от нашего разговора создалось впечатление, что жертва может остановить травлю. Она может перестать быть жертвой, но на ее место все равно придет другой человек.

    ► А как мне помочь человеку, который занял мое место?

    Можете подойти и сказать, что вы видите, как обстоит ситуация, что с вами происходило то же самое, можете рассказать, как вы избежали роли жертвы. Вы можете стать инициатором обсуждения травли как проблемы группы, активизировать моральное чувство коллег, например, задавая вопрос: «А кто из вас готов быть следующим?»

    ► Что делать, если мой близкий стал жертвой?

    Прежде всего важно просто поддержать человека. Есть так называемый «треугольник Карпмана», описывающий модель взаимодействия, в которой есть жертва, агрессор и спасатель. И очень важно не занять для этого человека роль спасателя, потому что так вы будто утверждаете, что он сам не справится.

    Нужно спрашивать, чем вы можете помочь, говорить, что вы готовы его поддержать, предложить рассмотреть варианты его действий. Верой в то, что он достоин лучшего к себе отношения, вы можете придать ему сил на противостояние.

    ► Как понять, что моего ребенка терроризируют в школе, если он сам не говорит об этом?

    Как правило, у ребенка снижается мотивация ходить в школу, меняется поведение: например, был веселым, а стал замкнутым. Еще ребенок может стать эмоционально неуравновешенным. Родитель, у которого хороший контакт с ребенком, точно заметит такие перемены.

    Если это ваш случай, поговорите с ребенком. Не хочет это обсуждать и не признается – обратитесь к классному руководителю, скажите о замеченных переменах, спросите, почему такое может быть, какая обстановка в классе, замечал ли он что-то.

    Очень часто в детских коллективах путают травлю и непопулярность. Или принимают какие-то действия вроде перебрасывания вещами ученика за игру. Но игра подразумевает добровольное участие, в ней всем должно быть весело.

    Нужно дать учителю понять, что происходящее ненормально, настаивать на том, чтобы он пытался изменить ситуацию. Если же он не хочет этого делать, идите к руководству школы и уже с ним решайте этот вопрос.

    ► А если агрессор – учитель?

    Схема та же: требуете уважительного отношения к ребенку, а если этого не происходит, обращаетесь к руководству. Если никто не хочет решать проблему, имеет смысл перевести ребенка в другую школу.

    ► Как быть уверенным, что ребенка не начнут гнобить больше из-за того, что он пожаловался?

    Агрессор часто использует этот страх как один из способов сделать жертву более уязвимой, отрезать все возможные ресурсы для изменения ситуации, деморализовать еще больше.

    Важно сохранять возможность доверительного контакта, оставаться чутким. Говорите, что вы замечаете изменения в нем, что вас это беспокоит, что вы хотите помочь. Покажите, что вы на его стороне, дайте понять, что не оставите его, что сможете защитить и сделаете это любым способом, даже если нужно будет перейти в другую школу.

    ► А если важна учеба именно в этой школе?

    Важно учитывать главный фактор: ребенок никогда не будет учиться там, где ему небезопасно. Если он ощущает какое-то напряжение в коллективе, он будет занят тем, что попытается обеспечить себе безопасность, все его силы будут уходить на это, а на учебу ресурса не останется. И в чем тогда ценность заведения? Когда на кону безопасность, мы не можем говорить об уровне образования.

    ► Что делать, если я учитель и терплю нападки ученика или студента?

    У преподавателя есть много ресурсов, чтобы оградить себя от жертвы: можно хотя бы выгнать ученика из кабинета. Но если говорить о несовершеннолетних, то здесь важно понимать, что вызывает такое поведение, ведь на вас в этом случае лежит большая ответственность.

    Пообщайтесь с ним наедине, обратитесь к его родителям: а вдруг все из-за того, что насилие процветает в его семье? Тогда за вами стоит задача показать ребенку другую модель поведения.

    ► Что делать, если я начальник и меня просят решить проблему с травлей?

    Вы должны понимать, что в этой ситуации страдают все, что люди избегают ответственности за происходящее. И очень важный момент выхода из травли заключается в том, чтобы дать агрессору не потерять лицо. В противном случае у него внутри останется комплекс, который тоже будет искать разрядки. Надо дать возможность достойно выйти из этой ситуации всем участникам процесса.

    Вы можете разработать правила общения для коллектива: например, нельзя зло подшучивать, нужно интересоваться состоянием других, нельзя брать без спроса чужие вещи или молча смотреть, как кого-то обижают или игнорируют. Можно составить своеобразный контракт, чтобы каждый взял ответственность на себя за происходящее внутри коллектива. И если кто-то нарушает этот контракт, то просто указывать на плакат с правилами и личной подписью. Стоит предпринять попытки по сплочению коллектива и выстроить гибкую иерархию: в чем хорош Петров, что лучше всего получается у Сидорова…

    Почему мы говорим про безуспешность работы против агрессора: меры воздействия и ярлык «плохой», который на него навесится, автоматически создают в нем еще большую боль, которая может выливаться через агрессию.

    «Могут быть серьезные последствия»

    ► Если не решить проблему с травлей, что будет с моей психикой?

    Это очень сильный удар по самооценке, это подкашивает опоры, выбивает почву из-под ног и забирает веру в то, что вы можете что-то сделать.

    Последствия могут быть разными и достаточно серьезными. У человека может сформироваться избегающее поведение и полная неуверенность в себе. Это про неготовность встречаться с трудностями, стремление вести более замкнутый образ жизни. Может проявиться и повышенным уровнем тревоги, депрессией и особой чувствительностью во взаимоотношениях.

    Не прожитые в тот период эмоции могут закапсулироваться в человеке. Психологическая травма устроена так, что она будет искать выходы, и человек может неосознанно попадать в ситуации, где есть риск получить такую же травму: деспотичным партнером, авторитарным руководителем, коллегой-агрессором. Освобождать эти непрожитые эмоции нужно с психологом или психотерапевтом.

    ► Что хуже: психологическая или физическая травля?

    На мой взгляд, они одинаково травматичны. Много факторов, которые влияют на восприятие: чувствительность человека, наличие слабых сторон, выносливость и т.д. Но физическая травля более наказуема, хотя бы тем же уголовным кодексом: жертва может зафиксировать побои или ущерб, нанесенный имуществу.

    ► Бывает ли так, что травля не заметна для жертвы и агрессора?

    Иногда травля не сразу становится заметной, потому что жертва не чувствует, что ее границы нарушают: человек не сразу понимает свои эмоции, не видит обесценивания. Мы в целом – общество, довольно травмированное советским периодом, когда личные границы ничего не значили, когда коллектив был выше личности, когда все были заняты построением общего дела и не брали в расчет эмоции отдельного человека.

    Более того, порой жертва склонна к чувству вины, к мыслям о том, что с ней самой что-то не так: человек берет на себя излишнюю ответственность за действия других.

    В случае с агрессором такое бывает, но реже. Иногда он избегает ответственности за свои поступки, обесценивает свой вклад и называет происходящее игрой. Например, в школьном коллективе назвать вещи своими именами порой может только взрослый человек, учитель.

    ► Как понять, что я агрессор, если сам этого не замечаю?

    Я не верю в то, что человек не замечает этого, он просто не хочет брать на себя ответственность. Да, часто жертва действительно пытается не показывать, что ей больно, иногда даже пытается смеяться вместе с агрессором. Но вам же никто не мешает спросить у человека, что он чувствует после ваших слов и не перегибаете ли вы палку.

    Хотелось бы пожелать читателям быть уверенными в себе взрослыми с осознанной моральной позицией и хорошим контактом с детьми – этого вполне достаточно, чтобы выразить свое отношение к травле и противостоять этой проблеме.

    Тупить, гнобить, «имеет место быть»

    Литературовед Владимир Новиков подготовил к печати пятое издание своего «Словаря модных слов», расширенного теперь до 200 статей, от «авторитета» до «яппи»

    Текст: ГодЛитературы.РФ
    Фото: коллаж ГодЛитературы.РФ

    Владимир Новиков — не лингвист, а литературовед и литературный критик; и его «Словарь модных слов» — не словарь в строгом смысле слова, а скорее публицистическое высказывание в форме словаря; если его с чем-то сравнивать, то не со словарем Даля, а с «Хазарским словарем» Павича. Впрочем, Владимир Иванович, выпустивший еще в 2000 году «Роман с языком», в данном случае на глубину сербского кудесника магического реализма не претендует — хотя и зачисляет с законной гордостью в предшественники своего почти однофамильца Николая Ивановича Новикóва, еще в 1772 году опубликовавшего в своем журнале «Живописец» «Опыт модного словаря щегольского наречия». И в XVIII веке, и в XXI перед подобными сочинениями стоит одна задача — обозначить проблемные явления языка и, главное, те самые проблемы, которые за ними стоят. «„Модное“ — не всегда „хорошее“, но и не всегда „плохое“, — подчеркивает он в предисловии. — Культурный человек, носитель интеллигентной речи, не гоняется за речевой модой, а интересуется ею, присматривается к словам-новинкам. Ведь просто так слова не появляются, в них отражаются колоритные особенности нашей жизни, важные сдвиги в общественном сознании».

    С разрешения В. И. Новикова ГодЛитературы.РФ публикует восемь из двухсот словарных статей. Полностью книга выйдет в издательстве «ACТ-пресс» в ноябре 2015 года в серии «Словари XXI века».

    В ШОКЕ
    «Что имеют в виду наши тупые девушки, которые часто юзают выражение „Я в шоке“?» — саркастически вопрошает один блогер.

    Ничего они в виду не имеют. Просто выражают чувство.

    «Я в шоке» — это речевой штамп, это уже почти междометие типа «ох!» и «ах!». Испуг, страх, огорчение, сожаление, иногда даже восхищение («Ну и платье! Отпад! Я просто в шоке!») — словом, весь спектр эмоций вмещается в новое выражение.

    «Юзать» его или не «юзать», использовать в собственной речи или нет — личное дело каждого. Но особенно возмущаться повода нет.

    В ШОКОЛАДЕ
    Выражение, еще не распробованное языковедами. С давних пор житейское благополучие сравнивалось с вкусной едой: не жизнь, а малина, молочные реки с кисельными берегами, как сыр в масле кататься… Но это все — далекая старина: малину мы теперь употребляем в основном как лечебное средство, кисель последний раз пили в пионерском лагере, сыр и масло не деликатесы, а продукты ежедневного питания. А вот шоколад все-таки осознается как некоторая роскошь. К тому же существует множество начинок, традиционно покрываемых шоколадным слоем: изюм, орех, халва — все это часто предстает «в шоколаде».

    В самом выражении таится изрядная доля иронии.

    Про человека творческого, мыслящего, масштабного не скажут, что он «в шоколаде», даже если он очень богат.

    Эта речевая формула больше подходит к тем, кто пробился в люди дуриком. Сегодня он в шоколаде, а завтра беспощадная судьба схрумкает его вместе со сладкой оболочкой.

    И вообще — некрасиво слишком любить сладкое, слишком много думать о еде. Как говорит персонаж пьесы «На дне», «человек выше сытости». В данном пункте хочется согласиться с Максимом Горьким.

    ГНОБИТЬ
    Противное слово. Не хотелось даже включать его в книгу, но научная объективность требует: сей глагол вошел в речевую моду недавно. Его нет в толковых словарях. Как жаргонное слово присутствует в словаре русского сленга В. С. Елистратова в значении «докучать, надоедать, приставать, изводить, раздражать; ныть, плакаться». С двумя вариантами ударения: «гнобИть» и «гнОбить».

    Однако в самое последнее время глаголец сей выбрался из жаргонной резервации в общелитературный язык, проник в орфографический словарь под редакцией В. В. Лопатина, причем с единственным ударением на «и». Пора включать его в словари толковые — со значением «угнетать, притеснять, унижать» и т. п. Ибо слышим его чуть ли не каждый день: гнобят учителей и врачей, режиссеров и актеров. Гнобят детей и взрослых, женщин и стариков.

    Часто возникает это слово в контексте армейской жизни. В рассказе Алексея Варламова «Присяга» читаем: «Сержантами будут те, кто служил до университета в армии, их назначат командирами взводов и отделений, соберут всех вместе и поставят задачу устроить молодым настоящую службу, но из этой затеи ничего не получится. Трудно вместе четыре года учиться, ездить на картошку и в стройотряды, сдавать сессии и пьянствовать, а потом начать друг друга гнобить».

    Корни у слова весьма древние, связанные с праиндоевропейским глаголом, имеющим значение «давить». Есть аналоги в украинском («гнобити») и польском языках. Находим его в словаре русских говоров: «гнобить» зарегистрировано в 1850 году в Рязанской губернии. Значение: «мучить, отягощать кого-либо (обилием дел и забот)».

    Похожий глагол «гноить» звучал некогда с социально-политическим нажимом: дескать, людей гноили в тюрьмах, на каторге и т. п. «Гноблением» же занимаются не только власти, но и частные лица. Очень неприятно бывает узнавать про вроде бы достойного человека, что, пользуясь своим положением и авторитетом, он «гнобил» своих конкурентов и оппонентов.

    «ИМЕЕТ МЕСТО БЫТЬ»
    Хотите, чтобы вас уважали? Тогда не советую употреблять в речи то сочетание из трех слов, которое выше взято в кавычки. Кавычки здесь — как перчатки, без которых не хочется прикасаться к этому образчику речевого китча и безвкусицы.

    Перед нами ошибочное соединение двух разных выражений. Существует оборот «иметь место» (калька с французского avoir lieu) со значением «быть, происходить». Суховатое, официальное выражение: «подобные факты имеют место» и т. п. И была раньше еще формула «имеет быть», означающая будущее время: «состоится». Например: «встреча имеет быть в ближайшую субботу» (заметьте, в сегодняшней речи это явная стилизация «под старину», своего рода винтаж).
    Возможно, гибрид «имеет место быть» возник когда-то в качестве шутки. Ладно, пошутили и хватит, уже не смешно. Если же без намерения позабавиться, всерьез вы произнесете пресловутое «имеет место быть», то у собеседников есть все основания заподозрить вас в лингвистическом невежестве.

    Особая статья — художественная литература. Она пользуется всеми речевыми красками, в том числе и просторечием, и канцеляритом, и аномальными конструкциями. Повествователь ведь может говорить не совсем своим голосом. Так, в романе питерского прозаика Ильи Бояшова «Путь Мури» находим фантастическую сцену: дрессировщик демонстрирует научным светилам гуся, который производит сложнейшие математические вычисления. Результат? «Профессора подтвердили — феномен действительно имеет место быть». Тут рассказчик, полагаю, слегка иронизирует — и по адресу профессоров, и по своему собственному адресу.

    Что же касается профессоров-филологов, то они по поводу конструкции «имеет место быть» довольно единодушно утверждают: здесь имеет место закрепившаяся в устной и письменной речи ошибка, повторять которую не рекомендуется.

    КОНТЕНТ
    Словарный состав русского языка все чаще пополняется терминами из арсенала средств массовой информации, а авангардом СМИ в этом отношении стал интернет. В его недрах возникло понятие «контент», то есть информационное наполнение сайта. А потом уже это понятие было перенесено на более традиционные телевидение, радио, «бумажные» издания. «Контентом» стало именоваться их содержание.

    Так content — это и есть по-английски «содержание», раздраженно скажет кто-то. Да, но часто бывает, что иноязычный вариант используется в терминологических целях. И ничего обидного для русского языка в этом нет. «Содержание» — слово свободное и многозначное, а «контент» замкнут в рамках одного смыслового поля. Он не выйдет за отведенную границу. Никто не станет говорить: «краткий контент „Фауста“ или „контент лирики Пушкина“». Желательно только не сталкивать русскую лексему с английской в одной конструкции: кое-где начинает мелькать дефектное выражение «содержимое контента». Оно попросту комично.

    Приняв термин «контент» как неизбежную данность, все-таки задумываешься о соотношении содержания и формы в СМИ.

    В советское время, во время партийных съездов, все газеты — от «Правды» до «Советского спорта» — помещали полный текст отчетного доклада генерального секретаря, потом стенограммы всех речей. Такой вот был бездарный и нелепый тоталитарный «контент». Подписчики газет, ругаясь, вынимали из почтовых ящиков пачку газет-близнецов и сетовали, что в любимом «Спорте» в эти дни просто не оставалось места для сообщений о матчах и чемпионатах. Теперь все это кажется страшным сном, абсурдом.

    Но посмотрите на витрину киоска, где львиную долю изданий составляют так называемые «глянцевые» издания. Разные названия, разные лица «звезд» на обложках (впрочем, из журнала в журнал кочуют одни и те же физиономии). Набор тем стабилен повсюду: способы похудения, кулинарные рецепты, туристские маршруты, браки и разводы знаменитостей, реклама. Вроде изданий много, а контент, по сути, один. Неужели подобное однообразие в конце концов не надоест человечеству?

    НЯШКА
    «Она такая няшка» — можно сегодня услышать в молодежной речи. В общем, понятно без перевода. Это значит то же, что «миленькая», «лапочка», «кошечка». Полагают, что «няшка» связана с культурой аниме, с образом миниатюрной большеглазой красотки. «Ня» — так будет по-японски «мяу». Так что вполне объяснимо появление нового словечка, в равной мере применимого к девушкам и кошечкам. Есть данные о том, что «няшка» тяготеет к переходу из женского в общий род. «Он такой няшка» — могут уже сказать и о привлекательном юноше.

    «Няшку» еще воспринимают и как сокращение от «вкусняшки». Что ж, тоже не лишено основания. Произнося слово «няшка», говорящий словно облизывается, испытывая умиление или прилив аппетита. Возникло и прилагательное «няшный» (то есть «милый, привлекательный»), и продуктивная модель для создания новых словечек типа «стройняшка».

    Сегодня это модно, это «в тренде» разговорной речи.
    Некоторые считают, что всякие «няшки» — некое «искажение языка». А я полагаю, что язык сам таким способом играет, дурачится, пробует новые возможности. А потом сам же о них забывает, бросает свои старые игрушки. Вспомните, что произошло с так называемым «олбанским языком» (или «языком падонков»). Интернет кишел искаженными написаниями вроде «аффтар жжот», «кросавчег» и т. п. А теперь такое балагурство может вызвать только брезгливое раздражение. Наверное, и «няшной» лексике суждена недолгая жизнь.

    ПИРАТИТЬ
    Этот модный глагол возник под влиянием английского pirate (произносится «пайрэт»). Есть германизированный вариант «пиратировать» (по аналогии с piratieren), от него производятся причастия (например: «Борис Акунин — самый пиратируемый автор российского интернета»). Но в личных формах торжествует «пиратить». «Я пирачу» (не «пиратирую»), — отважно признаются в Сети наши многочисленные соотечественники.

    Глагол «пиратствовать», связанный с деятельностью морских разбойников, — это теперь из совсем другой оперы. Сфера его употребления — исторические романы и остросюжетные блокбастеры. А в повседневной жизни одни люди постоянно пиратят других — без шума и драк, но беспощадно.

    Судить о пиратстве в области кино, музыки и компьютерных игр не берусь: проблема слишком глобальная, с миллиардными цифрами. Наше дело маленькое, литературное. Будем разбираться с пиратством в мире букв.

    Скопировать литературный текст и разместить его в Сети — простейшая операция. «Здесь вы можете бесплатно скачать» — читаю я в интернете о многих своих книгах, в том числе и о «Словаре модных слов». Что делать?

    Многие считают, что ничего не поделаешь. Против лома нет приема, и надобно покориться. Писателям надо постепенно отвыкать от книжных изданий и от гонораров. Писать бескорыстно, а на жизнь зарабатывать иным способом. Тем более что пиратство стало идеологией: партия пиратов возникла сначала в Швеции, а потом и до России волна докатилась.

    Но возникает такой экономический аргумент: шведский бедняк может писать стихи и прозу без вознаграждения, поскольку у него имеется минимум социальных гарантий. В России же полный отказ от авторского права неминуемо уничтожит профессиональное писательское сословие. Прокормить себя литературным трудом смогут только производители массового чтива. Ну и культура пиратских перепечаток — это хоть святых выноси: ни редакторов там, ни корректоров.

    Хотя бы из вежливости стоит спрашивать разрешения у авторов! Мы не куркули какие-нибудь: свою прибыль измеряем не столько в рублях, сколько в новых читателях. Интернет все-таки расширяет аудиторию. Мы можем поступиться материальной выгодой ради морального удовлетворения — только тогда давайте тексты согласовывать. Мою книгу «Высоцкий» (серия «Жизнь замечательных людей») в Сети тиражируют по первому изданию, а я ее трижды дорабатывал и пополнял. Где дать объявление: «Прошу пиратить седьмое издание 2013 года»?

    И еще что-то внутри сопротивляется оправданию пиратства. Что такое? А, понял: это сидит во мне восьмая заповедь. «Не укради» — никогда не произносил этих слов, но жизнь прожил, абсолютно разделяя данное положение. А когда глагол «пиратить» («пиратировать») войдет в словарь синонимов, он неизбежно попадет в синонимический ряд, начинающийся глаголом «красть».

    ТУПИТЬ
    Всю жизнь это слово значило «делать тупым». «Затупил карандаш», «не тупи понапрасну топора». А с недавних пор у молодежи сей глагол приобрел значение «вести себя глупо», «не понимать чего-то». Такое поведение часто вызывает раздраженную реакцию: «Не тупи!».

    Но иногда оказывается, что перед нами мнимый тупица. Он просто притворяется дурачком, это ему удобно в данной ситуации. «А я просто люблю иногда тупить, делать глупости. Ведь без этого сложно жить! Надо отрываться и получать удовольствие от жизни», — признается участник сетевого форума. Тут уже целая философия. Вспоминается Эразм Роттердамский с его «Похвалой глупости».
    Люди привыкли переносить свои свойства на окружающие их вещи, которые тоже начинают «тупить». Постоянно «тупит» компьютер. Случается, что и автомобиль «тупит», то есть, например, плохо разгоняется.

    Продуктивная модель. Поскольку в жизни всегда есть место тупости.