Киста копчика отзывы

Пролог.
Лет 6 назад я работал на спасательном судне. Был обычный зимний день. Поступило распоряжение на наш электроход, встать вторым бортом к списанному военному кораблю, пришвартованному уже на веке к причалу, дабы осмотреть его, на наличие затоплений и по возможности не дать ему похоронить себя под толщей льда. Сказано — сделано. И вот мы уже швартуемся вторым номером, а принять концы на вояке некому. Но я то молодой, тогда еще здоровый, отвага граничит со слабоумием, решил как лихой пират взять корабль на абордаж. Швартовый конец наматываю на руку и как Джек Воробей (простите, Капитан Джек Воробей). Прыгаю с борта своего судна на палубу военного корабля. На обледенелую палубу. Первое, что я увидел после прыжка, это носы своих ботинок на уровне лица, а затем искры из глаз как на сталелетейном заводе. В общем, приземлился я на копчик. Кое-как накинув шлаки на кнехт, держась за поясницу, продолжил я свои трудовые будни. Если бы я знал тогда, что эта никому не нужная прыть обойдётся мне 2 операциями и в общей сложности восемью месяцами недееспособности.
Начало.
Весной, где-то через месяца два, после очередной суточной вахты, ложусь в каюте отдыхать. До этой ночи я больше не вспоминал про тот безрассудный прыжок, но последствия прогремели как гром среди ясного неба. Просыпаюсь от боли в районе поясницы и копчика. Бегло осмотрев себя по среди ночи, решаю что просто неудобно спал и затекла спина. На утро боль не проходит и только нарастает. Теперь уже трудно согнуться, сесть, встать да у вообще шевелить ногами, всё отдаёт в поясницу и ниже. Отрабатываю день, в надежде что просто отлежал. На следующее утро всё ещё хуже и больнее. Но началась моя дневная вахта и я решаю подождать еще день, а вечером сходить прогреть поясницу в судовой сауне. На третий день перестали нормально шевелится ноги. Тут я уже начал подозревать, что что-то не так и пошёл к хирургу. Дорога из порта до ближайшей поликлиники в нормальных условиях занимает минут 40. Я шёл все 3 часа. Молодая девушка хирург не церемонясь положила меня на кушетку, приказал снять брюки и начала осматривать поясницу, копчик и межбулочное пространство. Затем добрые, но холодные руки в перчатках стали проникать в мою святую святых. Сжав зубы больше не от боли, а от смущения я наблюдал за ней в отражении окна, как затаившейся тигр. Тут она спрашивает, давно ли у меня свищ на копчике? В ответ тигр моргает и не понимает о чём его спрашивают. Взяв спицу, она пошурудила в свище как кочергой в печке и вынула её покрытую гноем. Мало того, что от зимнего пиратства у меня образовался свищ, так он еще и загноился и образовалась киста. Хирург объяснила мне, что нужно срочно оперировать и делать это по прописке, потому что… я так и не понял почему. Добравшись до судна и написав заявление на больничный, я собрал некоторые вещи и поехал в родной город. Благо он был всего в 250 км от места нахождения судна, но я запомнил эту дорогу на всю жизнь. Сидеть было невыносимо, поэтому я сидел на вытянутых руках не создавая точку опоры пятой точкой. Я проклял всё! Я проклял извилистые дороги, я проклял ямы и камни на них, я проклял чиновников, которые отвечают за ремонт дорог. По дороге, даже возникла идея, нерадивым чиновникам ломать копчик и пускать их кататься на маршрутках по их собственным дорогам. В общем добрался я до родительского дома со слезами на глазах. Переночевал и пошёл на непослушных ногах в больницу. Врач-хирург осмотрев меня и прочитав пояснительную записку от своей коллеги с соседнего города, громогласно объявил — будем вскрывать! А дальше всё как в трейлере к фильму про врачей. Кафель операционной, холодная кушетка, хирург в маске с инструментом в руках, укол в булочку, разрез, сестра отсос, да не мне, хотя продолжай, еще ваты, зашиваем. Всё произошло так быстро, что я даже не понял ничего. Но это не было решением проблемы, мне лишь убрали гной и сняли воспаление. Кисту надо было в прямом смысле выкапывать из меня. Поэтому мне дали время в 2 месяца, чтобы разрез на копчике затянулся, а я собрал все необходимые анализы и записался на плановую операцию.
Вторая операция.
Наступило лето. С того момента как я уехал с судна, я там не появлялся. Первый месяц лежал на животе и слушал как зарастает жепа. На второй стал собирать анализу и направления, попутно продвигаясь в очереди к хирургу. И вот пришёл день икс. Собрав вещи первой палатной необходимости, я приехал в больницу, где меня заселили в палату с мужиком, который всё время читал газету и бомжом с отказавшими почками, утыканного трубками как Нео в капсуле матрицы. На второй день пребывания рядом с избранным, мне намотали эластичный бинт на ноги, подобно белым чулочкам и отправили с медсестрой брить бикини и междужопие. И опять затаившейся тигр посетил меня, когда медсестра водила бритвой в опасной близости от моих не столь отдалённых мест. Я не то что боялся пошевелиться, я даже не дышал! О это смешанное чувство, когда твой Адмиралтейский шпиль в руках женщины с бритвой. Операция началась утром третьего дня. Голого, в белых чулочках и наволочкой прикрывающей выкошенный задний двор, меня повезли через всё отделение в операционную. У людей в карридоре, видящих каталку и голое тело на ней, катящуюся в операционную, в глазах читались флешбэки о пережитом. В операционной добрый анастазиолог вколол мне в позвоночник спино-мозговою анестезию и через несколько минут я начал ощущать отсутствие ног. Забавное чувство, до пояса есть я, а всё что ниже как-будто другой человек. Пришёл хирург. Ввёл красящий раствор в свищ, дабы подкрасить каналы кисты и видеть что капать и до куда. А дальше, смотря в добрые глаза анастазиолога я почуял запах (напалма по утрам) горелой плоти. Зяглянув через плечо я увидел как дымит кратер моего вулкана, а доктор, словно токарь выжигает лазером (свои инициалы) мою болячку и переодически выгребает оттуда стружки. Решив, что я увидел достаточно, оставшееся время операции я беседовал с анастазиологом о еде и любимых блюдах, благо запах жареного мяса присутствовал. Операция закончилась и медсестра стала стягивать выжженый кратер всего тремя стяжками. Как позже мне пояснили, чтобы обрастать мясом начало со дна, пока снаружи всё открыто. Хирург так же рассказал, что тоннели кисты дошли до позвоночника и проникли глубоко в него. До позвоночника он всё выкопал, но в кость лезть не стал, поэтому, когда зарасту, беречь жеппу как зеницу ока. Не морозить, не напрягать, не ударять, дабы не было рецидива. И вот опять лежу я в палате вместе с Нео и жду, когда вернутся ко мне ноги, потому как курить хочется до безумия. Мне строго насторого запретили вставать после спино-мозговой анестезии в течении суток. И пить очень много воды. Но, если вспомнить, что в то время у меня отвага граничила со слабоумием, то легко можно представить что я сделал, как только начал чувствовать ноги. Правильно, я расперев себя руками и ногами о спинки кровати, не сгибая спины и не напрягая остатки копчика, встал и полез на подоконник, захватив с собой ранее спрятанную пачку сигарет. Благо анастезия еще не совсем отошла, поэтому боли я не чувствовал. За то чувствовал блаженный вкус сигареты, стоя на подоконнике, проснув голову в форточку, голый и с открытым позвоночником в районе поясницы. Как залез, так и слез, аккуратно, не тревожа жеппу, лёг и довольный уснул. А на утро начались такие головные боли, что страшные московские мигрени покажутся лёгким недомоганием. Даже приподнять голову от подушки ощущалось сдавливание всей черепной коробки двумя гидравлическими прессами. Боль была невыносимая, но я молча принимал её как наказание за моё лазанье по подоконникам. Ну и боялся, что меня расскроют и отберут сигареты. Пролежал я в палате в набедренной повязке неделю. Было всего два развлечения. Первое — это поход через два корпуса на улицу в курилку для врачей. До нее утиным шагом держась за всё что можно я добирался где-то за час. И час обратно. И того 2 часа на прогулку. А пока возвращаешься — опять курить захочешь. А второе развлечение — это поход в туалет. Оооо дааа. Как там писал автор поста по которому мои воспоминания? Стоя как лошадь? И как кенгуру? Это уж точно. Да я в самые сильные шторма умудрялся делать это куда элегантнее грациознее и точнее, чем тогда стоя. Каждый поход в туалет я представлял себя американским бомбардировщиком, скидывающим свой смертоносный груз над облаками из медицинской пижамы на голову немецкой сантехнике. Через неделю после операции, меня выписали и отправили домой. Вы когда-нибудь ездили в такси лёжа на заднем сиденнии загнув ноги к верху и подложил ладошки под подбородок? Дали бы мне розовый проводной телефон и вылетая девочка сплетница из американских ситкомов.
Эпилог.
Заживал и обрастал мясом я 6 месяцев. По началу, 3 раза в неделю ходил в поликлинику на перевязку, как уточка, еле переставляя ноги. Дыра до позвоночника до конца не затягивалась, даже когда уже вернулся на своё судно и продолжил бороздить моря. Она продолжала постоянно мокнуть и источать сукровицу. Окончательно затянулась лишь в ноябре, когда врач вставил мне в незаживающую дырку кусок резиновой перчатки, в виде пробки.
И так, вывод: Не геройствуйте, вовремя обращайтесь к врачам, соблюдайте указания докторов, бросайте курить и вообще, дружите с головой, можно и с чужой, раз со своей не в ладах.
Р. S. Хочу ещё раз извинится за всё: за слишком длинный рассказ, за орфографию и особенно за пунктуацию, за неумелое построение мысли и текста в целом. Это мой первый пост, это мой первый раз. Будьте со мной нежнее=)