Курды мужчины какие они

Курды весьма многочисленны и талантливы. Они смогли расселиться по всему миру и относятся к процветающим народам, богаты культурой, традициями, исповедуют самобытную религию.

Название

Точно неизвестно, однако ряд ученых полагает, что слово «курд» означает «горный». У курдов собственный язык, который изначально считался горным диалектом. Найти точные сведения, касающиеся происхождения названия, затруднительно. Это связано с деструктурированностью народа.

Язык

Курдский объединяет несколько групп языков. Условно группы можно разделить на:

  • сорани
  • лаки
  • южнокурдский диалект
  • севернокурдский диалект

Северный, или курманджи, является наиболее распространенным среди курдов, а сорани, по уверению самих носителей, имеет персидское происхождение. На лаки разговаривают преимущественно выходцы из Ирана и Ирака. Южный диалект тоже прижился в этих странах.

История

Историю курдов можно начать рассматривать с возникновения Багдадского халифата. Именно этот период является наиболее значимым и одновременно сложным. Курды активно сопротивлялись, что стало причиной череды восстаний. В 1514 году Курдистан перешел под контроль Исмаила I — персидского правителя, который доверил управление одному из представителей курдского народа. Этим человеком стал Идрис, историк по профессии, прекрасно разбирающийся в обычаях своего народа. Однако он был далеко не единственным авторитетным лицом. Али Паша Янпулат был многоуважаемым и имел среди курдов большой почет. Это позволило им поднять восстание в 1606 году. Турки подавили противоборствующих даже несмотря на то, что им удалось захватить значительную часть земель.
Современная история курдов полна войн и междоусобиц. Им пришлось столкнуться с нарастающим господством Британской империи, что толкало народ на новые восстания. Серьезные противостояния были между Ираком и Ираном, где и по настоящий день живет много курдов. Сейчас жизнь народа целиком зависит от страны проживания.

Где живут (территория)

Курды — это народ, который можно встретить в разных уголках планеты. Больше всего их проживает в Турции, значительная часть живет в России и Европе. Есть курдские общины в Израиле, Туркмении, Армении и Казахстане.

Жизнь в разных странах (местах)

В Турции живет более 16 миллионов курдов. Большинство из них не умеет читать и писать, их уровень жизни оставляет желать лучшего. Многие политологи связывают безграмотность курдского населения с общим упадком жизни в Турции. Существует масса противоречий курдов с правительством.
В Иране курды тоже переживают непростые времена. Последние десятилетия социально-политический конфликт, а также гнет со стороны государства привели к многочисленным стычкам с полицией и военными. В наши дни ситуация практически не изменилась, и правительству Ирана приходится зачастую использовать грубую силу для подавления протестных движений.
В России многие курды расселились по городам. Они сумели прижиться, а многие просто ассимилировали. Расселение из СССР велось в направлении Азербайджана, Армении и Грузии, где положение курдов можно назвать удовлетворительным. Лучшие показатели по уровню жизни у курдов, живущих в Германии и Великобритании. Но важно отметить, что большинство курдского населения попадает в Европу как иммигранты. Эти люди зачастую не имеют образования и не могут приспособиться к жизни в цивилизации. Надежду на лучшую жизнь получают их дети.

Существует курдское национальное движение, которое охватывает значительный регион и несколько стран. В этом движении участвуют тысячи людей, как женщины, так и мужчины. Движение носит подчас агрессивный характер и является военным.

Религия

Курды преимущественно исповедуют ислам суннитского толка. Есть среди них и своеобразные религиозные деятели — езиды. Они не только исповедуют собственные религиозные течения, но и говорят на особом диалекте (курманджи). Езидизм основывается на зороастризме, который берет свое начало в Древней Персии. Представители езидов есть в Иране, Ираке, России и других странах. У езидов есть уникальные святыни, которые называются Лалеш. Наиболее значимыми у езидов являются исполнители гимнов — каввалы. Именно они выступают просветителями, иногда играя роль наставников. Для езидов характерно заплетание бороды в косу, усы стригут редко, поэтому они растут густыми.

Жизнь

Курдов характеризует культ семьи. У них довольно большие семьи, причем люди живут целыми поколениями. Общение с братьями, сестрами, родственниками по линии матери и отца является каждодневным делом каждого курда. Даже дальние родственники всегда в почете.
Мужчины и женщины живут вместе только при заключении брака. Мужчина в семье остается главой, а за женщиной закрепляется роль помощницы. Курды не воспринимают женщину, не имеющую мужа, всерьез. Это порождает для нее преграду в жизни — пока она не найдет супруга, ее жизнь не будет полноценной. Замужество является едва ли не единственным способом обеспечить себя. В Ираке и Турции большинство женщин не имеет прав на землю, скот, не может работать.
Вдове придется искать нового мужа, чтобы суметь прокормить детей. Причем сделать это довольно сложно, ведь далеко не каждый мужчина захочет на ней жениться. Однако это вовсе не значит, что курдские женщины беззащитны. В связи с многодетностью, их оберегают родители и братья. Если женщина овдовела, то брат ее мужа либо возьмет ее в жены, либо обязуется опекать.
Для заключения брака в курдском обществе необходимо получить одобрение от родителей как со стороны мужа, так и со стороны жены. Выкуп является обязательной частью, его платит жених за невесту. Мнение молодоженов тоже учитывается и зачастую является главным. Никто не вправе принудить их к заключению брака.

Традиции

Традиции курдов интересны и одновременно сложны. Уважение к старшим — одна из самых важных традиций. Наравне с ней стоит традиция гостеприимства, которая воспринимается у курдов как способ показать собственную состоятельность. Гостя принято потчевать так, чтобы он остался доволен и весел.
Дети у курдов должны соблюдать строгие обычаи поведения. Девочкам запрещается покидать дом без сопровождения взрослых. Строгость действует и в отношении женщин — им нельзя открывать руки, ноги, колени и локти. Допускается отказ от платка, обычно покрывающего голову. Каждая девушка и мужчина должны помнить, что они являются членами своих семей, поэтому их поведение в обществе не должно нанести ущерб ее репутации.
Кровная месть до сих пор распространена среди курдов. Причиной вражды могут стать личная неприязнь, нехватка воды, земли для выпаса скота. Сейчас курды стараются как можно реже прибегать к кровавым расправам, предпочитая брать плату за ущерб. Убийство считается серьезным проступком, за который будет отвечать вся община.
Если курд хочет придать весомость своим словам, он может воспользоваться клятвой бахта. Бахт означает счастье. Слова того, кто клянется счастьем, считаются непоколебимыми и сразу вызывают доверие.
Для чужестранцев тоже есть свой обычай. Староста общины обязан принять странника и предоставить ему пищу и ночлег. Эту обязанность на него возлагает вся община. Часто старосте приходится размещать гостя в своем доме.

Свадьба

Свадьбы устраивают пышные, хотя это напрямую зависит от состоятельности семей. На проведение церемонии обычно зовут всех родственников, поэтому деньги на свадьбу копят месяцами. Главным подарком молодоженам являются деньги и овцы. Свадьбы принято праздновать весной, причем длиться она может целую неделю.
Гостей потчуют рисом и мясом, женщин и мужчин часто разделяют по разным помещениям. Обслуживанием взрослых мужчин занимаются юноши.
Среди езидских курдов распространен обычай делать куклу, символизирующую мать дождя. С этой куклой нужно ходить вокруг деревни, распевая песни-молитвы, призывающие дождь. Довольно удивительным кажется обычай воровства, который тоже связан со стремлением избавиться от пагубного воздействия засухи. Красть должны женщины, переодевающиеся в мужчин. Украденное затем возвращают.

Характер

Многие курды являются религиозными людьми. Их поведение и отношение к жизни, мировоззрение в целом определяются религией, которую они исповедуют. К другим верованиям курды относятся с большим уважением. Представители разных общин и верований могут участвовать в обрядах, тем самым выказывая уважение. Особую значимость для курдов имеют святые места, в том числе чужие. Крайне редко встречаются случаи конфликтов на религиозной почве. Однако оккультизм и поклонение злым духам курдами порицается.
Самым большим комплиментом для курда является произношение приветствия на его родном языке. Иностранец, выучивший курдский, может вмиг прославиться в любой общине. Одновременно курды не считают себя исключительными. Историческое соседство с другими народами сделало их терпеливыми, благодушными, способными уважать чужие взгляды. Вполне нормальным считается вступление в брак с представителем другого народа.
Курды не терпят навязчивости. Долгие притеснения со стороны правительств разных государств сделали их крайне нетерпеливыми по отношению к тем, кто стремится навязать собственный порядок.
Наибольшее уважение вызывают те, кто смог достичь высот, используя собственные таланты. В почете всегда остаются умные, влиятельные и сильные люди. Важно отметить, что под словом «сильный» имеется в виду человек, способный использовать свою силу грамотно. Неспособные воспользоваться даром рационально, вызывают неприязнь. Курдами презирается всякий, кто обирает других во имя личной выгоды. Люди вполне нормально относятся к лишению определенных свобод, но взамен всегда ждут нечто большее. Если староста в их общине только забирает и ничего не дает взамен, такой человек рискует стать презираемым.

Еда

Мясо у курдов принято просаливать, что позволяет продукту сохраняться максимально долго. Чтобы сделать его более сытным, используется бараний жир. В итоге блюдо получается похожим на тушенку. Практически в каждое блюдо добавляется козье или коровье молоко.
Блюдо катык готовится на основе топленого молока, которое предварительно заквашивают. Из топленого молока получают освежающий напиток. В него просто добавляют холодную воду. Топленое масло используется и для приготовления курдского сыра. Творог готовят из жирного молока. Хранят сыр и творог в специальных мешочках. В процессе приготовления молоко кипятят, затем добавляют в него закваску и продолжают кипятить до тех пор, пока не получат творожную массу. Из получаемых сливок можно сделать масло и сметану.
Курды всегда вели преимущественно кочевой образ жизни, поэтому их пища должна была оставаться сытной и простой. Помимо мяса и молочных продуктов, регулярно употребляли хлеб и ели много овощей. Каждое блюдо сдабривали специями и травами. Современные курды не утратили былых кулинарных традиций.
Казахстанские курды пекут хлеб в тандыре, а еще из теста они заготавливают особую лапшу, которая называется реждия. Сама по себе такая лапша является очень сытной, ведь ее обжаривают на сковороде в топленом масле. Наиболее популярным блюдом из мяса является хашлама, которая варится на бульоне с добавлением зелени, специй и картофеля.
Курды часто едят толму с капустными или виноградными листьями. В нее кладут много специй, а начинкой может служить сало, рис, кинза, мята и другие ингредиенты.
Курды предпочитают плов, причем у них есть множество способов приготовления. Например, с добавлением мяса или чисто вегетарианский. В него кладут сухофрукты. К блюдам может подаваться особая подливка — бамия. Готовят ее из бобов. Есть бамию можно с хлебом, обмакивая лепешку.
По весне кочевники любили готовить грар — суп, похожий на русскую окрошку. Основой вместо кваса служил молочный остаток. К нему добавляли зелень и крупу.
Интересным блюдом является рис шырбренж. Готовят его на молоке, причем рис надо держать до тех пор, пока молоко полностью не выпарится. Затем добавляют новую порцию молока и дают рису остыть. В блюдо кладут масло, посыпают корицей и поливают медом.
Для вегетарианцев есть суп из баклажанов и чечевицы. Пьют курды обычно тархун или мятный компот. Конечно, на каждом столе будет много хлеба.

Внешность

Одежда

В женском национальном костюме предусмотрено несколько предметов:

  • брюки-шальвары;
  • жилетка хелак;
  • накидка крас.

У мужчин костюм состоит из:

  • сервала
  • пояса
  • национальных туфель
  • жилетки и рубашки стархани.

Джеркрасы у женщин представляют собой одеяние, похожее на кофту и рубашку одновременно. Брюки наденет только незамужняя женщина, тем самым показывая, что она является свободной. Сверху также накидывают крас — специальную прозрачную накидку, которая покрывает плечи. У женщин-курдов одежда вся яркая, контрастная, в ней могут использоваться такие цвета, как фиолетовый, зеленый, желтый, бирюзовый. Стархани у мужчин — это верхняя одежда, которая напоминает рубашку и пиджак. Стархани всегда заправляют в брюки, ткань одежды довольно плотная, есть карманы и лацканы. Мужской пояс в длину может достигать 4 метров. Накручивают его обязательно против часовой стрелки. Брюки фиксируются не поясом, а веревкой.
Основной мужской головной убор — чалма. Он является составным, включает шапку клав и платок мшки. Одежда у мужчин блеклая, только на праздники они позволяют себе надеть более яркие варианты. Цвета преимущественно близкие к белому и песочному. На официальный прием курдский мужчина наденет только белую одежду. В повседневной жизни они носят одежду коричневого цвета, реже серого.

Жилище

У курдов тип постройки зависел от той высоты, на которой они жили. Другим немаловажным фактором были климатические условия. В Армении типичной курдской постройкой на протяжении долгого времени являлся дом из глины. Возводили его в горах на уровне 900–1000 метров. Поселение курдов встречалось и на высоте свыше 1000 метров. В суровых условиях курды строили землянки. Покоряющие высоты свыше 2500 тысячи метров останавливались в маленьких шатрах.
Жилье у курдов служит не только местом для обогрева и ночлега, но и обеспечивает безопасность. Дома строят так, чтобы они располагались как можно ближе друг к другу. Если же природный ландшафт сам по себе может обеспечить защиту, то жилище ставят порознь друг от друга. На «близость» домов может повлиять тип почв. Чем более почвы плодородны, тем ближе будут располагаться дома, чтобы люди могли держаться вместе для обработки земли.
Некоторые курды используют для скрепления камней известь. Наличники делают из камня, что придает входу массивные черты. Дома у курдов обычно одноэтажные, в подвалах устраивают конюшни и склады с кухней. Свет проникает сюда естественным способом через окно. Лампы практически не используются. Иногда люди оставляют дома на зиму, чтобы хранить в них зерно, а сами живут в шатрах. Крышу делают из балок, которыми служат необтесанные бревна. На эту основу кладут смесь из земли, жидкой глины и травы. Под ней располагается заряд жердей. Несмотря на кажущуюся хлипкость, подобную крышу очень трудно разрушить. На крышах могут организовывать собрания, принимать пищу, отдыхать. Ее всегда убирают и держат в надлежащем состоянии.
Планировка жилища может быть разной. Наиболее распространенная включает прихожую, две комнаты и подвал. В прихожей могут хранить топливо и воду, предметы быта. Живут в комнате, где ставят глиняный очаг, представляющий собой сосуд, который вкапывают в землю. Стены утепляют коврами и паласами. В другой комнате хранят запасы: сыр, масло, сушеное мясо. В жилой комнате принято разделять пространство на мужское и женское. Дети спят с женщинами.
У кочевников стараются использовать такие шатры, которые можно собрать максимально быстро. Такой шатер должен умещаться на спине лошади, поэтому их размер бывает весьма мал. Некоторые шатры похожи на юрты бедуинов. Полотнища их шьются из козьих шкур.
Опорой шатра служат 15 шестов, между которыми полотно растягивается, образуя плотное укрытие. Оно не только прочное, но и практически не намокает во время дождя. В шатрах устраивают иногда жилище более шикарное, чем в каменном доме. Пол устилают коврами, ставят лучшую посуду, раскидывают подушки и пуфы.
Курды пережили много трудностей, и до сих пор их жизнь остается непростой. Сформировавшись как народ кочевников, курды смогли не только выживать, но и процветать. Их будущее напрямую зависит от налаживания взаимоотношений с правительствами разных стран.

Видео

Волшебство гипнотического танца наглядно показывает, насколько удивительным является искусство курдского народа. Оцените движения и красоту танцовщиц в этом видеоролике.

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ КУРДА, ЕГО ХАРАКТЕР
3. Свидетельства иностранных авторов о характере курдов
В порядке иллюстрации к тем основным принципам, которые установил Кристов, нам кажется небезынтересным привести сейчас несколько примеров, характеризующих курдов. Они взяты из сочинений, посвященных Курдистану1).
____________________________________
1) См., кроме того, сочинения В. X. Хэй и А. М. Гамильтон, о которых говорится в издаваемой в Бейруте курдской газете «Новый день» за сентябрь и октябрь 1945 года.
Вот, например, что пишет Сон, который жил среди курдов и говорил по-курдски.
«Если мы хотим быть справедливыми, необходимо для сравнения поставить Курдистан рядом с Европой, какой она была шестьсот лет назад. И даже в наши дни сравнение европейца с курдом будет не в пользу европейца, если принять в качестве критерия нравственные идеалы и правила. Среди тысячи курдов независимо от того, где они обитают, вы найдете меньше позорных преступлений, нежели среди того же числа европейцев.
Разумеется, курдский характер представляет достаточную трудность для наблюдателя, поскольку черты отдельных племен столь различны, что нелегко дать оценку, общую для всей нации в целом .
У курдов очень развита феодальная иерархия. Путешественник начала XIX века Фразер отмечает близкое сходство между теперешними курдами и членами исландских кланов, жившими несколько веков назад.
Непоколебимость в делах чести, верность данному слову, благородная мягкость по отношению к близким родственникам, более человечное отношение к жене (среди южных и центральных курдов), нежели у других мусульманских народов, любовь к живому слову и к поэзии, готовность пожертвовать собой во имя племени и высоко развитое чувство гордости за свою страну и свой народ. С какой гордостью курд заявляет (на диалекте): «Az Kourmandj-em» — или: «Мyn Kourdym» — «Я курд».
Постоянная опасность сделала их легко возбудимыми, породила подозрительность, но и отвагу, чрезвычайное проворство, весьма развила наблюдательность и в то же время (среди южных курдов) чувство юмора. Они всегда готовы рассказывать о себе разные истории:
«Однажды хана из племени харки (Орамар) укусила муха. Он почесал укушенное место. Через пять минут начался зуд. Хан опять почесал. Тогда укус стал чувствоваться еще больше, и тут хан, вытащив свой револьвер, стал проклинать «отца мух»».
«Два курда спорили о том, с какой стороны неба покажется Сириус (что означает конец наиболее жаркого времени года). Разойдясь в мнениях на этот счет, они останавливаются на дороге и бросаются друг на друга. Один из них остается на дороге мертвым».
Приведем попутно высказывания одного французского путешественника (около 1887 г.).
«Курды наделены большим чувством собственного достоинства; они верны своему слову. Если курд пообещал доставить вас целым и невредимым в какое-либо место, вы можете спокойно ему довериться».
Биндер (op. cit., p. 109—110) повторяет легенду о том, что заблудившиеся крестоносцы смешались с курдами. Напомним, что такое же происхождение приписывают одному из племен Кавказа — хевсурам, которые до сих пор носят средневековые одежды. Языковое сходство, по Биндеру, между французским и курдским языками не имеет ничего общего с языком, на котором говорили крестоносцы, но объясняется тем, что оба языка принадлежат к одной и той же индоевропейской группе языков.
Сон, ссылаясь па Биндера (не называя, впрочем, его имени), использует это, желая подтвердить, что в некотором отношении курды стоят выше цивилизованных народов.
Миллинджен не знал курдского языка, но мог наблюдать жизнь этого парода, так как был инструктором турецкого полка в Армении1).
«Смешение хороших и плохих качеств в характере курдов наблюдается также у всех кочевых племен, будь то арабы, курды или киргизы».
Речь идет не о том, чтобы идеализировать курда, а о том, чтобы его понять.
Другой, более близкий к нам по времени наблюдатель, миссионер Вайгрэм, тоже высказывает свои суждения о курдах2).
____________________________________
1) F.Millingen, Wild life among the Koords, 1870.
2) W.A. Wigram, History of the Assyrian Church, 1910; его же, The Assyrian and their neighbours, p. 7.
«Черты характера курдов, по-видимому, не изменились за период начиная с 1000 года до н. э. Они являют собой тип сильный и способный, со многих точек зрения привлекательный. Однако в силу ли характера родных гор или каких-либо других причин, которые не влияли па его формирование, курды представляют собой «тип неудачника». Они никогда не были способны перешагнуть через «племенную стадию» развития и находятся на этой стадии и по сей день». Наблюдения, сделанные Вайгрэмом, заслуживают, несомненно, нашего внимания; они соответствуют наблюдениям и Кристова, который полагает, что племя играет благотворную роль в политической и культурной жизни курдов. Если, однако, как замечает Вайгрэм, курд не перешагнул этой стадии, то это все же мешает ему перейти к более высокой стадии развития.
Чтобы сделать наш обзор различных высказывании о курдах более полным, приведем здесь заметки Лерха, который начинает их с характеристики, данной курдам армянином Абовяном:
«Курдов, — говорит Абовян, — можно было бы назвать рыцарями Востока в полном смысле этого слова, если бы они вели жизнь более оседлую. Воинственность, прямодушие, честность и беспредельная преданность к своим князьям, строгое исполнение данного слова и гостеприимство, месть за кровь и родовая вражда даже между ближайшими родственниками, безграничное уважение к женщинам — вот добродетели и качества, общие всему народу». Не знаю, имел ли Абовян случай познакомиться также и с восточными племенами курдов, именно с многочисленными лурскими племенами, но я нахожу эту характеристику моральных качеств курдов вполне соответствующей тому, что повествуют о них все прочие путешественники, и поэтому не замедлил их процитировать. О гостеприимстве курдов свидетельствуют все путешественники, проживавшие много и часто с ними: Рич, Энсворт, Роулинсон, Лейярд, Брент и другие. Дж. Рич, как видно из следующих слов, находит у курдов вообще много общественных добродетелей. Он говорит: «The Koords appear to me to be a remarkably cheerful social people, with no kind of pride or ceremony among them; and they are neither envious of one another, nor have I ever beared a Koord speak an ill natured word of another, however different they may be in party or in¬terest…»1)*.
____________________________________
1) J. Rich, Notes on Kurdistan, London, 1836, I, p. 104.
* («Курды в моем представлении — весьма жизнерадостный и общительный народ, без какого-либо проявления гордости, чопорности или зависти в отношениях между собой; я никогда не слышал также, чтобы один курд дурно отзывался о другом, как бы они ни различались по своему положению или интересам…»).
«…С этим воинственным духом курдов связана и их сильная любовь к свободе и редкая твердость характера… Взятый в плен во время похода Гафиз-паши в 1837 году тридцатилетний бей, отличавшийся своей красотой, твердо отвергал все предлагаемые ему выгоды и почести за открытие численности и позиций своих восставших соплеменников. «Бывши беем курдским, я никогда не соглашусь быть начальником других людей»,— отвечал он гордо на обольстительные предложения… Все возможные муки, продолжавшиеся два дня, не заставили его изменить своим единоплеменникам; он даже во время бастонады преспокойно курил трубку. На третий день жестокий паша велел его посадить в котел, наполненный кипятком, но мужественный курд остался твердым до смерти»1).
В. Минорский2) также рассказывает историю, весьма характерную для курда. Ею мы и закончим наш обзор. «Лет 15 тому назад в районе Черика (Салмас) жил предводитель племени Джафар Ага, совершенно не считавшийся с иранскими властями. С гор своих он частенько спускался в долины для грабежа, но я впоследствии убедился, что бедное население относилось к нему скорее добродушно, так как нередко, обобрав какого-нибудь богатея, он раздавал часть добычи беднякам. Правительство прибегло к старому, испытанному средству, назначив Джафар Агу пограничным начальником. Сперва, гордый своим официальным положением, он присмирел, но вскоре принялся за старое, и мне пришлось быть свидетелем письменной войны между Джафар Агой и представителями власти… У Джафар Аги не было хорошего иранского секретаря, а потому он тайно ночью вызвал старого иранца-поэта, служившего письмоводителем у губернатора; этот мирза (то есть умеющий писать по-персидски) и сочинял изрядные ответы на им же самим поутру писанные губернаторские послания. В конце концов пишкару (губернатор) Азербайджана клятвою на коране удалось уговорить Джафар Агу явиться с повинной в Тавриз…
Курды, сохраняя внешнее спокойствие, не спускали глаз со своего господина и, окружая его тесным кольцом, держали наготове свои винтовки. Им не удалось уберечь Джафар Агу, который был предательски убит на лестнице у генерал-губернатора, вызвавшего его на прощальную аудиенцию… Потеряв своего предводителя, убитого наповал в сердце, оруженосцы подняли стрельбу и, сохранив присутствие духа, бросились не вон со двора, а внутрь здания, рассеивая испуганную толпу губернаторской челяди. Несколько человек отбились и засели в подвале, где были энергично обстреляны; тем не менее они вырвались и соединились с товарищами. В суматохе курды чуть не захватили генерал-губернатора, а затем заперлись в пустой комнате и до ночи вели перестрелку. Заметив, что высоко в стене имелось отверстие, куда зимой вставлялась труба железной печки, курды встали друг другу на плечи, разобрали кладку и, таща раненого товарища, пролезли через отверстие на кровлю; оттуда по другим соседним крышам и степам, через сады и переулки они прошли тайно от осаждавших и выбрались из громадного Тавриза. Утром за ними поскакала погоня, но курды, заметив, что преследователи спешились, искусно отвлекли их в сторону, а затем бросились к их коням и ускакали на них в свой Черик. Из восьми спаслось шестеро, а двое, убитых вместе с Джафар Агой, были… повешены на воротах губернаторского дома в назидание, и местная газетка… восхваляла, торжество мудрой политики»3).
____________________________________
1) П. Лерх, цит. соч., I, стр. 28—31.
2) В.Ф. Минорский, Курды. Заметки и впечатления. Петроград, 1915. О смерти Джафар Аги говорится в разделе о лирической поэзии (гл. XII).
3) В.Ф. Минорский, цит. соч., стр. 30—31.
4. Курды сами о себе
Теперь нам известно, что думают о курдах иностранцы. Посмотрим, что они рассказывают о себе сами. Начнем с небольшой истории, из которой следует, что курд превыше всего ценит личную храбрость.
Речь идет о подвигах некоего Мам Рызго, известного в окрестностях Диярбакыра. Один из его слуг (houlam) рассказывает, что однажды, когда его молодчики сидели в засаде, на дороге появился молодой парень с ружьем на плече, опоясанный двумя патронташами. На нем были сандалии, какие носят в Диярбакыре, пестек1), накидка и шальвары. На голове была чалма из муслина. Держась рукой за ухо (типичный для курда жест), парень громко распевал песню. И этот хорошо вооруженный парень сдался одному из людей Мам Рызго без малейшего сопротивления. Спустя какое-то время на этой же дороге показался маленького роста старик. Одетая на нем аба2) была в лохмотьях, он нес саблю и щит. Он шел по дороге, погоняя ослика. Мам Рызго приказал ограбить и старика. Один из молодчиков крикнул старику, чтобы он отдал все, что у него было: Мам Кал (то было имя старика) ответил бранью. Тогда слуга зарядил ружье, собираясь выстрелить в старика. Однако старик не стал ждать, пока в него выстрелят, и напал на слугу с саблей. Последний бросился бежать. Мам Кал стал преследовать его до места засады. Короче говоря, после долгих пререканий старик согласился быть гостем главаря и съел «кебаб». Тогда Мам Рызго отдал ему одежду, снятую с парня, и в придачу отдал ему свой кинжал, сказав: «Добро пожаловать. Пусть эти вещи пригодятся тебе. Ты заслужил их».
____________________________________
1) Пестек — войлочная безрукавка. — Прим. ред.
2) Аба — род войлочной бурки. — Прим.
Рассказ о ссоре Абди с Азизом, который мы приводим ниже, показывает, что горячий и вспыльчивый характер курда соответствует его храбрости и отваге. Герои нашего рассказа не только принадлежали к одному и тому же племени мизури-жури из деревни Аргош, но и приходились родственниками, происходя из одного и того же рода Мам-Харан. Абди был старшиной рода (ryspi) и братом Азиза, Ахмо был знатным в роду человеком (pachmir). Прошел год, как туркам с помощью воинских частей удалось обложить племя обременительным налогом. Вспыхнуло недовольство, и курды стали поговаривать, что следовало бы сместить своих правителей, виновных, по их мнению, в создавшемся положении. Абди, которому они угрожали, вспылил: «Посмотрим, удастся ли кому-нибудь сесть на мое место. А из того собачьего сына, который попытается это сделать, я сделаю мушку для своего ружья». Азиз принял вызов: «Если так, я тебя смещу». Прошло какое-то время, и они встретились. Надо сказать, что люди из племени мизури, встречаясь друг с другом, говорят в виде приветствия: «Бог в помощь» («Knode kouta hango bedet»). И вот однажды Абди, возвращаясь из своего летнего шатра, обогнал Ахмо и Азиза, которые молча гнали волов. При них были только кинжалы. «Взгляните на этого бесстыжего!» — вскричал разъяренный Азиз, оскорбив тем самым Абди. Абди выстрелил и ранил Азиза, но Азиз «с еще дымящейся раной» успел дважды ударить Абди кинжалом. Азиз одной рукой держался за бок, а другой за то место, куда попала пуля, но не стонал, в то время как Абди уже звал на помощь. Ахмо подошел к нему, увидел льющуюся кровь, но, так как Азиз молчал, подумал, что выстрел Абди не попал в него, и стал браниться: «Чтоб твой дом превратился в пепел! Почему ты убил такого человека, как Абди, своего родственника?» Азиз все еще молчал, но когда Ахмо перестал браниться, застонал: «Не ругайся, брат, а вытащи скорее пулю». Ахмо развязал пояс и увидел рану Азиза. Он схватил кинжал, чтобы бежать за Абди, но Азиз прошептал: «Не уходи, брат, я нанес ему такой удар, что он не оправится. Возьми меня на спину и отнеси-ка лучше домой». Вечером и тот и другой умерли. Умирающий Азиз наказывал своему брату Ахмо, чтобы тот «не давал себе труда прикончить Абди, ибо тот свое получил!»
Храбрость курда, его презрение к смерти проявляются также и в его подвигах на охоте. Серны и козероги редко избегают пули курда1) .
____________________________________
1) О способности курдов к стрельбе см. у Вестарпа (Westаrр, Unter Halbmond und Sonne, S. 220), который рассказывает, как пуля попала в цель на расстоянии сорока шагов.
Мне известна история, происшедшая с одним из отважных курдских охотников. Рассказывают, что однажды Слиман Базид из племени мизури спас медведя, на которого напала пантера. С тех пор медведь повсюду следовал за Слиманом. Однако в конце концов все получилось, как в известной басне Лафонтена: медведь убил своего спавшего хозяина, бросив в него тяжелый камень, чтобы отогнать мух.
Курд любит рассказывать также истории, героем которых является хитрый вор. Хитрость считается хорошим качеством. Я как-то рассказал историю Сулеймана, который украл ценности из мечети в Багдаде, проникнув туда под видом богомольца. Мелким воришкой был Кему из деревни Шагулурде в Гявере. Кему был известен как «медовый вор». Чтобы скрыть свои кражи, он поставил несколько ульев, спрятав туда украденные соты и ос. Однажды ночью его схватили на месте преступления; он бежал, заявив хозяину, что в Курдистане существует такой обычай: чтобы пчелы давали много меда, надо одну пчелу купить, вторую выпросить, а третью украсть. Дела Кему шли хорошо до тех пор, пока сборщик налогов с меда (mamouri mech hejmari) не пришел в его деревню. Если он заявит, что пчел у пего мало, то соседи скажут, откуда берется у него мед. А если сказать, что пчел у него много, сборщик проверит и увидит, что это не пчелы, а осы. Кончилось тем, что он сжег свои ульи.
Однако не надо думать, что курд рассказывает только о грабежах, убийствах, воровстве. Он любит также истории о мудрых и рассудительных людях. Вот, например, рассказ об Иссу из деревни Делян в нижнем течении реки Зе (Большой Заб). Иссу был бессменным советником губернатора Курдистана Ибрагима-паши, резиденция которого находилась в Амадии, Однажды паша отдыхал на охоте; Иссу остался подле него, чтобы отгонять мух. Вдруг Иссу увидел, как к паше ползет скорпион. Он вытащил кинжал, чтобы убить скорпиона, но тот уполз. Проснувшийся паша увидел Иссу с поднятым над ним кинжалом. «Что случилось?» — спросил паша. «Он уполз, паша»,— проронил Иссу, понимая, что бесполезно объяснять что-либо паше, так как тот все равно ему не поверит. Оставив вскоре после этого жену и своего сына Али, Иссу удалился. После исчезновения Иссу дела паши пришли в расстройство. Паша позвал Али и приказал ему разыскать отца, чтобы попросить у него совета. Али так и сделал. Иссу сказал: «Пойдем в огород, а завтра я дам тебе совет». Придя в огород, Али заметил, что отец выкапывает хорошие плоды и оставляет на грядках плохие. «Ты погубишь свой огород»,— сказал он отцу. «Нет, мой сын, так я соберу лучшие плоды». На следующий день он сказал, чтобы Али уезжал и рассказал паше все, что видел, прибавив такие слова: «Он уехал, но вернулся». Сын возвратился к паше и все ему рассказал. Паша воскликнул: «Вот мудрый ответ». Он собрал всех курдских вождей, известных заговорщиков, и велел их казнить. На их место он назначил честных людей. И в стране воцарился порядок. Паша послал за Иссу и встретил его в Амадии с почестями. Иссу поведал паше историю со скорпионом. «Когда он уполз, оправдываться было бесполезно, а когда приполз опять, можно было уже не беспокоиться».
Следовало бы рассказать также и о Хасан-бске, правителе Хаккяри, слава о мудрости которого была известна всему Курдистану. Каждое его слово звучало как совет и могло бы служить пословицей. Однажды зимним днем в его присутствии заговорили о верных и неверных друзьях, о цене верности и т.д. «Кто первый назовет мне нужную птицу, тот будет вознагражден»,— сказал Хасан-бек. Все решили, что речь идет о птицах, которые прилетают в самом начале весны. Хасан-беку называли скворца, аиста, журавля и других птиц, но он не наградил никого. Некто Мам Тал назвал сороку и получил награду. Мудрый Хасан-бек объяснил: «В то время, как все весенние птицы остаются с нами только на время хорошей погоды, сорока — наш верный друг во все времена года».
Нередко хитрость заменяет ум.
Трое людей с навьюченными животными — лошадью, мулом и ослом — решили отдохнуть в саду на краю дороги. Протесты садовника не возымели никакого действия. Тогда садовник решил натравить одного на другого. «Помогите мне отправить отсюда этого погонщика осла,— прошептал он погонщику мула и владельцу коня,— я бы за это хорошо вас угостил и еще дал бы в придачу каждому по монете». И погонщику осла пришлось убраться. Хитрый садовник принялся затем за владельца коня, сделав вид, будто признал в нем сына одной из своих хороших знакомых. Вместе они выпроводили погонщика мула. Когда же остался один только мнимый приятель, садовник не преминул расправиться и с ним. Диалог между садовником и тремя незнакомцами по-курдски сочен и колоритен.
Воспроизведем также несколько юмористических рассказов; курды знают их множество и охотно их передают.
Мелкий торговец из Аккры решил, что в курдских деревнях можно хорошо заработать. Набрав тканей, он отправился в путь. Он знал, что деревня Келе в уезде Гирди слывет самой нищей деревней, и отправился прямым путем туда, помня о курдской пословице: «Купля и продажа хороша для того, кто в ней нуждается». Прибыв в деревню, он увидел женщину, которая, стоя подле своего дома, сбивала в бурдюке масло. На ней не было почти ничего, кроме набедренной повязки, завязанной на пояснице. При каждом толчке бурдюка открывалась ее нагота. Торговец обрадовался: «Не напрасно я сюда пришел. Если в этой деревне все так нуждаются, то я им вмиг распродам свой товар, его возьмут нарасхват».
Женщина его увидела: «Кто ты? Откуда и куда идешь?» Купец ответил: «Я торговец из Аккры, у меня много разной материн, покупай». Услышав его ответ, женщина отвернулась от него и с силой затрясла бурдюк: «Убирайся отсюда! У нас дома, хвала аллаху, есть все, что нужно, а что до других, то это их дело!» Бедный торговец растерялся: «Подумать только! Если у этих есть все и они ни в чем не нуждаются, то как же выглядят люди, которым что-нибудь нужно?» И поскорее повернул осла прочь из деревни. «Ну и ошибся я! Теперь уж никогда не полезу в такие дыры». Кое-как, за полцены, сбыл он свой товар и возвратился в Аккру.
Курд охотно высмеивает глупость. Рассказывают, что Мам Бапир, богатый, но глупый ага из деревни Хаснекан, пожелал однажды, чтобы имам, состоявший у него па жалованье, при чтении «хутбы»1) в пятницу упоминал его имя вместо имени султана, пообещав ему за это тридцать молочных овец. В следующую пятницу в мечети собрался народ на «невет» (молитву). В мечети находился мулла из соседней деревни, который ничего не знал о соглашении между имамом и Мам Бапиром. «Хутба» всегда читается по-арабски. Когда наступил момент произнести имя султана, имам вошел на «мимбер» (кафедру) и произнес по-арабски: «Эйу-ха Мам Бапир, инна-ка дуббон кабир такану-ка, дженнему уа би са-аль-масир» («О Мам Бапир, ты воистину толстый медведь, место твое в аду, ни дна тебе ни покрышки»). Мулла из соседней деревни, услышав такие слова, воскликнул: «Ла, ла!» («Нет, нет») — он подумал, что имам оговорился. Но имам не растерялся и, продолжая читать монотонным голосом молитву, произнес: «Ускут ускутуна аль ма’з саласуна ла-ка ашар у ли ашруна» («Замолчи! Он дает тридцать овец: десять для тебя и двадцать для меня»). Мулла понял и замолчал. Мам Бапир был очень доволен и вышел из мечети, «раздувшись от важности, как индюк». После молитвы он велел пастуху, чтобы тот отобрал тридцать лучших овец и отнес их имаму2).
____________________________________
1) Хутба — чтение Корана, моление в мечети о царствующем шахе султане.— Прим. ред.
2) В настоящее время не производится взимание налога с урожая в пользу духовных лиц в большинство районов, за исключением восточного Ирана и Курдистана, где такого рода налоги взимаются регулярно. Существуют, кроме того, бродячие служители культа, которые всегда стараются подоспеть к сбору урожая, надеясь чем-нибудь поживиться. Их называют «муфтхворами» и дарит папрачдпики «эид аль-фитр» 1 шавваля и «эйд аль-курбан, 10 яу-ль-хиджжа одежду, которая называется «хилат». Крестьянин также платит от 5 до 20 тавризскнх монет за покойника и виде «закят» (обязательный мусульманский налог.— Ред.). Топливо для мечети, если в деревне есть мечеть, обычно поставляет землевладелец. В некоторых местах на мечеть идет доход от мельниц. Так, например, в Хасана-баде (около Сенне) для этой цели взимается (зесь доход с одной мельницы и половина дохода с другой.
Наряду с юмористическими побасенками существует также целая серия рассказов о некоторых деревнях и даже племенах.
Обитатели деревни Тель (между Зибаром н Рекани) из племени мизури всегда служат предметом насмешек.
Однажды они пришли к деревенскому мудрецу Как Шасувару и стали жаловаться, что у них плохи дела с солью. «Нужно отправить караваны за солью в Урмию и Мосул. Животные переутомлены, не держатся на ногах и ничего не стоят в работе, — говорили они Шасувару, — Посоветуй, что нам делать», —»Ладно,это дело не сложное,— ответил им Как Шасувар,— нужно, чтобы этой весной каждый из вас посеял по крайней мере хоть один «фитре» (мера веса) соли». Жители деревни и посеяли всю имеющуюся соль. Спустя какое-то время один из них отправился взглянуть, не взошла ли соль. Ничего не увидев па поверхности, он слегка разрыхлил землю в надежде что-нибудь увидеть. И действительно, показался какой-то росточек (то было жало скорпиона). «Вот наверняка росток. Надо попробовать». Он лизнул языком росток, и скорпион ужалил его. Бедняга подскочил, побежал домой, крича по дороге: «Как здорово прорастает! А это еще только росток!» Дома он рассказал всем, что увидел. Язык его распух, но он все равно радовался. Захватив овцу и ягненка, он понес их Как Шасувару, чтобы отблагодарить его.
Рассказывают также, что люди из племени мизури не едят курдюка ягнят. И вот почему: однажды Смаил-паша из Амадии, возмущенный тем, что старейшины племени принесли ему ягненка, вместо более ценного подарка, как того требовал обычай, когда приходили выразить свое почтение, приказал подать старейшинам «савар»1) — блюдо самое обыкновенное. По краям блюда были разложены куски ягненка и на них были сделаны надрез для стекания жира. Гости паши почувствовали себя глубоко оскорбленными и тут же взялись за кинжалы. Из тридцати гостей двадцать девять были убиты на месте, как и пятьдесят пять слуг паши. Того единственного, кто остался в живых, привели в деревню и когда родители спросили его: «Как могло случиться, что ты оказался трусом и остался в живых?» — он выхватил кинжал и убил себя. Эта история насчитывает уже более века, и все-таки о ней не следует рассказывать в присутствии людей из племени мизури.
____________________________________
1) «Савар»—зерно крупного помола.— Прим. Ред.
Эти несколько рассказов, взятые наугад из собранных мною, позволили, я надеюсь, читателю уловить некоторые черты курдского характера: в курде сочетаются резкость, храбрость, наивность, великодушие, он не лишен рассудительности н врожденного ума. Не пытаясь приукрасить курда, мне приходится несколько смягчать эти выразительные рассказы. Народный язык не всегда изыскан. В главе, посвященной курдской литературе, читатель убедится, что в своих лирических и эпических произведениях курд иногда пользуется такими выражениями, которые оставляют желать лучшего; в них проскальзывает и сентиментальность, которой как будто трудно ожидать от народа, веками ведущего суровую жизнь и отнюдь не пользовавшегося заботами просвещенного правительства.
Поскольку моим постоянным желанием является при малейшей возможности рассказывать о курдах словами самих курдов, то, мне кажется, будет уместным здесь привести беседу, которая имела место несколько лет назад в Париже с моим другом, принцем Сурея Бек Бадрханом из знатного дома Азизан из Бохтана, который правил некогда частью Курдистана в Джизре-ибн-Омаре па Тигре. Мне запомнилась часть этой беседы. Эмир Сурея подчеркивал, что бандиты сурово наказывались в Курдистане. Если они совершали убийства, то их приговаривали к сожжению. В этой связи он и рассказал следующий случай:
«Некоторое время бандит, по имени Дало, опустошал княжество Бохтан. Однажды его схватили и, так как на его совести было много убийств, приговорили к сожжению. Он смело взошел на костер.
Эмир, который присутствовал при казни, обратился к нему:
— Теперь, Дало, признайся, что твое положение — самое ужасное, какое только можно себе представить.
Дало, повернувшись к эмиру, ответил:
— Нет, мой эмир, бывают положения похуже моего. Это когда аллах пошлет вам гостя, а вам и вашей супруге придется опустить глаза, так как нечего будет гостю предложить.
Ответ Дало понравился эмиру, однако он уже не мог его спасти»1).
Все, кто оказывался жертвами разбойников, получали возмещение.
Рассказывают, что однажды перед эмиром Джизре предстал пастух и сказал ему:
— Вчера вечером я перешел границу твоего княжества. Зная о твоей справедливости и безопасности на твоих землях, я прилег отдохнуть около своего стада. Проснувшись, я увидел, что волк унес пять моих баранов. У меня остались только их шкуры. Я прошу у тебя справедливости и возмещения.
Эмир попросил пастуха прийти на следующий день. Пастух был точен. Когда он пришел к эмиру, на земле лежали пять убитых волков, а около них — пять баранов. Эмир сказал пастуху:
— Вот пять баранов, чтобы возместить тебе понесенный тобой ущерб. Что касается волков, которые задрали твоих баранов, то они наказаны».
____________________________________
1) См. P. Beidar, Grammaire kurde, Paris, 1925, p. 18—19.Tags: Вильчевский О., Ирак, Иран, Курдистан, Лерх П.И., Минорский В.Ф., Никитин В.П.