Лишилась в 13

Как я потерял невинность в 15 лет другая редакция

Рассказ посвящается Танюше из Симферополя.
Дополнен и переделан по её просьбе.
До чего же, я не любил пионерский лагерь!? До коликов в животе. До содрогания спинномозговых мышц, от которых мурашки ползли по телу. Приход летних каникул, сразу омрачался, этим запланированным родителями, событием. Почему? А потому, что я любил читать. И большую часть лета пропадал в библиотеке в читальном зале. Каллисты и Монтекристы, захватывали моё воображение и уносили вглубь веков или в недалёкое будущее…
Как, я, не крутился, словно уж на сковородке, чтобы отвертеться от лагерной повинности, мне это не удавалось. Сейчас, понимаю, для родителей, это была халява. За очень маленькую, чисто символическую, сумму, они могли спровадить своё чадо на очень продолжительный, почти месяц, период, и предаваться блуду без помех.
Мне было лет 10 или 9? Скорее 11. Очутившись в лагере, я, конечно, быстро менял мнение, невзирая на осточертевшие каши, которые не любил, лютой ненавистью. Утренние побудки, когда так хотелось спать, а проклятый горнист дудел в свою чёртову дудку. Я находил там новых друзей и врагов, узнавал новые игры и удивительные истории. Всякие спортивные состязания. Не помню в тот сезон, или в другой, мне удалось так ловко зафинтифлить теннисный мячик, что попал прямехонько по кумполу проходившей мимо вожатой и та, завалившись навзничь, очень обогатила мой словарный запас матерных слов.
А какие там были девочки! Девушки! Женщины! Я влюблялся в соотрядниц, вожатых и даже в мам приезжавших родителей. Природная скромность, не позволяла мне подойти с признаниями к предметам своих вожделений и страсти. Но на моём лице, всегда открытом, сразу читалось, то что, безуспешно пытался скрыть. Покраснеть, от слов насмешницы, старшей меня года на 2 – 3: «Чё влюбился, что ли?», Не составляло труда.
Зато, я, слыл крутым рассказчиком разнообразнейших историй в палате и за её пределами. Многие сотни книг теснились в моей голове и с наступлением ночи, Буратины с Чипполинами, Монте Кристы и Доуэли, появлялись в моих рассказах и совершали подвиги, или попадали в такие приключения, в коих ни когда не участвовали. Конечно, вожатым это не нравилось. Вместо того, что бы дрыхать, их воспитанники в количестве двух палат, а иногда даже трёх, торчали в одной. Выловить организатора сборищ, зачастую было трудно или практически не возможно. Вероятно, в нашей компании неспящих, появился предатель. Однажды, вожатая зашла в палату и, оглядев мгновенно притихших мальчишек, заявила:
— Юра, вставай. Я тебя предупреждала! Ты будешь наказан. В одних трусиках, я, был препровождён в палату к девочкам и там оставлен, в позе стоя, возле дверей, якобы до утра.
— За что тебя? – поинтересовалась одна из них, лица, которой не было видно.
— Рассказывал историю Буратино, — грустно поведал несчастный, начинающий замерзать.
— Ух, ты! Расскажи нам, — попросила её соседка присев на кровати. Свет уличного фонаря осветил её прекрасные черты и, я тут же влюбился.
— С удовольствием, — дрожащим от холода языком, — согласился наказанный. Только, она, наверно услышит и не даст…
— Ничего, ты шепотом. Иди к нам. Проказницы быстро сдвинули свои кровати и, уложив меня посередине, прижавшись своими спинами, вмиг согрели, незадачливого рассказчика.
Я начал свой рассказ, местами, здорово перевирая и внося, свои несуществующие детали. Палата девочек почти вся не спала. Иногда из разных углов доносились вздохи исправления, дополнения и шиканье на мешавших. Я здорово увлёкся. Мой шепот, становился громче и вот, уже, нормальным голосом Дуремара, разглядывая внутренности кувшина, говорю:
— По-моему, там что-то белеется…
В это время в палате вспыхивает свет. И вожатая, удивлённая увиденной идиллией, гневно говорит:
— Он и тут спать никому не даёт!? Марш в свою палату!
Кажется: в то время у меня была кличка «Сказочник» или «Буратино» из-за большого носа. А может и «коршун»? Не помню…
***
Я по сей день офигиеваю, как моей мамаше удалось спровадить здоровенного 15-летнего оболтуса, в пионерский лагерь?
Дело в том, что очень я любил читать книги. Однажды увидев «Сборник Антология Современной Фантастики» в 15-ти томах, я чуть не потерял сознание в этом же книжном магазине. На меня просто напал ступор. И в течение часа, любовался красными и белыми корешками книг. Красные были чётные. Белые — нечётные.
Я осторожно прикасался к корешкам с названиями томов, как будто прикасался к соскам женщины! Ласково поглаживал их, будто это были внутренние стороны бедра женщины. Я вытаскивал их из стопки, листая, шелестящие страницы, испытывал то самое неземное чувство, как будто снимаю лифчик со своей возлюбленной. Вдыхая запах свежеиспечённой книги, я наслаждался, как будто, моих ноздрей коснулся запах любимой девушки. Я не мог выбрать. Догадываюсь, попади в публичный дом, так и ушёл бы оттуда девственником!
Продавщице, наконец, надоел мой духовный онанизм и она поставила вопрос ребром:
— Или покупай, или уходи! Ты их и так достаточно измял.
Дальнейшая наша перепалка, возможно, была сказана другими словами, но я этого не помню и пишу по памяти:
— Вам то, не всё равно, что ли, сколько я тут стою и выбираю?
— Мне то, как раз, не всё равно! Потому что, такие покупатели, вроде тебя потрут, помнут и ни чего не купят.
Денег у меня было только на одну книгу, я купил 4-й том Станислава Лемма.
Придя дамой, я был в таком состоянии, что будто имея возможность секса с 15 девушками, имел всего лишь с одной!
Видя, меня в таком удручённом состоянии, мать поинтересовалась:
— Что случилось? Ты не заболел? Не простыл? Смотри не затягивай, а то может быть осложнение.
— Да не в здоровье дело, а в книгах! — успокоил я её.
— Не переживай, сынок я предлагаю тебе: 15 томов твоей фантастики, а ты едешь на 21 день в лагерь.
Находясь, в положении, сходном с девственницей, идущей по узкому проходу, навстречу которой, шёл ухмыляющейся, эксгибиционирующий негр, а позади взвод догоняющих новобранцев после года службы, способных совокупиться даже с мухой, вынужден был, согласился!
На следующий день, я был в пионерском лагере, а 15 томов моего вожделения покоились у меня дома, ожидая моего возвращения…
Не могу сказать, что так уж там и было плохо! Но 15-летнему оболтусу, вроде меня, не очень…
Утро-обедено-ужиная каша разных сортов сильно доставала мой быстро растущий молодой организм. Присутствие кучи малолетних распутниц, конечно, иногда приводили в движение основной орган мужского тела. Однако любые попытки, быстро пресекались фразами типа:
— Ты чё, очумел! Я ещё девушка! Иди к вожатой подгреби! Или:
— Только после свадьбы!
О какой свадьбе могла быть речь? Если мне хотелось простой человеческой любви? А рассказы перед сном о многочисленных победах моих однопалатников, только усугубляли и так тяжкое положение. Одеяло, постоянно, сползавшее с ног из-за частых эрекций, мешало спать — они вечно мёрзли!
Вконец, устав слушать их враньё, и задав пару, тройку наводящих вопросов эротического характера, понял, что они рассказывают свои мечты и голой женщины не видели, так же точно, как и своих ушей и локтя, без зеркала!
Вожатая, в это время, стоявшая под дверью и, подслушивающая рассказ о сексуальных похождениях одного перца, внезапно вошла в палату и, включив свет, язвительно заметила:
— У вас, женилки ещё не выросли, а рассказываете сказки… А, ты, Юра марш ко мне в вожатскую, по приседай раз 100, что бы спать хотелось. Нечего тут баламутить!
На 37-м разе она вошла в комнату:
— Ладно, хватит… А теперь расскажи с самого начала, как ты с другом в 12 лет с пьяной женщиной…
— На самом деле другу ничего не обломилось, — сказал я, устраиваясь с ногами на её постель, — дело было так… — и я начал рассказывать ей историю своего 12-ти летнего грехопадения. Дослушав то место, когда девушка приоткрыла глаз и сделала движение пальцами, как бы прогоняя вредное насекомое, Марина, так звали вожатую, стала раздеваться. Причём делала она это так, как будто показывала стриптиз!
Она сняла пионерский галстук и бросила его в мою сторону…
Медленно расстёгивая пуговицу за пуговицей на блузке, сняла её, томно потягивалась. Потом стала стаскивать юбку, покачивая бёдрами так, что у меня весь рассказ вылетел из головы.
Когда все предметы одежды были водворены на стул, она подошла ко мне, повернувшись спиной, приказала:
— Расстегни!
Обе моих головы помутились мгновенно! Нижняя упершись в материю одежды, доставила мне боль. Вмиг расстегнув брюки, я освободил её от всех тканей, свежий ветер, истекающий из приоткрытого окна, чуть остудил жар моего сердца и ещё чего-то, сильно дымящегося …
Я внимательно разглядывал непонятное устройство замка на спине своей будущей возлюбленной и не мог сообразить, как же освободить от пут, невидимые прелести моей проказницы.
— Ты, как, первый раз замужем, — усмехнулась Марина и резко дёрнула края лифчика на липучках.
Вообще-то и женатым ещё не был, в том далёком 69-том году, откуда мне было знать, простому советскому школьнику, о таком существенном прогрессе зарубежной науки?
Слава богу, трусики снимались обычно! Впервые увидев, интим причёску на священном и вожделенном месте, я стал терять сознание и мгновенно возникший оргазм оказался на простынях прелестницы.
— Я так и знала, что вы малолетки, только языком трепать – усмехнулась совратительница, – и больше ни на что не способны!
Я был унижен и оскорблён в своих самых лучших чувствах! Я не считал себя малолеткой! Я считал себя вполне зрелым мужчиной, способным удовлетворить женщину! Ну, уж на самый крайний случай – сексуальным террористом! Сильно разозлившись, я начал танец любви. Часы чтения всяких там Дао и прочих веток персиков, вкупе с описаниями, утащенной мной порнокниги: «О семье и браке», возымели свое действие! Я гладил и кусал её, царапал и щипал, целуя и шепча слова любви и нежности. В меня, как бы вселились поколения героев любовников и показывали, ЧТО надо делать и КАК. И я дождался! Я дождался, когда она с силой схватила меня, одевшись своим кольцом счастья на стержень любви, не останавливалась, пока не закончила свой танец.
Я был Счастлив и Горд собой! Я довёл женщину до оргазма! И какую женщину! Почти в 2 раза старше меня — ей было 28
— А ты не кончил? — спросила моя любовь.
— Ну как тебя сказать… замялся я и выразительно посмотрел на простыни.
— Ничего! Сейчас я тебе помогу. Ложись на спину…
И она стала вытворять со мной такое, что просмотренная впоследствии «Греческая смоковница» и «Эммануэль», не шли ни в какое сравнение! Минут через пять, когда мы успокоились, Марина сказала:
— Юра, если ты, когда-нибудь и кому-нибудь расскажешь, о том, что здесь произошло, я тебя задушу!
Слова, были сказаны настолько серьёзно, что я поклялся, что унесу тайну в могилу.
Но, я, не сдержал слова, и через 35 лет рассказал эту историю друзьям…
© Copyright: Юрий Акшремав, 2009
Свидетельство о публикации №1905250968

Лорак потеряла девственность в 13 лет

Бывший продюсер певицы Ани ЛОРАК Юрий ФАЛЕСА нежданно-негаданно разразился откровениями насчет интимной жизни артистки, сообщает «Экспресс газета». Лорак потеряла девственность в 13 лет.Причём не у себя дома на кухне а на национальном телевидении: в эфире одного из телеканалов он рассказал, как и в каких условиях он стал первым мужчиной юной Каролины. Как утверждает бизнесмен, он растлил будущую звезду, которой в то время было всего 13 лет. И он до сих пор не может простить, что Лорак изменила ему с футболистом Сергеем РЕБРОВЫМ, а сейчас даже не общается с до сих пор в нее влюбленным продюсером. — Это был человек, которого знали во всем мире и знают до сих пор. Закрутил девочке голову. Она влюбилась. Я видел эти чувства, которых ко мне она никогда в жизни не испытывала. Она мне это сказала: «Я по-настоящему влюбилась», — рассказал Фалеса об отношениях экс-подопечной с Ребровым в передаче «ТСН. Особливе» на телеканале «1+1». С Лорак продюсер познакомился, когда ей было 13 лет. Увидев ее на сцене, он, мол, сразу влюбился. — Я не знал, что ей 13. Я не обращал внимания на возраст, — признался Фалеса. Он прожил с Лорак 10 лет и особо гордится тем, что был ее первым мужчиной. В растлении малолетней продюсер не видит ничего предосудительного. — Любви достойны каждые люди. Во сколько это произошло: совершеннолетняя, несовершеннолетняя? Кого это волнует? Для меня важно, что я ее полюбил, она полюбила меня. Я думаю, что я научил ее всему. И как обращаться с мужчинами, генералами, президентами, бизнесменами. Каждый мужчина желал бы такую женщину, — заявил он. Поделился он и впечатлениями от первого секса с Лорак, который, мол, ему не слишком-то понравился. — Это было что-то такое неправильное, что-то такое непонятное, спонтанное. Потому что это было впервые. Это было не совсем приятно. Ну, такое… Просто вожделение, которое в течение года держится, оно выплеснулось. Это нельзя оценить чувствами, ощущениями, оргазмом. Это надо было сделать, и это случилось, наконец-то, — сказал он. Теперь Фалеса переживает, что Лорак с ним не общается и даже не подпускает к своей дочери. — Я до сих пор еще не видел Софийку маленькую. Представьте, что у вас ребенок, и вы не видите свою внучку. Я считаю, что Ани Лорак — это мой ребенок, и до сих пор я не видел ребенка, которого она создала на свет, — пожаловался он.