Мальчики с девочками в душе

А мнение противоположной стороны не хотите послушать?
когда я был маленьким. меня мама водила женскую баню.
СССР, жили в бараке — вода с колонки на улице, туалет (типа дачный сортир), там же.
с отцом (алкоголиком) развелась, когда мне было 2. что делать прикажете? это я обращаюсь к особо одаренным внутримкадным курицам, которые рекомендовали мыться дома, ограничивать себя от посещения бассейнов и т.д.
а если думаете, что «сейчас 21 век и такого нет», то рекомендую вам убиться об стену. или открыть глаза. если сейчас есть регионы, где чиновники обсуждают выделение средств для оборудование прорубей для полоскания белья, о чем вообще говорить…
но вернемся ближе к теме: мама меня брала в общественную баню с собой. лет до 4 (судя по глубине воспоминаний), наверное. помню — да, иногда глазел (ИНОГДА!). НО!!!! точно так же, как на что-то новое в жизни. без абсолютно какого-либо сексуального подтекста. в целом же, было абсолютно безразлично. однажды встретились с девочкой из своей группы в детском саду, весело орали друг другу «привеееет!» через всю баню, смеялись и радовались, что увидели себе знакомых. и думаю это вполне естественно (зрительно знакомиться с новыми аспектами мироздания), а если ребенок не будет изучать мир, то это скорее всего больной, слабоумный, с задержками в развитии. все дети изучают мир. так ДОЛЖНО быть.
хотя с первыми сексуальныи впечатлениями в детстве знаком в полном объеме, и девочками в садике интересовался, и в трусики ним лазил (с ИХ разрешения). но вот здесь какое то разграничение. девочки в садике это одно,а взрослые женщины в бане совершенно другое — они вообще не воспринимались с точки зрения сексуальной детской заинтересованности к противоположному полу. абсолютно. а где-то с 6 стал уже ходить в мужское отделение. сам. и испытывал гордость, что я САМОСТОЯТЕЛЕН, как взрослые мужики.
по мнению до какого возраста можно, с какого нет — до 6 лет можно в женское отделение водить мальчиков. с 6 уже думаю нет.

Скандал в детском лагере под Воронежем разгорелся за пару дней до конца первой смены. К 6-летнему Ромке Протасову* приехала мама. Ирина не однажды навещала сына — душа была не на месте, он ведь младше всех в лагере. И не раз замечала синяки на теле ребенка. «Мам, это я упал», — мялся Ромка. Просто упал… Ну, ладно бы коленки расшиб, а тут на запястьях следы… Да еще грязный весь, как будто неделю не переодевался. Не смотрят за ними тут совсем, что ли? Пеняла воспитателям — они в ответ на Ромку жалуются, говорят, сын ваш хулиган, вожатых за юбки дергает, кусается, выскочил на улицу голый — сказал, мочалку в душе забыл. Ну, выскочил! Шесть лет человеку, не соображает еще… А в этот раз Ромка и вовсе был «какой-то не такой»: нахохлившись, как воробей, сидел рядом с ней на скамейке и молчал. Мать не унималась: «Сыночек, да что с тобой? Может, кто обидел?» И он рассказал…

— Ребенок даже не понял, что с ним на самом деле случилось, — Ирину душат слезы. — Ему просто не нравилось, что когда мальчики делали с ним «это», очень больно скручивали руки.

«На тихом часе ко мне подошли Андрюша Зуев и Сережа Фомин, — запишут позже со слов Ромы в прокуратуре. — Они попросили, чтобы я пососал у них … Но я не стал, закрывался одеялом и хотел убежать к воспитательнице. Тогда Андрюша схватил меня за руки и так держал, а Сережа снял с меня трусики и стал засовывать … мне в попу»…

— Разве шестилетний ребенок может выдумать такие подробности?! Вожатые и воспитатели как сговорились — твердят, что ничего такого не замечали. А Рома говорит, видели они, как мальчишки к нему приставали, да еще смеялись, мол, во что это вы тут играете? Студентки сопливые, ума еще нет — о чем они только думали?! Что теперь будет с моим сыном?! Ведь рано или поздно он поймет, как сильно его унизили! — негодует мать.

…Два с половиной года назад Ирина взяла Ромку из детского дома. С мужем она давно не живет, две родные дочки уже совершеннолетние. В прошлом году, когда старшая дочка ездила в другой лагерь вожатой, Ирина отправила туда с ней и Рому. Говорит, дочь хорошо там за ним смотрела, и все было в порядке. Поэтому нынешним летом, когда в опеке для Ромки предложили путевку в лагерь, поколебавшись, решила взять: все же 10 тысяч рублей стоит, а дают бесплатно…

— Да вы не бойтесь, там малышей, как ваш, много будет. И лагерь очень хороший, куча наград, — убеждали мать.

Но Ромкиных ровесников в лагере как на грех не оказалось, и его подселили в палату к мальчикам постарше. В комнате жили вчетвером. Двое — 8-летний Фомин и 9-летний Зуев — измывались над ее малышом, а третий в «оргиях» вроде бы не участвовал, а просто наблюдал…

За 10 конфет

…Ошарашенная признаниями сына, мать ринулась разбираться с обидчиками. Дети и воспитатели в этот момент репетировали выступление к закрытию смены.

— Вдруг видим, мать Ромы бежит, сама не своя, и мальчик с ней, — рассказывает Екатерина Мезенцева, замдиректора по воспитательной работе лагеря. — Выхватывает Зуева из копны детей, начинает его трясти и громко кричать: «Бесстыжие! Что это вы сделали с моим сыном?! Вы у меня попляшете, сосунки!» Андрей, конечно, расплакался. А она как стукнет его кулаком в пах — мы опомниться даже не успели! Фомина она в горячке не тронула, но он и без того сильно испугался, заплакал. Потом сгребла Ромку в охапку и повела в корпус собирать вещи. А мы кинулись с Зуевым в медпункт. Там врач схватилась за голову: у мальчика ушиб гениталий! Конечно, позвонили его родителям, все рассказали. Андрея долго не могли успокоить, всю ночь он плакал, не отпускал от себя воспитательницу, оправдывался, говорил, «это не я, мы ничего не делали». Родители Зуева утром примчались в лагерь за сыном. Потом зафиксировали побои у врача и подали заявление в прокуратуру на Протасову…

«Не я! Хотите, на колени встану?!»

…В дом после лагеря, как говорит Ирина, «вошел другой мальчик — не Рома». Хмурый, подавленный, он весь вечер сидел на диване, уставившись в одну точку. Мать вытаскивала из сына все новые и новые подробности про его «отдых».

— Оказалось, что мальчишки проделывали с ним все эти гадости не один раз! — Ирину захлестывают эмоции. — Сын говорит, они заставляли его с ними целоваться и лежать голыми под одеялом. Представляете, Фомин давал Зуеву конфеты за то, чтобы он держал Ромку, пока тот будет его насиловать!

На следующий день она снова поехала в лагерь, сына взяла с собой.

— У нас как раз шел концерт, а я отошла поговорить с рабочим персоналом, — рассказывает директор лагеря Анна Ефимовна Минаева. — Смотрю, на меня движется целая толпа — вожатые, дети из четвертого отряда — Зуев с Фоминым, милиционер наш, Протасова с сыном… Она буквально задыхалась от крика: «Вы искалечили жизнь моему сыну! Я вас всех пересажаю!» Я ничего не понимала, пригласила всех в кабинет поговорить спокойно. Только там и узнала подробности… Мальчишки — Зуев и Фомин — тряслись от страха и в голос ревели, говорили, что Рому не трогали. И тут же извинялись. Фомин сказал: «Хотите, на колени встану? Я ничего не делал!»… Непонятно было, кому из них верить, ведь с мальчиками — Андреем и Сергеем — у нас проблем не было, вроде хорошие, спокойные ребята…

Воспитательница, призналась директор, не раз говорила, с этим Ромой, мол, сплошные проблемы — кусается, отнимает у детей конфеты, огнетушитель сломал, порвал сетку от мух.

— Думали: ну, чудит парень, маленький еще, судьба сложная… Моя ошибка в том, что я не рассказывала обо всех его шалостях матери, — говорит директор, — Мне его жалко было. Им же бесплатную путевку дали, ну, чтобы помочь как-то этой семье, понимаете? Не выгонять же ребенка из лагеря! Но, поверьте, нам и в голову не могло прийти, что в отряде, где малолетние дети, может ТАКОЕ происходить. Я до конца смены ничего не знала…

Ни о чем ТАКОМ не догадывались и те, кто непосредственно отвечал за детей.

— В этом потоке с ребятами было особенно тяжело, — говорит воспитательница Алла Дорохова. — Большинству из них путевки давали в опеке, у многих детей исковерканные судьбы, нарушения в психике. Рома Протасов тоже непростой ребенок. В течение потока он мне ни разу не пожаловался на то, что к нему грязно пристают. Правда, странности в его поведении были заметны. Однажды, например, на тихом часе дети позвали меня в палату, сказали, что Рома там голый сидит. Ну, я с ним поговорила, одела и уложила спать. В другой раз без трусиков в шкафу его нашли. Начали разбираться, оказалось, ребята просто шалили. Вожатые тоже в тихий час видели Рому голым — с мальчишками под одеялом. Отругали их, разогнали по кроватям… Если честно, я до сих пор не верю, что там было что-то серьезное. Думаю, это фантазии детей и родителей.

Наказывать некого?

Ирина, желая наказать обидчиков сына, написала заявление в прокуратуру. Мальчишки, замешанные в этой истории, разошлись в своих показаниях следователям.

Со слов Зуева в протоколе записали: «Андрей согласился держать Протасова за руки, чтобы он не смог убежать. Пока Фомин снимал с Протасова трусы, он сопротивлялся и пытался вырваться. Затем Фомин пять раз ввел Протасову свой…, после чего его отпустили. В этот же день Фомин дал Зуеву 10 конфет за то, что держал Протасова». Фомин рассказал, что «Зуев и Протасов вдвоем ложились голыми в одну кровать, целовались и предлагали прилечь с ними. Но он никогда догола не раздевался и с просьбой взять свой… в рот ни к кому из мальчиков не обращался. А воспитателям ничего не говорил лишь по той причине, что не хотел выглядеть в глазах ребят доносчиком».

Мать и отец Фомина намерены подать встречный иск в прокуратуру:

— Нашего сына оклеветали! Довели до истерики, обвинили в том, чего и в помине не было! — возмущалась мама мальчика в разговоре с «КП». — Сережа хорошо учится, в школе на него ни разу не пожаловались. Я верю своему сыну — он хороший мальчик и ни в чем не виноват!

Лагерь еще до конца сезона закрыли. Директору объявили выговор.В возбуждении уголовного дела Ирине Протасовой отказали. Некого наказывать — «за отсутствием субъекта преступления». Подозреваемым, дескать, нет 14 лет. Им всего восемь и девять…

*Имена участников событий изменены.

Комментарий прокуратуры

— Налицо халатность вожатых и воспитателей, а за это грозит уголовная ответственность, — прокомментировал Николай Шишкин, прокурор Воронежской области. — Должны ответить и подростки, если они действительно насиловали мальчика. Даже для малолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, есть меры пресечения — например, помещение в специальные учебные заведения закрытого типа. С этим случаем, конечно же, нужно разбираться, все тщательно проверять. Я возьму это под свой личный контроль.

Комментарий психотерапевта

«Всех этих детей надо спасать!»

— К 8-9 годам у детей еще физиологически нет потребности в сексе, — говорит психотерапевт Аида Горбунова. — То, что маленькие мальчики играют в гомосексуалистов, — это результат давления, которое оказывают на детскую психику Интернет и СМИ. Склонность детей к насилию можно объяснить и другими причинами: например, проблемами в их семьях, жестоким обращением с ними родителей или, наоборот, полной безнаказанностью детей дома. Психологическая помощь тут нужна и мальчикам, и их родителям. Немедленно — маленькому Роме. Шестилетний ребенок не мог нафантазировать о случившемся настолько детально. Насилие порождает насилие, и велика вероятность, что мальчик затаит обиду и всю жизнь будет мстить за свое унижение. Другая опасность — у него может сформироваться неверная сексуальная ориентация. Дети, если они действительно издевались над малышом, также нуждаются в психокоррекции. Ведь, если задуматься, с ними все еще страшнее — что из них вырастет?! Родители должны осознать проблему и не покрывать своих детей, пытаясь замять дело.

От редакции

В этой истории взрослые ведут себя, как малые дети. Одни говорят, что ничего не знали, другие, что знали, но не придали «шалостям» значения, третьи отправляют детсадовцев в лагерь, а потом идут на самосуд… А крайним остается самый маленький и еще совсем бестолковый мальчик из детдома. Один на один со своим горем, которого он еще и осознать-то толком не может. И все «мотивы» и оправдания взрослых, их умудренно-спокойное отношение к случившемуся, как к нездоровой фантазии «трудного» ребенка, кажутся вполне убедительными, пока дело, не дай Бог, не коснется наших собственных детей… И тогда нам становится абсолютно ясно, что все мы одинаково серьезно за них отвечаем — перед собственной совестью. В семье, в детдоме, в школе, в лагере. Ничем, кроме равнодушия и халатности взрослых, случившееся с Ромой Протасовым объяснить нельзя…

Вот Макс постоянно возмущается, почему солдаты только раз в неделю моются, мол дурдом какой-то. А в лагерях детских, которые еще не совсем погрязли в евроремонтах и прочем болоте комфорта, там дети тоже раз в неделю организованно посещают помывочное учреждение. Вот например современный лагерь, там в душ хоть каждый день ходи, как будто и из дома не уезжал. А там где условия для нынешнего человека суровые — там да, раз в неделю. Конечно никто не запрещает, скажем, мыться в речке, ногомойке или раковине, благо вода теплая иногда бывает из крана. Да и в холодной неплохо мыться, лето же. А если в лагере есть свои рабочие душевые, то отряды ходят туда организованно, по расписанию, бывает что и чаще раза в неделю. А если душевые не работают, тогда раз в неделю банный день. Вот.
Банный день, если он организованный, проходит так. С утра вожатые разрешают детям кровати не заправлять, чему те несказанно рады. Заместо заправления кроватей все сдают своим вожатым постельное белье и полотенца, все это увязывается в большие узлы и силами детей оттаскивается на прачечную. Бредет такой, скажем, узел с ножками, и между двух деревьев застревает… Караваны с бельем ждут своей очереди на сдачу около прачки, скрашивая досуг драками на полотенцах. А там важно бродит такой завхоз в халате и с тетрадкой, куда записывает сданные комплекты белья. Причем обязательно потеряется несколько комплектов. Это чтобы потом вычесть у вожатых из зарплаты, ага. Я как-то раз умудрился два раза сдать один и тот же комплект — чего не сделаешь для безупречной репутации родного отряда. Кладовщица ооочень удивилась, когда у меня не обнаружилось недостачи.
И вот, белье сдадено, вожатые поруганы, дети собрали свои банные комплекты и стоят ждут. Ну как стоят. Носятся и дерутся мешками, пачкают себя грязью — все равно щас мыться. Вот на горизонте показалось облако пыли. Двадцатиместный ПАЗик легко вмещает 40 детей среднего возраста плюс троих вожатых. Терпению водителей можно только позавидовать. Хотя в последнее время, когда гибэдэдэшники лютуют, перевозка идет вполне по правилам — сколько мест — столько детей, и все пристегнуты. Окна закрыты. Стоя едут только вожатые — если чего и случится, их не жалко. Как в том анекдоте — «а кто их считает». А если баня где-нибудь рядом и все лесом — тогда 40 человек и пазик. Или тридцать и газель.
По кочкам, по кочкам, по нашим, мля, дорожкам, в баню бдыщщь. Двери пазика распахиваются, и вместе с клубами удушливого СО2 на землю вываливается вожатый с шышками на бошке — это он стоя ехал по кочкам, ага. Вываливается, принимает вертикальное положение и считает выходящих детей. Считает по парам — в глазах двоится потому что. Чисто на всякий случай — а ну как в пути кто-нибудь выпал. Однажды таким образом выявили дезертира — маленький мальчик спрятался под сиденьем, потому что не хотел идти в общественную баню. Мама пугала его, что там чесотка, сифилис и сибирская язва. А на самом деле сибирской язвы там нет.
Потом, короче, прибывшие делятся по полам. в смысле по половому признаку. С каждой половиной должен быть хотя бы один вожатый соответствующего пола. Если на отряде нет например вожатого мужика — его берут взаймы из другого отряда. Дети в бане без вожатых не бывают, потому что мало ли. Там же весело, скользко и все голые. Многих охватывает легкое безумие на почве наконец-то выехали из приевшегося пейзажа лагеря, и они начинают кататься по мыльному полу на тазиках, разбивая друг другу малолетние бошки. Особо клинические случаи — когда детишки катаются на пузе, цепляясь за стыки плитки своим еще не сформировавшимся половым признаком. Одно радует — что генофонд Родины навсегда избавится от генов данных мутантов.
Дети в бане, это короче весьма интересно. Я не педофил, я это говорю с точки зрения наблюдений за людьми. Есть три типа парней. Первый — скромник. Быстро, но тщательно помылся, собрался и ушел. Хлопот не предоставляет, можно смело оставлять без надзора. Редкость. Второй тип — тусовщик. Этих — большинство. В баню пришел не мыться, а мериться письками, ржать, брызгаться водой и вообще отрываться по конски, как бедуин в аквапарке. Нужен глаз да глаз, иначе либо посадят кого в тазик и зашвырнут по полу например в вожатого, либо убьются об краны и скамейки, короче способов много. Моются чисто для отмазки, потому что вожатый велел.
Третий тип чаще встречается среди старших детей, обычно один-два человека на отряд. Это эксгибиционисты и мудозвоны. Обожают бегать, трясти половыми признаками. Могут выскочить в общий предбанник и напугать девчонок. Или насмешить, зависит от размера. Если за ними следить, то превращаются в скромников или тусовщиков. Данный типаж встречается иногда и среди девочек. Была такая одна, там в бане щель нехилая в загородке между половинами эм и жо. Парни про это знали и выстроились туда в очередь. А она по ту сторону отплясывала, ага. Я пока догадался что там такое, парни своими признаками уже почти выдавили перегородку. Отогнал, а сам прикрылся с двух сторон тазиками, ну чисто черепашка ниндзя, и разогнал всех мыться. Девочка, потеряв аудиторию, начала смотреть через щель обратно. Парни с визгом разбежались. Где были девочки-вожатые, не знаю, однако эта клуша еще минут пять там торчала.
Тут спрашивают, а че лучше — общественная баня или своя лагерная душевая? Отвечаю: зависит какая душевая. Свое, конечно, лучше, но когда приводишь туда детишек а там лежат скажем несколько юзаных прокладок и еще больше юзаных гандонов, потому что до вас там мылись некоторые сотрудники лагеря, мыться как-то уже не хочется. А если не лежат, то совсем другой разговор.
В общем, вот все помылись, вожатый, если успел, тоже. Он делает контрольный обход, чтоб никто не потерялся в бане, и выходит наружу. А там уже все обтерлись, оделись и блестят на солнце мокрыми головами. Девочки заплетаются или носят чалмы. Девочки-вожатые расчесывают самых маленьких и себя. Потом приезжает давешний пазик с очередной порцией немытых детей, двери пазика распахиваются, и вместе с клубами удушливого СО2 на землю вываливается очередной вожатый. Ну и дальше по тексту. А уже помытые дети и вожатые лезут на их место. Что характерно, смыв с себя слой грязи, дети уменьшаются в объеме, и вожатому удается присесть где-нибудь с краешку. И все дружно едут в лагерь.
А там уже жизнь спортивная кипит — те кто помылся уже накрывают на обед, получают новое белье и заправляют койки. Те, кто похавал и получил постельное — заправляют кровати и ложатся на сончас. Спят как убитые, утомились, чо. Такой «ибанный» день.
Повторять такое чаще чем раз в неделю — энтузиастов мало. Кому надо — все равно найдет где помыться. Поэтому раз в неделю. при смене длиной три недели, два раза этого шоу обеспечено. За неделю дети, особенно мелкие, успевают завалить постельное белье до цвета асфальта на уровне ног и до цвета осеннего листа где-то посередине. Ушлые вожатые обычно возят свое постельное, чтоб не спать на проссанном поколениями пионеров казенном. Стирать, однако, тоже приходится самим. Но к кому ездят мамы папы — те просто сдают бэушное родителям.
Следует отметить, что самые чистюли в лагере — это вожатые кто уже не первый год работает, и некоторые старшие дети. Последние, как правило, из тех, кто пользуется популярностью у противоположного пола. Вот такая интересная закономерность. И вообще, кто хуже всего за собой следит и говном зарастает, тот как правило и по характеру весьма говнист.
Исключением отсюда бывают маленькие детишки, за которых дома все мама делает. самый младший возраст в лагере — семь лет. Если к 6-7 годам, к школе, ребенку все еще пипиську моет мама, то в лагере этот ребенок будет ждать того же от кого? правильно, от вожатых. Желающих мыть малолетние пиписьки среди вожатых обычно не наблюдается, поэтому к банному дню труселя таких детишек приобретают забавную желто-серо-коричневую окраску и характерный запах среднего и дальнего действия.
Кроме того, младшие дети зачастую не умеют стирать и не имеют элементарных представлений о гигиене. Только силами вожатых их удается поддерживать в приемлемом состоянии. Хотя ушлые родители обычно кладут детям в чумаданы месячный запас белья и одежды, так что можно обходиться без стирок.
Вот поэтому в лагере очень боятся комиссии СЭС. Детей к ее приезду вообще лучше увести в поход за территорию лагеря.
Вот такие пироги. с котятами.