Можно ли католику ходить в православную церковь?

Многие православные люди участвуют в общих мероприятиях с католиками: обсуждают актуальные проблемы общества, обмениваются опытом социальной работы. Такие межконфессиональные мероприятия часто начинаются и заканчиваются общей молитвой. Но ведь церковные правила запрещают молиться с инославными! В чем смысл такого запрета, не устарел ли он? На эти вопросы корреспонденту «Нескучного сада» ответил клирик кафедрального собора иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Сан-Франциско протоиерей Петр Перекрестов.

– Отец Петр, канонический запрет молиться с инославными относится только к молитвам на богослужении?

– Церковные каноны запрещают не только молиться с еретиками, но и входить в их храмы, трапезничать с ними, вместе мыться в бане и даже лечиться у них. Надо учесть, что в первые века, когда эти каноны были приняты, все еретики были людьми знающими, убежденными, шли против христианского учения не по невежеству, а из гордости. И врачи не только осматривали пациента и назначали лечение, но и молились и долго беседовали, тема веры была в то время актуальна. То есть на приеме у врача-еретика пациент неизбежно познакомился бы с его ересью. Для неискушенного в богословии человека это соблазн. То же самое в бане – там не только мылись, но много времени проводили в беседах. Каноническое правило актуально и в наши дни, просто жизнь изменилась. В секулярном мире мало говорят о религии, вероятность религиозных диспутов в бане или на приеме у врача почти нулевая. Но если применить этот запрет к сегодняшней жизни, то я убежден, что неподготовленному человеку, плохо знающему нашу веру, нельзя долго беседовать с сектантами, тем более впускать их в дом на чашку чая (а многие сектанты – иеговисты, мормоны – ходят с проповедью по домам). Соблазнительно это, неполезно и опасно для души.

Некоторые считают, что запрет на совместную молитву относится только к богослужению, а в начале какого-то общего собрания помолиться можно. Я так не думаю. «Литургия» с древнегреческого переводится как «общее дело». Молитва на литургии – не частная молитва каждого прихожанина, это молитва общая, когда все молятся едиными устами, единым сердцем и единой верой. И для православного любая общая молитва имеет какой-то литургический смысл. Иначе в ней нет силы. Как можно молиться с человеком, если он не почитает Божию Матерь и святых?

– В современном секулярном мире представители не только других конфессий, но и других религий воспринимаются скорее как союзники по отношению к абортам, эвтаназии, другим явлениям. Казалось бы, что плохого, если они вместе помолятся?

– На Западе сейчас доминирует идея, что нет ничего важного, непреодолимого. То есть у вас своя вера, у меня своя, и лишь бы мы друг другу не мешали. Мешать, конечно, не надо, и мы должны любить всех людей, уважать их чувства. Мне приходилось бывать на отпеваниях католиков – родственников наших прихожан. Я там присутствовал из уважения к покойнику и его семье, но не молился за богослужением. О каждом из этих людей я могу помолиться келейно, как молюсь каждый день о моей бабушке-католичке: «Господи, помилуй рабу Твою». А потом уже «Упокой, Господи…» и по-православному поминаю всех моих православных родственников. Но по этой бабушке я не могу служить панихиду, вынимать за нее частички на проскомидии. Церковная молитва – молитва за членов Церкви. Бабушка знала о Православии, сделала свой выбор, надо его уважать, а не притворяться, что она была православной. Молитва – это любовь, но любовь должна помогать. Допустим на минуту, что наша церковная молитва об упокоении инославных, иноверцев и неверующих услышана Богом. Тогда по логике все они должны предстать перед Судом Божьим как православные. А они не понимали или не хотели понимать Православия. Мы им только навредим такой «любовью».

Пример подлинно христианской любви к неправославным людям показал святитель Иоанн (Максимович) – я составил книгу о нем, недавно вышедшую в Москве. Он часто посещал больницы, в которых лежали инославные и иноверные. Владыка вставал на колени и молился за каждого больного. Не знаю, может быть, кто-то из них молился вместе с ним. Это была действенная молитва – исцелялись евреи, мусульмане, китайцы. Но это не называется, что он молился с инославными. А когда на приходе он увидел, что в метрическую книгу вписали одним из крестных католика, издал указ, чтобы из всех метрических книг вычеркнули имена инославных восприемников. Потому что это нонсенс – как может ручаться за воспитание крещаемого в православной вере неправославный человек?

– Но разве плохо перед общей трапезой с католиком вместе прочитать «Отче наш»?

– Это, наверное, иногда допустимо. В любом случае я должен помолиться перед едой. Если собираются разные люди, обычно читаю молитву про себя, крещусь. Но если кто-то другой предложит помолиться, православный человек может предложить: давайте прочитаем «Отче наш». Если все христиане разных конфессий – прочитают про себя каждый по-своему. В этом не будет измены Богу. А экуменические молитвы на больших собраниях, на мой взгляд, сродни супружеской измене. Такое сравнение мне кажется уместным, поскольку в Евангелии отношения Христа и Его Церкви описываются как отношения Жениха (Агнца) и его жены-Невесты (Церкви). Вот и давайте рассмотрим проблему не с позиции политкорректности (тут мы точно не найдем ответа), а в контексте семьи. В семье есть свои правила. Семью связывает любовь, а с понятием любви тесно связано понятие о верности. Понятно, что в миру всем приходится общаться со многими людьми другого пола. С ними можно иметь деловые отношения, дружить, но если мужчина вступает с другой женщиной в связь, это измена и законное (для его жены) основание для развода. Так и молитва… Вопрос о молитве с инославными обычно ставится либо людьми душевными, для которых главное – хорошие отношения, либо, чаще всего, апологетами экуменизма. Да, главное – любовь, Бог есть Любовь, но Бог есть и Истина. Нет истины без любви, но и любви без истины. Экуменические молитвы как раз размывают истину. «Пусть Бог у нас разный, но мы верим в Бога, и это главное» – в этом суть экуменизма. Понижение высокого. В восьмидесятые годы в экуменическое движение активно влились православные. Ответьте мне, пожалуйста, благодаря свидетельству Православия на экуменических собраниях хоть один человек перешел в Православие? Мне такие случаи неизвестны. Если и были отдельные случаи (реально всех приводит к вере Сам Господь, а для Него все возможно), они замалчивались хотя бы потому, что они не соответствуют экуменическому духу – толерантности и терпимости ко всем и вся. Я знаю случаи, когда люди приезжали в Россию, молились в храмах на литургии и переходили в Православие. Или ездили в монастыри, видели старцев и переходили в Православие. Но чтобы кого-то экуменические ассамблеи привели к истине, я не слышал. То есть плодов такая совместная молитва не приносит, а по плодам мы познаем правильность наших действий. Следовательно, в общей экуменической молитве нет смысла. И я считаю, что сегодня запрет на молитву с еретиками актуален как раз применительно к экуменическим собраниям.

– Вместе заседаем, обсуждаем вопросы, обмениваемся опытом социальной работы и одновременно считаем их еретиками?

– Конечно, мы сегодня стараемся не называть никого еретиками. Это не только некорректно, но и неэффективно. Я же начал с того, что в первые века каждый еретик сознательно шел против единой Церкви. Сегодня, в секулярном мире, большинство приходит к вере в сознательном возрасте, и, как правило, люди начинают с религии или конфессии, традиционной для их страны, семьи. При этом многие интересуются другими религиями, хотят больше о них узнать. В том числе и о Православии. «Здравствуйте! Вы – еретик!» – начнем мы разговор с таким человеком? Его интерес к Православию исчезнет. Наша же задача противоположная – помочь людям прийти к истине. Если человек искренне интересуется Православием, хочет разобраться, читает книги, общается с православными священниками и богословами, в какой-то момент он сам осознает, что его религиозные взгляды по определению Православной Церкви – ересь. И сделает свой выбор. В США последние годы идет быстрый рост православных общин, и в основном за счет коренных американцев. Почему американцы переходят в Православие? Они видят традицию, неизменность Христовой веры. Видят, что другие Церкви идут на уступки миру в вопросах женского священства, однополых браков, а Православие хранит верность заповедям. Вы в России это не так ощущаете, а для нас это реальная проблема – в Сан-Франциско в каждом квартале есть храмы разных конфессий.

Надо разделять сотрудничество и совместную молитву. Это разные вещи. Нам есть чему поучиться у инославных: у протестантов – знанию Писания, миссионерской напористости, у католиков – социальной деятельности. И мы не говорим, что все они погибшие и пропавшие. Мы только стоим на том, что Христос основал одну Церковь и только одна Церковь имеет полноту благодати и истины. Конечно, есть очень набожные, благочестивые католики, которые ежедневно причащаются на своих мессах. Особенно простые люди в Италии или Испании – там благочестие сохранилось. В Америке же католики стараются адаптироваться к духу времени. И вопрос о совместной молитве тоже этого духа, новый вопрос. Люди оскорбляются, когда объясняешь им, что не можешь участвовать в совместной с ними молитве. Особенно на официальных мероприятиях, когда на молитву все облачаются, протестанты тоже надевают специальные одежды. Для них это уже литургическое действо, пожалуй, единственное, так как у них нет Евхаристии. И всех, кто в этом действе участвует, они воспринимают как единомышленников. Это большой соблазн. В Зарубежной Церкви почти половина духовенства – люди, перешедшие в Православие из католичества или из англиканской церкви. Они очень чувствительны к таким явлениям, понимают, что компромисс в вопросах общей молитвы приведет к нежелательным последствиям. Поэтому еретиками мы никого не называем, со всеми стараемся сохранить добрососедские отношения, но стоим на истинности своей веры. А экуменические молитвы делают человека равнодушным к истине.

– Православные люди в России очень любят произведения Клайва Стейплза Льюиса. Англиканина. Его книги продаются во многих православных храмах, и они, действительно, по духу очень близки Православию. Неужели, если бы сегодня Льюис был жив и приехал в Россию, православные отказали бы ему в совместной молитве?

– Я сам очень люблю Льюиса, а у моей матушки это просто любимый писатель. Его книги – замечательный мостик от чисто земного, секулярного восприятия жизни к духовному. Нельзя сразу давать неподготовленным людям – духовным младенцам – твердую пищу. Без подготовки они святых отцов просто не поймут. И трудно представить для новоначальных литературу лучше книг Льюиса. Но мы с матушкой убеждены, что, живи Льюис в наше время, он бы перешел в Православие (в его время в Англии это было очень сложно, означало отказ от своих предков, семьи). Если бы ему с любовью объяснили, почему не могут вместе с ним молиться. А если бы сказали, что никакой разницы нет, он почти православный, можно молиться, зачем ему было бы переходить в Православие?

Замечательный пример есть в Евангелии – беседа Христа с самарянкой. Он ее спрашивал, она отвечала, наверное, Спаситель молился и до встречи, и во время беседы, не знаю, молилась ли она, но общей молитвы не было. А после беседы она обратилась, побежала рассказывать всем, что встретила Мессию! Самаряне тогда для евреев были еретики. Надо открывать свою веру, ее красоту, истинность, можно и нужно молиться за каждого человека, но общая молитва с человеком другой веры только введет этого человека в заблуждение. Именно поэтому от нее надо воздерживаться.

Беседовал Леонид Виноградов

Протоиерей Петр ПЕРЕКРЕСТОВ родился в 1956 году в Монреале. Отец его был сыном белого офицера, мать эмигрировала из СССР. С детства прислуживал в храме, учился в церковно-приходской школе. Окончил Троицкую семинарию в Джорданвиле, в магистратуре занимался русским языком и литературой, служил диаконом в Торонто. В 1980 году рукоположен во священники и переехал в Сан-Франциско. Клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Может наступить такой момент в жизни, когда человеку православного вероисповедания потребуется идти в католический костел. Причины оказываются самыми разными – от банального любопытства до приглашения на мероприятие у знакомых и близких. Какие правила необходимо соблюдать, чтобы самому не оказаться в неловком положении и не оскорбить, хоть и случайно, чувства веры других?

Стоит ли ходить в католический храм?

Для начала хочется отметить, что для православного человека посещение иноверного храма должно свестись к минимуму. Согласно древним церковным канонам, христианину не подобает ни только молиться с иноверцами, но и посещать совместные учреждения, лечиться друг у друга. Но время частично стерло некоторые ограничения.

Попробуем объяснить это на небольшом примере.

В первые века христианства общество разделилось на верующих в Господа и отрицающих Его. Когда были приняты соответствующие каноны, это внесло определенные недоумения. Так как в большинстве своем еретики были людьми грамотными, они шли против учения Церкви намеренно, из гордости. И те же врачи, осматривая больного, не только лечили его телесные недуги, но и молились, беседовали. То есть на приеме у доктора-еретика пациент бы неизбежно познакомился с ересью. И, возможно, попался бы на крючок соблазна. В наши дни, когда о религии говорится довольно мало, знакомство с ересью в публичных местах практически минимальна.

Однако стоит принять во внимание тот факт, что и православные, и католики, и протестанты несут веру в Единого Бога. У нас есть чему поучиться друг у друга относительно миссионерской деятельности или социального служения. Но из-за ряда противоречащих правил, де факто одна конфессия считает другую еретической. В этой статье мы не будем зацикливаться на догматике и искать различия между христианскими течениями– эта тема для отдельного разговора.

В наше время посещение православным католического храма остается на совести человека. Священники могут дать свое благословление лишь в случае, когда верующий совершает паломничество к общехристианским святыням.

Несколько простых правил

Зачем ходить в костел? Причин, как уже говорилось, множество. Органный концерт, поклонение мощам первых носителей веры, присутствие на торжествах по приглашению знакомых. Список можно дополнять.

Как и в православном, в католическом храме имеется ряд правил, которые желательно соблюдать. Так вы не поставите в неловкое положение себя (или человека, который вас пригласил) и не навлечете к своей персоне недовольные взгляды истово верующих. Сразу стоит оговориться, что ниже представлен «джентльменский минимум», который не навредит ни вашему, ни чужому воззрению.

1. Костел устроен немного иначе, чем православный храм. В частности, там нет иконостаса — его заменяет алтарное ограждение. Постороннему туда вход воспрещен. Богослужение происходит в центральной части, которая в католической традиции зовется пресвитерием. В этой же части находятся дарохранительница, рядом с которой всегда горит лампада. Хор располагается в отдельном помещении, чуть поодаль от него находится ризница. В эти помещения без особого разрешения заходить не следует;

2. Серьезных ограничений в одежде даже у глубоко верующих католиков нет. Но наряд не должен быть слишком открытым. Глубокое декольте, короткая юбка или шорты, скорее всего, привлекут к себе нежелательные для храма взгляды. Но, в отличии от православной традиции, женщина может войти в костел в брюках и не покрывать голову. Мужчина же обязан снять головной убор;

3. Зайдя в храм, каждый католик подходит к кропильнице, опускают туда пальцы правой руки, после чего крестится. Православный, будучи в костеле, может проделать то же самое. Однако налагать крестное знамение следует по православному обычаю. Не возбраняется поклонится в сторону востока (не на алтарь или четырехконечное распятие, а именно на восток!);

4. Заранее необходимо заучить несколько приветственных фраз. Их не следует воспринимать, как «ритуальные»; скорее — для поддержки церковного этикета. Приняты следующие приветствия и ответы:

— Слава Иисусу Христу!
— Во веки веков, аминь
— Благословим Господа!
— Благодарение Богу
— Спаси, Господи!
— Во славу Божию

5. Католики преклоняют колени перед дарохранительницей, причем делают это всегда, как проходят мимо. Если человек по каким-то причинам не может встать на колени, он просто склоняет голову. Это же рекомендуется делать и гостям (не из религиозных побуждений, а из чувства уважения к данному месту). Если вы по приглашению явились на мессу, то лучше всего не проходить вглубь храма, а оставаться у входа. Не возбраняется попросить совета у священника или служащих храма, как поступить в этом случае – стоять на ногах, наблюдая за службой, или присесть на скамейку;

6. Можно сесть на любую молитвенную скамейку – они обычно стоят по обе стороны от центрального прохода. В некоторых костелах, где служба ведется на двух языках, существует разделение. По одну сторону прохода садятся прихожане одной национальности, по другую – второй. Перед скамейками имеются и маленькие скамеечки. Они нужны для того, чтобы верующие во время богослужения становились на колени. Посему не кладите на них ноги, когда сидите;

7. В храме не принято прерывать молитву, даже если вы пришли с целью встретиться с конкретным человеком. Подождите, пока он закончит;

8. Ни в коем случае нельзя прерывать священника во время молитвы. Это же касается случая, когда он беседует с кем-то из прихожан. Отбросьте даже намерения подойти к ним, ибо может вестись сугубо личный разговор. По той же причине стойте поодаль от исповедальни, если слышите оттуда голоса. Обращаться к священнику нужно словами «святой отец» или просто «отец». Вне зависимости от того, беседуете ли вы во время богослужения или в другое время, общение с лицом духовного звания должно соответствовать правилам хорошего тона.

Соблюдайте те же правила, которые действуют в любом храме. Как и в православной церкви, в костеле нельзя курить и распивать спиртное. Кроме того, в церкви не принято шуметь. Помните о том, что в храм люди ходят по разным причинам. Относитесь к ним с уважением.

О молитве

Как уже говорилось выше, молиться православному в костеле нежелательно. Но в случае крайней нужды, когда православного храма нет за километры вокруг, это допускается. Молиться можно до или после мессы, когда вы и Бог остаетесь один на один.

Хоть храм – это дом Господа, не лишним будет заручиться поддержкой священника. Если по каким-то причинам он отказывает вам – не надо перечить. Если же добро было получено, то молиться следует по православному канону и, желательно, про себя.

Быть на католическом богослужении православному позволительно, хоть это и не приветствуется. Важный момент — следует твердо отказаться от участия в Таинствах, таких как Исповедь или Причастие!

При посещении храмов со святынями раннехристианского времени, православному, конечно же, разрешается молиться согласно своей вере, а также возжигать свечи. К слову, в самих храмах католики не торгуют – для этого есть отдельное здание или помещение. Также следует учесть, что их предметы изначально не освящены. Если есть нужда в освящении, то следует обратиться к пастору, он проведет обряд.

И напоследок

Не надо думать, что раз католики и православные верят в одного Бога – то это одна религия. Разница между течениями — существенна. Если вы считаете себя православным, то вы можете ходить в католический храм только на экскурсию или в исключительных случаях, требующих вашего присутствия. А если вам без разницы в каком храме, католическом или православном, молиться, то, скорее всего, вам для начала следует поближе ознакомиться с той верой, в которой вы крещены, после чего и делать соответствующие выводы.