Мужчины узбеки

По шариату каждый мусульманин может взять себе четыре жены. В Узбекистанебольшинство населения исповедует ислам, но светским законодательством многоженство запрещено. Однако многие мужчины, прикрываясь религиозными канонами, стремятся завести любовницу, а эти любовницы — получить статус второй жены. Экономическая ситуация в стране, не позволяющая людям, а тем более женщинам, честно заработать деньги, которых хватило бы на достойное содержание семьи, превращает этот процесс в нечто закономерное и обыденное…

Лариса (здесь и далее все имена изменены) — вторая жена Махмуда. Лариса — русская, Махмуд — узбек. Сошлись двенадцать лет назад, родили мальчика, которому уже десять. Лариса всем говорит, что замужем, просто живет в гражданском браке, а муж очень занят на работе. Появляется тот у Ларисы раза два-три в неделю. Пару раз забегает «пообедать», один раз остается ночевать. Как отвирается дома за эту ночевку, Лариса не знает. Но точно знает, что первой жене Махмуда ничего неизвестно о его второй семье.

Быть второй женой — счастье небольшое

Как рассказывает Лариса, решилась она на второго ребенка и на роль второй жены от финансовой безысходности. На работе платили копейки, перспектив никаких, подходящих женихов, чтобы стать у них первой женой, тоже не наблюдалось. А Махмуд, хотя с «первой» женой, с которой у них двое детей, разводиться не собирался, обещал Ларисе золотые горы. И ребенка обеспечить, чтобы ни в чем не нуждался, и саму Ларису завалить с ног до головы подарками и деньгами.

Но с бизнесом у Махмуда ничего не получилось, вкалывает простым работягой на стройке. Второй семье, разумеется, помогает. Но далеко не так, как рассчитывала Лариса. И по большому счету, она с сыном по-прежнему живет все на те же копейки, которые получает на своей работе. Не столько из-за сексуального голода, сколько в отместку за несбывшиеся обещания тихонько погуливает «налево». Гражданский муж об этом догадывается, но поймать за руку вторую жену не может. В итоге его приезды на «обед» часто заканчиваются скандалом.

Впрочем, Ларисе еще повезло: Махмуд с ней расставаться не собирается, а наоборот, планирует провести в мечети никох — религиозный обряд, который хотя бы на небесах как-то узаконит их брак. Значит, и дальше будет по мере сил содержать своего ребенка. Сама Лариса достойно сделать это не в состоянии. Она работает в продуктовом магазине, где ей платят всего 300-400 тысяч сумов в месяц. Даже по самым скромным подсчетам независимых экономистов, это — минимальная сумма на одного человека, чтобы он не умер с голоду…

Экономика против морали

Таких женщин, как Лариса, в Узбекистане становится все больше. И осудить ее очень трудно. Несоответствие зарплат реальным потребностям населения вынуждает людей приспосабливаться.

Если проанализировать социально-экономическое состояние общества Узбекистана, то выяснится, что очень хорошо здесь живут только чиновники и крупные предприниматели. Предприниматели помельче, к которым можно отнести и фермеров, когда живут хорошо, когда сводят концы с концами. Пенсионеры существуют на деньги, что им присылают дети из-за границы. Остальные вынуждены выкручиваться. Выкручиваются, как правило, самым простым способом: мужчины едут на заработки за рубеж, а женщины ищут состоятельных любовников или, что им больше по нраву, становятся «вторыми» женами.

Впрочем, официально второй женой в Узбекистане стать нельзя. Законодательство Узбекистана надежно охраняет брак, особенно от многоженства. В Уголовном кодексе республики этому явлению посвящена статья 126, которая гласит:

«Многоженство, то есть сожительство с двумя или более женщинами на основе общего хозяйства, — наказывается штрафом от пятидесяти до ста минимальных размеров заработной платы или исправительными работами до трех лет либо лишением свободы до трех лет».

«Где обсуждение в Олий Мажлисе»?

Большинство «вторых» жен мирится с гражданским браком, но этот вариант сожительства имеет свой изъян. Если, например, с их гражданским мужем что-то случится, то ни на какую, даже самую маленькую долю наследства от его имущества вторая жена не может рассчитывать.

В связи с этим сейчас в Узбекистане появилось немало людей, которые хотели бы узаконить институт многоженства.

— Как-то слышал по радио выступление женщин из Бухары, которые хотели вынести такое предложение на обсуждение в Олий Мажлисе (парламенте) республики, — говорит правозащитник Шухрат Рустамов. — Правда, не слышал, чтобы депутаты обсуждали такой вопрос.

По мнению Рустамова, каждый «богатей» давно имеет по нескольку жен. При этом они всех своих жен считают законными, потому что с ними в мечети заключен религиозный обряд бракосочетания — никох. Правда, служителям религии категорически запрещено читать никох, если у новобрачных нет свидетельства о браке. Но, как утверждает правозащитник, «проблему легко могут решить полторы пачки денег. Не в этой мечети, так в соседней».

— А вот официальная регистрация брака со второй женой могла бы социально защитить эту женщину и ее детей, — считает Рустамов.

В перспективе — раздоры между наследниками

Многие сторонники узаконивания многоженства толкуют о смысле разрешения шариатом каждому мужчине иметь по четыре жены. Мол, беря в жены девушку, мужчина в старые времена должен был заплатить калым — выкуп за невесту. А значит, четырех жен могли иметь только очень состоятельные люди. Четыре жены рожали с десяток-другой детей, между которыми после смерти отца и делилось его богатство. В результате образовывался «средний» класс, и в обществе сохранялся баланс между бедными и богатыми.

Что же касается бедных, то тем надо было поработать, чтобы накопить на калым, а бездельникам и вовсе приходилось обходиться без жены и детей.

По мнению сторонников многоженства, при нынешней социально-экономической обстановке в республике, разделившей общество на очень богатых и очень бедных, то же самое надо сделать и сейчас, чтобы «не плодить нищету».

— Несколько миллионов мужчин, многие из которых еще не женаты, находятся на заработках за рубежом, это оставило женщин без мужчин и без денег, — говорит юрист Турсуной Пулатова.

Но сама она категорически против института многоженства, так как считает, что это в будущем обязательно приведет к раздорам между наследниками, и эти раздоры отнюдь не будут способствовать укреплению семьи, как ячейки общества.

А многие женщины и вовсе встречают в штыки саму идею многоженства.

— Нет ничего безнравственнее, когда мужчина имеет связь сразу с двумя женщинами, — считает известная правозащитница Узбекистана Елена Урлаева. По ее мнению, государство должно решительно бороться с этим «аморальным явлением». При этом, как считает правозащитница, напрасно представлять себе женщин Узбекистана «неким затырканным стадом овец, которые будут делать все, что им скажут».

«Есть бабы в узбекских селеньях»

Так, сохраняя размер стиха, можно перефразировать строчку из поэмы Некрасова. В узбекских селеньях, да и в городах тоже достаточно женщин, которые и коня на скаку остановят, и в горящую избу войдут, и мужа, если что не так, огреют сковородкой промеж глаз. При этом так огреют, что мало не покажется. Гулять от таких женщин, а тем более заводить вторую семью крайне рискованно.

Вот один из ярких примеров. Эркин и Мухаббат поженились, когда им было по двадцать. Оба — дети влиятельных и состоятельных родителей, очень талантливые люди, редкие красавцы, хоть сейчас на обложку какого-нибудь глянцевого журнала. Занялись бизнесом, таланты позволили не воровать, а честно стать очень обеспеченными людьми. Но когда им стало под сорок, а дети уже выросли, Эркин воспылал страстью к своей молодой двадцатилетней сотруднице. Неизвестно, хотел ли он развестись с первой женой и жениться на сотруднице, как положено по закону, или сделать ее второй женой. Известно только, что первая жена Мухаббат каким-то образом узнала о наметившейся интрижке своего супруга. Последствия оказались весьма трагичными и показательными.

Мухаббат пришла к организации, где компания ее мужа арендовала офис, и попросила у вахтера «молоток потяжелее». Когда такая красавица что-то просит у старенького, давно вышедшего у женщин в тираж вахтера, он не спрашивает «зачем», он думает «как». Вахтер, вывернувшись наизнанку, нашел требуемый молоток

А Мухаббат подошла к новенькой, сияющей краской «Нексии» — своему подарку Эркину, и начала без истерики, методично разбивать этим молотком стекла, фары, двери и прочие легко выводимые из строя автомобильные атрибуты. Вокруг собралась толпа, в том числе и неверный муж, и все, разинув рот, смотрели на эту расправу. А оскорбленная красавица, закончив экзекуцию, вежливо вернула вахтеру молоток, вернулась домой, вышвырнула за ворота вещички мужа, подала на развод и больше Эркина на порог не пускает.

Какая женщина согласится со второй женой?

Если Мухаббат посчитала ниже своего достоинства даже снизойти к какому-то разговору со своей соперницей, то далеко не все законные жены поступают таким образом. При этом последствия для второй жены могут быть не очень приятными.

Матери трех детей Наргизе подружка как-то сказала о своих подозрениях: у твоего мужа Хамида есть другая женщина, он частенько задерживается на работе. Наргиза решила проверить, проследила за мужем и поймала его с молоденькой дамочкой. Во время скандала выяснилось — с этой женщиной Хамид живет уже лет пять, и это уже и не дамочка вовсе, а его вторая жена, у которой подрастает его сын.

Ситуация «разруливалась» на совете родственников, где отнюдь не последнее слово было за Наргизой. Совет постановил ребенка от второй жены не бросать и посильно ему помогать. Но всю эту помощь осуществляет теперь исключительно бабушка — мать Наргизы. Хамид же видится с сыном и второй женой только изредка и под пристальным наблюдением своей законной супруги.

Причем, обе эти истории можно отнести к аристократическим расправам над мужьями, решившими завести вторую жену. «Народные» расправы носят более примитивный и болезненный характер. Если у самой обманутой жены нет силенок хорошенько поднавесить мужу, то в дело могут быть введены ее многочисленные братья и другие родственники.

При этом здесь играет роль не только естественная ревность женщины, которая не хочет ни с кем делить своего мужчину и болезненно реагирует на измены. Появление у мужа второй жены означает отток денег из дома. Так бы домой принес, а так тащит на сторону. А где вы видели женщину, даже самую богатую, которая бы сказала, что у нее дома завалялись лишние деньги?

Далеко не все законные жены поступают столь благородно, как Наргиза. Да и их дети, став взрослыми, нередко ожесточенно судятся со своими сводными братьями и сестрами, которым отец «незаконно» оставил дом или машину.

Поэтому мужчины, как бы они ни хорохорились перед друзьями, на самом деле, как правило, скрывают от своих законных жен наличие «второй жены» на стороне. Как говорится, от греха подальше. И вряд ли на самом деле захотят узаконивания многоженства. По крайней мере, до тех пор, пока все женщины в Узбекистане не станут покорны и бессловесны. Но это вряд ли когда-нибудь произойдет.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»

10 национальных особенностей узбеков, которые русским людям покажутся странными

У каждого народа мира есть свои особенности, которые являются для них абсолютно нормальными и обыденными, но если в их среду попадет человек другой национальности, он может очень сильно удивиться привычкам и традициям жителей этой страны, потому что они не будут совпадать с его собственными представлениями о жизни. Предлагаем вам узнать 10 национальных привычек и особенностей узбеков, которые могут показаться русским людям удивительными и немного странными.

Они не говорят «нет»

Восточные люди не идут на открытый конфликт и не демонстрируют агрессию — они привыкли быть вежливыми даже в самой сложной ситуации. Эта черта национального характера сформировалась в далеком прошлом: узбеки испокон веков занимались торговлей, а обижать покупателя — не в интересах продавца. Поэтому вам никогда не откажут напрямую, а на любую просьбу ответят традиционно: «Хоп майли» («ладно», «хорошо»). Впрочем, когда будет выполнено обещание — неизвестно: ни в действиях, ни в работе, ни в принятии решений узбеки не спешат. И если окажется, что договоренность нарушена, вам предложат несколько вариантов решения вопроса — вплоть до самых нелепых, лишь бы вы не сердились.

Они не жалеют времени на приветствие

Приветствие — тоже часть традиции: невозможно представить себе узбеков, поздоровавшихся на ходу и побежавших по своим делам. Встречаясь, мусульмане должны обязательно приветствовать друг друга, даже если они враждуют. Сейчас при встрече нужно исполнить определенный ритуал — не только поздороваться, но и от всей души поинтересоваться делами собеседника, причем во всех подробностях: как сам, как дом, как жена, как дети, как хозяйство, полон ли холодильник? Отвечать следует традиционно: слава богу, все хорошо. Все это отнимает немало времени и звучит очень эмоционально, особенно когда встречаются две женщины.

Они наливают гостям половину пиалы чая

Гостеприимство — непреложный закон для узбеков: они привыкли жить большими семьями, в окружении соседей, и общественное мнение для них очень важно. Поэтому гостя готовы принять в любое время и на столе всегда есть конфеты, орешки и другая мелочь. И конечно, никого не отпустят без чая. «Чай не пьешь, откуда силы возьмешь?» — говорят в Узбекистане. Чем больше ценят гостя, тем меньше чая ему наливают, чтобы он чаще обращался к хозяевам за добавкой и дольше посидел. Поднося чай дорогому гостю, правую руку прикладывают к сердцу — в знак уважения. По этому поводу рассказывают анекдот: узбек такой жадный — мало того что полпиалушки чая наливает, так еще и за сердце держится!

Они едят плов в 6 утра

Плов для узбека — больше, чем еда, это предмет культа и часть национальной культуры. «Ты родился — у тебя плов, ты женился — у тебя плов, ты умер — у тебя плов», — шутят в Узбекистане. Это действительно так: любое важное событие отмечается приготовлением блюда из риса, мяса и овощей. Утренний плов варят в огромных казанах к 6 часам, и занимаются этим исключительно мужчины. Такое время было выбрано не сразу: изначально плов готовили к окончанию первой молитвы, то есть к 4 утра, потом перенесли на 7 часов, а затем опять сместили, чтобы люди успевали на работу. Отказаться от приглашения на плов нельзя — это святое.

В каждом регионе Узбекистана свой рецепт кулинарного шедевра, а в Ташкенте работает среднеазиатский центр плова, где продают свадебный плов, украшенный кружочками конской колбасы — казы — и перепелиными яйцами. Плов можно даже увезти с собой из страны — во всех ташкентских супермаркетах продаются консервные банки с этим блюдом, и на вкус оно ничуть не хуже, чем из казана. Так что узбекский плов постепенно завоевывает мир, а в прошлом году его включили в список нематериального наследия ЮНЕСКО.

Они сажают женщин за отдельный стол

В узбекской семье выстроена строгая иерархия взаимоотношений: детей держат в строгости, женщина во многом подчиняется мужу и свекрови, последнее слово всегда остается за мужчиной. Жену уважают как мать, супругу, хранительницу семейного очага, но часто рассматривают лишь как домохозяйку несмотря на то, что свободные женщины Востока занимаются наукой и политикой, заседают в сенате и руководят предприятиями. Главная обязанность женщины — забота о семье и доме. Даже если она работает наравне с мужем, это не отменяет приготовления ужина к его приходу.

До сих пор в быту многие вещи делятся по гендерному признаку: утренний плов готовят мужчины, повседневную еду — женщины, мужчины собираются в чайхане, женщины — во дворе. Раньше дом делился на мужскую и женскую половину, а сейчас на свадьбе и других праздниках мужчины и женщины нередко сидят за разными столами. Даже хоронят их в разных частях кладбища.

Они бросают камешки в праздничное угощение

Еще одно важное узбекское блюдо — сумаляк. В отличие от плова, сумаляк варят лишь раз в году, в один из 40 дней после праздника Навруз. Легенда гласит, что у одной женщины умер муж, она осталась одна с маленькими детьми, семья голодала. Отчаявшись, мать налила в казан воды и бросила горсть проросшего зерна. Пшеница варилась весь день и всю ночь, под утро женщина ненадолго уснула, а когда проснулась, увидела, что казан до краев наполнен теплой коричневой массой. Она накормила детей и угостила соседей, и с тех пор сумаляк готовят только женщины.

Рецепт прост: проросшие зерна пшеницы перемалывают и отжимают, а получившуюся жидкость смешивают в кипящем масле с мукой. На дно казана бросают камешки или орешки — это не дает жидкости подгорать, а тот, в чьей пиале окажется камешек, может загадывать желание. Главный секрет сумаляка: его нужно помешивать непрерывно, на протяжении 12 часов, и в этом процессе участвуют все соседи или коллеги — праздничное блюдо готовят даже во дворах офисов. Считается, что, мешая сумаляк, человек освобождается от недобрых мыслей. Через 12 часов блюдо снимают с огня и накрывают, оставляя до утра. Утром рассматривают рисунок, образовавшийся на поверхности густой массы, и толкуют его значение. Попробовать сумаляк можно не только сразу после Навруза: так же, как и плов, его консервируют и продают в магазинах круглый год.

Они женятся по воле родителей

В Узбекистане настолько уважают мнение старших, что даже в XXI веке будущего мужа или жену своему чаду подыскивают родители. Впрочем, если жених совсем не понравится девушке, она может отказать ему. Самые смелые могут даже познакомиться сами и пожениться без согласия родителей, но это скорее исключение. Как правило, жених и невеста все же вступают в брак, подчиняясь решению старших и почти не зная друг друга. Дальше возможны два варианта развития событий: семья держится на уважении супругов к выбору родителей, а значит, и друг к другу, либо со временем мужчина начинает искать любовь на стороне, а женщине приходится с этим мириться. Разводятся в Узбекистане редко — распадается лишь 15% браков (в России — больше половины), и поводом для расставания скорее станет невозможность иметь детей, чем измена.

Они еще недавно были многоженцами

Узбекская свадьба — грандиозное событие. Просто регистрация — нонсенс для узбеков: а что скажут друзья, соседи, родные? Пригласить на праздник нужно как можно больше гостей, и ради пышного мероприятия даже влезают в долги. Регистрация в загсе сочетается с религиозным обрядом — никохом, без этого вместе жить нельзя. А наоборот еще совсем недавно было можно, чем и пользовались мужчины: проводили никох для второй жены и обзаводились второй семьей. Недавно эту практику запретили, и сейчас разрабатывается закон об уголовной ответственности имамов, проводящих никох для мужчин, уже имеющих одну жену.

Они платят калым за невесту

Перед свадьбой семьи договариваются о том, какой вклад молодые вносят в будущую семейную жизнь. Например, если жених покупает квартиру, невеста — всю обстановку. Оговаривается также размер приданого и калыма — во многих областях до сих пор платят выкуп за невесту. Сумма калыма варьируется от $30 до $5000 в разных регионах.

Выгоднее всего выходить замуж в Хорезме: здесь большую часть свадебных расходов оплачивает жених, он же платит большой калым, и, если мужчина из богатой семьи, к деньгам могут добавить, например, верблюда. В последнее время особенно ценятся девушки с высшим образованием (лучше медицинским или педагогическим) — в этом случае сумма калыма может вырасти в несколько раз. А вот в Ташкенте расходы ложатся на плечи родителей невесты — они должны дать ей солидное приданое, чтобы удачно выдать замуж.

Они решают проблемы всем миром

Узбек живет в большом сообществе, модель которого представлена в городском квартале — махалле. Здесь действует своеобразная система местного самоуправления: жители объединяются в общину и решают проблемы вместе. Если во многих мусульманских странах махалля — это лишь народный обычай, то в Узбекистане ее статус закреплен на законодательном уровне. Община выбирает комитет, подотчетный органам власти. Члены комитета выдают справки при поступлении в вуз и трудоустройстве, а при разводе беседуют с супругами и дают им время на размышление. Многие вопросы в махалле решаются методом хашара (добровольного безвозмездного труда): благоустройство и уборка улиц, ремонт или даже строительство. И если соседи помогают кому-то построить дом, то хозяин готовит для всех участников хашара, конечно же, плов!

По материалам