Мужик шлепает девушку

Каждому родителю приходилось бить своего малыша по попе. Чаще всего на это есть причины. Например, ребёнок плюется в детей или забирает игрушки, а слова не заставляют его остановиться. В подобной ситуации родители вынуждены прибегнуть к более радикальным методам – телесным наказаниям. Хотя многие считают, что это запрещено. Рассмотрим подробнее, почему нельзя бить девочек по попе.

Причины запрета на телесное наказание для девочек

Самая традиционная кара за какой-либо проступок для ребёнка – это похлопывание по попе. Практически каждому приходилось испытать подобное наказание от отца или мамы. Но никто не задумывался, что это чревато негативным исходом. Так все-таки, почему девочек нельзя бить по попе?

Нередко удары по попе становятся причиной появления физических травм у ребёнка. Это объясняется тем, что не каждый родитель может рассчитать собственную силу, наказывая малыша. Зачастую это не приводит к изменениям в поведении чада, а лишь к увеличению силы телесного воздействия. Это чревато появлением таких тяжёлых повреждений:

  • недержание мочи;
  • всевозможные тики;
  • недержание каловых масс и пр.

Во избежание возникновения подобных проблем со здоровьем не стоит бить ребёнка!

Чем чревато подобное наказание в плане психологического развития

Ещё одна причина, почему нельзя бить девочек по попе, заключается в возможных психологических последствиях. Такие наказания чреваты:

  • Заниженной самооценкой. Малышка будет всю жизнь думать, что прав тот, кто сильнее.
  • Задержкой в развитии.
  • Отсутствием внимательности во время уроков и игр.
  • Аналогичным поведением относительно своих детей.
  • Многие дети, которых били в детстве, с возрастом становятся преступниками.
  • Постоянным чувством страха и желанием мстить.
  • Одиночеством, чувством отчуждения у малышки. Она будет считать, что никому не нужна.
  • Отдалением от родителей, ухудшением взаимоотношений в семье.

Кроме того, ребёнок из-за этого может стать беспокойным, растерянным, боязливым и тревожным. Также нередко физические наказания приводят к ухудшению аппетита, появлению бессонницы, чрезмерной гиперактивности.

Чем можно заменить телесные наказания

Чтобы не навредить девочке, лучше отказаться от телесных наказаний и попытаться найти компромисс:

  • Попробуйте отвлечь внимание малышки чем-то другим.
  • Завлеките ребёнка каким-нибудь интересным занятием, которое отвлечет его от баловства.
  • Найдите какое-нибудь развлечение, чтобы поощрить девочку, а не наказать. К примеру, предложите ей заняться уборкой разбросанных игрушек, а потом почитайте ей книгу.
  • В качестве альтернативы телесным наказаниям попробуйте запретить малышке смотреть телевизор или играть на планшете и т.д.

К баловству своего ребёнка стоит относиться с философской точки зрения, попробуйте спроецировать на себя эти действия. Как можно чаще общайтесь с девочкой, поддерживайте доверительные взаимоотношения.

– Сейчас сама всё узнаешь, ты себя просто невозможно вела в последнее время, пользуясь мягкостью папы и мамы. Я помогу твоим родителям, я в этом специалист, поверь. Валерия Николаевна стянула спортивные домашние штанишки вместе с трусиками с Машиной попы, похлопала по сочным, розовым ягодицам девочки, – попка, я смотрю, ни разу не поротоя – исправим.

Женщина щёлкнув пультом, включила стоящий в комнате телевизор, выбрала музыкальный канал, добавила звук. «Кричать бесполезно, подумала девочка, никто меня не услышит».

В чорном тубусе оказались длинные прутья, розги. Вытянув одну из них, дисциплинаторша резко секанула ей по воздуху. Сняла жакет, оставшись в белой рубашке, подошла к зафиксированной жертве, погладив прутом по попке.

– Запомни этот момент, Мария, у тебя начинается новый этап, раз… – прут со свистом рассёк воздух, впился в Машину попу. Поначалу девочка ничего не поняла, а потом пришла жгучая боль, по попе полыхнуло огнём.

– Два, три, – хлёсткие удары падали на попку, девочка задёргалась, выступили слёзы.

– Перестаньте, вы за это ответите! Я в милицию сообщу! – женщина никак не отреагировала на угрозу, методично продолжая наказание.

– Осталось ещё семнадцать ударов, четыре, пять… Но, я могу добавить, добавить?

– Не надо, – Маше совсем не хотелось испытывать свою попку на прочность, она и так, вся горела огнём.

На десятом ударе Валерия Николаевна сделала перерыв, перейдя на другую сторону.

– Простите меня, не надо больше, – попросила девочка, – я не выдержу.

– Выдержишь, двадцать, это немного. Вот недавно я секла одну из жен, богатого, восточного коммерсанта, вот там было немало, три по двадцать.

Девочку пришлось увозить, а тебе что, пару дней попка поболит, и всё, зато сразу послушной девочкой станешь.

За разговорами дисциплинаторша не забывала своё дело, розга раз за разом, размеренно ложилась на попку Марии, заставляя жертву стонать и всхлипывать.

– Девятнадцать, двадцать, всё, наказание завершено. Потерпи, я обработаю твою попу специальным гелем, следов не останется, боль пройдёт через два-три дня. – Выдавив на пальцы немного геля из тюбика, женщина втёрла препарат в повреждённые участки ягодиц. Отвязав Машу, Валерия Николаевна с лёгкостью вернула кресло на прежнее место.

– Минутку внимания, – обратилась она к девочке, – Ты, я надеюсь, поняла, что теперь за плохое поведение придётся отвечать?

– Да, – прошептала Маша, – попа горела, что делало слова этой жестокой женщины очень понятными.

– А теперь, в ванную, и отдыхать. За завтра всё утихнет, и к понедельнику ты сможешь сидеть.

Девочка кое-как натянула трусики, затем штанишки и осторожно, стараясь беречь выпоротую попку, прошла в ванную. Дама уложила свои принадлежности, и тоже направилась к выходу, её работа завершена.

– Как она? – В прихожей ждал отец девочки.

– Отлично, мне кажется, мои услуги вам потребуются ещё очень нескоро, – ответила женщина. Следов и повреждений на коже не останется, не волнуйтесь. Будет нужда в моих услугах, привозите дочь ко мне, в офис, в экстренных случаях, вызывайте на дом. – Отец промолчал.

– До свиданья, – Валерия Николаевна протянула мужчине руку.

– До свиданья.

Женщина ушла, отец тихо присел на тумбочку в прихожей, не сделал ли он ошибку, эта мысль не давала ему покоя. В ванной комнате тихо плакала Маша, не, сколько от боли, сколько от обиды и сознания того, что, в её жизни произошли необратимые перемены.

Урок для учительницы

Двадцатитрехлетняя Линда Чарлтон заканчивала свой первый год в школе Редмонт в качестве учительницы. Ей понравилась преподавать – она думала, что выбор карьеры, сделанный ею, когда она пошла учиться на педагога, был правильным. Молодая и красивая учительница была очень популярна у своих учеников – как мальчишек, так и девчонок. Возможно, ей даже удалось привить им хотя бы минимальную любовь к истории. Более старшие девочки, кроме того, восхищались вкусом, с которым Линда подбирала себе одежду, чтобы подчеркнуть тонкую фигуру. Директор школы, Колин Престон, недавно поблагодарил ее за отличную работу и спросил, желает ли она стать классной дамой у семиклассников на следующий год.

Как только приблизился конец учебного семестра, Линда обнаружила, что значительную часть времени придется затратить на подготовку оценок по истории для всех учеников. Для этого надо было отсортировать все баллы, полученные ими в течение года. Для того, чтобы повозиться с контрольными, она взяла из школы папку, содержащую все баллы учеников и их работы, решив увезти ее домой на один уик-энд. В пятницу, конечно, за контрольные ей садиться не хотелось, а когда наступило субботнее утро, она никак не могла найти папку. Думая, что она все-таки оставила ее в школе, Линда поехала туда, но и там не оказалось злополучной папки. Учительница поняла, что пропажа случилась когда-нибудь по пути домой. Да, документы были потеряны! Некоторое время Линда была в отчаянии и не знала, что делать. Ей не хотелось допустить, чтобы мистер Престон узнал, что его молодая подопечная потеряла такую важную папку – папку, содержащую информацию, с учетом которой выставляются итоговые оценки за год всему классу.

Она пришла домой, успокоилась и попыталась еще раз подумать. У нее возникла довольно хорошая идея – восстановить приблизительно данные по памяти. Линда взяла табель и начала выставлять оценки ученикам, вспоминая свое личное отношение к каждому. Это заняло все выходные, но в понедельник она уже смогла передать директору результаты, чтобы мистер Престон не заподозрил ничего плохого.

На следующий день мистер Престон заглянул в классную комнату, где Линда вела урок, и попросил ее, чтобы она зашла к нему в офис после окончания дневных занятий – в четыре часа. Линда не могла даже предположить, зачем могло быть это приглашение.

После того, как уроки кончились, Линда пришла к кабинету директора. Она так и не постучала, потому что на панели над дверью сиял красный свет, а Линда знала, что это означает – мистер Престон выдавал порцию розог какому-нибудь непослушному ученику.

Только директору и старшим госпожам разрешалось использовать розгу в школе Редмонт, и вообще-то порки производились не очень часто – только как исключительное наказание для худших нарушений школьных правил или за повторение этих нарушений. И все же в течение первого года работы учительницы она видела некоторых только что выпоротых учеников на своих уроках. По большей части, это были мальчики, но также и несколько девушек. Она обратила внимание, как после их визита в кабинет директора они суетились и извивались на своих местах – иногда даже в течение нескольких дней после наказания.

Пока Линда стояла перед дверью, она слышала изнутри слабые звуки наказания. Во-первых, это был тихий свист – по-видимому, это был свист розги по заду школьника. Моментом позже она слышала подавленный визг юной жертвы. Учительнице оставалось только гадать, сколько ударов получил мальчик прежде, чем она приблизилась к двери, и сколько еще он должен вытерпеть… Новый удар вызвал визг боли, слышимый даже через толстую деревянную дверь. Линда криво улыбнулась самой себе. Мистер Престон связался с этим жалким мальчиком, но кто бы ни он был, Линда не сомневалась, что наказание было заслужено и принесет хороший эффект.

Хотя сама Линда девочкой не получала розог, она была убеждена, что они очень эффективны для некоторых девушек – и убедилась она в этом вскоре после своего прибытия в Редмонт. Через пару недель работы она впервые пожаловалась своей коллеге мисс Грин, классной даме, на поведение Джули Хэллам, своей ученицы, ни в какую не хотевшей учить историю.

– О, я не думаю, что вам нужно беспокоиться относительно нее, – ответила мисс Грин, – я думаю, миссис Лонгворт устроит этой молодой леди проблемы для ее зада!

Линда не поняла сначала, что это означает, а потом узнала. Джулия была хорошенько выпорота Мэри Лонгворт, старшей госпожой – по голому заду, подобно мальчикам. Моментально поведение ученицы улучшилось настолько, что Линда Чарлтон ее буквально не узнала.