На какой язык похож татарский?

На заре своей карьеры, сразу после университета, я была юна, наивна, никому не всравшаяся со своим красным дипломом и без опыта работы, но еще уверенная, что я должна работать исключительно по специальности. Панические поиски работы под давлением семьи класса «тоталитаризм» и «иди хоть на завод» привели меня в бюро переводов на должность менеджера. Хозяйка бюро, милая женщина в возрасте слегка за 30 (действительно миловидная, отчего подозрений о чем-то плохом не было, еще и с двумя сыновьями-школьниками, мужем, в общем, полная счастливая чаша), Е.Е., приняла меня на зарплату чуть больше, чем у среднестатистической уборщицы, с заверениями, что по ходу дела и при моей старательности зарплата будет расти, а со временем я даже буду получать проценты от выполненых заказов. Но без официального трудоустройства, потому что почему-то все менеджеры от нее бегут, и она не видит смысла с этим возиться, пока я не «проживу» с ней хотя бы полгода.

Работа заключалась всего лишь в принятии заказов на перевод от заказчиков, раскидывание заказа по переводчикам, сборе этого заказа обратно и передаче заказчику. Все заказчики и переводчики общались с нами через скайп или по телефону, в офисе были только два (со временем, 3) менеджера и изредка бухгалтер (тоже дивная женщина). Звучит совершенно несложно. Да че там вообще делать-то? Поначалу (целых первых два дня), всё и вправду было несложно. Е.Е. пошагово говорила, что делать, и я делала. Помимо меня в офисе была еще одна менеджер, Ю., она была примером и подражанием по словам Е.Е., потому что ОНА была трудоустроена, и получала те самые волшебные проценты. Только почему-то она всегда сидела в телефоне, и через месяц всеми заказами занималась я. А она сидела в телефоне. Уже на первой же неделе пришлось задержаться на работе, чтобы дооформлять заказ. И дальше пошла жопа.

У Е.Е. было 4 правила:

— Принимать все заказы.

— Отдавать преводчикам не больше 50% от суммы заказа.

— Она ВСЕГДА права.

— Во всём виноваты менеджеры.

По первому правилу она заставляла меня принимать заказы у заказчиков, которые могли кинуть с оплатой. Со временем я разобралась, кто есть кто, и пыталась ее предупреждать. На мои вялые повякивания, что нас снова кинут, на меня шипели, чтобы я не смела разбрасываться заказами. Потом я была виновата, что заказчик не платит. Она садила меня на телефон и заставляла звонить по кругу заказчику и говорить, говорить, говорить, убеждать, чтобы он заплатил, ругаться и скандалить (чего я не умею). Сумма заказа тоже не была важно, потому что «это же деньги»,и что суммы могло не хватить на оплату хорошего переводчика тоже не волновало.

По второму всё было прекрасно. Наше бюро не отличалось качеством из-за первого пункта. Я обязана была принять заказ. Я озвучивала цену, допустим, 10. Заказчик отвечал, что у него есть только 8. Я спрашивала у Е.Е., что же с этим делать? Ведь я не найду переводчика с оплатой в 4! Е.Е. приказывала немедленно принимать заказ и искать переводчика, где хочу, хоть сама иврит переводить. В результате среди поисков переводчиков, которые были согласны исключительно на 6, кое-как находился за 4. Результат хромал. Заказчик жаловался. Е.Е. орала на меня, что нашла плохого переводчика. Я всё еще была юна и наивна.

Мне до сих пор стыдно перед одним переводчиком. Он за сжатые сроки проделал колоссальную работу, качественную и очень сложную. Но так вышло, что его оплата превысила допустимые 50%… И я не только не смогла выбить для него премию из Е.Е., но и вынуждена была урезать ему выплату по тому, что он перевел… До сих пор не понимаю, почему Андрей продолжал работать на эту говноконтору, когда с его умениями мог найти место намного лучше.

Третье правило всегда работало. Не было шанса выкрутиться. Если ты принимаешь решение сам, и оно не срабатывает — ты виноват. Если ты спрашиваешь Е.Е., как сделать в этой ситуации, и ее ответ не срабатывает, то фанфары она этого не говорила! Настаивая, что решение было принято ей, можно было получить нагоняй, что ты наговариваешь на директора, и она не могла сказать такой бред, всем же было понятно, что в результате будет трындец.

По четвертому правилу все было тоже просто. Переводчик кинул с переводом и не предоставил его? Виноват менеджер, что не уследил. Заказчик кинул с оплатой? Менеджер, ты плохо требовал оплату! В комбинации с первым правилом иногда случалось «О, он делает заказ, бери! Ну и что, что предыдущий не оплатил? Наверняка оплатит этот!» И после сдачи заказа, что? Правильно! «В смысле ты не можешь выбить из заказчика деньги?! Это уже третий раз! Не могла я тебе сказать брать у него заказ, он же не платит!»

Переработки никогда не оплачивались. Не успела в рабочий день? Так это же твои проблемы! Встать в 6 вечера уйти домой был дичайший моветон, все пялились на тебя так, будто ты только что при них скрутил голову кошке и начал ее жрать еще полуживую. При этом каждое опоздание высчитывалось до минуты и штрафовалось. Со временем у меня начало шататься здоровье, и пришлось неделю ходить на процедуры в середине дня, на что я тратила свое обеденное время+еще 15 минут. Моя зарплата меньше минималки не позволяла брать такси, чтобы укладываться в час. Я поговорила с Е.Е., объяснила ситуацию, она согласилась, мило улыбнулась, что всё понимает, и всё будет хорошо. По окончанию месяца каждые 15 минут вычлись из моей зарплаты, несмотря на то, что я работала уже не с 9 до 6, а с 9 до 9, и иногда дома. Е.Е. заставляла разговаривать с каждым заказчиком, даже с тем, который дважды в неделю приходил без пяти минут 6, детально обсуждал по кругу одно и то же, очень скрупулезно, от получаса до полутора часов, но ни разу за всё время моей работы не сделал заказ. «А вдруг закажет? Сиди!» говорила Е.Е.

Еще одним мини-правилом Е.Е. было требовать от заказчика письменного подтверждения в диалоге, что мы начинаем выполнять заказ. То есть, я писала просто — Вы подтверждаете заказ? Мы его начинаем? И человек должен был написать мне «да». Однажды пришел наш постоянный заказчик, вяло обсуждал со мной большой заказ, и на мой вопрос о том, приступать ли, не ответил. Он всего лишь пришел через 2 недели с вопросом «А где мой перевод?». Перевод 100 страниц технического текста на английский. Стоимостью около 500 долларов. Который он не подтвердил. Е.Е. орала на меня, брызжа слюной, что я «могла бы и сама догадаться, что это рабочий заказ, теперь выкручивайся, как хочешь, чтобы через сутки заказ был готов!» И через сутки он был готов. Я нашла 10 переводчиков, разбросала по ним их части, звонила каждому и подгоняла в течение дня (попутно принимая и обрабатывая другие заказы), потом собирала их все в кучу. Я ушла из офиса в 10 вечера, потому что позже уже было стремно идти домой, и сидела дома до 2 часов ночи, пытаясь вычитать технический текст и соединить его в один текст, соблюдая оформление исходника. Так случился мой первый срыв. В 4 часа утра я переслала готовый текст заказчику, который, конечно же, остался недоволен, поскольку вычитки не было, на нее никогда не было предусмотрен процент из денег заказа, да и текст, написанный десятью людьми, был весь в разной стилистике. В 9 утра я уже снова была в офисе, потому что за опоздание штраф.

Иногда приходилось работать из дома, если заказчик требовал, чтобы заказ был готов в субботу или воскресенье. «А ты что, не могла договориться о сдаче на понедельник? говорила Е.Е. «Так Вы же сами говорили, что такой объем должен выполняться исключительно N дней! Выпадает на субботу!» «Ну, значит, соберешь заказ дома в субботу». То есть, «ты можешь сделать так, как тебе удобнее, но нет, не можешь, я предложила просто так».

Потом пришла работать менеджер О. И она была полный ноль во всем, даже в ворде, в нашем главном инструменте для работы. Ю. всё так же сидела в телефоне, и Е.Е. ее ничуть не трогала, и работа за троих+объяснения новенькой легли на меня, потому что «работа должна быть выполнена, неважно, как».

Бухгалтер меня ненавидела по умолчанию, и я так и не поняла, за то. Она говорила со мной скривив лицо, как с мусором, могла просто так с пренебрежением сказать гадость. На сарафан процедить сквозь зубы — о, поглядите, вырядилась. А я очень эмоциональный человек. Меня угнетало такое беспричинное отношение, ведь по умолчанию я хотела со всеми дружить. Я попыталась напрямую спросить, за что она так со мной — на меня вскинули брови и сказали, что совершенно никто меня не гнобит, я, наверно, больная на голову, что так считаю. Чувствуете дружелюбие в посыле? А оно есть. Можно было бы списать на стиль общения, если бы она не сюсюкала при мне же с другими двумя менеджерами.

Зарплата никогда не выдавалась вовремя. Дата выдачи была 1 число месяца. И 1 числа Е.Е. исчезала. Совсем. Ее не было в сети, по телефону, в офисе. Она была занята всем, от спасением зайцев от потопа до срочных поездок в Тимбукту. В лучшем случае она появлялась числа пятого. Однажды она все же явилась в офис 2 числа, с радостным визгом «Ой, девочки, смотрите в окошко, что вам покажу! У меня новая МАШИНА!» Мы очень оценили. На вопрос о зарплате она сказала «буду позже» и исчезла на несколько дней. В один из месяцев, выдавая мне зп, она задала прекраснейший вопрос: «А зачем тебе деньги?» и сидела с ними в руках, глядя мне в глаза и не отдавая, пока я не могла осознать, что и зачем она спрашивает, и как на это отвечать.

Кончилось всё на моем втором нервном срыве. Я не тот человек, который плачет на людях, но я во второй раз разрыдалась прямо в офисе при всех, когда не успевала собирать 3 заказа на трех языках, которых я не знала, переписываясь с пятью переводчиками, тремя заказчиками, еще одним, готовым дать новый заказ, обслуживая человека, который пришел к нам в офис заказать перевод паспорта, и пытаясь сделать инвойсы заказчикам и посчитать месячные выплаты переводчикам (это тоже делала я, при наличии бухгалтера). Я продержалась 4 месяца. Я держалась изо всех сил, чтобы не быть, как те, кто сдался, и чтобы родители не подумали, что их дочь не в состоянии нормально работать. После увольнения, от оставшейся О. я узнала, что была худшим работником за всё время существования фирмы. Не знаю, чем именно и как, ведь во время работы заказчики требовали обсуждать детали заказов только со мной, отвергая подтупливающую О. и изредка просыпающуюся Ю., и это останется для меня показателем, что я была хорошим работником.

Благодаря этой работе я сделала для себя несколько выводов.

— Больше не хочу работать с мерзкими людьми. Спасибо той бухгалтерше, теперь если кто-то начинает меня ни за что прессовать и твердить, что не прессует — сразу и искренне посылается на 3 буквы.

— Выработала правило «систематически задерживают оплату — плохое место работы».

— Не держусь за работу, если что-то начинает кардинально меняться в худшую сторону.

— С трепетом и безмерным уважением разговариваю с каждым, кто работает в сфере обслуживания.

— Мои нервы мне дороже. Никакие деньги и прессинг от окружающих не заставят меня теперь работать на нервной работе. нетнетнет

— Избегаю бюро переводов как огня, ни разу с ними не работала, и не могу себя заставить даже попробовать. Вызывают у меня дикую панику. Бюрофобия.

А самое смешное. Самое. Смешное. Это бюро до сих пор функционирует. Уже около 10 лет. На абсолютно тех же условиях.

Насколько сильно отличаются турецкий и азербайджанский языки

18769 Прочитать позже Отправить статью на e-mail Мы не собираем ваши данные и тем более не передаем их третьим лицам Отправить

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

В повседневном разговоре азербайджанцы и турки понимают друг друга на 60-90%. Это связано с тем, что оба народа имеют общие корни. Несмотря на это, страны, как и язык развиваются в разных направлениях, и со временем, разрыв возможно станет ещё больше.

Можно выделить 3 ситуации, которые помогают понять, насколько отличаются языки:

  • Когда слова полностью отличаются.
  • Слова отличаются на 1-2 или несколько букв, но при этом смысл сохраняется.
  • Когда слова абсолютно идентичны, но значение прямо противоположное.

Разберём эти ситуации подробнее.

Полное отличие

Например, для обозначения собаки в Турции используется слово «köpek», а в Азербайджане — «it». Для обозначение кошки в Турции используется «kedi», а в Азербайджане «pişik». Таких слов довольно много, и касаются не только реальных вещей, но и понятий. Например, для обозначения слова «уважение» в Турции используется saygı, а в Азербайджане hörmət.

При переходе с азербайджанского на турецкий язык этот тип слов вызывает наибольшую трудность. Если вы изучаете язык, реально можно столкнуться с непониманием некоторых вещей. Поэтому, несмотря на схожесть, в каком-то смысле вы изучаете новый язык.

Частичное отличие

Разница может касаться частей слов или только одной буквы. При этом смысл сохраняется. Вот несколько примеров (первое слово на азербайджанском, второе на турецком):

  • torpaq (тор-пак) и topraq (топ-рак) — почва.
  • ana (ана) и anne (анне) — мама.
  • baxmak (бахмак) и bakmak (бакмак) — смотреть.

Эта группа слов самая простая для понимания и не требует больших усилий для запоминания. Но в «боевых условиях», говорящий может использовать слова по привычке, — из родного языка.

Смысловое отличие

Третья группа — одинаковые по произношению слова могут иметь разное значение. Смысловые отличия могут создавать курьезные случаи. Например, вот один забавный пример возникающий из-за разницы значений слов. Азербайджанцы называют кость «sümük». Sümük в Турции означает сопли, слизь. Можно себе представить, что произойдет, если азербайджанец попытается заказать фарш с sümük в Турции 🙂

Или, в азербайджанском языке фраза «ты выглядишь как моя сестра» звучит так же, как на турецком «ты гладишь мою сестру.»

Также, на азербайджанском, выражение, «самолет приземлится в десять минут» для турка звучит так: «самолет разобьется в десять минут.»

А что с грамматикой?

В целом, языки имеют одинаковую грамматическую структуру. Глагол в конце, ударение в большинстве слов ставится в конец слова, даже окончания времён глаголов почти совпадают. Но есть и отличия, к которым говорящему придётся привыкать.

Как верно заметил в комментариях Мухаммед Кали, почитаемый турками лидер Мустафа Кемаль в начале 20 века провёл крупные реформы. Они затронули и язык. Причём изменения были настолько быстрыми и глобальными, что современные турки слабо понимают родной язык 100-150 летней давности.

Хотя обе стороны достаточно хорошо понимают друг друга, азербайджанцы и турки с трудом обсуждают вопросы, касающиеся каких-либо оттенков тем или специфические вопросы.

С другой стороны, языки очень похожи, ведь азербайджанский и турецкий из одной ветви в классификации тюркских языков. Тем не менее, существует ряд слов, которые не понимают турки или азербайджанцы. Главным образом если они русского, арабского или персидского происхождения.

Ещё одна небольшая разница. В отличие от азербайджанского, турецкий алфавит не содержит букв «ə», «х» и «q».

Дополнение после 2 лет в Турции

В целом складывается впечатление, что азербайджанцы понимают турецкий чуть больше, чем турки азербайджанский. И этому есть пока лишь одно объяснение.

Население в Турции больше чем в Азербайджане примерно в 10 раз. А значит тех, кто участвует в создании медиаконтента тоже объективно больше. Никого не удивишь, если в азербайджанской семье есть спутниковое телевидение с турецкими каналами (что таить, турецкие сериалы популярны и среди россиян). Это позволяет многим хорошо понимать турецкий язык. А вот турков с азербайджанскими каналами найти сложно.