Обмыть ножки

Самое главное в обмывании пяточек или ножек как традиции — абсолютное отсутствие её упоминания и у этнографов в научных работах, и у писателей, специализировавшихся на бытоописании русской деревни.

Неужели совсем ничего нет? Есть, но это не ножки и не пяточки, а… копыта. У лошади. В древнерусский язык слово могорыч пришло сложными путями из арабского, где оно обозначало угощение с алкогольными напитками, сопровождающее покупку коня. «Но ведь арабы — мусульмане, им алкоголь запрещён», — скажут некоторые. Никогда не запрещают то, что никто и так не делает. Цена хорошего скакуна всегда была заоблачной, его приобретение или продажа — «сделкой века» и для князя, а рабочей лошади — для крестьянина.

В памятниках древнерусской письменности разные искажённые формы арабского

в значении именно банкета по случаю сделки встречается с XVI.

Эта традиция породила фразеологизм обмыть копыта (коню), которая была перенесена и на другие покупки. Читаем в словаре Даля:

а также

Иными словами, процесс «мытья» конечностей при помощи «зелена вина» сопровождал вовсе не появление нового человека, а куплю-продажу дорогой, но скотины. Есть мнение, что перенос этого фразеологизма на новорожденных появился при большевиках, когда человека, шедшего с рождественской ёлкой, могли запросто поставить к стенке, и воинственный государственный атеизм был очень буквально убийственным для людей, пытавшихся отправлять религиозные обряды. Тогда-то некто смекалистый догадался купить водку, огласить обычную пьянку по поводу обновки, а присутствующий при этом деле поп совершенно случаен, дескать, служитель культа здесь просто пьянствует — законом не запрещено.

Возникла загвоздка: копытца могут быть у лошадки, коровки, козлёнка, бесёнка, но никак не у человечка. Чтобы исключить нехорошие ассоциации, изменили название конечностей на человеческие, то есть пяточки или ножки. Потом смысл эвфемизма забылся. В более поздние времена за данным выражением прочно закрепилось значение «пьянка новоиспечённого папаши, пока роженица с младенцем в роддоме», хотя словарное определение пытается выглядеть приличным:

Рождение ребёнка всгда сопровождается целой серией обрядов, носивших как магический характер, так и связанные с соблюдением норм гигены (как их понимали наши предки). Язычество и христианство плотно переплелись в них, как и во всём течении жизни.

У восточных славян было принято показывать малыша родне лишь на крещение, которое обычно проходило на 40 день после рождения. Тогда же в доме собиралась родня, которая праздновала событие. Роженица считалась нечистой, ей нельзя было покидать пределы дома дальше двора, колыбельку держали как можно дальше и от «чёрного глаза», и от заразных болезней.

У китайцев и дунган появление на свет нового члена семьи — серьёзное событие, по поводу которого собирались не менее трёх раз: через три дня малыша показывали лишь бабушкам и дедушкам. Более широкому кругу родни позволяли взглянуть на малютку на 100 дней, а весь остальной белый свет приглашался отпраздновать лишь первую годовщину человечка, хотя у китайцев она считается не совсем первой, ведь есть ещё и «нулевой год» — 9 месяцев беременности. Целый месяц молодой маме нельзя было практически ничего делать — с этим «пережитком» в КНР боролись, узаконив выход на работу через 10 дней после родов, но его избегали любыми способами.

обычай обмывать ножки новорожденного

Когда обмывают ножки новорожденного

Я гребаная неудачница))))Муж работал 13 дней без выходных, должность у него такая что отмазаться не получиться. Сегодня друг обмывал ножк новорожденного сына, и я отпустила мужа на дачу отметить это дело мужиками. Взяла у него денег))))и пошла докупать все к морю, заодно зашла в продуктовый. Решила всего наготовить и порадовать его(он устал очень от работы), сварила борщ, поджарила курочки с картошкой, сварила компот и испекла пирог, но во под конец моей готовки схватила за ручку кастрюли и сожгла всю ладонь(((Теперь лежу.

сегодня она проснулась уже не через час, а спустя два часа.Удалось укачать в кроватке при чем. И щас снова не спим. эх а папа наш уехал обмывать ножки новорожденной дочки друга ))))

Деторождение всегда играло важную роль в жизни семьи, будь то семья крестьянина или семья царя. Поэтому всему, что связано с этими событиями, уделялось повышенное внимание. В крестьянских семьях традиционно желали рождения мальчиков — работников и наследников рода. Говорили: «Мальчик родится на подмогу, девочка — на потеху». Или: «С сыном дом наживешь, с дочкой остатки проживешь». Для того чтобы родился наследник нужного пола, крестьяне прибегали к полумагическим действиям. Например, молодожены подкладывали себе под подушку ножницы или молоток, не пренебрегали и Божией.

Девочки, в первую очередь, я от всей души хотела бы поблагодарить Вас за поздравления! Было безумно приятно, что столько человек радуются вместе со мной нашему счастью! Каждое поздравление прочла! Спасиииибо! Вот здесь я почти 5.5 лет назад писала про рождение нашего Захаренка, начиная со слов, что слава Богу все закончилось, чтобы начаться вновь. Сейчас я так писать не буду. Думаю, что сейчас это было действительно в последний раз. Когда задумываюсь об этом, то никакой радости не испытываю. Как я без.

Зов крови — имя по зову

Обряды, связанные с рождением ребенка и наречением его именем, древние и насквозь языческие. Но, что удивительно, мы продолжаем им следовать, даже не понимая толком их сути. Видимо, голос крови, пусть слабый и искаженный, дает о себе знать. И исподволь руководит нами.

Каждый из нас хоть раз, но был приглашен «обмыть ножки» новорожденному родственнику, но мало кто задавался вопросом: почему, собственно, следует обмывать именно ножки? И почему это делает отец?

Однако этот обычай соблюдали на протяжении неисчислимых сотен лет и даже тысячелетий, начиная с тех доисторических времен, когда даже славян как таковых еще не существовало, а была славяно-балто-германская общность.

Примерно пять-шесть тысяч лет назад, в бронзовом веке, мы были одним большим народом, имели схожие обычаи и говорили на одном языке. Именно тогда мужчина начал выходить на первые роли в обществе. Не просто добытчик, а воин. Если повезет — вождь племени. Но уж в своей семье — точно главный. А родившийся ребенок — он кто?

Нам сейчас кажется, что вопросов быть не должно — прежде всего, человек, чей-то сын и внук. Иными словами, чадо как оно есть. Но тогда считали, что ребенок приходит из потустороннего мира. Буквально — с того света. И чисто теоретически он мог быть вообще не человеком, а злобным оборотнем, подменышем. Между прочим, известен женский невроз, когда роженица в истерике отказывается от младенца: «Он не мой, его подменили!»

Так вот, этот невроз фиксируется среди женщин многих народов, но преимущественно у тех, кто говорит на германских, славянских и балтских языках. Именно к ним взывает древний голос крови: «Будь осторожна! Когда ты рожаешь, духи слетаются к тебе! Они рвутся к тебе — могут подменить твоего ребенка!»

И уж в любом случае, приходя сюда, к нам, ребенок нарушал границу между нашим привычным миром и об

«обмывание ножек»

как вы относитесь к этой традиции? меня просто бесят эти непонятные сборы, застолья. У меня подруга на 10 день рождения малыша толпу собрала, сама бедная ничего не ест, круги под глазами, зато гости блин. куда ни шло в годик народ собрать, но не в первые месяцы же. кому это нужно? зачем?

я тоже категорически против посиделок (знаю уже, что свекровь чуть ли не в роддоме хочет застолье устроить), писец тихий, тут к малышу то привыкнуть надо, к его распорядку, самой в себя прийти, а не толпу родственников обслуживать

все понятно им всем хочется посмотреть, но у малыша же в первые месяцы еще и иммунитет снижен..я мужу сказала, что до 3-4 месяцев никого видеть не хочу!

ну вообще существует правило малыша до 40 дней не кому не показывать, а тут на 10 день. жестко должно быть. Как будет у нас даже и не знаю еще, хотя порабы уже задуматся=) Есть пара родственников которых я бы хотела видеть, после рождения малыша потомучто они близкие и очень хочется поделится радостью)

Дедушкам и бабушкам сложно запретить, они ведь этих сокровищ не меньше нашего ждут. Я их пустила в день выписки. И у моих и у родителей мужа это первый внук, они пришли с вином, выпили по бокальчику, поплакали от умиления и удалилсь восвояси.

У нас тоже бабушки дедушки приехали, сами стол накрыли, потом сами все убрали, особо не напрягли. А друзья уже потом по очереди попозже приезжали. Зато вот золовку мою выписывали, это что то-кортеж из 3 машин, вся эта толпа (друзья, родня, кумовья) в роддом, потом этаже толпа дома да и еще позже набежали те кто в роддом не приехал. Вот это мне совсем не понятно.

А у нас обмывают ножки когда мама с малышом ещё в роддоме. Папа собирает друзей и вперед А потом уже как сложится, но застолий не делают.

Про обычай такой не знаю,друзья и родственники приходили и смотрели когда хотели,я не прот

Народные приметы. Традиция. Какие события положено «обмывать»­

Как таковых традиций,что обмывать,не существует.Ведь те кто любит алкоголь,находят любые причины,для того,чтобы что то обмыть. Обычно-ножки ребенка новорожденного папочки обмывают.Переезд обмывали-новоселье.

Любую ценную покупку,товаров длительного пользования обмывают.Но это не говорит о том,что все это делают.Мне кажется последние годы это вообще не котируется.Обмывали тогда,когда все являлось дефицитом и вот тогда на радостях и гуляли,как говорится.Была причина..

А сейчас все есть в магазинах,фирмах,базах и нет никакой проблемы с покупками, а значит и нет той радости,что была у людей в застойные времена,когда покупка являлась огромной радостью- достал по блату.

Есть мнение, что обычай обмывать зародился во времена, когда церковь и церковные обряды не приветствовались. Ну и начали «обмывать» вместо кропить, шампанским обливали машины и колеса. Если корабль, то было принято разбивать бутылку о нос корабля, машину же уродовать так никто не решится, поливали шампанским.

Думается мне, это не столько обычай или обряд, сколько желание подурачиться, поделиться радостью с друзьями и близкими. А то, разве покупка машины или рождение сына, не есть радость? Собрать гостей, посидеть, поговорить, выслушать похвалы в свой адрес — это среди хороших людей и под закуску, нашему человеку всегда приятно.

Приглашать «посмотреть шкаф» или «машину» — как-то не звучит для нашего уха, а сказать: Приходи, машину обмоем, это как бы привычно.

Но пьяницам повод не нужен, это уже из раздела курьезов может быть. Бывали случаи, когда покупка на десять рублей, а обмывание в десять раз дороже обходилось.

Обычно обмывают что-то новое или кого-то нового в случае рождения детей:-) То есть любую крупную и значимую покупку можно обмыть. Основные такие покупки это машины, квартиры. Р

Еще бы не жуткую. я когда родила семь дней лежала еще в роддоме, и все эти семь дней наш папаша «обмывал» дочку. в итоге пропил весь семейный бюджет. обмыл блин, называется, пьяница ((

Я тоже недавно услышала, меня аж передёрнуло. Подмывать, умывать, купать — но не обмывать же! Просто говорили бы «помыть», что ли. Это про мытьё. А если отметить рождение — то, наверно, не новорожденного обмывать, а «обмыть ножки»

То есть лишний повод встретиться и выпить: ) Обмывать — в переносном смысле, т. е. не ребенка водой с мылом вымыть, а за его здоровье выпить.

ненаю. у меня муж по румке хряпнул оба раза и все (типа обмыл=).Не обмывал в тряпки с друзьями. Вообще не понимаю на кой нажираться как свинья.

ой мляяяя. это Вы про пьянку наверное, вот я на 5-м месяце но уже почти каждый день готовлю речь родителям, обидную по ходу, что б не натаскали публику в дом в день выписки. Ну это «как у людей», приезжают родильницы с роддома, а толпа уже дома, паляна накрыта, на дитё плюют бацилами мол «тьху на тебя » какой хороший, меня от одной мысли колбасит уже не по детски. НИКОГО не хочу видеть уже на тот день)) ) Только муж, я, ребёночек и усё, ну допускаю что разумеется захотят прийти родители. А будут крестины — тогда и милости просим. доброжелателей))

Бабочка Оракул (58239) Ну ппц а. Я вот всё план составляю как от них отмахаться. Я сейчас с родителями живу, тут не отмахаешься)) То надеюсь до родов переедем отдельно и как бы всех послать. Я и крестин с родинами НЕ ХОЧУ! Окрестить да, но только семья и без гулек до полуночи. Я вот только одного не догоняю: ну поздравили пора и честь знать! Какого хера сидеть русский месяц, неужели не понятно что малыша покупать надо, отдохнуть родителям и т.д. Вы простите за ругань, просто это бредовые традиции меня так выбивают из моей привычной колеи.

Как связать спальный мешок для н

я сама не хотела ни каких обмыв

Первой пеленкой сыну служила отцовская рубаха, дочери — материнская. Вообще все самые первые действия с младенцем (купание, кормление, подстригание волос) были окружены ритуалами.

В доме между тем готовили родильнице теплую брагу или даже рыбные пироги. Принеся новорожденного в первый раз в избу, бабка передавала его на руки отцу, который сам клал его в люльку и тем как бы официально признавал его своим детищем.

На сороковой день мать с новорожденным, по правилам церкви,, входила в храм: мать выслушивала очистительную молитву, а младенец воперковлялся, то есть вводился в общину верующих.

В первые послеродовые дни женщины — родственницы, соседки, в основном детородного возраста, — приходили проведать роженицу и приносили ее семье различную еду — хлеб, булку, пироги, печенье.

Позднее, особенно в городах, этот обычай преобразился в подношение новорожденному денег «на зубок», «на обмывание ножек». Сохранился он и поныне, чаще в форме подарков новорожденному от родственников и близких в виде игрушек, детской одежды и др.

моя бабушка рассказывала, когда родила мою мать 58 лет назад-тоже обмывали. Ну типа рождение человека, чудо и за здоровье конечно. Тянется видать издавна, а от куда не известно

я рожала в другом городе и муж каждый день ездил на машине ко мне. а мой папаша (мама с ним развелась, когда мне 2месяца было) прекрасно зная это, и что супругу отдохнуть еще нужно и дом подготовить к выписке все-равно собирался припереться к нему и «обмыть ножки». ну не козел. это повод для пьянки и не более.

Это очень древней обычай, его еще на руси начали. а несет себе то, что муж должен выпить за ножки ребенка, чтоб ходил, и т. д. в обыщим пьянка!

Мы постоянно добавляем новый функционал в основной интерфейс проекта. К сожалению, старые браузеры не в состоянии качественно работать с современными программными проду

Обряды, связанные с рождением ребенка и наречением его именем, древние и насквозь языческие. Но, что удивительно, мы продолжаем им следовать, даже не понимая толком их сути. Видимо, голос крови, пусть слабый и искаженный, дает о себе знать. И исподволь руководит нами.
Каждый из нас хоть раз, но был приглашен «обмыть ножки» новорожденному родственнику, но мало кто задавался вопросом: почему, собственно, следует обмывать именно ножки? И почему это делает отец?
Однако этот обычай соблюдали на протяжении неисчислимых сотен лет и даже тысячелетий, начиная с тех доисторических времен, когда даже славян как таковых еще не существовало, а была славяно-балто-германская общность.

Примерно пять-шесть тысяч лет назад, в бронзовом веке, мы были одним большим народом, имели схожие обычаи и говорили на одном языке. Именно тогда мужчина начал выходить на первые роли в обществе. Не просто добытчик, а воин. Если повезет — вождь племени. Но уж в своей семье — точно главный. А родившийся ребенок — он кто?

ПОСЛАНЕЦ С ТОГО СВЕТА

Нам сейчас кажется, что вопросов быть не должно — прежде всего, человек, чей-то сын и внук. Иными словами, чадо как оно есть. Но тогда считали, что ребенок приходит из потустороннего мира. Буквально — с того света. И чисто теоретически он мог быть вообще не человеком, а злобным оборотнем, подменышем. Между прочим, известен женский невроз, когда роженица в истерике отказывается от младенца: «Он не мой, его подменили!»

Так вот, этот невроз фиксируется среди женщин многих народов, но преимущественно у тех, кто говорит на германских, славянских и балтских языках. Именно к ним взывает древний голос крови: «Будь осторожна! Когда ты рожаешь, духи слетаются к тебе! Они рвутся к тебе — могут подменить твоего ребенка!»

И уж в любом случае, приходя сюда, к нам, ребенок нарушал границу между нашим привычным миром и обиталищем кромешников — непонятных нездешних существ, которые только и ждут, чтобы навредить. Эти самые кромешники могли увязаться за младенцем, буквально пройти по его следам или ребенок мог принести их с собой на пяточках, как мы приносим домой с улицы сор и грязь.

В общем, помыть ребенку ножки было крайней необходимостью. И кто же с этим управится лучше, если не главный в семье? Отец. Он ведь прежде всего воин, всегда стоит на страже и охраняет границу, и неважно, по земле она проходит, по морю или между мирами.
СЛЕДОМ ИДУЩИЙ

Был в этом обряде и еще один смысловой пласт, не менее значимый, чем охрана тонких эфирных границ. Коль скоро главным в семье становился мужчина, то и родство теперь считали по мужской, отцовской линии. А вместе с родством вполне закономерно переходило нажитое добро, дружественные связи, налаженные отцом, и даже ссоры и распри.

Короче говоря, то, что мы сейчас называем одним емким словом — наследство, нимало не задумываясь об изначальном смысле слова. Хотя здесь и задумываться особо не надо: смысл на поверхности. Наследник — тот, кто идет по следам. Идет в буквальном понимании -ногами. И отец, обмывающий новорожденному ножки, прежде всего, удостоверял и свидетельствовал при всей собравшейся родне — вот он, мой наследник. Полноправный член нашего рода.

В некоторых областях Древней Руси, например на Новгородчине, обряд омовения младенцу ножек немного дополнялся. Отец снимал с себя правый сапог или лапоть и прикладывал его к правой ножке ребенка, тем самым еще раз напоминая всем собравшимся, по чьим именно стопам пойдет чадо. Кстати, шведские, норвежские и датские наемники, населявшие северные русские земли, такому обряду не удивлялись. У этих германских народов на родине практиковалось нечто очень похожее.

Их обряд назывался эттлейдингом, то есть буквально -«введением в род». Из кожи быка шили специальный башмак, всегда правый, в который сначала наступал старейшина, потом — тот, которого вводили в род, а следом за ним — все остальные мужчины большой семьи. Славянский и германский обряды похожи так, как бывают похожи братья. Ничего удивительного: мы когда-то и были такими братьями.

Вот о чем следует подумать тем чересчур строгим женам, которые уверены, что желание «помыть ножки» младенцу является замаскированным поводом к более чем обильным возлияниям. В конце концов, любой важный обряд всегда сопровождался хмельным. Как бы в залог того, что жизнь этого человека будет богатой.

УМРИ И ВОСКРЕСНИ

Но вот новорожденного славянина признали настоящим человеком. Отец омыл ему ножки, сделал своим наследником и ввел в род. Вроде бы самое время дать ребенку имя, правда?

Как ни странно, нет. До наречения как такового должно было пройти время, причем немалое. И здесь нужно вспомнить еще одну вещь, с которой все мы так или иначе сталкивались. Если забыли — спросите маму или бабушку, они вам напомнят и вполне наглядно продемонстрируют. Продемонстрируют опять-таки буквально -полезут в сервант, достанут коробочку из-под леденцов или изымут из фотоальбома пожелтевший конверт. А оттуда — прядь состриженных мягких волос. А если повезет, то покажут еще и бережно сохраняемую распашонку.

И снова возникают те же самые вопросы. К чему эта детская одежда? А волосы? Дело в том, что в те времена детская смертность была просто ошеломляющей: выживало обычно два-три ребенка из десяти. Так что лет до пяти-шести детям имени не полагалось. Считалось, что коль скоро их ввели в род, то о них должны позаботиться общие для всего рода предки, которых мы теперь называем пращурами.

Тогда их называли щурами или чурами. Они-то и оберегали славянских ребятишек на протяжении этих критических лет. И поныне именно в этом возрасте мы учимся призывать предков на помощь — вспомните детские игровые заклинания вроде «чур меня!», что в буквальном переводе означает: «дедушка, спаси и обереги!»

Но уже по достижении пяти лет, когда основные опасности миновали, совершали один из самых главных обрядов, совмещенный с наречением имени. А именно: постриг, то есть первое пострижение волос, о котором сохранились летописные свидетельства. Например, такое: «Были постриги у великого князя Всеволода, сына Георгиева, внука Владимира Мономаха, сыну его Георгию во граде Суздале; в тот же день и на коня его посадили, и была радость великая».

Состриженные волосы делили на четыре части. Первую жертвовали огню, вторую — воде, третью — закапывали в землю. Таким образом осуществляли символические похороны. Ведь что такое взросление? Все очень просто: ребенок умирает, и вместо него рождается отрок. А поскольку считалось, что жизненная сила концентрируется в волосах, то достаточно было их состричь и похоронить, чтобы продемонстрировать духам: «Умер он! Сожгли его, утопили, в мать-сыру землю закопали!»

А последнюю, четвертую прядь волос сохраняли. Делали специальные кармашки из кожи или бересты, вкладывали туда волосы и помещали в красном углу избы — там, где хранили домашние изваяния предков-пращуров. Только они своей могучей родовой силой могли уберечь вместилище жизненной энергии, не дать колдуну изъять волосы и навредить человеку.

ИМЯ ТАЙНОЕ И ЯВНОЕ

Дальше уже приступали к нареканию имени. И, что самое интересное, не одного. Первое имя оглашали громко, чтобы все видели и слышали. А второе, тайное имя, говорили нарекаемому на ушко, шепотом. Знали это имя только волхв, который проводил обряд, сам получивший имя да его родители. Насчет того, чтобы выбалтывать его первому встречному и речи не было. Даже интересоваться именем считалось крайне неприличным.
После этого оставалось еще одно важное дело.

Новонареченного человека следовало переодеть согласно его половой принадлежности. До этого обряда дети считались не только безымянными, но и как бы бесполыми — и мальчики и девочки носили одинаковые для всех рубахи. А вместе с именем полагалась одежда и кое-какое снаряжение. Мальчикам — штаны и оружие, девочкам — юбки и веретено. Старым же рубахам была уготована та же участь, что и состриженным волосам — быть спрятанными и сохраненными. Вот вам и распашонки, сбереженные мамами и бабушками.

Но оставалось еще имя тайное. Его можно было рассказать только мужу, жене или особо доверенному человеку. Потому что имя — это твоя душа. Зная его, можно околдовать человека, напустить на него болезнь и даже смерть. Пошатнулось это представление только после крещения Руси. Имен по-прежнему было два — свое, славянское и крестильное. И второе хранить в тайне уже не было смысла. Оно считалось настолько сильным, что могло уберечь посвященного ему человека безо всяких ухищрений.

Но еще долгое время, будто по инерции, крестильными именами пользоваться избегали. Кто помнит святого князя Василия или убиенных святых князей Романа и Давида? Никто. Потому что помнят князя Владимира Красное Солнышко и невинноубиенных князей Бориса и Глеба. А о том, как их крестили, иной раз и не указывают. Даже спустя 600 лет после крещения Руси люди попроще, не князья, но дворяне, тоже избегали «светить» крестильные имена.

Даже самый жестокий опричник Ивана Грозного, Григорий Вельский приберегал свое «тайное» имя Мал, предпочитая славянское — Малюта. То есть он был тезкой того самого древлянского князя, которого, творя за мужа месть, убила княгиня Ольга. А ведь между Малютой и Малом — чуть ли не восемь столетий.