Он вошел в меня резко

Глава 20. Ощущение кожи на коже и ничего между нами это было настолько интимно.

⇐ ПредыдущаяСтр 18 из 20

Это было невероятно.

Ощущение кожи на коже и ничего между нами… это было настолько интимно.

Теперь, не поймите меня неправильно, возвращаясь к сексу в зале заседаний, он был умопомрачительным. Раньше у меня никогда не было такого секса.

Но это было еще лучше.

Я стонала все громче и громче, пока он медленно двигался во мне. Не знаю, был ли это угол, под которым он входил в меня, или его размер, или еще что, но, когда он входил в меня, его член продолжал давить на ту же точку, которую он ласкал своими пальцами.

О, Боже, мой – это было потрясающе.

Давление нарастало все больше и больше. Я завелась с пол оборота после получасовой прелюдии и игр разума, и теперь ощущение его объема внутри меня… и медленное, чувствительное давление на мою точку G…

Через пол минуты я кончила.

Громко.

Волны удовольствия терзали мое тело. Каждый мускул дрожал и сжимался от наслаждения, и волны тепла и блаженства пульсировали в каждой части моего тела. Мои руки ослабли, и я прижалась к стеклу локтями и головой, чтобы удержаться. Мои ноги подогнулись, и я осталась стоять лишь потому, что Коннор своими сильными руками поддерживал меня за талию.

Когда оргазм угас, я обнаружила, что прижимаюсь лицом к стеклу. Не самая сексуальная поза, в которой я когда-либо была… но, опять же, я никогда не теряла контроль так, как сегодня вечером.

Хотя, была одна вещь, которая беспокоила меня. Несмотря на то, что поза «по-собачьи» была сексуальной – и дерзкой (на мой взгляд, во всяком случае) – я хотела посмотреть в его глаза. Я хотела поцеловать его. Я хотела зрительного контакта.

Пока я купалась в море желания, это отсутствие близости не смущало меня. По правде говоря, я не думала об этом, пока стонала и кричала. Но я не хотела проводить следующие пять или десять минут в том же положении, и не важно, как хорошо это могло быть.

Я хотела его.

Казалось, он читал мои мысли.

Я почувствовала, как он медленно вышел из меня, а мои ноги задрожали.

— Ты…ты кончил? — задыхаясь, спросила я и посмотрела на него через плечо. Я была искренне поражена и удивлена, что он не издал ни единого звука.

— Нет, — сказал он и решительно, но нежно развернул меня.

Затем он заглянул в мои глаза… и поцеловал меня.

Медленно. Нежно. Чувственно.

Его руки ласкали мою кожу, двигаясь вниз от плеч к пояснице.

Я впала в экстаз.

Когда он, наконец, от меня оторвался, то посмотрел на меня и спросил.

— Ты сможешь продолжить?

О ЧЕРТ, да.

Я кивнула, боясь, что выдам своим голосом не подобающий девушке энтузиазм.

— Хорошо, — ухмыльнулся он, затем обхватил руками мой зад и поднял меня вверх.

— Боже, что ты делаешь? — ахнула я. Он обращался со мной, словно я была куклой, он был таким сильным — казалось, он вообще не прилагал никаких усилий.

— Продолжаю пиршество, — прошептал он мне на ухо. Прижав мои бедра к своим ребрам, он передвинул одну руку вниз, нащупал что-то подо мной… а затем позволил мне меееедленно опуститься вниз на него.

Его член, мокрый и скользкий, снова медленно вошел в меня.

О Мой БОГ.

Я вцепилась в его плечи и застонала, когда он полностью заполнил меня. На этот раз ощущения были другими… поразительно, насколько глубоко он вошел в меня. На самом деле, я даже немного боялась, но он осторожно устроил меня на себе, придерживая за попу своими сильными руками, пока его бедра не ударились о мой зад.

— Поцелуй меня, — отчаянно прошептал он.

Я обвила его шею руками, наклонила голову и припала к его губам в долгом, медленном, восхитительном поцелуе.

И когда его язык чувственно скользнул по моему языку, он начал двигать бедрами.

Сначала медленно и плавно, раскачиваясь взад-вперед. Я чувствовала его глубоко внутри себя, он доставал до таких точек, которых я раньше не ощущала.

Затем он начал ускоряться, руками поднимая меня выше, его бедра бились о мою попку, посылая волны удовольствия сквозь меня.

Я стонала ему в рот, мои губы прижимались к его губам, пока он заполнял меня и отступал, заполнял и отступал, неистово врывался в меня, затем останавливался — и медленно опускал меня на себя снова.

У меня кружилась голова. Он так сильно возбуждал меня, снова, и так быстро.

А потом, внезапно, мы начали двигаться.

Я сильнее ухватилась за него и огляделась в смятении.

— Что—?!

— Просто перемещаемся в спальню, — усмехнулся он.

— Я слишком тяжелая? — спросила я, сгорая от стыда.

— Такая же тяжелая, как пара пуховых подушек. — (наглая ложь… которую я оценила) —Но мне хочется немного большего… энергичного, а этого тяжело достичь, когда борешься с силой тяжести.

Энергичного.

Ммммм.

Давай, постарайся.

prostitutka_ket

«Привет, Катя.
Не буду растекаться мыслью по древу — сразу к сути.
Встречаюсь с мужчиной 3 месяца.
Во время секса он 2 раза за это время попал мне в анал.
Боль адская.
Лечу сейчас чердак свой.
В первый раз я посчитала что случайно, что был анал, что много смазки, поза на боку и невозможно контролировать вход, плюс широкая амплитуда движений и скорость ну и результат, собственно.
После этого секса не было, жалела свою попу. Лечила — и так не спокойно там, геморрой — привет от спорта и работы.
Анал он очень любит.
Но в этот раз я не согласилась — хоть и пытался уговаривать, мол прошло же время, ну чуть чуть, ну немного. Отказала, но осадок остался.
И вот значит идёт процесс — я лежу на спине, под попой подушка, ноги где-то за ушами… широкие глубокие движения… и РРРАЗ.
Я не знала, что могу так орать.
Это была истерика.
Прошел час, я успокоилась.
Лежу. Он жалел.
И вот он рядом и… начинает приставать.

© .com
Я спрашиваю — цель этих мероприятий? Секса не будет.
Он перекатывается на спину — начинает хныкать, берет мою руку и кладет на вставший член. Кончить он так и не успел. Хотел чтобы я помогла.
Ну не в том я была состоянии… моими ручками приятнее — он хотел удовлетворения, несмотря на произошедшее и мое состояние.
Когда я пришла в себя и мы начали обсуждать проблему потом в переписке, то мне прилетело.
Я жаловалась ему, что широкая, что комплексую, что хочу операцию.
В момент конфликта — мне ставят это в укор. Он написал мне, что «ну ты же умная девочка, неужели ты веришь в то, что я специально», и что это получилось случайно, потому что я же широкая.
Я знаю, что фразы типа ты умная девочка это манипуляция.
Он сказал, что я придираюсь к словам (конкретно к слову широкая), что я замечаю не то.
Он долго не хотел принимать, что он в этом виноват. Он пытался убедить, что я тоже должна контролировать ситуацию.
Он постоянно говорил, что любит и что любить это прощать.
Я сказала, что если это ещё раз повторится даже после принятия мер — я прекращу отношения. На что услышала — тебе нужен повод?
Ты действительно считаешь, что я садист? Ты так думаешь?
Кэт!
Мозгом я понимаю, что ситуация хуйня, подруга орет, что это сюр какой-то.
Мне переезжать к нему в другой город.
Мне менять жизнь и работу, а я его боюсь. Я боюсь теперь не только за работу и приживусь ли, но и пардон за свое здоровье — судя по всему нужна операция.
Анала не будет вообще — он говорит, что не спеши с выводами — выходит, когда заживёт, он начнет опять приставать на эту тему, а мне отбиваться?!
Я головой понимаю, что да, это произошло случайно — совокупность факторов. Но гарантий, что это не произойдёт, он не даёт.
То есть, после давления он их дал, но мне кажется, что чисто чтобы отвязалась.
Пожалуйста, скажи мне с высоты своего опыта сексуального и житейского — это пиздец или можно исправить?»
* * * * *
Два раза в попочку случайно? Хык.
Не буду растекаться мысью по древу (кстати, в оригинале поговорка звучит именно так, мысь — по-старому белка)… короче, знаешь, сколько у меня, пока я работала, таких хитро сделанных было?
Я про таких даже отдельную поэму писала — Крокодиловы слёзы.
Так что нет, конечно, не случайно. И не надо «понимать головой», твоей головой уже тупо манипулируют, пока е*ут в задницу.
И ему, поверь, ну абсолютно пофиг, что ты по этому поводу думаешь. Ты можешь хоть обговориться на эту тему — это не случайно и он будет продолжать.
То, что происходит, вообще-то называется сексуальным насилием.
Да просто разговоры в попытке прогнуть на то, что тебе не нравится — уже эмоциональное насилие.
Я не говорю уж про вполне конкретные физические действия.
И никакую ситуацию ты контролировать не должна.
Мужчина — сторона активная, женщина — принимающая, а контролировать, чтобы тебе во время секса не въехали в зад — это, прости, реально какой-то сюр.
Что это нахрен — контролировать, чтобы тебя не насиловали?
Короче, начинай думать об этом правильно — он именно садист и манипулятор, причем, очень липкий.
С ним небезопасно и отношения с ним продолжать нельзя. Не говоря уж о том, чтобы куда-то там к нему ехать.
И да, запомни. Не бывает широких женщин. Бывают мужики-мелкописечники.
P.S. И ширину своей пи*ды с мужчинами тоже обсуждать не надо. Никогда.
_______
© Екатерина Безымянная
Tags: курилка, манипуляторы, секс

Читать книгу «Касающаяся» онлайн

Изабель осознала, что ее руки комкают материал пиджака Мака на плечах, и очередная дрожь предвкушения прошлась через самый ее центр. Внезапно его язык поддразнил затвердевающую горошинку, и Изабель ахнула. Мак глубоко вздохнул, и она ощутила, как напряглись его плечи.

— Я люблю твой запах, — сказал он между посасывающими поцелуями, охватывавшими весь холмик ее груди. — Твой вкус.

Мак наклонился вперед, заставляя ее выгнуть спину, и полностью всосал ее сосок в рот, медленно лизнув всем языком. Изабель безмолвно задохнулась, и сосок напрягся у него во рту.

— М-м-м-м, — пробормотал Мак, и это низкое рокотание в его груди послало волны вибрации сквозь ее ноющий сосок, тогда как другой затвердел в знак сочувствия.

Внезапно его язык ударил по ее коже, заставляя Изабель привстать на цыпочки и вцепиться в его затылок. Ее спина неконтролируемо выгнулась, бедра жестко вжались в его эрекцию. И как только его губы сомкнулись на ней, а рот принялся яростно сосать, кончик языка ударил по самому центру чувствительной горошинки.

Изабель жалобно захныкала от ощущения на грани боли и чистого наслаждения. Но как только Мак отпустил ее, втянув напоследок, и переключил внимание на другую грудь, она уже сладко ныла. Он дразняще лизнул ее кончиком языка, как будто пробуя. Потом еще раз, и еще. Каждое быстрое касание плавило, и всякий раз с ее губ срывалось жалобное хныканье, пока наконец Мак не захватил подрагивающий сосок между губ и нежно прикусил.

— О Боже, — ахнула Изабель, когда покалывающее ощущение пронзило всю грудь.

Она отталкивала его плечи, пытаясь отвоевать какое-то расстояние, освободить истязаемый сосок из его рта, но ничто не могло его сдвинуть. Он терзал ее, сосал, лизал, и ее бедра без предупреждения вжались в его эрекцию. Наконец, его рот отпустил ее.

***

Одним быстрым движением Мак наклонился, подхватил Изабель сзади и быстро прошел в спальню. Ее груди были невероятно чувствительными, и он мог бы вечно сосать их, вот только напряженный член был готов взорваться. Он бережно опустил ее на постель, быстро разделся и натянул презерватив.

Изабель только-только спустила платье и трусики до колен, когда Мак забрался на постель и стянул их до конца. Туфли свалились вместе с одеждой, и внезапно она оказалась полностью обнажена, если не считать легких зеленых перчаток. Ее тело было таким же ошеломительным, как и в прошлый раз, розовый румянец возбуждения покрывал кожу, сияющую даже в угасающем вечернем свете. Идеальные холмики грудей вздымались и опадали в ритме ее тяжелого дыхания. Упругий плоский животик напрягался при каждом вздохе, и наблюдая, как ее бедра вжимались в кровать, Мак внезапно представил, как сольются их тела. И хоть он быстро опустил свои бедра меж ее раздвинутых ног, он легко обхватил ее за талию и перекатился на спину, усадив ее сверху.

Он хотел наблюдать за ней.

Хоть поначалу Изабель удивилась новому положению, ее руки в перчатках быстро нашли его грудь, и она выпрямилась. Мак наблюдал, как ее глаза следят за движениями ее рук, изучавших его тело. Ее лицо отражало все: в равной степени голод и восхищение, за которыми последовала неожиданная кратковременная печаль, когда Изабель посмотрела на свои перчатки. Внезапно Маку захотелось, чтобы он не мог так легко ее читать, и так же внезапно он ощутил нужду быть с ней, слиться с ней, почувствовать, как он наполняет ее. Его руки скользнули к ее бедрам, сдвигая ниже, и осознав, что он делает, Изабель привстала на коленях над его эрекцией.

Мак едва не прикрыл глаза, когда ее влажные, нежные как лепестки цветов складочки коснулись разбухшей головки его пениса, но так он не увидел бы Изабель. Он сжимал руками ее округлые кремовые бедра, чувствуя и наблюдая, как она медленно опускается, принимая его в себя. Медленно и неописуемо чувственно ее бедра начали легонько двигаться, едва заметно, крошечными толчками, но Мак чувствовал это — руками, членом, двигаясь вместе с ней. Когда Изабель опустилась на него, толчки ускорились. Он смотрел, как его разбухшая плоть скользит в нее, чувствовал, как ее напряженное теплое тело обхватывает его. Маку хотелось притянуть ее ближе, почувствовать, как она полностью принимает его, но эти крошечные толчки ее бедер все еще усиливались. Все ее тело как будто вибрировало, мягкие холмики грудей подрагивали, пока она наконец не опустилась на него до упора.

Наконец Мак толкнулся вверх, приподнимая ее бедрами, пока она пульсировала вокруг него. За этим плоским животиком и напряженной плотью в его руках он вколачивался в ее разгоряченное естество. Изабель приподнялась еще выше, прикрыв глаза, и ее идеальные губки сложились в беззвучном «О».

Длинные темные пряди ее волос разметались по грудям, и Мак убрал шелковистые волосы ей за плечи, нежно сжимая сладкие изгибы холмиков. Изабель ахнула от этого прикосновения, все еще чувствительная после того, что проделал его рот. Мак приласкал мягкую плоть, то сминая, то поглаживая. Его бедра расслабились, но он тут же вдолбился в нее — жестко. С ее губ сорвался вздох, полный агонии, как только он погрузился в нее. Ее податливое тело обволакивало ее, и Мак толкнулся еще выше, в ее тугую глубину. Бледно-розовые горошинки под его ладонями напоминали камешки. Пульсирование ее бедер ускорилось, Изабель запрокинула голову и выгнула спину. Ее безупречная кожа сияла в приглушенном свете — изгиб горла, шелковистые округлости грудей и все гибкое тело.

— Изабель, — хрипло прошептал Мак, расслабляя бедра лишь для того, чтобы вновь толкнуться.

Он вминался, вонзался в ее мягкость, вдалбливаясь в ее пульсирующее естество. Его руки мяли и поглаживали ее грудь, пока нельзя было не заметить ее торчащие соски. Его пальцы размеренно потирали эти горошинки, и толчки ее бедер достигли пика. Мак медленно сжал набухшие груди, и все тело Изабель волнообразно извивалось от напряжения.

***

Изабель откинулась назад, чувствуя, как от толчков Мака между ног хлынула горячая волна. Она чувствовала, как поднимается ее тело от его ускоряющихся толчков. Вздувшаяся плоть Мака толкнулась вверх, но лишь на мгновение, и его бедра тут же расслабились. Его пальцы на ее сосках напоминали удар тока, он вновь вдолбился в нее. Сладкое давление проникновения затопило ее, но потом его бедра опять расслабились. Затвердев от желания, горошинки ее сосков тыкались в его ладони, потираясь от толчков ее бедер. И когда Мак снова вошел в нее, его пальцы нежно потерли напряженные вершинки.

С губ Изабель сорвался протяжный прерывистый вздох, бедра сбились с ритма. Внезапно руки Мака очутились на ее бедрах, и он резко вошел в нее, одновременно заставив ее нагнуться к нему.

— О боже, — простонала она.

Ее соски покалывало, и она наконец-то была наполнена там, где так желала этой наполненности. Она приняла его полностью, пока он вминался в нее, крепко удерживая на месте. Ее сладкое местечко терлось об него, бедра пытались воспользоваться его двигающимся телом, непроизвольно подаваясь навстречу его движениям. Отчаянно желая оставаться с ним, Изабель шире раздвинула колени и всем весом подалась назад, слегка опираясь руками об его бедра. Но как только она откинулась, Мак толкнулся еще выше, поднимая ее тело и заставляя выгнуть спину от резкого проникновения, которое вышибло весь воздух из легких.

— Изабель, — услышала она его шипение, когда бедра вновь принялись вдалбливаться в нее.

Его пальцы стиснули ее, пока Мак вколачивался в нее, глубоко пронзая и заставляя хрипеть, пока их тела сталкивались с глухими ударами. Ее живот сокращался от его проникновения, ее сладкое местечко пылало новой нуждой. Больше не имея контроля над движениями, ее таз отчаянно пытался облегчить нарастающее напряжение до того, как его бедра отступят. Но слишком поздно, и Изабель вновь попыталась опуститься на Мака, приняв его в себя по самые яйца. Но он тут же вновь вскинул бедра.

Твердая как сталь длина проникала в самый центр ее естества, растягивая ее мощной наполненностью. Пронзенная его набухшей плотью, Изабель чувствовала, как колени отрываются от кровати. Низ ее тела неконтролируемо извивался, но хватка Мака удерживала ее на месте, пока он продолжал двигаться. С ее губ срывались обезумевшие вздохи, дыхание Мака сделалось глубоким и хриплым. В этот раз не осталось пощады, его бедра не останавливались ни на секунду, сплавляя их тела воедино, раздвигая ее стенки его разбухшей плотью. Ее руки стиснули его бедра, и на какой-то ослепительный момент Изабель подумала о том, чтобы содрать перчатки, наконец-то познать эротичное ощущение его кожи под своим прикосновением, полностью соединиться с ним. Но от одной этой мысли ее из ниоткуда накрыл головокружительный оргазм.

Изабель пыталась изо всех сил держаться, когда ее тело взорвалось пароксизмом конвульсий. Ошеломительная накатывающая волна страсти разлилась от слияния их тел, захватывая ее естество и накрывая ее волной таких напряженных ощущений, что она закричала. Тело Мака застыло под ней, а потом его бедра задвигались максимально быстро. Он раз за разом жестко вдалбливался в нее, подбрасывая своими бедрами все выше и все быстрее. Она смутно слышала его хрипение, безжалостные удары его бедер насыщали пульсирующую и вибрирующую в ней нужду, пока Изабель не стиснула его с яростным отчаянием.

Волны экстаза одна за другой накрывали ее содрогающееся тело, и член Мака как будто еще сильнее разбух в ней. Его напряженная плоть дернулась один раз, потом еще, он продолжал вколачиваться в него, бешено двигая бедрами. Изабель скакала на нем, двигаясь в одном ритме, его тело контролировало движения, а ее тело пребывало на грани забвения. Но как только ее хватка ослабла, ее тут же скрутило новой судорогой блаженства. Мак зашипел, вминаясь в нее, и его оргазм взорвался внутри нее. Его эрекция буквально вибрировала, пульсируя вновь и вновь, посылая волны по всей длине его члена. Он застонал в агонии блаженства, Изабель отдалась новым волнам удовольствия, позволяя им унести себя за грань. Ее естество содрогалось вокруг него, от судорог перехватывало дыхание, и скрутившее ее напряжение наконец ослабло.

Все естество ритмично сжималось, тело само отдалось очередному наплыву экстазу. Бедра Изабель двигались с ним в одном ритме, вжимаясь и встречая каждый его толчок, пытаясь осушить его. Изабель наслаждалась его плотью, все еще подрагивавшей в ней. Мак резко и прерывисто хрипел, пока ее судороги наконец не утихли.

Бедра Мака все еще двигались под ней непроизвольными, но уже слабеющими толчками, хотя они все еще подбрасывали ее тело. Ощутив внезапное головокружение, Изабель покачнулась, но руки Мака тут же поддержали ее за спину и притянули ее к себе.

Глава 19. Я почувствовала, как что-то скользнуло по моей попе

⇐ ПредыдущаяСтр 17 из 20

Я почувствовала, как что-то скользнуло по моей попе. Мягкий снаружи, но невероятно твердый внутри, словно металлическая труба, обернутая бархатом.

И излучающий жар. Бог мой, он пылал.

И очень, очень большой.

И толстый.

У меня задрожали колени. Я повернулась посмотреть на него — мне ужасно хотелось увидеть его.

Но вдруг рука схватила меня за волосы на затылке, нежно, но решительно, с силой потянула мою голову немного вверх.

О, Боже…

Я не знаю, что это было. Никто еще никогда не делал такого со мной. Если бы вы спросили меня раньше, я бы сказала, что мне не понравится — как кто-то хватает и тянет меня за волосы.

Но в тот момент, когда я была так сильно возбуждена…

…чееееееерт.

Похоже, он полностью контролировал меня. Доминировал надо мной. Он был Мужчиной, а я была Женщиной. Я вся принадлежала ему… и он знал это, и я знала это.

И мне это очень нравилось.

Я ахнула.

Он склонился надо мной, приподняв меня немного, я сильнее прижалась руками к окну. Я могла чувствовать его эрекцию, скользящую по моей заднице. Я чувствовала жар, который источало его тело, опаляя мою спину, в то время как его рот приблизился к моему уху.

Я откинула голову назад и закрыла глаза. Все мое тело дрожало.

— Ты предохраняешься? — прошептал он.

Я резко открыла глаза.

Было немного комично. Я ожидала… ну не знаю, грязных разговоров или чего-то такого. Вопрос был нееееемного более медицинским, чем сексуальным.

А потом я почувствовала, как его член скользнул по моим ягодицам, и я поняла, зачем он это спросил.

Мое сердце ушло в пятки.

—… да, — прошептала я.

Это было правдой. Одной из единственных положительных сторон работы в Экзертон была великолепная медицинская страховка.

С 13 лет у меня были болезненные и нерегулярные месячные. Я пробовала пить таблетки в колледже, но от них я полнела и чувствовала себя плохо, поэтому бросила их пить, через несколько месяцев. Когда я устроилась в Экзертон, во время моего ежегодного обследования, мой гинеколог посоветовал мне NuvaRing. Это небольшое пластиковое кольцо, похожее на желеобразный браслет. Вы вставляете его «прямо туда» — глубоко — и оно выделяет те же гормоны, что и таблетки, но мягче. Работает, как по мановению волшебной палочки – главное не забывать менять его раз в месяц, и никаких побочных эффектов.

Но у меня до этого, никогда не было незащищенного секса. В те три месяца, когда я пила таблетки, у меня не было парня. И я всегда так боялась забеременеть, что никогда не занималась сексом без презерватива.

Мысль о нем внутри меня без защиты ужасала меня… и возбуждала, также.

— Ты единственная за последние восемь месяцев, — прошептал он, — И я проходил обследование с тех пор. Я чист. Но я воспользуюсь презервативом, если ты хочешь. Ты этого хочешь?

Я ответила не сразу. Один мой внутренний тоненький голосочек говорил: КОНЕЧНО!

А другой, более распутный, говорил: Черта с два!

Видимо, он решил дать мне небольшое представление, потому что я почувствовала, как его бедра отодвинулись. Его член больше не прижимался к моему телу — а потом, я почувствовала его между ног. Он не пытался войти в меня, просто прижимался к моей набухшей, истекающей соками киске.

Я чувствовала, как он медленно двигался назад-вперед, его кожа влажно скользила по моей.

Это было божественно.

Я застонала.

—… нет, — прошептала я, испуганно и неуверенно, но ужасно желая узнать, каково это будет.

Он замер.

— Нет, что? — спросил он обеспокоенно. — Ты хочешь, чтобы я остановился?

Я сообразила, что мой ответ был слегка расплывчатым.

Я помолчала, потом, наконец, сказала

—… сделай это без презерватива.

— Хорошо, — прошептал он и отстранился от меня. Я почувствовала, как его мужское достоинство тоже покинуло меня.

Затем одной рукой он схватил мое левое бедро, и я ощутила его другую руку на моей ляжке.

Он держал в руке свой член.

Он направил его под другим углом, головка давила на мои набухшие губы…

… а потом меееедленно, плавно он скользнул в меня.