Описание постельных сцен в литературе

Странствуя по просторам интернета, мы столкнулись с очень непростой ситуацией: среди огромного числа статьей для начинающих писателей, практически нет информации о том, как писать любовные сцены. Худо-бедно освещена тема секса в литературе, но ведь любовь этим не ограничивается. Даже более того, эротические сцены, в идеале, должны быть каплей в море сцен о любви.
Посудите сами: предложение руки и сердца, первый поцелуй, расставание, свидание, свадьба, романтический ужин, даже первая встреча – все это любовные сцены, все это приходится время от времени описывать, и хотелось бы делать это красиво, ярко и уместно.
Однако автор сталкивается с тем, что его готовы учить писать только о сексе. Не раз наблюдала ситуации на форумах, когда человек просит подсказать куда и как лучше вставить любовную сцену, именно в такой формулировке, а ему советую сначала подумать, нужен ли ему секс в произведении. И лишь пару раз находился человек, который уточнял, какая именно сцена имеется в виду.
У этой ситуации два очень неприятных следствия. Во-первых, авторы могут учиться только на практике, да по сценам в чужих книгах, тоже, кстати, не всегда совершенных, а во-вторых, неокрепший автор проникается идеей о том, что любовная сцена и постельная сцена ; это почти одно и то же.
И так, пишем любовную сцену. С чего стоит начать? Напрашиваются разные решения: выбрать место действие, героев, повод… Но это все не то. Сначала нужно решить, насколько вообще необходима любовная сцена? А в этом конкретном месте? Какие цели она преследует? Конечно, многие жанры просто требуют наличия таких сцен, и авторы щедро рассыпают их по тексту, не задумываясь о том, что вставленная для красного словца сцена любви выглядит пустой и не нужной. Каждое слово в тексте, каждая сцена, в том числе и любовная, должны иметь свое назначение, а не просто подчеркивать жанр произведения или намекать на целевую аудиторию.
Какие задачи может выполнять любовная сцена? Вариантов масса: раскрыть характер героев, отношения между ними, создать атмосферу, отвлечь читателя от более существенного происшествия для сохранения интриги, они могут быть началом или концом полноценных сюжетных линий или ключевыми точками их развития. Все зависит от фантазии автора и конкретного сюжета.
Вполне логично, что расположение любовной сцены также определяется сюжетом и целями, которые преследует конкретная сцена. Универсальных правил здесь нет и быть не может. Единственное, что хочется сказать, совмещение боевых и любовных сцен, вроде венчания героев в ходе битвы на корабле в очередной части «Пиратов Карибского моря», уже примелькалось. Так что, если хочется чего-то яркого и оригинального, стоит придумать что-то свое.
Кстати об оригинальности. Эту проблему смело можно назвать второй по значимости в написании любовных сцен. Все-таки о любви пишут с начала времен, а значит, все уже сказано и пересказано. Однако необходимость написать сцену ярко и самобытно, так, чтобы она привлекала внимание и отличалась от сотен и тысяч других любовных сцен, никто не отменял. Вот и стараются авторы, пишут, ищут, придумывают. И иногда, к сожалению, в ущерб правдоподобности сцены. Тут очень важно увидеть эту грань, понять, с какого момента происходящее становится слишком вычурным, наигранным, искусственными. Нарочитость портит впечатление гораздо больше, чем обыденность. К тому же, от старых добрых слов «Я люблю тебя» вам все равно не уйти.
Отдельная тема ; это поведения героев в рамках любовных сцен. Именно оно, чаще всего, становится первой жертвой стремления к оригинальности. В общем, это не плохо ни в литературе, ни в реальной жизни. Самое главное, как всегда, знать меру.
Сложнее всего в этом плане приходится молодым писателям, которые не имеют достаточного жизненного опыта. В итоге даже взрослые герои в их исполнении ведут себя также как подростки, и на примере любовных сцен это особенно заметно, так как подросток, переживая свою первую любовь ведет себя несколько иначе, чем сформировавшаяся личность, к тому же имеющая опыт любовных отношений. Совет тут можно дать только один: наблюдать. За родителями, за соседями и прохожими, героями фильмов и книг.
Что еще можно сказать о поведение героев? Все мы знаем, что любовь часто меняет мироощущение, взгляды на мир и окружающих людей, на события и вещи. Часто поступки таких людей выглядят преувеличенными, временами, даже избыточными, если смотреть с точки зрения человека, данного чувства не испытывающего.
Человек может совершать абсурдные поступки, но это не значит, что в этих поступках совсем нет логики. Просто логика эта несколько извращена, изменена. И, конечно же, она должна прослеживаться. Не обязательно сразу, это вполне может быть дополнительной интригой, особенностью сюжетной линии. Но рано или поздно читатель должен увидеть мотивацию всех участников.
Не меньшего внимания достойны детали. Строго говоря, детали важны всегда, как и все, о чем шла речь в этой статье, однако любовная сцена и здесь имеет свои особенности. И заключаются они в том, что для героев сцены детали не всегда значимы, и лучший способ продемонстрировать это – снизить детализацию до необходимого минимума. Что может заметить влюбленная пара на свидании? Милующихся кошек, лужу в форме сердечка, два дереве, переплетающиеся ветвями: то есть, все то, что может напоминать им об их чувстве. В остальном на внешний мир влюбленные вряд ли обратят внимание.
Избыточная детализация будет сбивать читателя с нужного настроения, разрушит атмосферу уединенности, которая характерна для любовной сцены. Впрочем, не стоит забывать, что именно таким образом можно раскрыть некоторые особенности именно вашего произведения. Например, если речь идет о не взаимном чувстве, то обилие деталей может удачно подчеркнуть эту особенность: пока один герой находится во власти своих чувств, второй активно взаимодействует с миром. Такой контраст продемонстрирует читателям чувства каждого героя лучше, чем любые слова автора.
Ну и последнее, что хочется сказать ; это соотношения действий и эмоций. Ядром любовной сцены должны быть именно эмоции. В некоторых случаях любовная сцена может в состоять только из описания мыслей и чувств героя, например, если он просто издалека любуется предметом страсти или смотрит на фотографию. Но это, конечно, частный случай, и даже тут важно не перестараться. Излишняя приторность и розовые сопли в шоколаде уместны далеко не везде.
Обратные ситуации, когда абсолютное первенство держат события и действия, не желательны. Любовь ; это в любом случае эмоции, чувства. Другое дело, что этих самых эмоций может быть совсем не много, порой хватает одного слова или жеста, чтобы читатель понял, что речь идет о сильном чувстве. Так что вам снова придется ловить баланс, мифическую и вечную золотую середину между тем и другим: между действием и эмоциями.

Предлагаю к рассмотрению несколько постельных сцен из одной малышки:

— Пути к бегству отрезаны?
От его вопроса, произнесенного бархатным протяжным голосом, у Кассандры по спине побежали мурашки.
— Да.
Диего едва заметно пожал плечами и кивнул в сторону лестницы.
Неужели она сошла с ума? «Все хорошо, успокаивала себя Кассандра. Он всего лишь мужчина. Такой же, как все остальные».
Они займутся сексом, потом заснут. Потом он разбудит ее на рассвете, чтобы еще раз заняться сексом, затем она примет душ, оденется и на такси поедет на работу. Ничего особенного не произойдет.
Вместе они поднялись по изогнутой лестнице, повернули налево, прошли по балюстраде в роскошные апартаменты. Кассандра вошла в комнату и в растерянности остановилась. Она не знала, что делать. Руки и ноги не слушались ее. «Соберись, снова успокоила она себя. Подумай. Скинь туфли, сними драгоценности».
Сережки поддались легко, но когда Кассандра дотронулась до застежки цепочки, руки ее задрожали.
— Позволь мне, — спокойно сказал Диего и подошел ближе.
Слишком близко. Спиной она чувствовала его могучее тело. Какое расстояние между ними сейчас? Сантиметр? Миллиметр? Стоит ей слегка наклониться, и плечи коснутся его груди.
О! Так сделай это! Не задумывайся ни о чем. Разыграй обольстительницу. Растай в его объятиях. Не за ттим ли ты пришла сюда?
Пальцы Диего коснулись ее шеи. У Кассандры перехватило дыхание. Наконец-то замочек цепочки был расстегнут. Диего снял украшение и вложил его Кассандре в руку.
Кассандра подошла к сумке и положила драгоценности в футляр. Она повернулась. Диего был близко. Очень близко. Он прикоснулся к заколке в ее волосах. Под ложечкой снопа заныло.
Пальцами он медленно провел по изящному изгибу ее шеи. Это движение дрожью отозвалось во всем ее теле.
— Ты очень красивая.
Бархатистый голос Диего выводил ее из равновесия. Кассандра с трудом преодолевала его гипнотическое обаяние. Как бы ей стало легко, если бы она могла просто прильнуть к нему, откинуть голову, слиться с ним в поцелуе и забыть про все на свете. Но смиренная покорность Кассандры означала, что она только мирится с его действиями и никогда не простит его за то, что он сделал.
— Давай не будем притворяться, что здесь происходит что-то необычное.
Кассандра дотронулась до молнии на платье и стала расстегивать ее, но Диего остановил ее руку.
— Секс за большие деньги? — протяжно растягивая слова, с едва уловимым акцентом спросил Диего.
— Ты оценил его в миллионы.
Кассандра нервничала. Это интриговало Диего. Любая другая женщина на ее месте изображала бы из себя кокетку, возбуждала его страсть до тех пор, пока инициатива не перешла бы к нему в руки.
— Если ты хочешь раздеть меня, с трудом справляясь с волнением, — сказала Кассандра и слегка повела плечом, — не останавливайся.
— Разве может мужчина устоять перед таким соблазном? — прищурив глаза, ответил он уже немного севшим голосом.
Он расстегнул молнию до конца, его руки дотронулись до бретелей и стянули их с плеч Кассандры. Платье соскользнуло и упало на ковер.
Единственным предметом одежды, оставшимся на Кассандре, были маленькие шелковые трусики. Глаза Кассандры блестели голубым огнем, когда взгляд Диего медленно скользил по ее груди. Затем он поднял глаза. Она увидела в них страсть.
Неторопливыми, выверенными движениями он снял с себя туфли, носки, скинул пиджак, ослабил галстук и сбросил его. Расстегнул брюки и сорочку.
Он был великолепен. Широкоплечий, с узкими бедрами, плоским животом и оливковой кожей. Его тело было физически развитым от природы, не искусственно накачанным в спортзале. В нем чувствовалась настоящая природная сила.
Диего откинул покрывало. Щеки Кассандры покрылись стыдливым румянцем. Как она ненавидела себя в эту минуту!
Не спеша Диего подошел к ней и нежно провел подушечкой большого пальца по нижней губе. Глаза Кассандры широко распахнулись. Она почувствовала, как теплая волна прошла по всему ее телу, когда он обнял руками ее лицо и наклонил голову, чтобы поцеловать. Кассандра хотела закричать, но тот крик умер у нее в груди. Она все представляла себе совсем иначе.
Чувственные губы Диего медленно пробовали на вкус ее губы, руки ласкали ее лицо.
Он разрушил последний барьер. Руки Кассандры сами поднялись к его плечам и обвили его шею. Одной рукой Диего обнял ее затылок, другая ласкала спину, спускаясь к ягодицам.
Наконец его рука потянула вниз се узкие шелковые трусики…
Здесь я часть выкырезала…
Не спится? — услышала она его хрипловатый от желания голос.
Потемневшие глаза Кассандры были широко раскрыты. Лицо побледнело.
— Я не знала, что ты проснулся, — призналась она.
— Голова болит?
Наверное, ей нужно было согласиться, но она ответила:
— Нет.
— Душевные муки?
Диего протянул руку и провел по щеке Кассандры.
В этот полуночный час Кассандра, как и все женщины, была особенно уязвима.
— Да.
Диего задумчиво улыбнулся.
— Женщины так редко говорят правду.
— Ты просто еще не встречал настоящих женщин, — сказала Кассандра и сама не узнала своего голоса. В нем было столько желания.
Потрясенная этим открытием, она вздрогнула, когда пальцы Диего коснулись ее виска. Он притронулся к пряди ее волос и убрал непослушный локон за ухо.
В их беседе было что-то нереальное. Кассандра видела комнату, постель… мужчину. Потом все начало сжиматься, и в фокусе ее зрения остался только он, Диего.
Подушечкой большого пальца он провел по ее нижней губе, надавив в центре. Затем его пальцы скользнули по ее подбородку, его губы припали к губам. Диего целовал Кассандру, умело разжигая огонь ее страсти.
Кассандре нужно было бы отступить, воспротивиться, но прикосновения Диего действовали на нее как магическое заклинание. Она застонала, когда он начал ласкать ее грудь. Сжав ладонями чувствительную плоть, он теребил набухшие соски.
По венам побежала горячая кровь. Тихо простонав, Кассандра прогнулась навстречу его ласкам. Диего снял с нее рубашку.
Несколько долгих секунд он смотрел на нее. От него исходила невероятная энергия. В эту минуту Кассандра поняла, что близость с Диего неизбежна.
Она сама хотела этого больше всего на свете. Желание пульсировало во всем ее теле. Каждая клеточка ожила и запела, когда Диего склонил голову к ее груди и обхватил губами нежный сосок. Затем он сделал то же самое зубами. Кассандра вскрикнула — такими острыми были ощущения на грани наслаждении и боли.
Пальцы Кассандры вцепились Диего в волосы, умоляя его прекратить эту сладкую муку. Но она снова почувствовала, как у нее перехватило дыхание, когда его губы начали спускаться к ее животу. Он остановился, чтобы провести языком вокруг пупка, потом медленно опустился к бедрам. Он не должен, не может… Неужели? Но Диего продолжал, не обращая внимания на ее мольбы. Ощущения, которые испытывала Кассандра, потрясли ее. Она пыталась не поддаваться магии его искусных ласк, которые возносили ее все выше и выше над реальностью. Откуда-то из самых темных глубин ее существа неожиданна вырвался удивленный крик.
Не успела она подумать о там, что ощущения сильнее быть не могут, как ее накрыла новая чувственная волна. Всепоглощающее пламя страсти казалось, испепелит ее.
Господи помилуй! Лихорадочный шепот слетел с ее губ, как молитва, когда Диего снова провел губами вверх по телу Кассандры и прильнул к ее рту. Поцелуй заставил ее забыть обо всем и разделить с ним чувственное пиршество…
Она не вспомнит о том, как кричала, как царапала ногтями его спину, кусала его. Страсть превратила ее в необузданную распутницу, движимую утолением зуда, когда мысль уступает место примитивным инстинктам.
Диего постепенно стал снижать накал страсти, успокаивая дрожащее тело Кассандры до тех пор, пока она не замерла у него в руках. Диего не отпускал ее до тех пор, пока их дыхание не успокоилось.

— Это всего лишь… секс, — возразила она. И знала, что лжет.
Кассандра поднялась на верхний этаж. Предвкушение того, что здесь должно вскоре произойти, возбуждало ее с каждым шагом.
Тепло ласк Диего манило Кассандру. Она ненавидела себя за то, что желала их, но какие-то не познанные пока ею самой инстинкты настойчиво требовали продолжения вчерашней ночи. Это была потребность не только в физической близости, но и в эмоциональной отдаче.
Кассандра прошла по галерее в большую спальню. Она скинула туфли на высокой шпильке, сняла драгоценности и потянулась к молнии, чтобы расстегнуть платье.
Она почувствовала, как Диего вошел в комнату. Он принес ее сумку. Пальцы Кассандры немного дрожали, когда она брала ее у него из рук.
Взяв свои вещи. Кассандра вышла в соседнюю комнату. Там она переоделась и распустила волосы, намеренно не смотря в зеркало. Пора на выход.
Диего лежал в постели на спине, опершись на локти. «Вот он какой, — подумала Кассандра, — сексуальный и очень опасный мужчина».
Она почувствовала себя неловко, вспомнив о своей просторной сорочке, доходившей до середины бедра. Алисия или любая другая женщина, делившая с ним постель, выбрала бы что-нибудь более обольстительное, возможно, прозрачное. Черное или алое. Провоцирующее и возбуждающее. Но она здесь не затем, чтобы провоцировать и возбуждать. Подумав об этом, Кассандра скользнула под покрывало и посмотрела на Диего.
Он поднял руку и провел пальцами по ее щеке, потом по волосам, за ухом, нащупал ямочку у нее на затылке, прикоснулся губами к ее губам.
Рука Диего скользнула на ее бедро. Кассандра с трудом сдержала стон, грозивший вырваться из груди.
Как могла она с такой легкостью поддаться его ласкам? Ей страшно было признаться себе в том, что весь вечер она ждала этого момента, желала его. Неужели она попалась на крючок опытного ловеласа? Кассандра начала отвечать на ласки Диего. Ее язык слился с его языком в замысловатом эротическом танце. Не отпуская Кассандру, Диего лег на спину. Он осторожно посадил ее на себя, обхватил ладонями ее груди, осторожно поглаживая нежную кожу.
От его прикосновений соски Кассандры затвердели. Она застонала, когда он сжал каждый сосок большим и указательным пальцами. Диего осторожно приблизил ее к себе и смакуя, попробовал каждый сосок на вкус. Ощущения Кассандры балансировали на грани между удовольствием и болью. Диего снова усадил ее на себя и начал медленно двигаться, побуждая ее отдаться во власть этому вечному ритму. Очень скоро Кассандра забыла обо всем и полностью отдалась своим чувствам.

Было еще не поздно. Пальцы Диего скользнули по стройной шее Кассандры, губы нежно прикоснулись к виску. Этого было достаточно, чтобы у нее закружилась голова.
Диего поднял Кассандру на руки и понес в спальню. Она хотела запомнить каждую минуту этой ночи, каждый поцелуй, каждое прикосновение его рук и губ, раствориться полностью к его страсти, отдаться ему без остатка, дарить ему удовольствие и слышать его прерывистое дыхание, его хрипловатые стоны.
Кассандра чувствовала, что силы Диего на исходе. Она сильным рывком прижала его к себе, даря ему влажное тепло своего лона. Вместе они слились в вечном танце любви, подчинившись магическому ритму самой природы, который вознес их на вершину блаженства.
Да, забыла! Это Сандра Мартон «Голубоглазая Кассандра». Одна из моих любимых малышек. В других ее произвелениях постельные сцены хуже.
___________________________________

— Вес рисунков в подписи 261Кб. —