Отзывы о госзакупках

Как и обещал, в продолжение поста https://pikabu.ru/story/tender_pod_svoego_postavshchika_ili_…

Что имели на момент всей этой истории — 1. Победа в конкурсе. 2. Стойкое нежелание победителя заключать контракт с заказчиком (причины указаны в предыдущем посте). 3. Риск попасть в реестр недобросовестных поставщиков (РНП).

С момента опубликования протокола о результатах торгов и до заключения контракта в распоряжении было примерно 5 дней. Задача стояла так — ни в коем случае не заключать контракт с заказчиком (это прямая обязанность победителя) и при этом не попасть в РНП. Но это же прямое нарушение и прямой путь в забвение на два года, скажете вы и будете абсолютно правы. Что же делать?! Нужно доказать на будущей комиссии УФАС (она обязательно будет — лучше готовиться к этому), что победитель — добропорядочный поставщик, без умысла не подписавший контракт. Реально, опыта подобных дел на тот момент не было вообще. Быстро проштудировав все возможные варианты, почитав тематические форумы, в том числе решения УФАС по таким же «злостным уклонистам», совместно были найдены следующие варианты — больничный (командировка) либо техническая невозможность подписания контракта в час Х. Больничный и командировка отпадают сразу, так как маловероятно, что из-за болезни/командировки директора должна встать вся хозяйственная деятельность компании. Был принят как рабочий вариант — техническая невозможность подписания контракта (пожар, сбой в электросети, потоп, война и т.д.).

1. Поставщика обслуживает фирма по ремонту оргехники, заправке картриджей, настройке ПО и т.д. и т.п. Есть действующий типовой договор между ними. В день Х (на самом деле заранее были сделаны почти все документы от этой даты Х) готовится письмо в обслуживающую фирму за подписью директора, что в результате скачка напряжения произошел выход из строя компьютера сотрудника тендерного отдела, прошу срочно прислать специалиста для диагностики и ремонта. Получает официальное заключение от этой же даты Х, что в результате скачка напряжения сгорела материнская плата, поврежден HDD. Вывод специалиста — полная замена системного блока. Далее что имеем здесь по документам — договор с фирмой, письмо в фирму по скачку напряжения, вывод фирмы на их бланке, акт выполненных работ (диагностика), счет на оплату, платежное за диагностику.

Разумно будет спросить — и что, больше компьютеров в компании нет?! Устанавливайте ПО на другой компьютер, настраивайте ЭЦП и вперед, подписывать приговор договор! Но здесь делается второй шаг!

2. В этот же день Х отправляется второе письмо, что наш компьютер вышел из строя и в результате этого еще и носитель ЭЦП не работает (с приложением заключения специалиста по «сгоревшему» компьютеру). Письмо адресовано в компанию, выпустившую ЭЦП. В этом же письме мы просим срочно специалиста этой компании удаленно (!) нам помочь, проверить работоспособность ЭЦП на другом компьютере. Естественно, что ЭЦП не работает, ибо ЭЦП и не вставлена. Демонстрируем этому специалисту фото оплавленного носителя (добились с помощью подручных средств курильщиков) и пишем еще одно письмо с просьбой срочно выставить счет на новую ЭЦП с указанием сроков изготовления. Наш поставщик получает счет, оплачивает в этот же момент, получает ответ, что срок выдачи ЭЦП составит 3-5 рабочих дней. Далее что здесь имеем по документам — договор, письмо-обращение, счет на оплату, платежное, ответ по срокам. Если нет официальных писем по срокам изготовления, то скриним всю переписку. Это пригодится на комиссии.

То есть сейчас уже создано разумное объяснение, почему в день Х не подписали контракт. Далее —

3. В этот же день Х примерно за час до подписания контракта письменно посредством электронной почты уведомляем заказчика о невозможности подписать контракт в указанный срок с указанием причины. Это важно! Своим действиями показывается свое намерение подписать, но внешние факторы не позволили это сделать. То есть недобросовестности в действиях победителя не наблюдается. Обязательно скрин письма! Важно для комиссии.

4. Банковская гарантия (БГ). БГ должна быть готова к моменту подписания контракта, поэтому для полной добросовестности в обязательном порядке оформляется БГ, отправляется по электронной почте заказчику для согласования. Это нужно сделать заранее, после получения протокола торгов, по итогам которого были признаны победителем. Заказчик, естественно, согласовал БГ (кто бы сомневался).

Далее ждем… Ответа от заказчика о том, что дата подписания контракта будет смещена, нет. В назначенный день и час Х площадка уведомляет заказчика и нашего победителя, что тот не подписал контракт, чем нарушил то-то и то-то. Теперь у заказчика есть три рабочих дня, чтобы отправить жалобу в УФАС на поставщика.

На следующий день юристы отправляют жалобу от имени нашего победителя в УФАС в адрес заказчика, что тот не продлил сроки (заказчик не обязан это делать, так как причины, по которым контракт не подписан, его мало волнуют). Эта жалоба в УФАС в адрес заказчика также показывает наше намерение быть добросовестными до конца. Понятно, что УФАС по существу эту жалобу и рассматривать не будет, но это и не нужно.

Далее отслеживается сайт УФАС, через три дня получили уведомление о назначении даты работы комиссии УФАС по вопросу включения победителя в реестр, как уклонившегося от подписания контракта. До даты работы комиссии был подписан контракт со вторым местом! Вполне возможно, что это нарушение со стороны заказчика, но в нашем случае для нас это не принципиально.

Юристы в это время готовят ходатайство в УФАС о не включении в реестр (РНП), с указанием норм права, ссылки на законы и т.д. К ходатайству были приложены документы по п.1, 2, 3, 4 (копии, скрины переписки), также список выполненных подобных договоров (по требуемой продукции), список рекомендательных писем. Мой знакомый лично вылетел в Москву в указанную дату, чтобы присутствовать на комиссии УФАС.

Далее с его слов — УФАС представляет собой несколько кабинетов, в каждом из которых судьбоносные решения принимает комиссия, состоящая из трех человек (так называемые «тройки»). Именно это сравнение пришло в голову и стало как-то зябко) Огромная толпа людей, ждущих своей очереди… Хотя назначена точная дата и время, ждать ему пришлось примерно час, когда вызовут. Каждые 5-7 минут выходит секретарь комиссии из кабинета (их 4 или 5) и громко говорит в зал: ОАО «Ромашка» и ООО «РОГА и КОПЫТА». Представители этих компаний идут в кабинет. Никто не повторяет — если не услышал себя, то сам виноват. Поэтому все толпятся и спрашивают друг у друга: «Вам на какое время назначено?» В итоге вызвали… Со стороны заказчика — представитель заказчика, со стороны поставщика — юрист и мой знакомый. Показали свои полномочия, доверенности, паспорта. Далее комиссия зачитывает суть дела, что такие-то победители по результатам таких-то торгов не подписали контракт. Первым дают высказаться заказчику — тот быстро все повторяет, что в такой-то день протокол, в такой-то день должно быть подписание контракта, его не было, по этой причине заказчик обратился в УФАС. Комиссия спрашивает у заказчика — ВАС УВЕДОМЛЯЛИ О ТОМ, ПОЧЕМУ НЕ ПОДПИСАЛИ КОНТРАКТ? Ответ — НЕТ! Юрист перед входом сказала знакомому, что не нужно вступать в дискуссию с заказчиком ни при каких обстоятельствах, комиссия жестко пресекает подобные попытки.

После краткого выступления заказчика комиссия передает слово поставщику. Юрист с ходу начинает заваливать комиссию документами со словами «Уважаемая комиссия, вот скрин уведомления заказчика о невозможности подписать контракт» (в этот момент лицо у представителя заказчика начинает вытягиваться и сильно краснеть), и так далее, по пунктам 1-4, что все действия победителя были направлены на добросовестное выполнение своих обязанностей — подписана БГ, вот копия, уважаемая комиссия, что свидетельствует о намерении победителя подписать контракт, но так как случился форс-мажор, то по независящим от победителя причинам контракт не был подписан, о чем был незамедлительно уведомлен заказчик. Вот документы, подтверждающие произошедшее. Комиссия спросила у заказчика — «Вопросы, замечания?» НЕТ — ответил тот. «По существу всё?» — вопрос к представителям поставщика. Тут знакомый попросил слова и добавил, что по рассмотрению вопроса о включении в РНП не влияет предыдущий опыт работы победителя и его рекомендательные письма, но попросил это учесть при принятии решения. Комиссия благосклонно все это выслушала и попросила всех выйти. Через минуту (!) снова пригласили и сообщили, что по итогам работы комиссии принято решение НЕ ВКЛЮЧАТЬ победителя в реестр недобросовестных поставщиков! )

Ну вот и все по этой истории) На его взгляд, огромное значение имело эмоциональное состояние комиссии. В течение дня у них сотни дел! И тут все зависит не только от представленных документов, сколько от настроения. Ну и представитель заказчика сам себя загнал в тупик, что их якобы не уведомили (видимо, не рассчитывал на скрин письма).

P.S. Если бы комиссия на этом заседании приняла решение о включении в РНП, то через апелляцию можно было бы оспорить, так как все документы оформлены правильно и в нужные даты.

Неуместные торги: почему система госзакупок может стать еще хуже

Неужели частный бизнес не может не заразиться от государства его болезнями, едва соприкоснувшись с ним? Думаю, что причина здесь не в патологической ущербности российского чиновника, а в неправильных стимулах.

Экономисты считают аукционы полезными не только для продажи имущества, но и для радиочастот, прав на выбросы и участков недр, поскольку это простой способ определения рыночной цены. Однако во всех вышеперечисленных случаях речь идет об аукционах на продажу. Что касается аукционов на покупку, то экономисты, наоборот, от использования аукционов предостерегают. Но в российских госзакупках главным способом (его доля достигла в 2018 году 70%) стал аукцион на понижение цены, который правильнее называть редукционным.

При этом в ЕС и США регуляторы не вмешиваются в закупки эквивалентом в 10 млн руб., российский бизнес, согласно исследованию ЦСР, не проводит торги при закупках менее 5 млн руб., но от российских госзаказчиков требуется проведение аукционов, даже если речь идет о суммах в 200–400 тыс. руб. При таких мелких закупках потенциальные издержки на проведение торгов будут выше (по оценкам ВШЭ, на 20%) потенциальной экономии от расширения конкуренции.

Но главная проблема — аукцион в принципе не может быть хорошим способом закупки, недаром авторы, пожалуй, самого знаменитого американского учебника по закупкам не советуют его использовать, а пункт (90) директивы ЕС № 2014/24/EU от 26 февраля 2014 года рекомендует странам-членам запретить такие способы закупок, где единственным критерием является цена.

Если закупщика заставляют покупать на аукционе, то он должен подробно и четко описать все неценовые характеристики товара или услуги. Это требует колоссальных временных и трудозатрат, ведь работники библиотек, школ, больниц, детсадов и других субъектов № 44-ФЗ не обязаны быть специалистами во всех закупаемых товарах, работах, услугах. Государство тратит миллиарды рублей на труд, который в итоге оказывается сизифовым. Вероятность ошибки очень велика, а значит, победить на аукционе может поставщик просроченной, некачественной, некондиционной продукции.

А для заказчика велик соблазн обратиться за «помощью» в подготовке ТЗ и аукционной документации. Разумеется, помощь будет оказана небескорыстно, документация будет составлена под конкретного поставщика, и торги будут превращены в профанацию. По сути, кривая реальность госзакупок сама толкает государственных и муниципальных заказчиков к сговору с поставщиками, потому что альтернативой является головная боль с победителем — поставщиком некачественного товара.

Игра с ценой

Казалось бы, давайте позволим заказчику сформулировать лишь общие требования к предмету закупки — и расходов бюджета меньше, и конкуренции больше — придет более широкий круг поставщиков, из которых заказчик выберет лучшего по соотношению цена/качество. Этот способ называется запросом предложений, и во многих странах он является преобладающим, в ЕС на него приходится до 70% закупок. Но в России он лимитирован только небольшими закупками, а теперь его и вовсе предлагается запретить. Очень лукавая позиция — сначала максимально ограничить применение механизма, а потом запретить, раз к нему редко обращаются.

Но кривизна созданной ФАС и Минфином системы этим не заканчивается. Вскрытые ФБК Алексея Навального оптовые закупки Росгвардией продуктов по ценам в разы выше розничных — далеко не единичный случай. Наше исследование говорит, что компьютерная техника по госзаказу закупается в лучшем случае на 20–30% дороже рынка; исследование НИУ ВШЭ показало, что ГСМ и топливо закупается оптом по ценам выше розницы. Московская больница № 62 закупала на конкурентных переговорах лекарства дешевле (экономия составляла от 13% до 5 раз), чем все остальные медучреждения, закупавшие аналогичные препараты на аукционах. Как показывает анализ практики ФАС, главное, на что обращает внимание регулятор, — процент падения начальной (максимальной) цены контракта в ходе торгов. При этом начальная цена часто берется с потолка — чиновник рассылает запросы фирмам, которые он знает. То есть в лучшем случае это цены предложения («хотелки» поставщиков), а ведь цены предложения и рыночные цены — совсем не одно и то же.

Дальше еще интереснее. Представим ситуацию, когда заказчик узнает, что один ноутбук стоит 30 тыс. руб., а второй — 20 тыс. Устанавливается начальная цена в 25 тыс. руб., поставщик первого ноутбука не участвует в торгах, второй снижает цену до 24 тыс. Заказчик отчитывается об экономии 1 тыс. руб., но на самом деле он переплатил 4 тыс. руб. за менее качественный ноутбук.

Более того, архитекторы системы госзаказа как будто нарочно мешают заказчику просто пойти и купить товар по действующим рыночным ценам. Закупка биржевых товаров на бирже де-факто запрещена. А против такого простого и надежного способа определения рыночной цены, как конкурентные ценовые переговоры (в ЕС на открытые переговоры приходится 14%, а на многоэтапные переговоры — 4% госзакупок) ФАС выступила резко против, добившись его исключения при принятии 44-ФЗ, назвав этот способ коррупционным. Казалось бы, что может быть коррупционнее столь любимого ФАС и Минфином аукциона? Можно ведь обеспечить видео- и аудио фиксацию переговоров и снять часть коррупционных рисков. Кстати, в ЕС аукцион для закупок возможен не в качестве самостоятельной процедуры, а как второй этап конкурентных переговоров — он применяется только после того, как в открытом режиме заказчик и потенциальные поставщики выработают технические условия.

Неверные стимулы

Если госзаказчик постоянно предлагает вам азартную игру в виде аукциона, то ни о каких долгосрочных инвестиционных планах не может быть и речи. Даже если вы договоритесь, что ТЗ будет написано под вас, ситуация может в любой момент измениться, например, вашего покровителя уволят. К тому же вы постоянно находитесь под дамокловым мечом, нарушая закон, который сложно не нарушить.

Представители новой поведенческой экономики, например лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 года Даниель Канеман и Ричард Талер, получивший премию в 2017 году, полагают, что мелкие штрафы, не подкрепленные моральными стимулами, приводят к росту нарушений. То есть если заказчиков штрафовать за опоздание на час с размещением извещения, за несоответствие плана плану-графику и за другие действия, смысл выполнения которых непонятен даже участникам системы, они получат индульгенцию на совершение крупных проступков. То есть десятки тысяч штрафов ФАС за мелкие процессуальные нарушения только способствуют мошенничеству и «распилу» бюджетных средств.

К сожалению, готовящиеся поправки в 44-ФЗ показывают: максимум, на что готова триада регуляторов, — поднять порог мелкой закупки со 100 тыс. до 200 тыс. руб. и отменить одну-две из дюжины ненужных бумажек и форм отчетности. Упрощение понимается лишь как еще более открытый доступ к аукционам, создающим монополии и способствующим завышению цен и сговорам.