Отзывы о работе следователем

Как говорится в одном известном детском стихотворении: «Все профессии нужны, все профессии важны!» А уж если эта самая профессия связана с искоренением преступности, то ей и вовсе нет цены. Сегодня попробуем разобраться, в чем заключается работа следователем, отзывы о которой бывают разноречивы, какими навыками и умениями необходимо обладать, из чего складывается рутинный день такого работника и многое другое.

Уровень образования

Первостепенное требование, которое предъявляет к кандидатам работа следователем (отзывы реальных людей о ней будут представлены далее), – это уровень и, что не менее важно, качество образования. Оно должно быть обязательно высшим, полученным на юридическом факультете военного или обычного высшего (государственного или частного) учебного заведения. Самым оптимальным вариантом будет выбор специальности, связанной с уголовным правом.

Вместе с этим потенциальному претенденту на место следователя необходимы также глубокие и конкретизированные познания в таких областях, как криминалистика, гражданское и административное право, криминология, психология, философия, введение в юриспруденцию и ряд других дисциплин. Кстати, начать обучение можно уже и в школе милиции, однако это всё равно не снимает необходимость последующего получения высшего юридического образования.

Почему же его наличия обязательно требует работа следователя следственного комитета? Отзывы и истории настоящих людей указывают, что следователь – это человек, от которого зависят судьбы. Некомпетентность может просто-напросто сломать чьи-то жизни.

Сегодня должный уровень подготовки осуществляется многими университетами и институтами, среди которых особенно можно выделить Академию прокуратуры и Институт МВД, где существуют специализированные факультеты, после завершения полного курса которых выпускникам будут предложены рабочие места по профессии с возможностью дальнейшего карьерного роста в выбранной сфере.

Должностные обязанности

Работа следователем, отзывы о которой, как будет видно далее, подчас бывают противоречивы, предусматривает определённый функционал деятельности. Какой же?

Следователь – это сотрудник следственного комитета, занимающийся расследованием уголовных преступлений разной степени тяжести: от кражи до убийства. Он является гарантом стабильности закона, а также человеком, сохраняющим незыблемость справедливости.

К более локальным и узконаправленным задачам деятельности следователя относятся следующие:

  • Осуществление предварительного расследования порученного ему дела.
  • Обработка поступающей информации, её анализ, сбор и синтез имеющихся сведений, разрешение возникающих в ходе следствия тактических задач.
  • Раскрытие преступлений различной специфики, куда относятся не только уголовные, но и экономические, и политические правонарушения.
  • Руководство оперативной группой, координирование её действий.
  • Организация взаимодействия со службой криминальной полиции с целью задержания подозреваемых лиц.
  • Установление истины.
  • Передача всех полученных в ходе следствия сведений в суд для вынесения обвиняемому лицу справедливого приговора.

Кроме этого, суть работы следователя предусматривает самостоятельное принятие человеком важных и ответственных решений. Они связаны с возбуждением уголовного дела или отказом в проведении следствия на основе имеющихся у сотрудника данных. Становится очевидно, что при ближайшем рассмотрении работа следователем, отзывы о которой ещё будут рассмотрены в этой статье, качественно отличается от того, что транслируется на ТВ-экранах.

Востребована ли профессия?

Если то, в чем заключается работа следователя, выяснено, актуальным становится вопрос о том, как сегодня воспринимается эта профессия зрелым поколением и молодёжью. Для тех, кто всегда мечтал носить погоны и помогать родной стране с расследованием преступлений, есть хорошая информация – сегодня данная специальность востребована, да ещё как!

Спрос на квалифицированных следователей, несмотря на широкую распространенность людей с данным видом профессии на рынке труда, всё же не проходит. Следователи могут работать не только в прокуратуре, но и в органах безопасности, и в следственных органах МВД. Поэтому сегодня, например, работа следователем в Москве, отзывы о которой преимущественно положительны, предоставляет не только комфортные условия, достойный уровень оплаты труда в диапазоне от 40 до 50 тыс. рублей и выше, но и возможность стремительного карьерного роста (с учетом наличия личной заинтересованности и старания) до должности прокурора или советника юстиции. В обществе следователи уважаются, а их дело считается престижным.

Необходимые качества личности

В целом работа следственного комитета, отзывы о которой рекомендуются для ознакомления всем тем, кто хочет погрузиться в данную сферу, – это непростая деятельность. Она предполагает наличие в человеке стойкости и силы характера. Конечно, профессия следователя не является исключением из правила. Тот, кто остановил на ней свой выбор, должен быть готов к столкновению с разнообразными жизненными ситуациями. Необходимо обладать чувством долга и ответственности за каждое совершенное действие. Психологическая стабильность и физическая выносливость, беспристрастность, умение не обвинять человека в первую же секунду – все эти черты являются неотъемлемыми спутниками хорошего следователя.

Чего же ещё требует от претендента работа следователем в полиции? Отзывы о ней, а также о работе в других властных органах могут открыть человеку много нового. Так, исходя из них, можно сделать вывод, что данная специальность подойдёт только широко эрудированным людям, умеющим аналитически мыслить, обладающими навыками коммуникации с окружающими. В этом деле требуется пластичность и гибкость мышления, способность избавиться от штампов, формализма, шаблонов, торопливости и поверхностности в ходе следствия.

Необходимо быть сдержанным, хладнокровным и упорным, обладать личной заинтересованностью в происходящем и уметь рефлексировать над завершенными делами для того, чтобы не стоять на месте, постоянно развиваться и расти. Если здесь вы увидели свой психологический портрет, то, видимо, пришло время как следует задуматься о смене рода деятельности – такие прирожденные для работы следователем кадры стране терять нельзя!

Рабочее место

Сегодня следователи заняты преимущественно в прокуратуре, специальных отделах полиции, Следственном комитете РФ, органах Федеральной службы по контролю за продажей наркотиков и в Федеральной службе безопасности. Кроме этого, следователь может стать и частным детективом. Для этого ему необходимо обзавестись специальной лицензией. Большую часть рабочего времени следователь проводит в кабинете, корпя над собранными уликами, выстраивая теории и версии, из которых в результате необходимо будет найти одну-единственную, ту, что правдива.

Из чего складывается обычный день?

Время работы следователя охватывает дневной период с 7:30 утра и до 20:00-21:00 часов вечера. При этом фактически следователь никогда не может расслабиться полностью: постоянные проверки ключей от сейфа, где лежат важные документы и дела подозреваемых, и мысли о сроках расследований никогда не покидают голову сотрудника.

Ежедневно следователю приходится выполнять колоссальный умственный труд, много анализировать. Погоней, перестрелок, засад, как в блокбастерах, ждать не приходится, однако сотрудник, тем не менее, участвует в не менее интересных операциях, которые называются следственными действиями. К ним относятся:

  • Осмотры по поиску следов совершенных преступлений, в т. ч. и осмотры людей (освидетельствование).
  • Процессы восстановления событий, имевших место в момент совершения преступления (следственный эксперимент).
  • Обследование помещений, зданий и прочих мест с целью нахождения всевозможных следов правонарушений (обыски, изъятия бумаг; с разрешения суда – арест документов, принадлежащих к категории тайных переписок, прослушивание и запись телефонных разговоров).
  • Организация и проведение допросов для получения показаний, опознаний, проверки экспертиз и подтверждение полученных сведений.

Оказывается, рутинная жизнь самого обычного следователя очень насыщена событиями и разными видами действий! Кстати, поэтому планирование работы следователя – это один из необходимых элементов продуктивной деятельности в этой области. Чтобы всё успевать, лучше завести специальный ежедневник или хотя бы блокнот, ведь удержать в своей голове подобное количество разнородной информации не под силу даже человеку с блестящей памятью. Организация работы следователя – залог его профессионального успеха.

Плюсы и минусы

Итак, как выглядит место работы следователя, в чем заключаются ежедневные обязанности, каким нужно быть грамотному сотруднику – на все эти пункты уже найден исчерпывающий ответ. Пришла пора перейти к сравнению объективных плюсов и минусов профессии.

Недавно в газете было опубликовано интервью одного следователя, который относил к самым серьёзным недостаткам работы нехватку времени на себя, отдых, времяпрепровождение с семьей. Тем не менее, по его мнению, это – издержки профессии, которые бывают везде. К этому нужно быть готовым и самому, и настроить своих родных и близких, объяснить, что, хотя редко выезжать куда-либо вместе и не проводить полноценный совместный досуг – это эмоционально сложно для всех, но благое дело требует жертв.

В другом интервью уже старший следователь поделилась с читателями своими взглядами на собственную профессию. По словам женщины, следователь – это призвание. Люди, ставящие перед собой не те цели (желание наживы, интерес просто попробовать и др.), быстро разочаровываются и уходят с должностей. Из минусов следователь выделила трудности в общении с теми, кто находится в стрессовых ситуациях, например родственниками погибших. Нужно обладать способностью к эмпатии, умением найти нужные слова и настроить человека на разговор для того, чтобы получить показания. Выходит, следователь должен быть ещё и прирожденным психологом, ведь даже не каждый отучившийся по этому направлению специалист сможет сделать то, что регулярно делают следователи.

Кроме того, излишне сострадательным людям данная работа не подойдёт: через разум сотрудника проходит такое количество жизненных ситуаций, что, если проявлять личное участие в каждом случае, в результате можно сойти с ума. Необходимо уметь профессионально деформироваться и меняться, выстраивать психологический заслон, абстрагироваться от происходящего настолько, чтобы понимать: это – только работа, ни больше ни меньше.

Какая она – работа следователем? Отзывы (2016 и предыдущие годы)

Наконец настало время познакомиться с мнениями людей, которые, так или иначе, соприкасались со спецификой профессии следователя. Однажды тонкостями работы поделился с общественностью следователь и старший майор юстиции, неофициальный профиль которого – расследование преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних (слишком уж часты дела именно этой категории). Приходится выстраивать контакты и с растлителями, и с педофилами, но следователь должен научиться общаться с обвиняемыми без проявления к ним собственно человеческих, личных чувств и эмоций. В этом случае работа следователя сравнима с работой врача – разбираться приходится с каждым, кто тебе попадется. Несмотря на то, что у следователей порой возникает желание всё оставить и уйти (особенно это было характерно для периода реорганизации структур), всё же они понимают, что профессия ими любима, они в ней – как рыбы в воде, а значит, полезны, нужны и важны обществу.

Работа следователя МВД, отзывы о которой – ещё не единственное, что можно встретить на многочисленных ресурсах интернет-сети, требует от человека проявления аналогичных свойств характера. Современное творчество даже берёт данную сферу деятельности и место службы за основу рассказов! Например, один из них, «Профессия – следователь МВД» в 2 частях, был создан автором Юрием Литваком. Ознакомиться с произведением, снискавшем одобрение пользовательской аудитории, сегодня можно в электронном варианте.

Так что и деятельность следователя в самой обыкновенной полиции, и работа следователем в следственном комитете (отзывы 2016 года сегодня имеются в Мировой паутине в большом количестве) – всё это одинаково важно вне зависимости от места. Ценны сами представители этого рода деятельности, чей труд ни в коем случае не должен умаляться!

Интересные факты

Работа следователя МВД (отзывы представлены выше) по своему функционалу отличается от деятельности ФСКН, ФСБ и Следственного комитета тем, что в статье 151 Уголовно-процессуального кодекса характеризуется как «подследственность». Сегодня около ¾ всех правонарушений расследуется следователями именно внутренних дел. Сюда относятся не только кражи, случаи ДТП, разбои, нападения, акты мошенничества и т. п., но и аферы кредитно-финансовой (т. е. экономической) сферы, дела, связанные с незаконным оборотом оружия, наркотиков, преступления в технологической области и другие. Иными словами, следственная деятельность МВД охватывает чрезвычайно большой диапазон преступлений.

Нераскрытые дела у следователей есть, только называются они иначе – «приостановленные». Обычно сюда относятся убийства, посягательства на половую неприкосновенность и иные правонарушения, совершенные преимущественно в период 90-х годов прошлого столетия, а также в начале «нулевых». Сегодня, однако, процесс расследования становится все более совершенным: появилась уникальная геномная экспертиза, продолжается развитие вспомогательных телекоммуникаций. В результате извечным камнем преткновения были и продолжают оставаться люди. Например, в эпизодах, когда показание ключевого свидетеля может сыграть решающую роль в процессе, человек просто отказывается говорить, руководствуясь негласным принципом «моя хата с краю».

Работа следователем в полиции, отзывы о которой уже были продемонстрированы, – это не всегда негатив или копание в «чернухе». Случаются и курьёзные, смешные ситуации. Например, однажды оперативная группа выехала на вызов гражданина, увидевшего в окне соседского дачного дома человека в петле. Оказалось, что повешена была… кукла! Таким нестандартным способом хозяин участка решил отвадить от хозяйства воров и грабителей. Здоровый цинизм в профессии следователя невидимо присутствует всегда.

Удивительно, но порой обвинение подозреваемому в убийстве лицу выносится даже в случае, если тело убитого так и не было найдено. В этом случае следователям приходится работать в несколько раз тщательнее, но косвенные улики и доказательства, экспертизы и детальное восстановление хода событий обычно позволяют найти и установить убийцу безошибочно. Это наглядный пример того, какой огромный шаг сделал в своем развитии следственный процесс, ведь если раньше преступникам казалось достаточным избавиться от трупа и «залечь на дно», то сегодня это уже не поможет уйти от карающей руки правосудия.

Подведение итогов

Итак, теперь профессия следователя не имеет практически никаких подводных камней. Конечно, существенная её часть, как и в других областях, познается только с опытом. Но тем не менее у любого желающего попробовать с себя в роли следователя есть возможность взвесить все за и против, и решить, поискать что-то подходящее дальше или остановить на ней свой выбор, с головой погрузившись в мир анализа и поиска данных.

В общем вот они и вечер. Как и обещал пишу свой пост. Начнем по порядку.
1. Как я туда попал. Поступив на юридический факультет, я предполагал, что буду работать в силовых структурах, но не знал еще где именно. На 3 курсе я узнал, что есть такой институт помощник следователя, это студенты, которые на общественных началах помогают следователям, выполнять в большей части механическую работу, подшить дело, составить опись, отвезти повестки, проверить адрес, живет человек там или нет, опросить при участии следователя граждан по тому или иному сообщению, допросы по уголовному делу ведет следователь сам, можно присутствовать иногда и тихо слушать смотреть как идет допрос или иное следственное действие. Проходив так пару лет помощником, я после окончания ВУЗа был приглашен на должность следователя в один из районных отделов субъекта, т.к. показал себя с хорошей стороны, был исполнителен и все делал без особых нареканий, плюс следователь, к которому я был прикреплен меня хвалил. Первые 6 месяцев идет стажировка, проводят обучение, краткий курс тактики допроса, психологии, законы, взаимодействие с иными ведомствами, смотришь как изучают трупы, запах в помещениях стоит соответствующий, пропахиваешь насквозь, при этом работники — специалисты, эксперты умудряются в такой обстановке и запахе кушать булочки и пить чай. Даются не сложные дела, преступления, совершенные несовершеннолетними, незаконное проникновение в жилище, простые убийства («по пьяне»), изнасилования, плюс проверка сообщений о преступлении, при проверке которых принимается решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела. Первым моим делом было убийство, молодой парень изрядно выпив, не нашел свой телефон, подумав, что его украла его подруга, он пошел к ней домой, где нарвался на ее отца, учитывая, что была ночь и отец спал, то несложно понять, куда он отправил этого парня, за что и получил множество колото-резаных ранений большим самодельным ножом, в длину с рукояткой 27 см., длина клинка от рукоятки до кончика 20 см, ширина 6 см., раны были ужасными, глубокими, я тогда весь вымазался в крови потерпевшего, он скончался до приезда скорой, но когда прибыл я и группа реагирования он еще был теплым. Тело было направлено на экспертизу, всего насколько помню тот пьянчуга нанес около 30 ударов, самое глубокое ранение почти равнялась клинку, то есть он вогнал нож почти по самую рукоять в грудь потерпевшего. Его быстро поймали, дело длилось недолго он сел на 15 лет. Я сознательно не пишу, что и как его допрашивали, вину он отрицал, но доказательств хватало с головой, нож, отпечатки, свидетели. Как только я вернулся после осмотра места происшествия, я долго пытался понять, что я чувствую. Тот момент, когда ты трогаешь тело еще несколько часов назад живого человека, я посмотрел на свои брюки они были все в крови, видимо, когда переворачивали тело я и замарался, куртка тоже была в пятнах крови. В таком я пробыл весь остаток дня, переодеться было некогда, приходили люди на допросы, в среднем, чтобы хорошо допросить по всем интересующим моментам уходит минимум час. Поэтому всякие «След», «О.С.А.» полное говно, если бы у меня в распоряжении была система ИИ, которая бы мне сразу все экспертизы делала, я бы поднял показатели на небесные высоты. При этом был случай, когда пришла бабушка, которая с руганью обвинила меня в том, что я некомпетентен, что в телевизоре все быстрее почему в отделе нету своих экспертов и таких замечательных систем, где все сразу можно вычислить))). С учетом нынешних реалий, когда эксперты завалены по самые уши экспертизами, ждать их приходиться достаточно долго, 1-2 месяца в среднем. А люди ходят и спрашивают, звонят как там идет расследование, не желая понимать, что в реальности дела не как в телевизоре. Второе мое дело тоже было связано с пьяным убийством, один мужик в ходе распития алкоголя из-за обидного слова топором зарубил второго. Я первый раз увидел как выглядит мозг в разрезе, как смотрится глаз выпавший из глазницы, какие вообще раны можно причинить топором, труп бедолаги лежал в погребе, а убийца на утро даже не сразу вспомнил, где его собутыльник, т.к. жена потерпевшего пришла искать своего мужа, а увидела кровь сразу сообщила в полицию. Дальше все по схеме приезжает следователь, то бишь я, опера, убийца осознав всю тяжесть совершенного просил на коленях прощения у жены убитого… Дело быстро ушло в суд, мужик оказался ранее судим за убийство, что примечательно прошлую жертву он также сбросил в погреб дома. Самое нехорошее, что мне довелось через себя провести, то это когда выезжаешь на сообщение, где умер ребенок, в моей практике мне довелось не встретить, где дети умерли насильственной смертью, во всех случаях, которые мне повстречались их жизни забрала опасная инфекция, реактивный менингит. Это когда симптомы обычного менингита протекают настолько быстро, от часа до суток, что успеть оказать помощь порой просто невозможно, не хватает времени. Я выезжал на 4 таких. Очень тяжело видеть родителей кого коснулось такое горе. В одном из случаев, я приехал, ребенок уже не дышал, ничто не предвещало беды, но буквально за пару часов, ребенок умер, сначала сыпь, потом покраснение, судорога, смерть. Одев перчатки, я начал осматривать ребенка, это был мальчик, 3-х лет, голубоглазый, русый, крепкий, везде была сыпь, я осторожно его переворачивал и фотографировал, чтобы эксперту потом было проще поставить диагноз. Ребенок умер в гостях у бабушки, родители привезли его утром, по их словам, он лишь кашлял и сопливил, но был резв, рад, что едет к бабушке, а к вечеру он уже скончался. Когда я укутал тело ребенка в одеяло, чтобы передать его на скорую, которая повезет его в город для доскональной экспертизы, приехали родители. Была уже ночь, мама ребенка выскочила, подошла ко мне и спросила где ее сын, просила дать его на руки, она была спокойна, но голос ее дрожал, в этот момент я ощутил всю горечь ее потери. Я попросил пройти ее в дом, сам взял ребенка, в этот момент ко мне подошел его отец. Попросил приподнять одеяло и поцеловать сына, я предупредил, что инфекция может быть опасной, но он сказал ему все равно, тогда я не стал препятствовать этому, отдал его ему, он постоял, что-то шепнул ему и отдал мне, потом вышла из дома мама. Водитель скорой начал торопить, что в ночь ехать опасно и надо скорее отвезти, я передал ребенка матери, она села в машину и мы ждали минут 40, я стоял чуть дальше от машины, не мог выдавить из себя хоть слово, помог отец ребенка, дал мне сигарету, я закурил, хотя не курил тогда уже года 3, закашлял, подавился, но все равно докурил, вроде полегчало. Подошел к машине и сказал, что ребенка надо везти, тогда она попросилась поехать в скорой с ребенком на руках, я взглянул на отца, он меня сразу понял сел в скорую и они уехали. Реактивный менингит, ему подвержены дети возрастом от рождения до 3-5 лет, их иммунитет только-только формируется, любая зараза, будь то насморк у взрослого или обычная простуда, может нести в себе опаснейший менингококк, который в среде, где ему мало, что противостоит, может приобрести реактивную форму и убить ребенка. Это я узнал уже у врача-вирусолога, поэтому к своим племянникам я с тех пор больной даже с кашлем не ходил, учитывая, что находился в местах, где просто «кладезь» микробов я жутко боялся заразить своих племяшей. Когда я выехал на третьего по счету ребенка, я зарекся, что 4 будет последним и я уйду. Так и вышло, это была маленькая месячная малышка, родители обеспечили все, пусть и жили они не богато, дом был небольшой, метров 8 на 10, но внутри была чистота везде висели пеленки, кровать в углу красивая резная, памперсы, смеси, в общем ребенок был долгожданный, желанный. Отец же девочки, как два года вышел из мест не столь отдаленных, сидел он за убийство, но решил в корне исправиться, встретил девушку, одинокую, с ребенком на руках, усыновил его, женился на девушке, перевез ее к себе, посадил огород, завел кур, свиней, ждал девочку и вскоре она родилась, но не прошло и месяца как она его радовала и инфекция ее забрала. Когда я его опрашивал, он вывел меня на улицу, мы отошли за дом, закурили, он все рассказал, что дочка ночью спала, немного беспокоилась, но покушала молоко и успокоилась, потом он упал на колени и начала себя проклинать, что Бог забрал его ребенка, за то что когда-то он забрал чужую жизнь. Что было потом с ними не знаю, но участковый потом как-то сказал, что они ждут ребенка.
Отдельно стоит написать о суицидах. Вешаются люди пачками. Я за одну ночь выехал на 4 суицидников. Была осень, ночь полнолуние. Первый свел счеты с жизнью из-за того, что как говорила его девушка, он ничего не имеет, что ему надоело перебиваться заработками по 300-400 рублей в день, что ему надоела такая жизнь, что никогда не сможет обучиться, что только и способен лес валить, да мешки таскать, второй ушел из жизни из-за любви, третий отец 5 детей, уговорил жену не рожать 6, сделать аборт, в день когда она сделала, ее привезли домой, она нашла мужа повешенным в гараже. Всего за всю работу я столкнулся с около 70 трупами. Большинство суицидники, немного погорельцев, очень мало криминальных.
Теперь о работе, что я хочу отметить:
1. Надо иметь здоровье, крепкое здоровье, много здоровья. Потому что иначе никак.
2. Быть роботом, не пропускать через себя все, что встречается. Иметь холодный рассудок и не подвергаться себя излишним переживаниям.
3. Забудьте о личной жизни. На нее не будет времени. От меня до кучи ушла девушка, после того как в самый неподходящий момент меня вызвали на работу, это был 5 такой случай, который стал последним в наших отношениях.
4. Нужна машина, желательно объем поменьше, у меня был 1.3, но я тратил на бензин в месяц не меньше 10т.р.
5. Вы всегда на работе, мой рекорд неделя сна на диване в конторе.
6. Платят хорошо, но из моих 47 тр. 10 на бензин, 10 на еду, себе готовить некогда было, 10 на аренду жилья с учтом оплаты коммуналки. 10 на непредвиденные расходы, на такси, бумагу, и т.д.
7. Следователь спокойно может работать

Доброго времени суток, дорогой читатель.

Спасибо тебе, что уделял мне своё время и уделишь мне его и в этот, можно сказать последний раз. «Последнее дело», о котором я хочу тебе рассказать в этом посте, который опять превратился в большую простыню текста, касается исключительно меня самого. В нём не будет обвиняемых и потерпевших, в нём будет всего лишь один свидетель и этот свидетель — Я сам.

Два месяца назад я принял одно очень важное и правильное для себя решение…Я написал заявление об увольнении по собственному желанию, попросив своего третьего по счёту генерала, освободить меня от занимаемой должности старшего следователя следственного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации.

Я не думал, что мне настолько просто дастся это решение…Утро обычного рабочего дня понедельника. В производстве находилось на тот момент 6 уголовных дел и 9-10 материалов доследственных проверок.

в 08 часов 55 минут все коллеги — следователи собрались на совещании в кабинете у руководителя следственного отдела. В очередной раз, отметив мою, так сказать, непродуктивность в работе, руковод в шутливой форме обозначил перспективу моего внеочередного дисциплинарного взыскания и возможной «ссылки» в район области…я промолчал. Раньше, в аналогичные моменты,я испытывал страх, потом недоумение, потом злобу с приведением контраргументов, потом некое подобие рабочего шантажа, потом юмор и иронию, а потом…я научился молчать, я понимал, что так я просто экономлю для всех время, а за этими словами руковода нет НИЧЕГО…нет ничего хуже пустых слов, за которыми НИЧЕГО не стоит, нет ничего хуже, чем обещания, неподкреплённые действиями и результатом.

Я молча вернулся в свой рабочий кабинет, проигнорировав шутку коллеги, что моё фото на «доске почёта» под угрозой снятия. Сел за свой рабочий компьютер и уставился на рабочий стол с заставкой в виде черного экрана…Раньше на нём были разные «мотивирующие» заставки, на поиск которых я порой тратил несколько десятков минут, но в конечном итоге, именно чёрный экран доказал свою полезность — на нём лучше всего были видны наименования ярлыков и созданных вордовских документов. Затем я перенес взгляд на свой рабочий деревянный стол, на котором лежали картонные папки со скрепленными скрепками и канцелярскими зажимами материалами проверок, открыл старый металлический сейф с погнутой прошлым хозяином дверцей и достал из него скоросшиватель с уголовным делом по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство), раскрыл его на листе постановления о назначении медицинской судебной экспертизы, после которого не хватало заключения этой самой экспертизы,хотя эксперт мне его обещал ещё на прошлой неделе и…просто оставил дело открытым на этом самом месте…зазвонил телефон…Я поднял трубку.

— Следователь Tailor13, слушаю Вас.

— Ты подготовил документы для продления сроков следствия? Не забыл, что мы продлеваемся у генерала и весь пакет документов должен быть сегодня до обеда на столе у Доёбкова в процконтроле, иначе нас с тобой снова взъ…бут, как в прошлый раз?!

— Я не забыл, мне осталось дописать только справку о доказательствах и хронометраж следственных действий.

— Ты мне это ещё вчера говорил, что в этом сложного?!!

— Ничего…до обеда доделаю.

После того как я положил телефонную трубку…Я вдруг, но не вдруг, а уже достаточно давно понял, что я…устал.

Это была не физическая усталость, будто я монотонно перетаскивал мешки с цементной смесью на 5 этаж, понимая, что нужно затащить ещё столько же…Это была не усталость мозга от того, что я выехал на осмотр места происшествия по криминальному трупу, а затем, после нескольких часов осмотра, признавал мать погибшего потерпевшей/допрашивал её/допрашивал свидетелей/задерживал подозреваемого, оперативно обнаруженного «по горячим следам»/допрашивал его/выезжал с ним на проверку показаний на месте/по возвращении с опухшей головой сочинял постановления о назначении первичных судебных экспертиз, вспоминая всё, что было мною изъято, чтобы не ошибиться в перечне объектов, подлежащих исследованию…

…Нет, это была какая-то тихая сильная совокупная хроническая неизлечимая усталость следователя. Знаешь из каких слагаемых сложилась эта усталость…из чуть более 6 лет работы. Простой, но достаточно сложной работы, которая для всех, кроме меня самого, в одночасье стала НЕНУЖНОЙ.

Я открыл вордовский файл с наименованием «заявление на отпуск 2017» и, не меняя «шапку» с генеральскими регалиями, стал писать…»Заявление. Прошу освободить меня от замещаемой должности старшего следователя…»

Я хотел быть следователем, когда понял, что не хочу заниматься никакой другой работой юридического профиля. Я хотел борьбы, настоящей войны со вселенским злом. Я грезил, что когда — нибудь схлестнусь своим умом с умом моего профессора Мориарти и выйду победителем. Я, смотря прямо в наглые, наполненные отвращением глаза злодея, скажу, как Глеб Жеглов, ту самую фразу: «Вор должен сидеть в тюрьме». Я буду успокаивать кротко прильнувшую к моей груди хрупкую плачущую девушку, над которой было совершено насилие и уверять её в том, что я найду этого подонка и накажу его по закону…Я стал следователем и был им, но, как оказалось я был обманут с самого начала, ещё не понимая этого.

Оказалось, что в России нет злодеев, нет преступников…потому что истинных преступников никогда не поймают или никогда не посадят…Все те «преступники», которых я допрашивал, и которым я предъявлял обвинение, НЕ ПОНИМАЛИ, что именно за юридическое преступление они совершили. Прямой умысел — один из признаков состава преступления, самый труднодоказуемый его признак.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления…Никто из моих злодеев «не осознавал», «не предвидел», «не желал», по крайней мере не внутри себя или не под протокол.

Поверь, я не сошёл с ума…Ты понимаешь и я понимаю, что если человек втыкает в другого человека нож, что если мужчина втыкает в женщину половой член, то что же это, как не преступления — убийство и изнасилование. Да, это именно они и есть и ни по одному, находящемуся в моём производстве уголовному делу не было оправдательных приговоров и незаконно привлеченных к уголовной ответственности злодеев…но…с юридической точки зрения в тех делах, что я расследовал идеальный пазл, прописанный в Уголовном Кодексе РФ, никогда не складывался, всегда не хватало какой-то детальки, кроме одного уголовного дела…

…Когда я допрашивал злодея, который мне на одном дыхании рассказал без всяких моих конкретизирующих вопросов, что в одну тихую майскую ночь он, проснувшись в своём частном доме, точнее в одной из его половин, явственно почуял запах женных трав…и он понял, что его соседка — ведьма, опять что-то готовит в своём котле, только для того, чтобы его отравить, ведь его мать после встречи с соседкой заболела, ведь он каждую ночь через стенку слышал как соседка ходит по комнате, как скрипят половицы, как она что-то нашёптывает, как она опять и опять что-то варит, а её взгляд при встрече…такой есть только у слуг дьявола…Всё это я слушал и слышал, всё это я дословно записывал и записал в протокол допроса, всё это слышал, но не слышал его адвокат.

С нового абзаца я записал…»и тогда я решил покончить с ведьмой и её злом. Я знал, что убить ведьму можно только ударом ножа в её черное сердце, а чтобы она потом не воскресла нужно её обезглавить, и голову закопать в землю. Я взял с собой кухонный нож, подошёл ко входной двери в её часть дома, постучал, она открыла и посмотрела на меня своими дьявольскими глазами, но я не испугался,нет, я сразу схватил её за волосы и наклонил голову вниз, чтобы она меня не загипнотизировала, потом протащил её в дом и воткнул нож ей в грудь несколько раз, она кричала и проклинала меня, но я знал, что Бог меня защитит. Я убил её, но знал, что она ещё может воскреснуть, я пошёл на двор и взял топор, чтобы отрубить голову. Я вернулся в комнату и отрубил ей голову топором…

…Закопать голову он не успел, из соседнего дома на крики прибежал ещё один сосед и увидел картину, которая на всю жизнь врезалась ему в память…Когда я дописывал протокол, я не записал в него одну единственную фразу, точнее просьбу злодея…Он просил меня найти голову ведьмы и закопать её, иначе она будет ему мстить.

Юридически этот злодей, который был единственным, который прямо сознался мне в умышленном убийстве оказался, «не преступником»…он оказался невменяемым, не субъектом преступления…он не стал преступником он стал «лицом, совершившим общественно опасное деяние» и по постановлению суда о назначении принудительных мер медицинского характера уехал лечить своё хроническое психическое расстройство в форме параноидной шизофрении с непрерывным течением.

Это был «настоящий» преступник, осознававший свои действия и понимавший последствия от них и желавший их наступления. Остальные убийцы не хотели убивать, они втыкали разные ножи по самую рукоять в разные части тел, они наносили десятки ударов разными тупыми предметами по головам и туловищам, они душили шеи, они прыгали на животе, проламывая ребра внутрь внутренних органов, они в пьяном угаре забывали детей на балконе, чтобы те своим криком не мешали дальше пить…Они, все они, юридические преступники…бытовые преступники…но никто из них не «настоящий» преступник…у них всё происходило спонтанно, инстинктивно, на фоне алкогольного опьянения, такую преступность невозможно победить…неблагополучие и природную агрессию, которые усиливает алкоголь невозможно победить отдельно взятому следователю, пока это «спонсирует» и допускает государство…мы как Дон Кихоты боремся с ветряными мельницами, мы лечим симптомы метостазной раковой опухоли.

Моим единственным желанием, которое мною всегда движило в работе — это желание помогать людям. Я хотел помогать, я это умел. В детстве я так любил помогать бабушкам в своей деревне, носил воду из колодца, косил траву, колол дрова, полол огород, собирал яблоки и ягоды…они хвалили меня, называли тимуровцем. В школе я любил помогать по предметам своим одноклассникам, давал списать контрольные работы, помогал с домашкой…они говорили «спасибо», называли другом. В универе я любил помогать своим одногруппникам, делился конспектами лекций, разъяснял какие — то примеры из уголовной практики, доводил пьяные тела до дома…они что-то мямлили, но протрезвев, называли «братаном». В армии я помогал сослуживцам, делился едой из родительских посылок, не гнобил, когда стал «дедом»…они говорили «спасибо, тащ сержант».

Я пришёл с этим же желанием в следствие и безапелляционно считал, что где, как не здесь я смогу ПО — НАСТОЯЩЕМУ помогать людям…но я ошибся, люди НЕ ХОТЯТ помощи,потому что они разуверились в том, что им хотят помочь… «Я не буду вам рассказывать про то как именно меня изнасиловали, я что должна говорить вам в какие щели и сколько раз меня трахали»…»Молодой человек, вы такие вещи у меня спрашиваете, как извращенец какой-то»…»зачем вы спрашиваете у моей дочери за что именно и где он её трогал, неужели и так не понятно для чего мы к вам пришли и написали заявление…займитесь уже наконец делом — ловите преступника, а не травмируйте психику моего ребенка»…»Вы заколебали меня уже вызывать 20-ый раз на допрос, будто это я сама своего сына убила, а не этот подонок»…»Да мне вообще пох…й на этого мудака, он мне не отец вообще и я рада, что его грохнули, сам бы сдох через месяц где — нибудь под забором»…»Я не открую вам дверь, вы все менты продажные и не буду я на ваше удостоверение смотреть, щас что угодно можно подделать». Ну и главная фраза, от которой опускались руки — «Вам надо, вы и приезжайте/приходите».

Я ни в чьих «потерпевших» глазах не видел желания найти справедливость, не ощущал желание потерпевших быть ими и помочь мне приблизиться к истине произошедшего…Я видел страх, усталость,злобу, недоверие, отвращение, пустоту…но не понимание происходящего и его важность в первую очередь для самого потерпевшего. На приеме у врача, по моему мнению, мы все стараемся в подробностях рассказать, что именно нас беспокоит, показать где именно и что болит, какими препаратами мы лечились до прихода к врачу и тд. и тп. Врачи лечат по большей части тела, я, как следователь, пытался хоть немного, но подлечить раненую душу…потерпевшие, все они…молчали, называли меня по имени-отчеству.

Я закончил писать своё заявление фразой…»с выплатой компенсации за отпуск…Должность. Звание. Подпись. Расшифровка.»

Я никогда не задумывался о своём материальном благополучии, не считал денег…по меркам средних зарплат в регионах, следователи СК получают достойную заработную плату, которая позволяет обременить себя ипотекой, личным транспортом, возможностью ходить в магазины,особо не смотря на ценники продуктов, каждую пятницу ходить с оставшимися друзьями в какой-нибудь бар, в котором благодаря алкоголю и сигаретам можно убить на время в мозге желание думать, а в сердце желание бояться…Я устал бояться подвести очередного своего начальника, и его начальника, и его начальника, я устал бояться прокуратуру, которая обещала найти в моих делах и материалах проверок кучу косяков и внести мне представление, я устал бояться, что очередное моё «наспех» расследованное дело, которое требует гораздо большего внимания и качества, вернут на дополнительное расследование из прокуратуры или из суда…Я устал бояться, что инспектор процконтроля найдёт в моих делах «волокиту» или даже «фальсификацию» и меня накажут, накажут,накажут…Я был бессилен и никак при всём моём желании, не мог на это повлиять…Я устал быть никем, я даже не был винтиком в системе, потому как СИСТЕМЫ нет, есть лютый ХАОС…за период моей работы у меня поменялось 3 генерала, 4 руководителя отдела, до моего ухода я оставался самым «старым» районным следаком, потому как 8 моих коллег перевелись, повысились, уволились.Менялись инструкции, рекомендации, памятки, приказы, распоряжения, распоряжения и приказы об отмене распоряжений и приказов, необходимость написания информаций о проделанной работе по контрольным делам, потом по всем тяжким и особо тяжким делам, потом по всем делам и материалам проверок.

Я устал работать на цифры и статистику. В каждом деле я видел судьбы людей, а меня систематически в этом переубеждали. Я чувствовал, что доказухи до полноты и моей уверенности не хватает и нужно доработать дело, но меня переубеждали, говоря, что и так сойдёт, так как сроки горят. Я направлял по три уголовных дела в месяц, получая за это денежное поощрение и в этот же день меня чихвостили за волокиту по другому моему делу, полностью лишая квартальной премии. Я тратил деньги на подарки экспертам, это не было какой-то там «взяткой» это было настоящим подарком и желанием сформировать нормальные рабочие отношения, ибо от экспертов и объективности их заключений в практически любом деле зависит всё. Я устал договариваться с адвокатами, операми, участковыми, прокурорами, свидетелями, потерпевшими,злодеями, конвоирами, водителями, экспертами, специалистами, представителями, врачами, директорами, учителями, бригадирами, продавцами, БОМЖами, судьями, секретарями, вахтершами обо всём на свете и делать за других их работу и их же обязанности, прописанные в должностных инструкциях.

Я устал ежедневно подвергать свою жизнь и жизнь своих близких реальной опасности, выкуривая пачку сигарет в день, выпивая пару литров крепкого кофе, высыпаясь в среднем по 6 часов в день, кроме выходного дня, забыв про отпуск и запах моря, вместо этого в дежурные недели днём и ночью выезжая на разложившиеся, сгнившие, скелетированные, свежие, но все «приторно сладко» пахнущие смертью трупы людей обоих полов, всех возрастов, комплекций, национальностей и рас, вербально и невербально контактируя с сифилитиками, туберкулёзниками и ВИЧ-положительными злодеями и просто неадекватными в поведении людьми…Я устал.

Я не мог написать в заявлении это основание, так как оно не предусмотрено, его просто нет ни в одном кодексе или федеральном законе, но оно было это основание. Я написал заявление, но его у меня не приняли в общей канцелярии, пришлось отправить почтой заказным письмом с уведомлением…О моём желании узнали все и вся моментально и в тот день я многое о многом узнал…Не понимали, предлагали, унижали, угрожали, сочувствовали, хвалили, поддержали и тоже написали заявление об увольнении…А я в очередной раз убедился, что то, что я сделал было нужно только мне…и тем немногим людям, которые побоялись сказать «спасибо».

Я написал этот пост не с целью поплакаться в жилетку, я ни о чём не жалею, нет. Я написал этот пост, чтобы, если с тобой, не дай Бог, что-то случиться, ты не боялся/боялась помочь следаку…Мы не все уроды, мы все уставшие в той или иной степени, нам не пох…на людей, как бы не казалось обратное, иначе бы мы не шли в следствие МВД, СК, ФСБ…но нам всем нужно понимание, твоё понимание, это в разы облегчает работу следователя.

Берегите себя.

Фото: russianstock.ru

Специалист рассказал о первом увиденном трупе, нехватке времени и проблемах в семье

Работа следователя, пожалуй, одна из самых скрытых и не поддаётся публичной огласке. Для нас следователь – человек в синей униформе с погонами, которого мы можем встретить, пожалуй, только в суде или на месте какого-либо преступления. Но мало кто знает, что же сам работник следственных органов думает о своей профессии, как он живёт и сколько времени проводит на работе.

Я изначально знал, что мне будет сложно. Ещё будучи студентом, я понимал, что меня ждёт. Просто это такая профессия, суть которой ты не поймёшь, пока на себе всё не испытаешь. Не скажу, что это та работа, о которой я мечтал. Но и сейчас другой жизни уже не представляю. С первыми пониманиями о том, что меня ждёт, я столкнулся как раз студентом. Тогда увидел первые трупы, понял, как раскрываются преступления. И это страшная картина.

Первый стресс испытал, когда впервые увидел труп. Одно дело, когда ты видишь его в морге или на похоронах. Но криминальный труп – совершенно другое. Бывает, люди и в обмороки падают. В первый раз жутко было, но с опытом стал нормально к этому относиться.

Не раз были такие моменты, когда я жалел о выборе профессии. К примеру, когда я был молодым следователем, мне нужно было распечатать обвинительное заключение на четыре тома. Бумаги нам выдавали мало, плюс ко всему было мало служебных машин. Тогда на все расходы я потратил четверть своей зарплаты. Сейчас со служебным обеспечением проблем, к счастью, нет.

Бывало такое, что хотелось бросить работу. Причина этому – нехватка личного времени. Зачастую приходилось жить на работе. С напарником мы ночевали в кабинете, где из всей мебели – стол, стул и диван. По очереди спали на диване по два часа. Потом работали и снова два часа спали. Я сутками не выходил с работы. Домой возвращался в шесть утра, пил чай и к восьми снова уезжал на работу. Самое главное, до восьми утра нужно было не уснуть, иначе потом не проснёшься. Всё это было морально тяжело.

Лично мне ни разу никто не угрожал.

Иногда бывало, что кому-то из коллег на машине прокалывали колёса или закидывали чем-то. Но такого, чтобы меня у подъезда караулили, не было. За всё время моей работы взятку предлагали мне всего лишь раз. В нашей республике в этой сфере коррупции нет, в отличие от запада.

По числу раскрытых преступлений Бурятия лидирует, но следователи от этого испытывают нагрузку. В Сибирском федеральном округе наш регион на первом месте по числу тяжких и особо тяжких преступлений, в России – на третьем. Преступлений много, следовательно, и уголовных дел тоже, а вот штатных единиц у нас не хватает. Другими словами, количество преступлений на душу населения в разы больше, чем количество штатных единиц по числу населения. От этого и большая нагрузка на каждого следователя.

Пока сам не станешь следователем, не поймёшь, что представляет из себя эта профессия. Если дети хотят идти в следователи, то пусть идут. Я не стану советовать им быть трудолюбивыми, стойкими, справедливыми и так далее. Это и так понятно. Другое дело не сбежать после первых трёх месяцев работы. Зарплата у нас высокая, здесь грех жаловаться. Но если идти в следователи только ради денег или погон, то уже в первые полгода можно понять, что ты не туда попал.

То, что показывают в фильмах, на самом деле не так. Моё личное представление об этой работе в школьные годы было основано на художественных фильмах. Но от реальности это всё далеко. Даже передачи «Суд идёт», «Час суда» и тому подобное никто из сотрудников не может смотреть, потому что это всё полная ерунда.

Свободного времени очень мало. Я часто в выходные и праздничные дни работаю. Ведь если я не успеваю сделать какую-то работу, то это только мои проблемы. Не успеваешь в будни – работай в выходные.

Семья уже давно привыкла к моей работе. Конечно, сначала были проблемы. Не каждой жене понравится, что её муж встаёт в два часа ночи и внезапно уезжает на два дня. Ночные дежурства, командировки – ко всему приходится привыкать не только самому, но и приучать семью. Здесь, наверное, важно взаимопонимание в семье. Если оно есть, то всё будет хорошо. А если нет, то приходится выбирать – работа или семья.

Поздно вечером, а то и ночью, возвращаясь домой, думаю о том, что ребенок меня вновь не увидел. У некоторых коллег детей воспитывают бабушки и дедушки из-за их занятости на работе. И это считается нормальным.

Работать приходится с разными людьми, в том числе с преступниками. К ним нужен особый подход. Важно быть корректным и пресекать любые попытки панибратства, обязательно нужна дистанция.

Особое внимание уделяется исчезновению детей. На такие дела бросается много сил, и поиски не прекращаются до последнего. Часто дети пропадают из-за того, что взрослые за ними не следят. Следователи сразу обращают внимание на то, есть ли поблизости водоем. Детей как магнитом тянет к воде. И счастье, если ребёнок находится живым и невредимым.