Пять мужчин

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Несколько слов вместо пролога

«Давай встретимся, поболтаем», – договаривается жена с приятельницей по телефону.

«Поболтаем» – чаще всего, но возможны варианты: «почирикаем», «посплетничаем», иногда даже с особым удовольствием и почти плотоядной улыбкой – «перемоем косточки». Вот уже больше десяти лет я слышу это «поболтаем» с вариациями, но никогда – «поговорим».

Говорят мужчины. В крайнем случае – общаются. Женщины – именно болтают, чирикают, воркуют, сюсюкают, ути-пусечкают и так далее.

Возможно, я не прав, вполне допускаю. Вероятно, существуют женщины, предпочитающие «говорить» с подругами, а не «болтать». Но дело не в этом, совсем не в этом.

Как бы так выразиться, чтоб не разило пафосом. Ладно, пусть немного разит. В наш век все чаще встречаются одинокие самостоятельные женщины, занимающие солидные посты в крупных компаниях, руководящие большими коллективами, имеющие собственный процветающий бизнес, одним словом, успешные современные бизнесвумен. Это жесткие, сильные личности, профессионалы своего дела, умные, волевые, ответственные. Их уважают, к ним прислушиваются, их боятся! Подруги завидуют, вздыхая. Еще бы, бизнес-леди всегда ухожена, она на виду, у нее постоянные командировки куда-то в Европу, она лихо водит автомобиль, на ней держится вся семья, она сама принимает решения по всем вопросам, не жизнь, а сказка! Так думают многие. А что на самом деле?

Пока могу сказать только: они тоже болтают по телефону с подругами…

А если серьезно?

Глава 1Женщины и автомобили

– Ах, какая тюшка! – восхищалась жена. – Девочка, мордашка такая миленькая, – ворковала она, поглаживая лоснящийся бок новенькой серебристой иномарки.

– Правда? Нравится? Да? – радовалась Рита.

– Конечно, еще бы! – кивала жена.

Рита открывала и закрывала двери, зачем-то включала фары:

– Сереж, посмотри, мне кажется, свет какой-то не такой…

Я стоял перед новым Риткиным авто, курил, снисходительно отвечал на ее наивные вопросы и думал: «С чего это Аня так возбудилась (это я про жену)? Совсем недавно она утверждала, что ей не нравится эта марка. Она, видите ли, прокатилась недавно на новой спортивной модели и пришла к выводу, что та только что асфальт не скребет. И вообще, она предпочитает внедорожники. Эдакие здоровенные чемоданы с полным приводом и расходом топлива, как у космического корабля. Эх, да что там женщины могут понимать в автомобилях!»

Лично я откровенно завидовал Рите. Отличный выбор! Великолепная машина! А как она управляется!

Я вздохнул и покосился на свой древний рыдван девятьсотзаржавленного года выпуска, припаркованный неподалеку у подъезда. Давно собираюсь поменять машину, да все как-то руки не доходят, то денег нет, то времени.

– Ну, скажи мне свое веское слово! – Рита немного нервничала.

– Ты молодец, – похвалил я, – так и надо.

– Дорого, – простонала Рита, – в долги влезла!

Ей удалось быстро скинуть старую машину, собрать деньги и купить почти новую, в великолепном состоянии, годовалую, с минимальным пробегом.

– Тебе очень повезло, – добавил я, – так что не грузись, ты все сделала правильно.

– Да что я, – отмахнулась Рита, – простое стечение обстоятельств, одно за другим, и вот… Сама бы я, конечно, не справилась. Это все Леха. Он повсюду со мной ездил, и покупать помогал, и оформили через его знакомых.

Я удовлетворенно хмыкнул. Теперь понятно, откуда ноги растут. Алексей – не просто любовник Риты, он, скорее, давний близкий друг, всегдашняя палочка-выручалочка. Уж если он взялся за дело, можно быть спокойным. Он человек основательный, хотя и скучный. Зато на него можно положиться.

– Лешенька – он лучший! – умилилась жена.

– Он зайка! – нежно проворковала Рита.

«А как же», – подумал я, одновременно сочувствуя Лешеньке и слегка презирая его.

Водительский стаж у Риты – года три. Водить ее учил все тот же Леха. Выучил, за рулем она чувствует себя вполне уверенно. Хотя я не люблю женщин за рулем.

– Так вы одобряете? – в который раз переспросила Рита.

– Конечно! – в один голос ответили мы с женой.

– Для тебя это то, что нужно, – добавила жена. – Все-таки твой социальный статус и все такое…

– Завидую, – признался я.

– Я так рада! – Рита счастливо вздохнула. И мы пошли к нам пить кофе.

Женщины болтают, мужчины – говорят…

Женщины и кофе

К кофе я равнодушен.

Как и большинство моих знакомых и друзей, мужчин, разумеется. Растворимый не считается. Бросить утром пару ложек коричневого порошка в чашку и залить кипятком – вот все, на что мы способны. Но ведь полученное пойло назвать кофе язык не поворачивается. Нет, будучи в командировке, где-нибудь за границей, мы получаем допинг в виде крохотных чашек с густой черной жидкостью, нацеженной из кофе-машины, или довольствуемся уже подостывшим напитком из кофейника. Его подливают заботливые официанты во время гостиничного завтрака.

Сюда же можно отнести деловые и не очень встречи в «Кофе-хаусе», или «Шоколаднице», или любом другом кафе, где люди встречаются не для того, чтобы поесть, а именно для того, чтоб «попить кофе».

Вот, пожалуй, и весь список случаев.

Представьте себе настоящего любителя, способного сварить себе кофе совершенно добровольно, дома, на кухне… За всю свою жизнь с подобными уникумами я сталкивался раза три, не больше. Во дни моей туманной юности я подрабатывал в одной частной фирме, так вот, тогдашний мой начальник в обязательном порядке варил себе кофе. Причем в те времена, чтоб попить кофе, его надо было еще достать. Другие два знакомых – люди восточные, поэтому их приверженность к кофе объяснима. Помню, была у одного из них такая развлекаловка: придешь к нему в гости, он потирает руки и говорит: «Отлично, сейчас будем готовить кофе». После чего и домочадцам, и гостям предлагалась здоровенная старинная мельница, хозяин хвастал – трофейная, из побежденной Германии. Все присутствующие по очереди крутили ручку, древняя мельница перемалывала зерна, когда кофе набиралось достаточное количество, хозяин торжественно шествовал на кухню и долго колдовал у плиты. В итоге все получали по крохотной чашечке кофе, который и выпивался под разглагольствования хозяина.

Другой мой знакомый – армянин, поступал более корректно. Если приходили гости, он звал дочь, и та с выражением стоического терпения на лице опять-таки крутила ручку мельницы. После чего жена под руководством хозяина гоняла турку по песку, насыпанному на противень. Противень, естественно, нагревался на газовой плите.

Сдается мне, я присутствовал при последних отголосках прошлого. Приготовление кофе, как и раскуривание трубки, требует времени, я бы даже сказал, некоторой созерцательности, философического настроения, то есть всего того, чего нам, современным людям, катастрофически не хватает. Отсюда – растворимый кофе, сигареты и чай из пакетиков.

Но настоящего любителя кофе прогрессом не остановить. Даже наоборот.

Во-первых, кофе-машины сегодня вполне доступны. У нас дома, например, есть. Хотя моя жена предпочитает кофе, сваренный в турке. Правда, мельница электрическая, и доводится кофе на газовой конфорке, без всяких там изысков с песком на противне.

Жена терпеть не может «растворимый кофе». При виде баночки с порошком на ее лице возникает брезгливая гримаса.

Рита поступает еще проще: заливает кофе водой и ставит в микроволновку… При таком способе приготовления кофе приходится «ловить». Но Рита давно приспособилась.

Чай она не признает в принципе. Жалуется, что на работе приходится пить растворимый кофе, но уж лучше его, чем чай.

Вообще, глядя на нее, невозможно догадаться, что эта хрупкая женщина занимает высокий пост в крупной компании. Во всяком случае, я бы не догадался.

Как следствие, Рита зарабатывает больше нас с женой, вместе взятых. Помимо двух квартир в Подмосковье она купила еще одну – в Москве. На участке земли, доставшемся «по случаю», она затеяла строительство дачного дома.

Вот он – тип современной женщины. Мечта феминисток. Жизнь Риты состоит из работы, еще раз работы и еще раз работы. Она всегда спешит, она устает, она валится с ног. Зато она все время занята. Все на бегу – работа, дом, машина, участок, секс… Краем уха я слышал, она купила абонемент в фитнес-клуб. Иногда ей удается его посещать.

И еще, я никогда не видел, чтоб она ела. По-моему, она существует на кофе и сигаретах. У нее непостижимый ритм жизни, она всегда торопится, никогда ничего не делает вовремя, но везде успевает.

Она как натянутая струна. Даже домашние тапочки на каблуках.

Женщины рядом с ней подбираются, расправляют плечи и задумываются о диетах. Однажды я слышал, как молоденькая мамочка, лет на десять моложе Риты, шепнула моей жене:

– Как она держится! Я такая рохля рядом с ней…

Моя жена как-то спросила меня, что должен чувствовать мужчина рядом с такой женщиной. Как выяснилось, мужчина должен испытывать комплекс неполноценности, во всяком случае, так считает моя жена. У женщин вообще весьма своеобразное представление о том, что думают и чувствуют мужчины.

Я был вынужден разочаровать ее: мужчина никогда не испытывает комплекса неполноценности рядом с женщиной. Кто и какая бы она ни была. Как говорится, «баба дура, не потому, что дура, а потому, что баба». На этом постулате и строится мужское мнение о женщинах.

Вы можете сколько угодно доказывать существование дружбы между мужчиной и женщиной. Но любой мало-мальски честный мужик признается, что он воспринимает женщину только тогда, когда она интересует его как сексуальный объект. Все что сверх – наносное. Не верьте.

Часто женщины недоумевают: «Удивительно, такая умница и красавица! Работа денежная, квартира своя… и куда мужики смотрят?!» Так вот, все эти качества – ничто для мужчины просто потому, что для него эта самая «умница и красавица», обладательница квартиры и зарплаты – все та же самая «баба-дура», ничего собой не представляющая, да к тому же с претензиями. Грубо, но правдиво.

Как сказал один мой приятель: «Не хватало еще дома с женой письками меряться!» Зачем я все это говорю: да потому что самостоятельная, умная и так далее женщина скорее не привлекает, а отпугивает мужчину. Ему конкуренты не нужны, их хватает по жизни. Я не утверждаю, что все мужчины сильные, умные и самостоятельные. Увы, таковых не очень много. Но считают себя таковыми все. Поэтому женщинам приходится подстраиваться под созданный мужчинами стереотип, то есть казаться слабыми, неспособными к принятию решений, зависимыми и так далее. Насколько это тяжело? Не знаю.

Другой вопрос: почему в последнее время все больше самостоятельных женщин? Тех, кто осознанно или неосознанно выбирает для себя жизненный принцип – «я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик»?

Рита – одна из них.

Причем, на мой взгляд, у нее с моей женой не может быть ничего общего. Но они почему-то сдружились.

Вообще, моя жена невероятно легко сходится с незнакомыми людьми. Она запросто может поболтать с незнакомцем или незнакомкой в транспорте, магазине, на улице. Правда, дальше этого «поболтать» дело не идет. Пообщалась и тут же забыла. С Ритой было иначе. Ни к чему не обязывающее дорожное соседство переросло в настоящую дружбу.

Как это случилось?

Женщинам приходится подстраиваться под созданный мужчинами стереотип, то есть казаться слабыми, неспособными к принятию решений, зависимыми и так далее.

Любой мало-мальски честный мужик признается, что он воспринимает женщину только тогда, когда она интересует его как сексуальный объект.

Мужчина никогда не испытывает комплекса неполноценности рядом с женщиной. Кто и какая бы она ни была.

Глава 2Ах, Крым, Крым, Крым! Что это такое!

Я все лето мотался по командировкам, а жена сидела в Москве. Было много работы, да и не хотела она ехать в отпуск без меня.

В итоге она захандрила. Жаловалась на усталость, головную боль и постоянно нервничала.

А тут еще в конце августа ее подруга Лена укатила в Крым и слала восторженные эсэмэски.

Как-то я застал жену в слезах. Сидела в кресле, сжавшись в комок, и плакала. Я сел на пол у ее ног:

– Ну что ты? Что с тобой? – Признаюсь, меня пугают женские слезы. Особенно когда они вот такие, беспричинные. Но это, конечно, на взгляд мужчины. Причина женских слез, она всегда есть, только мы ее не знаем, а женщины имеют обыкновение плакать и молчать. Сам, мол, догадайся, отчего это я такая несчастная.

– Не могу больше! Не могу, – всхлипывала она. – Я так устала!

– Ань, да плюнь ты на все, поезжай в Крым, оттянись. Ленка тебя встретит, так что ты будешь не одна, – кажется, я ничего криминального не сказал, однако это только так кажется. Жена в очередной раз всхлипнула и уставилась на меня встревоженно:

– Как ты себе это представляешь? – спросила.

Я пожал плечами:

– Да так, просто, купи билеты, да и поезжай.

– Одна? Без тебя, без Максика?

– Ань, тебе надо отдохнуть, и ты сама прекрасно это понимаешь. Я сейчас уехать не могу. У меня подряд несколько командировок. Если ты не поедешь сейчас, то просидишь в квартире и доведешь себя до ручки. А так у тебя есть возможность подышать, загореть и поплавать в море. Я бы не отказался, честное слово!

Жена тяжело вздохнула и произнесла задумчиво:

– Да, и Лена зовет…

– Вот видишь! – воодушевился я. – Все складывается просто отлично!

– А как же школа? Кто будет с Максиком?

– Ничего страшного, мама с ним побудет.

– Ну ладно, я еще подумаю, – ответила она весьма неопределенно.

Настаивать я не стал. Себе дороже. Буду настаивать, она спросит: «А почему это ты меня из дома выпроваживаешь?» Нет уж, пусть лучше сама решает. Я свое веское слово сказал.

На следующий день она продемонстрировала мне билет:

– Купила… Поеду… Ленке уже позвонила, она меня в Феодосии встретит.

– Отлично! – похвалил я.

– Но имей в виду, – тут же перебила меня жена, – я хочу на Кипр! С тобой!

– Ань, хочешь – поедем, но чуть позже, лады?

Она кивнула как-то обреченно. Вот умеют женщины так кивать, вроде соглашается с тобой, но что-то там такое себе придумала, а сказать не хочет. Вообще, разговор с женщиной – это всегда мучение. Хотя я, казалось бы, уже привык. Тут надо постоянно помнить, что женщины думают совсем не так, как мужчины. Мужчина прост и примитивен, он никогда не воображает, он прикидывает. У него логика пошаговая. А чаще всего мы вообще не задумываемся. Женщина же столько себе навернет из пустяка! Лично я частенько впадаю в ступор от того количества мыслей, которые роятся в голове моей жены.

Вот, например, утром, перед отъездом, она вдруг резко передумала и решила сдать билет. Я немного ошалел, но перечить не посмел. Надо сдать, значит – надо. Потом она позвонила приятельнице и спросила, ехать ей или нет. Приятельница обозвала ее дурой и велела немедленно отправляться. Жена с просветленной улыбкой сообщила мне, что она едет. Я снова ошалел и снова промолчал. Ведь если бы я позволил себе назвать ее дурой, то наверняка у нас просто вышел бы очередной скандал со слезами. А подруге, значит, можно. Ничего не поделаешь, я смирился, женская логика не поддается описанию.

Наконец, я отвез ее на вокзал, мы, как это ни странно, не опоздали к поезду. Да, еще всю дорогу она стонала, что вот сейчас в купе у нее будут ужасные соседи: мамаша с препротивными детьми или старухи.

Но на этот раз предчувствия не оправдались. В купе сидела вполне приличная пара примерно нашего возраста. С другим соседом я не успел познакомиться, так как поезд уже отправлялся, и мне пришлось покинуть вагон.

Я вышел на платформу и увидел лицо жены, она стояла, прижавшись к стеклу, и смотрела на меня с такой тоской, будто мы расстаемся навсегда.

Поезд тронулся, я шел по платформе, потом бежал, пока она не кончилась.

Домой вернулся в отвратительном настроении с чувством вины за то, что отправил бедную Аню одну, да еще и в растрепанных чувствах. А все работа, будь она неладна!

Позвонил на всякий случай. И что же, жена радостно зачирикала в трубку, сообщила, что у нее все прекрасно, что она подружилась с соседкой и они отлично проводят время.

Н-да, вот и пойми женщин…

У мужчин логика пошаговая.

Глава 3Рита и Аня. Знакомство

Мужчина вошел в купе первым. Поздоровался.

Женщина выглянула из-за его спины. Рита равнодушно скользнула взглядом, отметив про себя: «Вроде нормальные». И снова повернулась к Леше.

Мужчина поставил вещи, и они вместе со спутницей вышли.

Рита с Алексеем переглянулись.

– Соседи приличные, – сказал Алексей.

– Да мне вообще-то без разницы, – отозвалась Рита.

– Не скажи, – не согласился он. И пустился в нудные рассуждения о том, какие бывают случаи, как воруют в поездах, как много мошенников… Рита мысленно застонала. Она терпеть не могла Лешиных нравоучительных бесед. Но здраво рассудила, что лучше промолчать. Скоро отправление. Она хорошо относилась к Леше. Он человек надежный, порядочный, с руками, которые растут вовсе не из задницы. Во всех отношениях полезный человек, если бы еще не был таким утомительно скучным!

Наконец он замолчал, озабоченно взглянул на часы:

– Пять минут, – сообщил. Рита по-родственному чмокнула его в щеку. Он пожелал ей счастливого пути. Она поймала себя на мысли: «Ни дать ни взять семейная пара… после десяти лет честного супружества». Вслух пообещала позвонить, как доберется. Еще раз предложила приехать. Он вздохнул: «Если начальство отпустит…» На том и расстались.

Леша удалился. Рита с облегчением прикрыла глаза и, откинувшись, прижалась спиной к купейной перегородке.

Поезд медленно тронулся.

В купе вошла давешняя женщина, со вздохом уселась на свою полку, открыла сумочку, достала упаковку каких-то таблеток, выпила… Рита молча наблюдала за ней из-под полуприкрытых век. Очень хотелось поскорее разделаться с билетами, получить белье и завалиться спать, она дико устала, в последнее время было много работы.

В купе заглянул мужчина, Рита скользнула взглядом по его лицу, купе ошибся, что ли? Он вежливо поздоровался:

– Прошу прощения, а эта полка свободна?

Рита переглянулась с соседкой. Та пожала плечами.

– А в чем дело? – спросила Рита.

Он с готовностью объяснил:

– Вот, это мое место, – и указал на верхнюю полку, – а мой товарищ едет в другом купе, так я подумал, если здесь четвертое место свободно, то, если вы не против, он бы переселился ко мне?

Рита посмотрела на соседку:

– А вы разве одна едете?

– Я думала вы… – отозвалась она.

«Так, выходит, ее тоже провожали, – подумала Рита. – Значит, нас в купе трое, если считать этого мужчину».

– Ну, так как? Вы не против? – снова спросил он.

Соседка пожала плечами. Рита, глядя на нее, тоже.

– Вы с проводницей договоритесь, – посоветовала соседка.

Он обрадовался:

– Конечно, конечно, – закивал, – мне только хотелось узнать, не будете ли вы против.

Честно говоря, Рите совсем не улыбалось ехать в купе с двумя мужчинами. Но она рассудила так: «У нас одно место свободно, что сейчас подсадят кого-то, что потом, никакой разницы. Пусть уж лучше сразу». Про себя вздохнула: «Ни переодеться толком, ни накраситься, ночью они будут храпеть, и у них воняют носки».

– Да, пожалуйста, – произнесла вслух.

Соседка тоже пожала плечами.

– Вот спасибо! – воскликнул мужчина и исчез.

Рита и соседка снова посмотрели друг на друга.

– Меня зовут Анна, – представилась та.

– Рита, – отозвалась она.

– Очень приятно…

– Мне тоже…

Анна вздохнула и быстрой скороговоркой сообщила:

– Увидела вас, отлегло от сердца. Мне часто не везет с попутчиками. Войдешь в купе, а там или старушка с внуками, или мужик, от которого за версту разит перегаром, а порой это все едет в комплекте. Я вообще поезда терпеть не могу. Но самолет – это так дорого!

Рита пожала плечами. Соседка явно попалась словоохотливая.

– Я нервничала. Еще со вчерашнего дня. Хотела сдать билет, психовала, срывалась. Ну почему все люди как люди, отдыхают семьями, все вместе, и только мы как не знаю кто!

Другой муж свою жену одну никуда не отпустит. А мой – лишь бы поскорее в поезд посадить и в окно ручкой помахать. Как будто отделаться хочет. И всегда ему некогда, у него работа, командировки, он страшно занят!

– Я думала, вы вместе едете, – сказала Рита.

– Нет, – Аня сокрушенно вздохнула. – От всех этих переживаний у меня разболелась голова, чувствовала себя отвратительно. Когда мы вышли из вагона, даже всплакнула. А потом, когда поезд тронулся, я стояла, прижавшись к оконному стеклу, смотрела на Сережу, моего мужа зовут Сергеем, – быстро уточнила она, – у него было такое виноватое лицо, будто он действительно виноват, и от этого только хуже становилось.

Рита неопределенно хмыкнула. Соседка выглядела встревоженной и расстроенной.

Лицо бледное, без следов косметики, светлые волосы растрепаны. Наверное, плохо спала. Рита машинально провела рукой по волосам, тоже не бог весть что, но она все-таки взглянула утром в зеркало и привела себя в порядок.

В купе снова возник попутчик:

– Мы пришли, – сообщил.

– Входите, – Аня натянуто улыбнулась.

Они и вошли. Робкие такие. Первый сел на полку рядом с Ритой. Второй – с Анной. Рита присмотрелась к ним. Тот, что сел рядом, – худощавый, около сорока, шатен. Второй – его ровесник, пониже ростом, волосы темные, усы… Ну, что еще можно сказать о людях, которых видишь впервые? Ничего, кроме – выглядели они вполне приличными.

Поезд набирал ход. Соседи чувствовали себя неловко. Первый все время извинялся за доставленное неудобство, второй помалкивал. Потом они спохватились и представились:

– Слава, – назвался первый.

– Слава, – выдал второй.

Рита усмехнулась.

– Нет, вы не подумайте, что мы шутим, меня зовут Вячеслав, – начал объяснять первый, – а его – Станислав.

Аня представилась. Рита без особенного энтузиазма тоже. Попутчики немного расслабились. Ведь официальная часть завершилась. Стали вежливо рассказывать о том, что едут они в Феодосию, что у них отпуск, и все в том же духе. Рита слушала вполуха. К тому же ей все время звонили: то с работы, то мама, то дочь. И Аня то и дело говорила по телефону. Соседи вежливо замолкали. Аня комментировала свои переговоры:

– Вот ведь люди! Звонит и требует, чтоб я написала статью. Я вежливо объясняю: «Не могу, в поезде еду, вернусь недели через две».

«А если постараться?» – не унимается заказчица.

И что я должна ответить?

«При всем моем уважении никак не получится».

По-моему, заказчица обиделась.

Славики вежливо интересовались, о чем статья. Аня объясняла, что-то связанное с рекламой, Рита не вдумывалась. И когда она, наконец, разобралась со всеми своими звонками, два Славика ухватились за тему «о работе».

Аня тут же рассказала о том, что с работы уволилась, сейчас сидит дома, подрабатывает статьями для разных изданий, потому что муж журналист, вот он и подкидывает заказы.

– Пишу в основном рекламные статьи, иногда сценарии для рекламных роликов. В общем, ничего интересного, – сообщила Аня.

Тема оказалась благодатной. Славики тут же презентовали Рите и Ане свои визитки. Первый Славик оказался преподавателем вуза, второй – директором охранного агентства.

– А вы чем занимаетесь? – обратились они к Рите.

– Хм… я администратор, – ответила Рита, не любила распространяться о себе в незнакомой компании, а тем более в поезде.

Билеты давно проверили и постельное белье принесли, но как тут уляжешься, если рядом сидит Славик, а другой напротив, и никто из них не собирается лезть на вторую полку? Не выгонять же? Хотя очень хотелось послать их куда подальше.

Рита порылась в сумочке, встала и направилась к выходу из купе.

– Вы случайно не курить? – спросила Аня вдогонку.

– Да…

– Я с вами.

Они вышли в тамбур, достали сигареты, закурили.

– Как я не люблю ездить с мужиками, – поморщилась Аня, – хотелось тупо поспать. Я ужасно нервничала перед поездкой, практически не спала ночью.

– Да они вроде смирные, – сказала Рита, – сейчас вернемся и загоним их на верхние полки. Я тоже хочу отдохнуть.

Но когда они вернулись в купе, поняли, что отдохнуть не удастся. Славики расположились за столом, перед ними стояла початая бутылка водки и лежала пара упаковок с нарезками.

– А, девушки, – присоединяйтесь, – радушно пригласил первый Славик. Второй услужливо подвинулся, предлагая Ане место у окна.

– Давайте с нами, за знакомство? – суетился он.

Н-да… Давненько она не пьянствовала в поездах.

– Ничего, что мы позволили себе? – галантно уточнил второй Славик, тот, что сидел с Аней.

– Как я могу вам запретить? – Рита пожала плечами.

– Ну, может, хоть по глоточку, чисто символически, – не отставал второй.

– Нет, спасибо, – отрезала Аня.

Рита просто покачала головой:

– Водку не пью…

– Так, может, шампанского? – обрадовался второй Славик, – я сейчас, на остановке сбегаю.

– Не трудитесь, пожалуйста, – поморщилась Рита.

Как ей показалось, Аня взглянула на нее с одобрением. Честно говоря, Рита побаивалась, что соседка сейчас подключится к Славикам, и тогда они загудят втроем. А что, люди в отпуске, имеют право.

– Ну, девчонки, – канючили Славики, – что же вы такие некомпанейские?

Второй поддакнул.

– Никто ничего не думает, – отозвалась Рита, – это ваше дело.

– Нет, думаете, – упорствовал первый Славик, – я вижу, вы осуждаете.

– Ребята, – примирительно сказала Рита, – давайте не будем. Пейте свою водку, только с разговорами не лезьте.

– Какая вы бука, – обиделся первый Славик.

Однако было заметно, что они чувствовали себя неловко. Поглядывали друг на друга вопросительно и водку пить не торопились.

Рите даже стало их жаль. Они были похожи на двух притихших мальчишек, которых одернула взрослая тетенька. А ведь действительно, мальчишки… «Они могли бы быть моими одноклассниками. Так странно… Свой возраст не замечаешь, только когда смотришь на ровесников, задумываешься: интересно, а как я выгляжу в их глазах?

Вот мы сидим сейчас в этом купе, бывшие девчонки и мальчишки. И у каждого как-то сложилась жизнь, появились взрослые проблемы, приходится выживать, бороться, справляться.

Почему Славики едут в отпуск вдвоем? Почему их не провожали жены и дети? Почему на закуску у них не домашние котлеты, а безликая нарезка, и даже хлеба они не купили. Хотя они не выглядят неухоженными или заброшенными. Первый Славик точно не тянет на семейного, и дело не в том, как он одет. Понятно, не будешь же в дорогу наряжаться. А джинсы и футболка сегодня – универсальная одежда практически на все случаи жизни. Аня тоже в брюках и водолазке. Я в джинсах и футболке. А вот второй Славик производит впечатление человека, который привык за собой следить. И прическа аккуратная, и выбрит чисто, даже усы у него ухоженные, на нем выглаженная рубашка, джинсы почти новые, обувь в порядке. За всем этим чувствуется женщина. Или я ошибаюсь?»

– Ребята, вы тут уж без нас выпейте, – примирительно сказала Аня, – но не переусердствуйте. Отпуск только начался, надо грамотно распределять силы. А мы с Ритой пойдем еще покурим. Правда, Рит?

– Да, конечно, – с готовностью согласилась та.

Славики задвигались, благодарно улыбаясь. Заверили, что они только немножко выпьют и все, снова начали извиняться. В общем, расшаркались друг перед другом и разошлись. Точнее, Рита с Аней отправились в тамбур, а соседи остались допивать.

В тамбуре посмеялись над ситуацией, покурили, поболтали. Аня вспомнила случай из жизни:

– Мы с сыном возвращались от родственников. Сосед по купе тоже казался вполне положительным. Его провожали большой толпой, должно быть, всем семейством.

Первое время он вел себя тихо, мы почти не общались, но на одной из остановок к нему прибежали два племянника-студента. И понеслось.

Сосед уговорил-таки меня выпить. И тоже была водка, дешевая, жгучая отрава. До сих пор не знаю, зачем я согласилась. Племянники ушли, поезд поехал дальше. А мой сосед раздухарился не на шутку. Он познакомился с какими-то мужиками из соседнего купе, пил сначала у них, потом, уже ночью, привел с собой одного из собутыльников, они открыли окно, закурили и продолжили банкет.

Естественно, я не стала терпеть и разогнала их. Но сосед, видимо, посчитал, раз я с ним «выпивала», то теперь все можно и порывался забраться ко мне на полку. Конечно, я пресекла его попытки, даже заставила лечь спать. Но сама не спала всю ночь. Сосед издавал звуки, под стать храпящему льву.

Утром я подошла к проводнику и взмолилась о том, чтобы он переселил нас с сыном в освободившееся купе. Хорошо, что вагон шел полупустым.

Перед Москвой сосед проснулся, привел себя в порядок и пришел извиняться.

Так что теперь практически невозможно заставить меня выпивать в поезде с кем бы то ни было.

Рита покачала головой:

– Ничего не скажешь, весело…

Потом, как обычно, заговорили о детях. Рита сообщила, что у нее есть дочь-школьница, Аня, в свою очередь, рассказала о сыне. Выяснилось, что они обе едут в Коктебель. У Риты была заказана гостиница, а Аню должна встретить подруга. Рита слушала Анину скороговорку о том, что Лена, так звали подругу, будет ее встречать в Феодосии, что она уже около недели находится в Коктебеле, что она художница, и ее пригласили поучаствовать в фестивале… И чем дольше Аня рассказывала, тем сильнее нравилась Рите. С ней почему-то было уютно, как будто Рита знала ее много лет. Так бывает: встретишь незнакомого человека и вдруг понимаешь, что обрел родственную душу. По-другому это не объяснишь. Просто незнакомый человек вдруг оказывается близким и понятным, вот и все. Рита даже немного расстроилась из-за того, что Аню кто-то ждет в Феодосии. Не хотелось с ней расставаться и с кем-то делить. В голове возникали всякие смутные идеи, не до конца оформившиеся и не совсем понятные. Рита не торопилась с выводами, только спросила: где остановилась Анина подруга.

– Снимает комнату, – ответила та.

– А ты? Уже решила, где остановишься?

Аня пожала плечами:

– Ну, с Леной, наверное, мы вроде договорились.

Рита кивнула.

Потом они зашли к проводнице и заказали чай. Вернулись в купе уже совершенно спокойные. За время их отсутствия попутчики успели допить бутылку. Сидели с раскрасневшимися лицами за убранным столом.

– Мы чай заказали, – сообщила Аня, – может, тоже хотите?

Славики обрадовались. Первый сбегал к проводнице.