Работа ритуальным агентом отзывы

Независимо от размеров населенного пункта, в каждом из них есть люди, осуществляющие определенный спектр услуг: врачи, полицейские, продавцы — их можно встретить везде. Помимо них, везде есть люди, которые зарабатывают на ритуальных услугах. Некоторые считают, что зарабатывать на чужом горе неправильно, но, в конце концов, кто-то такие услуги оказывать должен, так что ритуальных агентств в нашей стране очень много. В каждом из этих агентств работают простые люди, которые были бы рады не заниматься похоронами, но финансовая ситуация заставляет их идти против своих желаний. Сотрудник журнала Reconomica поговорил с Алексеем, который проживает в городе Находке и на протяжении четырех лет работал разнорабочим в агентстве по оказанию ритуальных услуг. Читайте его рассказ.

Как я устроился в ритуальное агентство

Меня зовут Алексей, мне 44 года.

За свою жизнь я сменил множество мест работы. В конце девяностых я занимался импортом и продажей автомобилей, компьютерной техникой и прочими товарами из Японии. К середине нулевых мой собственный бизнес пошёл ко дну и я остался без работы и образования. Я сменил множество профессий, и ни одна из них не стала для меня постоянной по ряду причин: где-то у меня не хватало коммуникативных навыков, где-то я ссорился с начальством, а в некоторых местах меня не устраивала оплата. Тем не менее, меняя работы одну за другой, на одной из них я задержался на четыре года.

В момент, когда я был безработным и изучал вакансии во всех возможных источниках, мой старый товарищ предложил мне разовую подработку на кладбище. Дело в том, что его жена владела ритуальным агентством, куда постоянно требовались работники. Я согласился и вышел на работу.

Мое новое место работы.

Моя задача была довольно простая и понятная: нужно было копать могилы.

За 5 часов работы мне заплатили 800 рублей, и я решил остаться в этом агентстве на постоянной основе, ведь других перспектив на горизонте не было.

4 года работы на кладбище

В последующие 4 года я выполнял всё, что мне говорили: копал могилы, помогал вытачивать могильные плиты, обрабатывал дерево для создания гробов, помогал погружать гробы в могилы.

Тяжело, неприятно, монотонно! Конечно, эта работа далеко не для каждого.

Текучка кадров в этой сфере очень большая. Многие работники пьют, из-за чего часто не выходят на работу в установленное время. Усугубляло ситуацию то, что родственники погребенных очень часто дают пакетик с едой и конфетами гробовщикам, и регулярно стандартный набор дополняется водкой, которую выпивают уже через 10-15 минут. Многие увольнялись из-за проблем со здоровьем, ведь работать приходится в самых разных погодных условиях, при этом, это далеко не самый простой физический труд.

Отжать многомиллионный бизнес и остаться в живых! Реальная история, о которой не расскажут по телевизору. Читайте о том, как богатеют с нуля!

Моя задача была довольно простая и понятная: нужно было копать могилы.

Каждый день похороны — это очень тяжело

Для некоторых такая подработка становилась сложной в моральном плане, ведь ежедневно приходилось участвовать в похоронах, вряд ли нормальному человеку это понравится.

Таким образом, за несколько лет я сменил примерно 200 напарников. Нужно сказать, что примерно через месяц работы я стал более чёрствым. Постепенно я стал всё меньше сопереживать людям, которым помогал, ведь личные трагедии почти всегда одинаковые. При этом нужно понимать, что требуется всё делать быстро и качественно, чтобы не раздражать заказчиков, которым и так плохо.

Среди гробовщиков очень развит чёрный юмор. Я читал, что ещё во время Первой мировой войны было установлено, что когда человек видит много зла и трагедий, он начинает от этого отстраняться. Черный юмор, в свою очередь, является одним из основных способов отстранения от страшной реальности. Мне это не нравится, но мой юмор с того времени не очень и изменился — осадок от нескольких лет столкновения со смертью слишком велик. Но деньги, как известно, не пахнут, так что менять работу я не собирался.

Как можно легко и просто подхалтурить. 4 часа работы — 1000 рублей в кармане! Реальный опыт обывателя.

Ежедневно приходилось участвовать в похоронах.

Когда я стал работать на постоянной основе, то меньше тысячи в день я не получал, в среднем выходило около 1 500 рублей в день.

И зимой, и летом

Я начинал свой день в 6-7 утра, заканчивал около 5 часов вечера. Однако бывали дни, когда работы не было, тогда у меня и были выходные.

Конечно же, сложнее всего работать зимой, когда земля мёрзлая, но и летом есть свои минусы, ведь спустя пару часов работы всё тело уже было искусано мошкарой.

Иногда мне звонили и говорили, что нужно помочь вынести гроб из жилого дома. Тогда я сразу ехал в назначенное место, где находились плачущие родственники, и в такой атмосфере пытался быстро и качественно помочь. Самые хорошие воспоминания о ритуальном агентстве остались от работы на складе, когда нужно было таскать мрамор, древесину, убираться в помещении. Такая работа хоть и была сложной физически, но хотя бы не влияла на меня морально.

Я работал в ритуальном агентстве более четырёх лет. Принять решение об уходе меня заставила моя спина, которая болит до сих пор, даже спустя два года после увольнения.

The Village продолжает выяснять, как устроен личный бюджет представителей разных профессий. В этом выпуске — сотрудник морга. Попасть на работу в ритуальную сферу без рекомендаций и психологической устойчивости сложно, а зарплата напрямую зависит от количества заказов. Ритуальный агент, работавший в начале карьере в коммерческой структуре, а теперь принимающий заказы в морге, рассказал о преодолении предубеждений, неприятных рабочих моментах, встречах с родственниками и денежных бонусах.

Профессия

Агент ритуальной службы

Зарплата

100 000 рублей

Траты

50 000 рублей

содержание семьи (два взрослых, три ребенка)

25 000 рублей

ипотека

7 000 рублей

бензин

3 000 рублей

хобби

15 000 рублей

накопление на жилье и отпуск

Как стать ритуальным агентом

В ритуальной сфере я с 2010 года. До этого был коммерческим представителем, работал с потребительскими товарами и в косметической отрасли. Пытался построить карьеру там, но знакомый позвал в ритуальный бизнес. Зарплаты были больше, и график удобный. Я начинал агентом в коммерческой структуре, которых сейчас около тысячи в Москве против 19 государственных. Но мне не нравилось работать в полулегальном состоянии: насколько я понимаю, такие конторы покупали и покупают информацию через скорую или полицию. Практически с первого года работы я искал возможности уйти в официальную структуру. Сейчас я работаю в «правильной» фирме, которая имеет статус городской специализированной службы. По адресам бегаю меньше — принимаю людей на месте, в морге.

В самом начале у меня и у моих родственников были предубеждения, комплексы и стереотипы. Наверное, все в детстве видели крышку гроба в подъезде, когда кто-то умер. Сфера таинственная, а в 90-е годы считалась и вовсе бандитской. Насколько я знаю, сюда десять человек приходят, а один-два остаются. Многие не выдерживают, но я в итоге привык.

Основной смысл моей работы — продавать людям ритуальные услуги. Главное — это ритуальные принадлежности: гроб и убранство в гроб, крест, венки, табличка. Есть минимальный набор, который необходим. Бывает, что заказчикам нужны именно агентские услуги, когда они просят съездить на кладбище или сопроводить в крематорий — условно говоря, провести за ручку. В принципе, везде все одинаково, просто в официальное конторе меньше ощущений, что людей обманываешь. В компаниях, где информация о покойниках покупается, это отражается на ценах: здесь лакированный гроб стоит условно 18 тысяч рублей, а там уже 25 тысяч.

В коммерческие ритуальные структуры по-разному попадают: и по объявлению, и через знакомых. Государственные структуры более закрыты: туда, как правило, с улицы не берут. Нужны рекомендации. Здесь важно качественно предоставлять услуги, и чтобы человек был порядочный, потому что мы имеем дело с живыми деньгами. Бывает, что клиенты расплачиваются с агентом напрямую, и крупные суммы нужно довезти до офиса. Это большой соблазн — непорядочный агент может скрыться.

Особенности работы

Морг работает с понедельника по субботу, с 9 до 15 часов. Ночью и в выходные он работает только на прием — дежурные санитары принимают трупы. Обычно я приезжаю на работу в восемь или в 08:30 и по итогам ночи или предыдущего выходного дня получаю список трупов, изучаю нюансы. Здесь их много, надо учесть посмертные особенности: у кого-то лицо синюшное, у кого-то размеры нестандартные. Все это нужно потом обсудить с клиентами.

День на день не приходится: может быть ноль трупов, а может быть и 15. Понедельник — тяжелый день, потому что количество тел после выходных удваивается. Смертность зависит от разных факторов. Например, в 2010 году, когда были пожары, был такой всплеск, что люди не могли на третий день похоронить родственников — получалось только на пятый или на шестой день. Бывало, что люди сутки или двое ждали перевозку.

Весь день я сижу на рабочем месте и жду родственников. Могут прийти и агенты — те самые из коммерческих служб, которые быстро узнали о смерти и быстро приняли заказ. Если приходит агент, то ему уже не нужны ритуальные принадлежности, его цель — договориться со мной о дате и времени, когда будут забирать тело, и о других деталях. Например, православных заворачивают в саван, у мусульман такого нет. Если приходят родственники, мы обсуждаем весь комплекс услуг — ритуальные принадлежности, транспорт, грузчиков и так далее. Важный вопрос — медицинская подготовка. Заморозка и бальзамирование тела бывает разных классов и сложности. Надо решить, как постричь, какой сделать макияж, если он необходим. Все это я обсуждаю и координирую, в конце рабочего дня передаю другим сотрудникам морга информацию о планах на следующий день.

В морге, помимо меня, работают несколько санитаров, два патологоанатома, заведующий моргом и лаборант. Патологоанатомическая служба и я работаем параллельно, друг другу не подчиняемся.

Удивить меня ничего не может. Все виды смерти я уже видел. Чаще всего это бабушки-дедушки пенсионного возраста, которые умерли в постели, но бывают убийства, или когда труп пролежал две недели на жаре, или мумифицированное тело. Конечно, бывает неприятно, но если ты один раз это увидел, то уже ничего страшного.

Меня может удивить другое. Я стараюсь философски к этому относиться, но в моменты смерти близких люди по-настоящему проявляют себя. Умерла бабушка, приходит внук, я говорю: «Нужно одеть, подготовить тело и так далее». А он отвечает: «А зачем, она что, невеста?» И не оплачивает подготовку — хоронит в закрытом гробу. Могут прийти брат и сестра, и каждый тянет одеяло на себя, ругаются между собой. Видно уже, что у них споры с наследством. Но большинство людей — это москвичи среднего достатка, готовые потратить на похороны около 100 тысяч рублей. Хотят вложиться в последнее, что могут сделать для своего близкого, абсолютно искренне. Таких где-то 80 %. Бывает, приезжают люди на дорогих машинах с охраной и водителем и каждую копейку считают. Бывают и те, кто вообще денег не считает — могут потратить 300 тысяч и больше.

Когда к нам приходят те, у кого совсем нет денег, мы оформляем похороны на безвозмездной основе. Есть такой механизм, когда люди получают социальное пособие на погребение, а государство в нашем лице предоставляет им минимальный перечень услуг: самый дешевый гроб, копку могилы, бесплатное место на Спасо-Перепечинском кладбище и транспорт в один конец. В Москве это пособие составляет 16 тысяч рублей.

Ситуации, когда за телом никто не приходит, случаются достаточно редко. Я бы сказал, что это четыре трупа в год. Несколько дней невостребованное тело хранится у нас, потом его отправляют в специальное трупохранилище, затем в крематорий, где за государственный счет сжигают, а урну захоранивают в общую могилу.

В морге почти невозможно перепутать документы. Когда гроб стоит на постаменте и мы приглашаем родственников в ритуальный зал, то просим опознать покойного и расписаться в журнале, что они забирают тело. Но иногда люди делают это мельком. И вот был случай, правда, не в моем морге, когда в один день отдавали двух дедушек. На первой выдаче родственникам было пофиг, а на второй выдаче родственники говорят: «А это не наш дедушка». Хорошо, что выдачи были близко по времени, первый гроб вернули назад и поменяли.

Ритуальные агенты, которые долго работают в этой сфере и делают свою работу хорошо и качественно, имеют бонус: люди начинают обращаться повторно. Для многих важно, кто и как помог им в решении вопросов. У них, допустим, умерла через два года бабушка, а они решили позвонить мне, вместо того чтобы просто пойти в морг или найти службу в интернете. Если есть возможность, то я не отказываюсь. Иногда нам звонят и говорят: «Вот, у нас бабушка плохая совсем, скоро умрет, что нам делать?» — и обговаривают детали заранее.

Когда люди узнают, где я работаю, реагируют с интересом. Сразу начинаются вопросы: «А что? А как?» И сами заказчики расспрашивают меня, но я считаю, что у врачей работа сложнее. Часто родственники винят именно их в смерти близких. К нам люди приходят, когда все уже случилось. Конечно, бывают и истерики, особенно когда умирают дети или молодые люди. Какие-то случаи, безусловно, западают в память. Особенно интересно общаться с тем поколением, которому за 80: как дедушка рассказывает про свою бабушку, с которой прожил больше полувека. В такие минуты люди часто и охотно делятся информацией, и нужно уметь слушать их. Я даже думал, что когда-нибудь книгу напишу «Записки ритуального агента».

Зарплата

В среднем мой доход составляет 100 тысяч рублей. Зарплата в морге начисляется из процентов, которые я получаю за оформление заказов. Уровень смертности нестабилен: в один месяц можно получить 80 тысяч, в другой 120. За одно тело выходит около 3,5 тысячи рублей.

За один повтор (это когда люди сами обращаются ко мне как к агенту) я могу получить 15 тысяч рублей. В один месяц может быть два повтора, а в следующие три — ни одного. Чем дольше ты работаешь, тем больше повторов. Знаю людей, которые в этой сфере 20 лет: у них нет необходимости дежурить и работать по графику, они просто получают заказы и их оформляют. Это, если можно сказать, пенсия ритуального агента.

Ни премий, ни штрафов у нас нет. Бывает, что благодарят люди. Раньше было принято давать водку, а сейчас вручают конверты. Хотя это бывает совсем нечасто и суммы совсем разные: где-то тысяча рублей, а где-то 15 тысяч.

Расходы

У меня трое детей. Старший ребенок учится в вузе, а младшие — в начальных классах школы. Кстати, младшие дети не знают, где я работаю. Думают, что где-то в больнице. Наверное, скоро придет время им рассказать. Хотя пока они сами не станут задавать вопросы, говорить ничего не буду. На содержание семьи у меня уходит 50 тысяч рублей в месяц. Жена работает в банке и получает около 70 тысяч рублей. Наш ежемесячный платеж по ипотеке составляет 25 тысяч рублей. Я передвигаюсь на машине, на бензин и прохождение ТО в среднем уходит 7 тысяч рублей в месяц.

У меня есть хобби. Я увлекаюсь радиоуправляемыми моделями. Это не требует постоянных затрат. Один раз в год я могу купить катер или коптер за 20 тысяч рублей, а другие расходы — незначительные. Люблю работать руками — паять, сверлить, клеить.

Есть, конечно, накопления. Мы стараемся откладывать деньги на расширение жилплощади. Естественно, пару раз в год отдыхаем — один раз летаем на родину, один раз куда-то за границу — в Европу или на море.

Я периодически смотрю карьерные порталы, но о смене работы не думаю. В кризис найти работу по моему прежнему направлению нереально. Для меня эта должность комфортна, меня все устраивает.

Иллюстрации: Виктория Бойко

Мафия

— Каз-зел! — шипит моя напарница, когда мы выходим в коридор.

60-летний дяденька с трясущимися руками и серым лицом остается в маленькой приемной морга.

Ночью он узнал о смерти своего отца. Утром приехал в больничный морг. И напоролся на нас.

Мы, ритуальные агенты, платим Жене-санитару и о «свежем» трупе всегда знаем на час раньше, чем родня. Но сейчас вышла осечка: сын умершего не хочет иметь с нами дело. Брезгливо косится и просит «не наседать».

Моя напарница объясняет:

— Клиент относится к категории «трясогузка»: перед тем как заключить контракт, сначала узнает цены. Боится, что мы его обманем…

И с ухмылкой констатирует:

— А мы все равно обманем.

Теплый воздух пахнет гноем, и мой желудок давно болтается в районе горла. Но мне почему-то кажется, что источник рвотной вони — не трупохранилище на той стороне коридора.

А цинизм, которому нет аналога.

Нет, изначально цель ритуального агента благородна. Вывести из ступора потрясенных утратой родственников, растолковать им, где получать справку о смерти (или даже взять ее за них), организовать автобус, гроб…

Работники ритуалки говорят о себе с придыханием: «Деятельность агента предполагает глубокий профессионализм, тонкое знание психологии и обряда…» (Прочитано на одном из ритуальных сайтов. — Авт.)

Ну а на деле — бесстыдное выкачивание денег. Люди, которые столкнулись с ритуальными конторами, потом трясутся от гнева: «Воспользовались нашим шоком и навязали все: гроб с рюшечками, макияж — зачем это бабушке, которая при жизни никогда не красилась?!»

Многие жалуются, что агенты содрали деньги за дорогую ритуальную продукцию, а привезли дешевую, или что взяли увесистую сумму сверху… Но хуже другое — то, как ведут себя «тонкие знатоки ритуала».

— Не успел человек умереть, к нему уже бегут от 5 до 10 агентов ритуальных услуг, — признался руководитель Департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы Владимир Малышков. — Мы даже фиксировали случаи драк между сотрудниками этих предприятий!

В феврале 2007-го двое агентов избили приехавшего на констатацию смерти фельдшера «Скорой», в декабре милиционеры заковали в наручники агента и держали его в машине до приезда представителя СВОЕЙ ритуальной службы (находящейся с ними в особых отношениях)…

— В ритуальном деле задействованы и участковые, и сотрудники «Скорой», и врачи больниц! — возмущался Малышков.

Я решила устроиться на работу ритуальным агентом, чтобы лучше понять логику этого бизнеса.

Вербовка

Объявление о наборе персонала я нашла в Интернете. Собеседование назначили на «Домодедовской». Екатерина Федорова — контактное лицо фирмы «Ритуальный сервис» (названия и имена изменены. — Авт.).

Толстая тетя неопределенных лет и в страшном балахоне с рынка рулит черным «Гетцем». Жалуется:

— Это не машина, это помойка: я сплю здесь, ем…

В салоне — пледы, каталоги гробов… Екатерина говорит, как пишет:

— Все новички приходят к нам, потому что слышали: мы зарабатываем большие деньги. Хочешь честно? Да. Зарабатываем. Средний агент получает 30 — 35 тысяч рублей в месяц. На первый взгляд немного. Но вот парадокс! При этом все наши сотрудники раз в полгода ездят за границу. Раз в год меняют машину… Спрашиваешь: «Откуда?» Женщины: «А у меня муж богатый!» Спрашиваешь парня, он в ответ: «А у меня любовница!» Но вот в чем штука: если человек приживается в ритуалке, через полгода он приводит сюда и свою жену либо мужа. Это причина, по которой наша фирма пошла на эксперимент: мы берем новичков, с нашим бизнесом не связанных.

Перевожу на русский: не знающих, как тырить прибыль, и не имеющих родственников, которые могли бы их научить.

Условия труда

Роли определены: я до смерти желаю менять в год по машине. Екатерина травит байки, по реакции оценивая мою профпригодность. — Смерть, веришь или нет, — она есть… Сегодня на западе Москвы тамошние агенты трудятся в поте лица, а в остальных частях города сидят без дела. Завтра — р-раз! — и все смерти на востоке… День ритуального агента строится так: он просыпается, наводит марафет и ждет звонка диспетчера. Час, два… Жарит котлеты, делает домашние дела, одуревает со скуки… А только решает принять ванну — вызов, и надо лететь пулей! Не все так могут. Люди любят планировать свою жизнь. А ритуального агента могут дернуть в любое время дня и ночи, он живет «на низком старте». И, кстати, без выходных… Люди у нас особые работают, — напускает вербовщица туману. Это точно. Ведь совсем не каждый может смачно унизить коллегу перед клиентом. А делать это надо, ведь на заказ приезжают 5 — 10 человек… Машина притормаживает возле паренька. Он, сутулясь, сует в окно Екатерине конверт. — Вот Илюша, — кивает моя наставница, — сидит у себя дома с агентами других фирм, выпивает. Приходит заказ — он срывается, едет туда, и те агенты, которые только что с ним пили, тоже едут, и при заказчике они ТАК помои друг на друга льют! (Женщина счастливо смеется. — Авт.) Я его спрашиваю: «Илюш, ну как вы можете?» А он: «Это работа»… Вот такие здесь понятия о дружбе, человеческих и профессиональных отношениях. Да и о семейных. Супруги агентов (если только сами не приходят в похоронный бизнес) обычно не выдерживают темпа жизни партнеров. Семьи рушатся. Развалилась и семья Екатерины. После развода женщина сказала сыну-школьнику: «Договариваемся: если хочешь жить хорошо — не нормально, а ХОРОШО — ты учишься, я вкалываю». Сына с тех пор она видела только спящим… Все это, впрочем, она расскажет мне позже, а сейчас балагурит: — Весело живем! Деньги для нас не главное, потому что на тот свет не заберешь, а главное — наши близкие… Кстати, нынче сын Екатерины поступает в Академию ФСБ. Мать будущего офицера спецподразделений сладко жмурится: — Служба безопасности у нас в фирме ментовская. Обо всех твоих судимостях, мужьях-алкоголиках и детях-наркоманах буду знать на третий день. Так что колись! И предупреждаю: если с заказа деньги украдешь, даже не надейся «спрыгнуть». Мальчик, помню, был, набрехал: якобы клофелинщицы у него все отняли. И деньги отдал, и почку потерял… Урок первый: надо лгать Меня учат. Екатерина возит по кладбищам, показывает урны для кремации и начитывает лекции: — Морг бывает судебный и патологоанатомический… Дома у клиентов не есть не пить: это сначала они добрые, а потом строчат жалобы: «Агент обожрала нас»… Но основное воспитание — своим примером. — Алло! Вас беспокоит отдел статистики города Щербинка. Труповозка у вас уже была? Для оказания консультативной помощи к вам направляется агент (называет имя. — Авт.). Выезд его для вас бес-плат-но. Звонит Екатерина и от ОВД «Царицыно», и от других организаций… Лжет — как дышит. — Что беспокоит? — цепко выспрашивает «учительница», когда мы покидаем помещение. Я понимаю: это проверка. Слабый человек начнет топать ногами и кричать: «Как вы могли?!» С трудом выдавливаю: — Здорово вы… Ложь, по-моему, вообще основа бизнеса. Вот, например, железный постулат: вертись ужом, но цену на услуги раньше времени не говори. В реале это выглядит так. Клиент: — Сколько будет стоить автобус? Екатерина: — А сколько у вас будет человек? — Мы еще не созванивались… Там из других областей, смогут ли… Вы скажите, сколько автобус… — А я не знаю, что вам считать: «Мерседес» или «ПАЗ», они на разное количество мест. — Обе цены скажите. — А вы родственников от дома или от метро будете забирать? — Не знаю, еще не решили… И так до бесконечности: чудная женщина придумывала новые и новые причины, чтобы не сказать простое: «Десять тысяч рублей в час»… Цены полагается сообщать, когда все документы у тебя в руках и клиент никуда не денется. Иначе человек начнет обзванивать другие фирмы, а там ему будут втирать, что у них дешевле… Рис. Валентина ДРУЖИНИНА Урок второй: всех покупать Мы едем в подмосковный Красногорск. Туда в госпиталь лег Екатеринин знакомый — отличный повод пройти на территорию и переговорить с патологоанатомом. — Я рою словно крот, у меня столько информаторов — лично моих, которые сообщают о трупах только мне… На КПП женщина сует охране сотенные бумажки: это, похоже, уже привычка. И продолжает учить: — Вот я, молодой агент, явилась в морг справку о смерти получить. А там постоянная агентша Любовь Аркадьевна. Она на меня: «С…ка! Б…дь! Пошла на х…!» — я же у нее кусок хлеба отбираю. На следующий день прихожу на выдачу тела — и в кабинет к Аркадьевне. Говорю: «Давайте не ссориться. Я — понятливый агент. Сколько?» Она: «Тысячу рэ». И вот прошло много лет. Мы с Любовью Аркадьевной пьем то у нее, то у меня на даче. У нас общая маникюрша… «Живешь сам — давай жить другим» — в ритуалке это принцип жизни. Например, услуги санитаров морга — закрыть покойнику рот, веки — стоят 6 — 7 тысяч рублей, это по прейскуранту. Но родственников надо уговорить дать восемь, «чтобы сделали хорошо»… Работай так — и во всех моргах тебя будут любить-облизывать… Через три часа я сама слышу, как Екатерина гипнотизирует клиентов: — Копка могилы на любом кладбище Москвы стоит от 8 до 12 тысяч рублей — в кассу. Плюс мальчики-могильщики к вам подойдут, скажут: от двух до восьми тысяч… Делает паузу. Убеждающе: — Надо дать. Цену, конечно, сбейте: где-нибудь три тысячи… Мне хочется визжать: «Черта им лысого, а не три тысячи! С какой стати платить дважды? Но клиенты завороженно кивают в такт словам Екатерины: да, мол, три тысячи — нормально… В лифте агентша хохочет: — Мальчики в шоколаде… Агенты, разумеется, тоже получают откаты: от кафе, которое сосватали клиентам для поминок… А после все эти «ходящие по кругу» откаты, сотки охране и тыщонки сверху все равно вкладываются в стоимость похорон. Хорошо всем, кроме тех, из чьего кармана эти деньги берут. Урок третий: влезть без мыла Екатерина зла. Работающая под ее началом агентша Таня долго «цедилась» — не ехала на заказ. Говорила — надо идти с ребенком на рисование. А когда Таню руганью все-таки вышибли из дома и она появилась на квартире у покойницы, женщине сказали, что в ее услугах уже не нуждаются: своего агента привезет священник (да-да, агенты в этом бизнесе есть даже у церкви). Екатерина орет так, что черти в аду крестятся: — Ду-ура! Ей сказали, и она уходит! Совсем зажрались! Оказывается, желание клиента — не закон. Отнюдь. — Говорят тебе: «Убирайтесь», — а ты спокойненько: «Сию секунду, только разрешите позвонить с вашего телефона: я обязана отчитаться, что была у вас и вы добровольно отказались от моих услуг». Звонишь: «Ой, занято. А вы милицию вызвали?» Опять: «Занято. А в «Скорую» уже сообщили? Давайте я позвоню». Люди видят, что ты реально помогаешь, знаешь, что делать, и «ведутся»… Что касается Тани, то она должна была заказ отбить. Например, сказать хозяину квартиры, что тот, другой агент, — мошенник и его уволили из вашей фирмы. — Будешь работать так, как Я сказала! — орет на меня уже окончательно взбесившаяся Екатерина. — Будешь уходить с заказа, когда Я скажу: «Пошла!» Я учу вас зарабатывать, делаю ВАМ хорошо, ну так и вы делайте хорошо МНЕ! Ей, конечно же, идет от нас процент… Тяжкий бред заканчивается в девять вечера. Я измучена, будто могильщики били меня лопатами. — Думай, — жестко говорит Екатерина, — решишь отказаться — отказывайся сейчас. А не когда я потрачу на тебя два месяца… Мне почему-то вспоминается мальчик-агент с отбитой почкой. Меня вычислили! На следующий день Екатерина сбрасывает мои звонки. Видимо, служба безопасности быстро вычислила, что я журналист, но кое-что все же удалось понять-увидеть. За годы работы я, конечно, встречала настоящих бандитов. Но никогда так четко не ощущала себя ВНУТРИ преступного бизнеса. Меня, по сути, принимали в члены шайки: обучали, как кидать лохов, кому платить, и даже изящно предупредили, что ВЫЙТИ будет затруднительно. «Мафия! Мы — мафия!» — сатанински хохотала Екатерина… Скорее всего, после выхода материала на редакцию посыплются упреки: мол, нельзя всех одним миром, есть махинаторы, а есть и честные фирмы… Не знаю. Я таких не нашла. Особняком стоит, возможно, только государственный — ГУП «Ритуал» (который, по словам Екатерины, давно на ладан дышит). Даже на сайте работников ритуальных услуг все темы, касающиеся способов заработка, убраны в закрытую группу «спецы». При попытке проникнуть туда на сайте поднимается вой: «Атас, ребята! Это журналюги или менты!» Законопослушные люди вообще не боятся ни тех, ни других. 4 тысячи рублей за труп Во второй ритуальной фирме меня взяли на работу с полпинка. Но не агентом. — Да, у меня работают женщины, — признал гендиректор фирмы «Дикруз», — зарабатывают по 150 — 200 тысяч. Но всем им за сорок, все с большим жизненным опытом. А вы, девушка, какая-то хлипкая… Мне предложили ставку курьера: развозить деньги по московским ОВД. Труп, информацию о котором дежурный скинет на диспетчеров «Дикруза», стоит 4 тысячи рублей. Инструкции — идти к стеклу дежурной части. Никому, кроме сотрудников дежурки, в ОВД о деньгах не говорить. Прежний курьер, некая Света, запила и проворовалась — перестала довозить деньги. Для информации: всего в тот день мы объехали семь столичных ОВД. Ни в одном нашему приходу не удивились и не возмутились. Только однажды майор, обсуждая ту же злосчастную алкоголичку Свету, смущенно произнес: — И так ребята сомневаются: нехорошо, мол. Трупами торгуем… Редакция «КП» готова сообщить органам точные названия упомянутых в материале фирм и ОВД и имена действующих лиц. А В ЭТО ВРЕМЯ На кладбище — под охраной В Твери поссорились две погребальные конторы: одна — государственная, другая — частная. И государственная решила закрыть для конкурента-частника два городских кладбища. Частная обратилась в арбитражный суд и выиграла дело, но получить доступ на кладбище может только с помощью… судебных приставов! По крайней мере дважды, в сентябре и октябре этого года, охранники кладбища пытались преградить дорогу процессии, организованной «неправильной» фирмой. Прорваться удавалось только с помощью вызванных приставов. Родственники усопших были на грани нервного срыва. Еще похоронные команды пытались по-другому насолить конкурентам, например, закапывали могилы, вырытые «чужаками». ВМЕСТО ЭПИЛОГА Ритуальщиков слишком много? Почти все чиновники от ритуалки — начальник департамента Владимир Малышков, руководитель ГУП «Ритуал» Алексей Сулоев и даже директора коммерческих похоронных фирм — озабочены положением в отрасли. Но только рядовые агенты прямо называют причину того, что происходит: «Нас слишком много. Куда нас столько наплодили?!» (Свои проблемы ритуальщики обсуждают на сайте http://www.prof-ritual.ru/) Только цифры: в день, по данным Мосгорстата, в столице умирают 300 — 400 человек. Кого-то из них не забирают родственники, кого-то хоронят бесплатно, таким образом, остается только 120 — 170 умерших, семьи которых готовы платить. На них приходится… 950 ритуальных агентов, аттестованных московским Департаментом потребительского рынка и услуг! Интересно, о чем думали чиновники, создавая этот шестикратный перевес? Разве не понимали, что агенты будут вынуждены рвать заказчиков зубами? А ведь есть еще агенты НЕаттестованные, ведь вся эта аттестация — городская самодеятельность: в федеральном законе ни слова о ней нет. Таких работников — еще не меньше тысячи. Настоящий кризис перепроизводства… Законы рынка, по которым из-за конкуренции цены должны опуститься, а лишние агенты «отмереть», не действуют. Если раньше агент «делал» 10 клиентов в неделю, а теперь только одного — он с этого одного возьмет так, как прежде со всех… Потому и выход, который я предложу, тоже никак не будет связан с экономической свободой. Как известно, в Нью-Йорке ограничено количество такси. «Медальонов», дающих право на извоз, 11 500. Стать таксистом можно, только купив у кого-то медальон или дождавшись, что какой-то таксист умрет. Это закон. Нам нужен такой же. Пусть агентов будет на Москву пятьсот. Лишних уволить (людей жалко, но ситуация в отрасли патовая). Плюс единая диспетчерская с централизованным распределением заказов — чтобы платить кому-либо за информацию о трупах стало бессмысленно. Плюс контроль Антимонопольной службы — чтобы заработки пятисот избранных с нынешних 150 — 200 тысяч не выросли до заоблачных высот… Вот тогда ритуальный бизнес избавится от криминального ярлыка.

Роли определены: я до смерти желаю менять в год по машине. Екатерина травит байки, по реакции оценивая мою профпригодность.

День ритуального агента строится так: он просыпается, наводит марафет и ждет звонка диспетчера. Час, два… Жарит котлеты, делает домашние дела, одуревает со скуки… А только решает принять ванну — вызов, и надо лететь пулей!

Не все так могут. Люди любят планировать свою жизнь. А ритуального агента могут дернуть в любое время дня и ночи, он живет «на низком старте». И, кстати, без выходных…

Люди у нас особые работают, — напускает вербовщица туману.

Это точно. Ведь совсем не каждый может смачно унизить коллегу перед клиентом. А делать это надо, ведь на заказ приезжают 5 — 10 человек…

Машина притормаживает возле паренька. Он, сутулясь, сует в окно Екатерине конверт.

Вот такие здесь понятия о дружбе, человеческих и профессиональных отношениях. Да и о семейных.

Супруги агентов (если только сами не приходят в похоронный бизнес) обычно не выдерживают темпа жизни партнеров. Семьи рушатся. Развалилась и семья Екатерины.

После развода женщина сказала сыну-школьнику: «Договариваемся: если хочешь жить хорошо — не нормально, а ХОРОШО — ты учишься, я вкалываю». Сына с тех пор она видела только спящим…

Все это, впрочем, она расскажет мне позже, а сейчас балагурит:

— Весело живем! Деньги для нас не главное, потому что на тот свет не заберешь, а главное — наши близкие…

Кстати, нынче сын Екатерины поступает в Академию ФСБ. Мать будущего офицера спецподразделений сладко жмурится:

— Служба безопасности у нас в фирме ментовская. Обо всех твоих судимостях, мужьях-алкоголиках и детях-наркоманах буду знать на третий день. Так что колись! И предупреждаю: если с заказа деньги украдешь, даже не надейся «спрыгнуть». Мальчик, помню, был, набрехал: якобы клофелинщицы у него все отняли. И деньги отдал, и почку потерял…

Урок первый: надо лгать

Меня учат.

Екатерина возит по кладбищам, показывает урны для кремации и начитывает лекции:

— Морг бывает судебный и патологоанатомический… Дома у клиентов не есть не пить: это сначала они добрые, а потом строчат жалобы: «Агент обожрала нас»…

Но основное воспитание — своим примером.

— Алло! Вас беспокоит отдел статистики города Щербинка. Труповозка у вас уже была? Для оказания консультативной помощи к вам направляется агент (называет имя. — Авт.). Выезд его для вас бес-плат-но.

Звонит Екатерина и от ОВД «Царицыно», и от других организаций…

Лжет — как дышит.

— Что беспокоит? — цепко выспрашивает «учительница», когда мы покидаем помещение. Я понимаю: это проверка. Слабый человек начнет топать ногами и кричать: «Как вы могли?!» С трудом выдавливаю:

— Здорово вы…

Ложь, по-моему, вообще основа бизнеса. Вот, например, железный постулат: вертись ужом, но цену на услуги раньше времени не говори.

В реале это выглядит так.

Клиент:

— Сколько будет стоить автобус?

Екатерина:

— А сколько у вас будет человек?

— Мы еще не созванивались… Там из других областей, смогут ли… Вы скажите, сколько автобус…

— А я не знаю, что вам считать: «Мерседес» или «ПАЗ», они на разное количество мест.

— Обе цены скажите.

— А вы родственников от дома или от метро будете забирать?

— Не знаю, еще не решили…

И так до бесконечности: чудная женщина придумывала новые и новые причины, чтобы не сказать простое: «Десять тысяч рублей в час»…

Цены полагается сообщать, когда все документы у тебя в руках и клиент никуда не денется. Иначе человек начнет обзванивать другие фирмы, а там ему будут втирать, что у них дешевле…

Урок второй: всех покупать

Мы едем в подмосковный Красногорск. Туда в госпиталь лег Екатеринин знакомый — отличный повод пройти на территорию и переговорить с патологоанатомом.

— Я рою словно крот, у меня столько информаторов — лично моих, которые сообщают о трупах только мне…

На КПП женщина сует охране сотенные бумажки: это, похоже, уже привычка. И продолжает учить:

«Живешь сам — давай жить другим» — в ритуалке это принцип жизни. Например, услуги санитаров морга — закрыть покойнику рот, веки — стоят 6 — 7 тысяч рублей, это по прейскуранту. Но родственников надо уговорить дать восемь, «чтобы сделали хорошо»… Работай так — и во всех моргах тебя будут любить-облизывать…

Через три часа я сама слышу, как Екатерина гипнотизирует клиентов:

— Копка могилы на любом кладбище Москвы стоит от 8 до 12 тысяч рублей — в кассу. Плюс мальчики-могильщики к вам подойдут, скажут: от двух до восьми тысяч…

Делает паузу. Убеждающе:

— Надо дать. Цену, конечно, сбейте: где-нибудь три тысячи…

Мне хочется визжать: «Черта им лысого, а не три тысячи! С какой стати платить дважды? Но клиенты завороженно кивают в такт словам Екатерины: да, мол, три тысячи — нормально…

В лифте агентша хохочет:

— Мальчики в шоколаде…

Агенты, разумеется, тоже получают откаты: от кафе, которое сосватали клиентам для поминок… А после все эти «ходящие по кругу» откаты, сотки охране и тыщонки сверху все равно вкладываются в стоимость похорон. Хорошо всем, кроме тех, из чьего кармана эти деньги берут.

Урок третий: влезть без мыла

Екатерина зла. Работающая под ее началом агентша Таня долго «цедилась» — не ехала на заказ. Говорила — надо идти с ребенком на рисование. А когда Таню руганью все-таки вышибли из дома и она появилась на квартире у покойницы, женщине сказали, что в ее услугах уже не нуждаются: своего агента привезет священник (да-да, агенты в этом бизнесе есть даже у церкви).

Екатерина орет так, что черти в аду крестятся:

— Ду-ура! Ей сказали, и она уходит! Совсем зажрались!

Оказывается, желание клиента — не закон. Отнюдь.

— Говорят тебе: «Убирайтесь», — а ты спокойненько: «Сию секунду, только разрешите позвонить с вашего телефона: я обязана отчитаться, что была у вас и вы добровольно отказались от моих услуг». Звонишь: «Ой, занято. А вы милицию вызвали?» Опять: «Занято. А в «Скорую» уже сообщили? Давайте я позвоню». Люди видят, что ты реально помогаешь, знаешь, что делать, и «ведутся»…

Что касается Тани, то она должна была заказ отбить. Например, сказать хозяину квартиры, что тот, другой агент, — мошенник и его уволили из вашей фирмы.

— Будешь работать так, как Я сказала! — орет на меня уже окончательно взбесившаяся Екатерина. — Будешь уходить с заказа, когда Я скажу: «Пошла!» Я учу вас зарабатывать, делаю ВАМ хорошо, ну так и вы делайте хорошо МНЕ!

Ей, конечно же, идет от нас процент…

Тяжкий бред заканчивается в девять вечера. Я измучена, будто могильщики били меня лопатами.

— Думай, — жестко говорит Екатерина, — решишь отказаться — отказывайся сейчас. А не когда я потрачу на тебя два месяца…

Мне почему-то вспоминается мальчик-агент с отбитой почкой.

Меня вычислили!

На следующий день Екатерина сбрасывает мои звонки. Видимо, служба безопасности быстро вычислила, что я журналист, но кое-что все же удалось понять-увидеть.

За годы работы я, конечно, встречала настоящих бандитов. Но никогда так четко не ощущала себя ВНУТРИ преступного бизнеса. Меня, по сути, принимали в члены шайки: обучали, как кидать лохов, кому платить, и даже изящно предупредили, что ВЫЙТИ будет затруднительно.

«Мафия! Мы — мафия!» — сатанински хохотала Екатерина…

Скорее всего, после выхода материала на редакцию посыплются упреки: мол, нельзя всех одним миром, есть махинаторы, а есть и честные фирмы… Не знаю. Я таких не нашла. Особняком стоит, возможно, только государственный — ГУП «Ритуал» (который, по словам Екатерины, давно на ладан дышит).

Даже на сайте работников ритуальных услуг все темы, касающиеся способов заработка, убраны в закрытую группу «спецы». При попытке проникнуть туда на сайте поднимается вой: «Атас, ребята! Это журналюги или менты!»

Законопослушные люди вообще не боятся ни тех, ни других.

4 тысячи рублей за труп

Во второй ритуальной фирме меня взяли на работу с полпинка. Но не агентом.

Мне предложили ставку курьера: развозить деньги по московским ОВД. Труп, информацию о котором дежурный скинет на диспетчеров «Дикруза», стоит 4 тысячи рублей.

Инструкции — идти к стеклу дежурной части. Никому, кроме сотрудников дежурки, в ОВД о деньгах не говорить.

Прежний курьер, некая Света, запила и проворовалась — перестала довозить деньги.

Для информации: всего в тот день мы объехали семь столичных ОВД.

Ни в одном нашему приходу не удивились и не возмутились. Только однажды майор, обсуждая ту же злосчастную алкоголичку Свету, смущенно произнес:

— И так ребята сомневаются: нехорошо, мол. Трупами торгуем…

Редакция «КП» готова сообщить органам точные названия упомянутых в материале фирм и ОВД и имена действующих лиц.

А В ЭТО ВРЕМЯ

На кладбище — под охраной

В Твери поссорились две погребальные конторы: одна — государственная, другая — частная. И государственная решила закрыть для конкурента-частника два городских кладбища. Частная обратилась в арбитражный суд и выиграла дело, но получить доступ на кладбище может только с помощью… судебных приставов!

По крайней мере дважды, в сентябре и октябре этого года, охранники кладбища пытались преградить дорогу процессии, организованной «неправильной» фирмой. Прорваться удавалось только с помощью вызванных приставов. Родственники усопших были на грани нервного срыва.

Еще похоронные команды пытались по-другому насолить конкурентам, например, закапывали могилы, вырытые «чужаками».

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Ритуальщиков слишком много?

Почти все чиновники от ритуалки — начальник департамента Владимир Малышков, руководитель ГУП «Ритуал» Алексей Сулоев и даже директора коммерческих похоронных фирм — озабочены положением в отрасли. Но только рядовые агенты прямо называют причину того, что происходит: «Нас слишком много. Куда нас столько наплодили?!» (Свои проблемы ритуальщики обсуждают на сайте http://www.prof-ritual.ru/)

Только цифры: в день, по данным Мосгорстата, в столице умирают 300 — 400 человек. Кого-то из них не забирают родственники, кого-то хоронят бесплатно, таким образом, остается только 120 — 170 умерших, семьи которых готовы платить.

На них приходится… 950 ритуальных агентов, аттестованных московским Департаментом потребительского рынка и услуг!

Интересно, о чем думали чиновники, создавая этот шестикратный перевес? Разве не понимали, что агенты будут вынуждены рвать заказчиков зубами? А ведь есть еще агенты НЕаттестованные, ведь вся эта аттестация — городская самодеятельность: в федеральном законе ни слова о ней нет. Таких работников — еще не меньше тысячи.

Настоящий кризис перепроизводства…

Законы рынка, по которым из-за конкуренции цены должны опуститься, а лишние агенты «отмереть», не действуют. Если раньше агент «делал» 10 клиентов в неделю, а теперь только одного — он с этого одного возьмет так, как прежде со всех…

Потому и выход, который я предложу, тоже никак не будет связан с экономической свободой. Как известно, в Нью-Йорке ограничено количество такси. «Медальонов», дающих право на извоз, 11 500. Стать таксистом можно, только купив у кого-то медальон или дождавшись, что какой-то таксист умрет. Это закон.

Нам нужен такой же. Пусть агентов будет на Москву пятьсот. Лишних уволить (людей жалко, но ситуация в отрасли патовая). Плюс единая диспетчерская с централизованным распределением заказов — чтобы платить кому-либо за информацию о трупах стало бессмысленно. Плюс контроль Антимонопольной службы — чтобы заработки пятисот избранных с нынешних 150 — 200 тысяч не выросли до заоблачных высот…

Вот тогда ритуальный бизнес избавится от криминального ярлыка.

Ульяна Скойбеда ждет ваших откликов на сайте.

Приветствую Пикабушников. Сегодня хочу рассказать о трагичных, но, к сожалению, актуальных ситуациях, которые наверняка произойдут когда-нибудь в жизни каждого. Смерть близкого человека это всегда сильный стресс! Организация похорон ложится на близких родственников, и не все люди способны грамотно и адекватно действовать в этой ситуации. Много написано про всяческих мошенников-агентов, разводилове на деньги и тому подобное. Не у всех есть силы и время для организации похорон правильно и качественно, не переплачивая огромных денег. Я хочу поделиться собственным опытом.

К сожалению, 30 марта в хосписе после скоротечной болезни умерла моя мама. Мне сообщили об этом сразу по факту смерти по телефону в 10:05. Два года назад мы хоронили бабушку моей жены, поэтому примерный порядок действий в этой ситуации я понимал. Тогда мы нашли службу ГБУ «Ритуал», действующей в лице Правительства Москвы (это указано в выписке из ЕГРЮЛ), приехала домой агент, все оформила, и общие затраты составили около 100тр. При этом все выглядело достаточно бюджетно, похороны «эконом-класса». Зато надежно, т.к. выполнение работ было гарантировано государственным учреждением.

Надо отдать должное сотрудникам хосписа, что никто не слил мой телефон агентам, и мне никто не звонил, как это обычно бывает, когда больной умирает в больнице или дома.

Я сам связался с ГБУ «Ритуал», получил в ответ соболезнования и ФИО и телефон агента. Он перезвонил мне через полчаса, и мы договорились о встрече ближе к вечеру. Из хосписа маму отвезли в морг ГКБ №64 для хранения тела до похорон и вскрытия, от которого я не стал отказываться, т.к. мне нужно было выяснить точную причину онкозаболевания. Всех онкобольных вскрывают для изучения и морфологического исследования биопсии пораженных тканей. Если такое исследование уже проводилось в ходе лечения, то можно отказаться от вскрытия, написав заявление, но нужно предоставить в морг амбулаторную карту из лечащего учреждения.

Из хосписа я забрал мамины вещи, и поехал на встречу к агенту около его дома (не хотел приглашать его домой). Пообщались в машине, я уточнил у него детали организации похорон и мы обсудили порядок цен. Весь разговор был мной записан на диктофон, также я вел записи ручкой:

1) Услуги морга. Озвучено 18 000 рублей, в цену которых входит подготовка и грим лица для похорон

2) Отпевание. Было предложено на выбор отпевание в ритуальном зале морга, приходит батюшка из находящейся рядом церкви, стоимость 6 000 руб. Либо можно было организовать отпевание в церкви при Хованском кладбище с оговоркой, что отпевают одновременно несколько человек. Это «групповое» отпевание стандартная практика на кладбищах, когда в день идет много похорон. Либо за отдельную плату можно было организовать отдельное отпевание там же, сумму не озвучил, надо было договариваться на месте.

3) Ритуальные принадлежности по каталогу. В самом каталоге не пропечатаны цены, около каждой фотографии был приклеен ценник, как в маленьких магазинчиках, с написанной ручкой ценой.

3.1 Гроб

а) сам гроб. Посмотрев каталог, остановили выбор на гробе «Бант», один из самых дешевых, стандартный деревянный гроб, обтянутый снаружи тканью, стоимость 9 500 рублей. При этом агент уточнял размер одежды и вес мамы — 58 размер и выше, а также вес от 90 кг — требовали большего размера гроба, и, соответственно, доплаты. Договорились подождать с заказом именно гроба до понедельника, когда можно будет попросить в морге измерить и взвесить тело.

в) на крышку гроба можно прикрепить крест, предложено за 620 руб

г) к гробу требуются ручки для переноски, каждая по 500 руб, для 4-х носильщиков, соответственно, 2 000 рублей

Итого сам гроб со всеми аксессуарами нам обошелся бы в 14 430 руб.

3.2 Венки. Размер 110см. Были обычные за 3500/шт, и заказные за 4500/шт. Выбрали 3 более-менее красивые венка на общую сумму 10 500 рублей

3.3 Ленты на венки. Есть обычные за 750 рублей (черный цвет, заданный заранее текст), и заказные за 1150 рублей(разный цвет, текст можно свой). Выбрали 1 обычную и 1 заказную, итого 1 900 рублей

3.4 Фото с табличкой, где напечатаны ФИО, дата рождения и смерти. Озвучили 4 500 рублей

3.5 Крест на могилу, деревянный 3 630 руб.

4) Автобус с маршрутом Морг (ул. Вавилова) — Хованское кладбище — Щербинка (квартира), 15 400 рублей

5) Грузчики по 3000руб/чел. Стандартно 4 чел, то есть, 12 000 руб. Но в случае, если вес тела превышал 90 кг, потребовалось бы 6 человек, то есть, 18 000 руб.

6) Расходы на самом кладбище.

6.1 Оформление паспорта захоронения, предоставление места на кладбище — 33 000 рублей

6.2 Копка могилы 6 500 рублей

6.4 Оформление холмика на могиле и какие-то рушники (хз, что это) — 5 500 рублей

6.3 Могли также потребоваться иные затраты, на месте надо будет договариваться. Что конкретно имелось в виду — не понял

7) Агентское обслуживание 7500 + 7500 + 8450. Эти суммы как то не оговаривались, но потом, когда подбивали итоги я обратил внимание на несоответствие моей насчитанной общей суммы с той цифрой, которую сказал агент. Попросил расшифровать подробнее, за что такие интересные суммы? Ответ: первые 7 500 — это услуги агента по оформлению документов в морге, получения в МФЦ свидетельства о смерти. Вторые 7 500 — это услуги агента по заказу ритуальных принадлежностей. А 8 450 — это сопровождение агента от морга до кладбища, и ведение переговоров на самом кладбище.

Правда в качестве бонуса упоминалась субсидия от г. Москвы в размере 16 946 рублей, которую можно будет получить, предъявив свидетельство о смерти в Пенсионном фонде.

Итого получилось 154 810 рублей. Как вам сумма? При этом выбраны были самые дешевые позиции в каталоге. Агент работает по предоплате. После заключения договора, что он предлагал сделать прямо в машине, я должен был ему передать эти деньги, и потом следовать его указаниям. Я попросил агента о паузе до вечера воскресенья. Агент настоящий, его ФИО и фото есть на сайте ритуал.мос.ру (московские госуслуги).

После обсуждения всей ситуации дома мной было принято решение попробовать организовать похороны самостоятельно.

Что мной было сделано:

1) в воскресенье мы поехали в вещевой магазин и купили для мамы чулки, кофту с длинным рукавом (нужен именно длинный рукав), шарфик, туфли-тапочки белого цвета на размер больше, туалетную воду, мыло, полотенце, расческу. Все вместе вышло на 2 000 рублей.

2) Я выяснил, что г. Москвой оказывается 2 вида помощи для похорон на выбор: 1) та субсидия, про которую упоминал агент в размере 16 946 руб. 2) организация безвозмездных похорон, в которую входит весь комплекс услуг, включая услуги морга, предоставления гроба, венка, белых тапочек, автобуса из морга до кладбища, грузчиков, предоставления места на кладбище, включая копку могилы. Этот вариант мне показался более выгодным, и я решил воспользоваться им частично. Безвозмездно получив место на кладбище, но всю ритуальную атрибутику приобрести самостоятельно

3) вбив в поисковике фразу «купить гроб», я перешел по нескольким ссылкам, и обнаружил, что цены, указанные на сайтах значительно, а где то в 2-3 раза ниже, чем цены, озвученные агентом. Например, тот самый гроб «бант» стоил всего лишь 3 500 рублей, против 9 500, в каталоге у агента. Венки были 1500 рублей против 3500. Автобус 8500 против 15 400 и т.д. Я созвонился с контактом на одном из сайтов и выяснил, что именно они и являются производителями всей той ритуальной атрибутики, которую у них закупает «Ритуал». После чего я сформировал список желаемого и направил им по вотсапу. Мы договорились встретиться в понедельник у них в офисе (там же есть выставочный зал) и посмотреть вживую их ассортимент. Писать в посте, с какой именно компанией я договорился — не буду, чтобы не посчитали за рекламу. Также они сказали, что сами договорятся с кладбищем насчет организации захоронения.

4) в понедельник я приехал в морг к 08:00, как оказалось зря. В морге есть окошко, куда обращаются посетители за справками и информацией, оно открывается только в 09:00. Для прохода на территорию больницы на охране у меня попросили паспорт. Я спросил, проводилось ли вскрытие, спросил, кто и как будет проводить исследование тканей, и спросил, можно ли забрать стекла и парафиновые блоки с материалом для изучения в какой-либо клинике, специализирующихся на онкологических заболеваниях. Ответы: вскрытие было еще в субботу, выяснилось, что первичный диагноз «рак легкого» некорректен, был обнаружен более крупный очаг в желчном пузыре, и метастазы пошли скорее всего из него. Именно «рак желчного пузыря» был указан в графе «причина смерти». Исследованием занимаются специальные сотрудники морга прямо в здании морга, при этом мне было гарантировано, что исследование будет проведено качественное, будет определена конкретная мутация, выдано заключение. Материал отдать для исследования в других учреждениях могут только по запросу. В принципе, это возможно. Заключение специалистов по исследованию биопсии будет готово к 20 апреля.

Также я спустился в подвал. Там есть кабинет №6, где находится администратор морга, оформляющий договоры, а рядом кабинет ГБУ «Ритуал», где сидят агенты. Предварительно переговорив с администратором я выяснил, что можно легко решать вопросы с ним напрямую без участия агента. Он спросил, на какой день удобно устроить похороны, и мы договорились с ним на среду 3 апреля к 11:00. Также я записал телефон батюшки, у которого можно было заказать отпевание. Медицинская справка о смерти выдается с 13:00 до 15:00, поэтому я попрощался с администратором, договорившись оформить договор на услуги морга после получения справки.

5) вернувшись домой я вызвонил батюшку, договорившись с ним на проведения отпевания в морге в среду за 6 000 рублей

Созвонился с Фондом Социальной Защиты в Щербинке, они работают с 11:00, узнал у них перечень документов для получения услуги безвозмездного захоронения: Свидетельство о смерти, Справка о смерти, Трудовая книжка, Выписка из домовой книги.

6) После 13:00 я повторно приехал в морг и без всяких проблем самостоятельно получил в окошке Медицинскую справку о смерти (предъявив свой паспорт), спустился в подвал, администратор распечатал 2 экз. договора на услуги морга по гримировке лица и тела мамы для похорон. Также я передал ему пакет с собранными вещами и одеждой. Стоимость услуг составила 17 500 рублей. Я уточнил у сотрудника морга вес и размер одежды мамы, он пошел в морг, осмотрел тело, вернулся и сообщил, что будет достаточно стандартного гроба, длиной 190 см. Вес также позволяет использовать 4-х грузчиков вместо 6.

7) Потом я поехал в МФЦ в Щербинку по месту жительства мамы. Однако там есть только «мелкий» МФЦ, где такие вопросы не решают, и нас отправили на ул. Горчакова (Южное Бутово), где есть МФЦ покрупнее. Там без всяких лишних вопросов мне дали талончик к специалисту, и спустя минут сорок у меня забрали паспорт мамы и выдали Свидетельство о смерти и Справку о смерти (не медицинскую, а другой формы. Она потребовалась для предоставления в Фонд Социальной Защиты). Также я попросил у них выписку из домовой книги по адресу регистрации мамы, и получил ее, правда с трудом, т.к. сам я не прописан по тому адресу. Я не уточнял, но как я понял, можно обратиться с вопросом получения Свидетельства о смерти в МФЦ в любом районе, не обязательно по месту прописки.

8) Потом я поехал в Фонд Социальной Защиты в Щербинке по адресу ул. Маршала Савицкого, д. 26. Там мне удалось быстро попасть к специалисту, которая оформила мне 2 документа-поручения на организацию безвозмездных похорон: один на сумму 11 000 рублей, второй на 5 946 рублей. Эти документы мне нужно было предоставить в ту контору, у кого я заказал ритуальную атрибутику, они сами созвонятся с кладбищем и закажут похороны на среду. На оборотной стороне Свидетельства о смерти мне поставили штамп с номером поручения об организации безвозмездных похорон.

9) к сожалению, все эти поездки затянулись, и до 18:00 я не успел в контору производителей, договорились встретиться во вторник утром. Также вечером мы перерыли архив фотографий, выбрали наиболее подходящую фотографию мамы и по электронной почте отправили в ту контору для изготовления таблички с фотографией на крест. Вечером мы с женой еще раз пробежались по заказу ритуальной атрибутики, выбрали красивый лакированный гроб «печаль» за 14 000 рублей (у агента такой стоил около 28 000), красивые венки, ленты и т.д.

10) во вторник с утра мы с женой приехали в офис конторы-производителя, обсудили заказ, я передал сотруднику документы из Фонда СоцЗащиты, он созвонился с Хованским кладбищем и договорился о похоронах на среду. Согласовали весь заказ, помимо всех ритуальных принадлежностей нам дополнительно нужно было оплатить 1 500 рублей за доставку всех аксессуаров в морг, и 1 000 рублей агентское вознаграждение (все-таки агентские заплатить пришлось, пусть и такую сумму). При этом расчет должен произойти только в морге в день похорон, после проверки всего, что будет доставлено. То есть, никакой предоплаты.

Также мне показали макет таблички с фотографией на крест, который я утвердил. Общая сумма заказанного составила 49 000 рублей.

11) среда. Мы приехали в морг к 10:30, минут через 15 подъехал автобус от конторы, в котором находились все заказанные аксессуары. Я все проверил, рассчитался с сотрудником конторы. Гроб грузчики занесли в морг. В 10:55 меня позвали в морг для опознания. Загримировали маму хорошо, но я ее узнал с трудом, т.к. лицо больного человека, к которому я привык за месяцы болезни все-таки сильно отличалось от загримированного очень хорошо лица. Да, она похожа, но отдаленно. В основном я ее опознал по родинкам на лице и пигментным пятнам на руках. Сотрудник морга выразил свое сочуствие, показал все тело, что использовали именно те вещи, которые я передавал. И, что ожидаемо, представил мне второго сотрудника морга, который по его словам и занимался гримом, и если все хорошо, то конечно же на мое усмотрение, его можно отблагодарить дополнительно. Я сделал вид, что не услышал, и вышел, чтобы позвать всех пришедших попрощаться родственников.

Пришел батюшка, провел отпевание, красиво, душевно. Длилось около 25 минут. После этого я подошел и оплатил ему 6 000 рублей.

12) кладбище. Приехали на кладбище примерно в 12:30. Я подошел к администратору, предъявил Свидетельство о смерти и свой паспорт. Она записала меня в журнал и сказал ждать очереди. Народу в тот день в администрации было очень много. Из разговоров я выяснил, что на этот день планируется около 50 захоронений, и так каждый день еще около 3-х недель до тех пор, пока Хованское кладбище не «закроют» для бюджетных захоронений. Следующим по словам сотрудников должны открыть Щербинское и Бутовское кладбища, если я правильно понял.

Минут через 40 меня вызвали в кабинет, посетовали, что нужно было бы приехать накануне и все оформить, но без особых проблем оформили паспорт захоронения, и составили договор на дополнительные услуги: рушник и холмик у могилы стоимостью 2 510 рублей. Эти деньги я оплатил в кассу. Еще спрашивали, не желаем ли мы установить сразу оградку за 16 000 рублей (2 года назад это стоило 9 000), я временно отказался, сказав, что все закажем на 40 дней.

13) нам выделили участок на Западном Хованском кладбище. Ехать от главного входа достаточно далеко. Перед Западным участком есть парковка, куда также приезжает автобус от м. Саларьево, так что в будущем добираться до туда будет несложно. Дорога в принципе нормальная, но в двух местах под дорогой проходят трубы, и там большие неровности, которые стоит проезжать сильно снизив скорость.

Народу было очень много, мы заехали на участок около 13:30, а там было штук 10 ритуальных автобусов, и несколько автобусов с военными номерами — хоронили солдат, при этом стреляли салют. Мы подъехали поближе к участку, при этом пропустили только автобус, а легковые машины сопровождения попросили припарковать не доезжая метров 300.

Прождали около 20 минут. Потом подошла бригадир могильщиков, отвела меня в сторонку, и стала говорить следующее: вот смотри, тут все в глине, как вы будете ходить, все испачкаетесь, а давай ты мне немножко заплатишь, и я тебе выберу место где-нибудь поближе. Я спросил — какое конкретно место выделено уже — она замялась. Я сказал, что мне все равно, и на от меня отстала. Меня предупреждали грузчики (они каждый день ездят на захоронения), что с меня могут взять денег, а дать то же место, что изначально и планировалось.

Ко мне подошли могильщики и повели к могиле. Пока шли один из них сказал, что его зовут Юра, и он хочет получить от меня денег «на помин души». Я вполне натурально психанул, что у меня и так кредитов, и агенты разводят, и денег вообще нет. В итоге он отстал.

Похоронили без проблем, все попрощались, закопали, положили еловых веток, поставили крест (табличка с фотографией очень красиво получилась), венки. Получилась очень красивая, достойная могила.

Итого наши затраты составили: 17 500 морг, 6 000 отпевание, 49 000 ритуальные принадлежности, автобус, грузчики и работы на кладбище по захоронению, 2 510 доплата на кладбище за рушники и холмик. Итого 75 010 рублей. Против 154 810 рублей у агента. Причем качество ритуальных принадлежностей на порядок выше. А если бы мы заказывали сами аналогичные аксессуары, что у агента, наша стоимость была бы еще ниже. Конкретно на ритуальные (гроб, венки, ленты, фото, крест) ушло 29 900. Можно было воспользоваться и бесплатным гробом, тогда платить эту сумму не пришлось. А если тело и лицо были в хорошем состоянии и грим не требовался, то можно было отказаться от услуг морга, сэкономив еще 17 500 рублей. В общем все можно сделать вообще бесплатно, воспользовавшись помощью государства. Но тут уже каждый решает сам.

p.s. Вот сейчас я заново все просматриваю и понимаю, что все равно я переплатил около 18 000, как минимум на автобусе, грузчиках и доставке аксессуаров. Согласно перечню, это уже входило в стоимость тех 16 946 рублей. Но ладно. Что сделано, то сделано, я не буду по этому поводу расстраиваться. Все равно я добился, чего хотел. Я показал на своем опыте, что реально достойно и качественно похоронить близкого человека за относительно небольшие деньги, просто действуя спокойно, адекватно и без нервов, четко зная, что и как нужно делать. И самое главное, не переплачивая огромные суммы агентам. Огромное спасибо моей жене, которая меня поддерживала в этой непростой ситуации и помогала изо всех сил.

Задавайте вопросы. Постараюсь ответить на все.