Раздел девушку на улице

«Ну мой конь, вези меня в дом»,- девушка уселась на меня верхом, но не на спину, а на шею, сжав мою голову между коленей.
«Это нетрадиционный способ посадки на лошадях, когда всадник хочет показать свою власть над конём»,- засмеялась она.
Я катал её по дому, она примеряла перед зеркалом различные сарафаны, полусидя на мне, не выпуская мою голову из своих ног. Наконец девушка выбрала наряд и мы двинулись к озеру.
«Сегодня вечером я жду тебя в моей комнате, моя собачка»,- сказала Наташа улыбаясь.
Весь день я находился под впечатлением события утром. Наташа же вела себя как обычно. При купании на озере я невольно залюбовался её фигурой, стройные крепкие ноги, аппетитная пока, вполне развитая грудь. День закончился вкусным ужином, который приготовили наши мамы и сидение у костра. Я постепенно развеялся и стал забывать о случившеемся, как, вдруг, Наташа зевнула и сказала: «Я иду спать» и при этом многозначительно посмотрела на меня. Меня пронзило электрическим током, хотелось всё рассказать родителям и скинуть этот груз с сердца, но я представил себя запинающимся , рассказывающим, как моё лицо было погружено в женские трусики, зажато между девичьих бёдер.
Позор! Тут я понял, что, конечно, ничего не расскажу.
Вскоре я тоже пошёл спать. Я выждал, пока в доме утихнут все звуки, тихонько отворил дверь, и пошёл к спальне Наташи. Она меня уже ждала, сидя на кровати и читая книгу. Одета она была очень сексуально, короткая белая юбочка и обтягивающая футболка.
«А… пришёл мой раб», улыбнулась девушка.
Я не знал как себя вести и молча стоял посреди комнаты.
«Стань на колени и ползи ко мне», — сказала девушка приказным тоном. Я стал на четвереньки и подполз к Наташе. Она слегка расставила ноги, и я краем глаза увидел трусики под цвет тела.
«Поцелуй меня в губы», — вдруг неожиданно сказала девушка. Не веря своим ушам, я хотел подняться с колен. Наташа резко дёрнула меня за волосы вниз: «Дурак, чмо! Ты мой раб! Ты забыл — где твоё место, раб? У меня между ног!»
С этими словами она схватила меня двумя руками за волосы и с силой притянула лицо к своей промежности. Снова ощущение бессилия, снова знакомый аромат женского тела. Девушка сдвинула бёдра, соединив колени крест на крест у меня на затылке. Её голос только глухо доходил до моих ушей, сжатых женскими бёдрами.
«Посиди немного здесь, раб! Ты должен потихоньку привыкать к моему телу, к моему запаху».
Прошло наверно минут 10, всё это время Наташа плотно держала мою голову между своих ног. Наконец она выпустила меня из своего плена, встала, прошлась по комнате. Она сняла с кровати плотное зелёное покрывало, расстелила его на полу.
«Ложись на покрывало, на спину», — приказала она. Ничего не понимая, я исполнил приказание. Наташа подошла ко мне быстро запахнула меня сначала одной, потом другой стороной покрывала. «Сейчас я тебя хорошенько спеленаю, чтобы ты не испортил мне наслаждения», засмеялась она. Девушка вынула из шкафа ремни, которые при ближайшем рассмотрении оказались упаковочными ремнями, которыми мы прикрепляли багаж на крыше машины по пути на дачу. Они были длинные и прочные. Наташа связала мне ноги на щиколотках, затем вокруг коленей. Затем она стала над моей головой и быстро села ко мне спиной на моё лицо, причём мой нос оказался точно между половинок её попы, которой я утром так любовался, и зашёл с трусиками глубоко в её промежность. Я почувствовал, что Наташа пеленает мои руки верхнюю половину туловища. Я пытался всё время высвободить нос из её попы, так сильно меня не унижали даже в моих самых смелых фантазиях. Девушка заметила мои попытки и, закончив меня связывать, встала надо мной. Я не мог пошевелиться, находился в полной её власти. Страха у меня не было, я уже придумал для себя, что на крайний случай громко позову родителей, не смотря на позор моего положения.
«Тебе не понравилось в моей попке? А что именно не понравилось, запах?»
Наташа издевалась надо мной. Она нагнулась достала из-под кровати пару белых носков.
«Я ношу их уже 3 дня. Соответственно они пахнут, раб.»
Пока я соображал, что к чему и догадался закрыть рот, девушка воткнула пару своих грязных носков мне в рот, и засмеялась.
«Как давно я мечтала подчинить себе парня!»
Языком я пытался вытолкнуть кляп изо рта, но девушка поставила свою ногу мне на лицо.
«Лежать смирно раб!»
Затем произошло то, что окончательно сломало мою гордость. Наташа сняла свои трусики и надела мне их на лицо, постаравшись, чтобы место, соприкасавшееся с её промежностью находилось на моём лице! Это были узкие белые трусики, которые плотно сидели на моём лице, которые невозможно было скинуть, как не верти головой. Они довольно сильно пахли, несмотря на носки в моём рту. Девушка, стояла надо мной, «Я думаю эти трусики тебе по размеру, я буду покупать теперь всегда такой фасончик, они тебе как раз к лицу… Ха-ха», — Наташа продолжала смеяться. Я был унижен и раздавлен, находился в её рабстве, лицо укутано девичьими трусиками, не в силах освободиться. «А теперь увековечим это для истории, я ведь собираюсь долго держать тебя в моём плену, не думай, что всё закончится, когда мы приедем с дачи в город». Я увидел, вспшыку и понял, что девушка несколько раз сфотографировала меня в моём унизительном положении, через трусики я мог видеть только неясные силуэты и свет. Вот и доигрался, теперь я точно её раб, если буду дёргаться, она просто покажет эти фотки. Вдруг я услышал шаги у двери в комнату, стук в двреь и голос наташиной мамы: «Наташа, всё в порядке? Ты не спишь? Я просто услышала твой голос».
Вот он мой момент! Я открыл рот, собираясь позвать на помощь. Но девушка опять предвосхитила ситуацию, я вдруг почувствовал, как она опустилась мне на голову. Девушка плотно уселась мне на лицо, голову сжала между бёдер, начисто лишив меня возможности что-либо сделать. Глупая ситуация, рядом за дверью стоит наташина мама, которая может меня спасти, а моя голова зажата в промежности её дочери. Всё, что я мог сделать, это слабые мычащие звуки, которые скорее всего не выходили за пределы женских ног. Глухо слышала я Наташин голос: «Нет, мама, я сплю, всё хорошо, неохота вставать открывать тебе дверь. Спокойной ночи.»
Мама ушла, а я продолжал лежать под Наташей.
«Теперь ты убедился, что ты в полной моей власти, я могу сидеть на тебе до утра, могу помочиться тебе не лицо, могу использовать тебя как тампон, хааааа… Понимаешь раб, я ведь твоя госпожа. Я высшее существо, твоё место между моих ног, и если ты ещё раз попробуешь сопротивляться, я задушу тебя своей промежностью…