Рубенсовская женщина

Питер Пауль Рубенс, как и Рембрандт, был женат дважды. Его первая жена, Изабелла Брант, на которой он женился в 1609 году, умерла от чумы в 1616 году в возрасте 34 лет. Рубенс искренне оплакивал супругу, хотя слова его письма, посланного после смерти; Изабеллы, звучат несколько странно:

Я потерял действительно хорошую супругу, которую с полным правом можно, даже нужно было любить, потому что она не обладала теми негативными качествами, обычно присущими женскому полу. Она была невздорной, и без обычных женских прихотей, всегда благонравная и жизнерадостная. Из-за этих качеств всеми любима и оплакиваема всеми после смерти.

Как это – «можно, даже нужно было любить»? Создаётся впечатление, что Рубенс неплохо относился к жене, но, как бы это выразиться поточнее – без огонька. Впрочем, быть может это только мои домыслы?

Посмотрим на картины.

Портрет Изабеллы Брант, Питер Пауль Рубенс, около 1610
Очаровательная женщина, особенно покоряют красивые и умные глаза… да и к остальному придраться трудно. Такое ощущение, что подкачал перевод письма. Портрет написан с любовью, в этом сомнений нет.

Автопортрет с супругой.

Почти парадный портрет, но без излишнего пафоса, милый, семейный, и уж совсем не похож на рембрантовский, » С Саскией на коленях» . Очень благочинный.

Портрет Изабеллы Брант. около 1626г.

Ну, вот здесь всё-таки немножко прелестей мы видим. Но всё равно очень скромно. До Рембрандта с его Данаями и Вирсавиями далеко. Но как же знаменитые «рубенсовские» женщины? Ведь именно благодаря ему страдающие от целлюлита дамы могут называться столь поэтически. Именно этот художник, можно сказать, воспел «спелые прелести», как элегантно выражается Александр Васильев. Так почему же он не воспел прелести Изабеллы в полной мере?

Но, быть может, Рубенс не был таким гулякой-воякой, стремящимся выставить на всеобщее обозрение все прелести своей супруги? Или она сама этого не хотела? Кстати, по меркам 18 века, Изабелла была худышкой. Может быть, в этом всё дело? Рубенс, любитель женщин с «весомыми достоинствами» не хотел писать свою «тощую» жену во всей красе? Ан нет, дорогие товарищи. Рубенс в конце жизни говорил своим ученикам: «Вам повезло! У вас есть натурщицы. В мои времена женщины были слишком толстые». Полнота же фламандок объяснялась просто – она являлась признаком достатка и благополучия и была в те времена в моде. Так что стройная Изабелла была для художника отрадным исключением. Почему же он не оставил потомкам ни одного доказательства её исключительности?

Попробуем разобраться.

После смерти Изабеллы Рубенс вдовствовал не слишком долго и в 1630 году в возрасте 53-х лет женился на 16-тилетней Елене Фоурмен.

И тут уже художник не особо скромничал. Наряду с очаровательными и целомудренными портретами Елены Фоурмен, мы видим картины на различные сюжеты с ней же, в образе пастушки или Вирсавии.

Пастушеская сцена

Вирсавия

Но самой откровенной, нежной и чувственной юная жена Рубенса предстаёт перед нами на картине «Шубка», которую называют ещё «Венерой в мехах».


После смерти Рубенса Елена хотела уничтожить эту работу и другие, на которых она тоже была обнажена, но через духовника её уговорили не делать этого. И слава Богу!
Да, чувственность и пылкость Рубенса в полной мере проявились в восторженном любовании его второй женой, пусть не обладавшей изысканностью и тонкостью Изабеллы, но такой прелестной и соблазнительной! И всё же рука не поднимается осудить немолодого по меркам 17 века Рубенса за его увлечённость. Тем более, что если мы внимательно посмотрим на портреты обеих его жён, то заметим очевидное сходство. Те же выпуклые миндалевидные глаза, тонкий, чуть вздёрнутый пикантный носик, пухлые, изящно вырезанные губы, дугообразные брови… Право, если бы не знала, то решила бы, что передо мной родные сёстры. И подумалось мне, что Рубенс выбрал Елену, быть может, потому, что она напоминала ему юную Изабеллу. А уж почему нам не известно ни одно изображение Изабеллы в стиле «ню» — тайна сия велика есть. Может она и в самом деле была чрезвычайно скромна.
И, несмотря на отсутствие откровенных изображений, Изабелла остаётся для нас настоящей рубенсовской женщиной – его первой любимой женой. А семейный портрет с Изабеллой, поразивший современников естественностью, новизной и свежестью исполнения, положил конец чопорным и отстранённым изображениям любящих супругов. И конечно же, этим «ноу хау» Рубенс не замедлили воспользоваться наиболее продвинутые художники того времени.

Про комплексы. Или рубенсовские женщины снова входят в моду

ЖЕНЩИНЫ снова В МОДЕ или почему модельная внешность считалась красивой?

За последние полвека естественное стремление женщин к стройности превратилось в неестественное желание похудеть до параметров вешалки для одежды. Социологи, культурологи и врачи пытаются определить главного виновника возникновения этой нездоровой тенденции, но к единому мнению пока не пришли.

В 2000 году, проанализировав параметры всех девушек, получивших почетное звание «Мисс Америка» за 78 лет существования этого конкурса, группа американских диетологов пришла к неутешительному выводу. До Второй мировой войны индекс массы тела(отношение веса к квадрату роста) почти у всех красоток находился в нормальных пределах: 20-25. Но во второй половине столетия этот показатель быстро скатился к 18,5 и ниже, а это, согласно критериям ВОЗ, означает дистрофию.

Ориентируясь на навязанные журналами и телевидением стереотипы, обычные женщины начинают как минимум комплексовать по поводу своей непристойной толщины, многие перманентно (и безрезультатно) сидят на диетах, а некоторые, особенно молодые, доводят себя до анорексии. Например, согласно опросу британского журнала Real, 84% дам с нормальным весом мечтают сбросить хотя бы 4 килограмма, чтобы выглядеть как их любимые актрисы или модели.

Почему нам кажется, что торчащие кости таза — это красиво?

Вариантов ответа несколько.

Виновата Коко Шанель

Плоская, как доска, выросшая в бедности и плохо питавшаяся, Коко до смерти завидовала и одновременно презирала пышногрудых аристократок — идеал belle epoque. Она мечтала взять реванш, и это ей удалось: знаменитые костюмы от Шанель куда лучше смотрятся на тощей фигуре, а маленькое черное платье, обтягивающее грудь пятого размера и внушительные бедра, даже представить невозможно.

Виноваты дизайнеры-гомосексуалисты

Так уж сложилось, что многие творцы дамской одежды имеют нетрадиционную ориентацию. Естественно, им больше по душе «мальчиковая» фигура.

Подбирая манекенщиц на свой вкус, они формируют новую массовую моду. Эксперты, проанализировав фотографии девушек ню в эротических журналах, пришли к выводу: с 1953 года, когда был создан Playboy, фигуры барышень стали гораздо «мужественнее». Фотомодели не просто похудели: у них изменилось соотношение между грудью, талией и бедрами. Бюст и зад уменьшаются, талия растет. Специалисты бьют тревогу: если так пойдет и дальше, мужчины вообще перестанут замечать разницу между полами, и тогда человечество рискует вымереть.

Виновато массовое производство одежды

Самая простая, но вполне обоснованная версия: именно послевоенный экономический расцвет породил массовую индустрию одежды, шьющейся по стандартным лекалам. Понятно, что на плоскую фигуру шить гораздо проще: меньше вытачек. А на подиуме такая одежда красиво драпируется и смотрится очень привлекательно, если повесить ее на высокую ходячую вешалку. Сговор мировых брендов не понадобился. Достаточно было выпустить на подиум Твигги— обаятельный скелетик в мини-юбке, и слабой половине человечества сразу стало ясно: пора худеть.

Виноваты хиппи

Точнее, молодежный бунт, начавшийся в 60-х. До Второй мировой войны главными потребителями косметики и одежды были замужние дамы, в основном — домохозяйки. Но поколение «бэби-бума», избалованное семейным благополучием и небывалыми общественными свободами, быстро оперилось, объявило о «разрыве поколений» и потребовало всего-всего лично для себя: музыки, одежды, журналов, стиля.

Промышленность, естественно, отреагировала на новый спрос, переориентировавшись на молодежь как более активного и «жадного» потребителя. Именно поэтому силуэт девушки-подростка вытеснил со страниц модных журналов и с подиумов статную фигуру рожавшей женщины. А рожавшим женщинам пришлось приспосабливаться к обстоятельствам, так сказать, постфактум.

Виноваты «сытые» времена

Идеал — он на то и идеал, что трудно достижим и не является нормой. Поэтому в холерно-чумные времена Возрождения художники воспевали то, что потом назовут «рубенсовскими формами». Обильное тело считалось образцом красоты, поскольку впалые щеки и выпирающие ребра означали болезнь или низкое происхождение.

Пышные телеса и сейчас в чести — у первобытных народов Океании и Африки. Там, где еда достается с трудом, девиц на выданье откармливают, словно бычков на убой. Но в благополучной послевоенной Европе и Америке гамбургеров и спагетти хватало всем. Поэтому лишний вес стал приметой простых девчонок, а впалый живот и выпирающие скулы — привилегией аристократок и содержанок, лениво ковыряющих вилкой салатные листья.

Виноват упадок религиозной веры и всеобщий скептицизм

Британский писатель Джон Фаулз в своем эссе «Собирайтесь вместе, о вы, старлетки!», написанном в 60-е годы, выдвинул убедительную версию, объясняющую, почему человечество после Второй мировой войны столь безоглядно стало поклоняться образу юной девушки.

«Мы прекрасно знаем, как смехотворно представление о том, что привлекательность женщины и ее способность получать и давать сексуальное удовлетворение резко снижаютсяпосле двадцати пяти. На самом-то деле все как раз наоборот!» — восклицает Фаулз. А причина «всеобщей девушкинизапии» — в том, что после двух мировых войн человечество рассталось с иллюзиями.

Оно больше не верит в Бога, справедливость, доброту и бессмертную душу. Человек хочет жить и наслаждаться здесь и сейчас, а мысль о старении и смерти пугает его до судорог. Поэтому все стремятся выглядеть как можно моложе.

И поэтому мужчины, правящие миром, стремятся окружить себя тоненькими большеглазыми глупыми девицами, не выглядящими старше шестнадцати (история началась с современниц Фаулза — Твигги и Одри Хепберн). Они и становятся идеалом женской красоты.

Очевидно, ответ на вопрос «Почему худышки признаны эталоном?» складывается из всех перечисленных версий. Но, по последним данным, вопрос уже начинает устаревать. Женщины, не утратившие здравого смысла в борьбе с килограммами, скоро будут праздновать победу.

По опросу, проведенному в нескольких странах компанией Safeway, мужчинам уже приелись тощенькие барышни. 87% опрошенных признались, что неравнодушны к дамам с аппетитными ягодицами и бюстом, хотя, конечно, тонкая талия подразумевается. Тайный заговор инопланетян и дизайнеров терпит поражение.

Ура! Женщины снова в моде!!!

Так что девочки, отбросим комплексы, мы в тренде)

Женщины с полотен Рубенса: гротеск или щедрость природы?


Питер Пауль Рубенс. Слева – Венера перед зеркалом, 1612. Справа – Похищение дочерей Левкиппа, ок. 1618 | Фото: rybens.ru

28 июня исполняется 439 лет со дня рождения знаменитого фламандского художника Питера Пауля Рубенса. Споры о рубенсовских «грациях» длятся уже не одно десятилетие. Ничто так не подвержено частым переменам, как эстетические идеалы и каноны красоты. И эта тема не дает покоя искусствоведам и любителям живописи: так что же все-таки воплотил художник в своих работах – собственные предпочтения, идеалы эпохи Возрождения или ироничное их преувеличение?

Рубенс. Персей и Андромеда, 1620-1621 | Фото: allpainters.ru

Творчество Рубенса считают связующим звеном двух культурных эпох – Возрождения и XVII в. Как известно, в культуре Ренессанса возрождались античные традиции, с их культивированием красоты человеческого тела, прославлением свободы и гармонии, изображением обнаженной натуры – всего того, что во времена Средневековья находилось под запретом. На смену абстрактной духовности приходит подчеркнутая телесность, происходит реабилитация чувственной красоты. Природа отныне не противопоставляется Богу, а воспринимается как его воплощение на земле, так же, как и человеческая красота.

Рубенс. Слева – Автопортрет с женой Изабеллой Брандт, 1609. Справа – Сыновья художника Альберт и Николас, 1626-1627 | Фото: rybens.ru


Рубенс. Суд Париса, 1625 | Фото: rybens.ru

Представления о женской красоте вполне соответствовали духу самой эпохи: пышные формы воспринимались как свидетельство физического здоровья и внутреннего величия. Брантом пишет: «Вот почему полные женщины заслуживают предпочтения хотя бы ради только их красоты и величия, ибо за эти последние, как и за другие их совершенства, их ценят. Так, гораздо приятнее управлять высоким и красивым боевым конем, и последний доставляет всаднику гораздо больше удовольствия, чем маленькая кляча». Рубенс во многом придерживался эстетики Возрождения, хотя только этим нельзя объяснить созданный им идеал красоты.

Рубенс. Слева – Портрет Изабеллы Брандт, 1625-1626. Справа – Портрет Изабеллы Брандт, 1626 | Фото: rybens.ru


Рубенс. Суд Париса, 1635-1638 | Фото: gallerix.ru

Рубенса также нередко называют основоположником барокко в живописи, хотя это утверждение иногда поддается сомнению. Это верно в том случае, когда речь идет о пышности и богатстве красок, об изображении тяжеловесных фигур в стремительном движении, в моменты невероятного эмоционального напряжения. Один из его поклонников, французский художник XIХ в. Эжен Делакруа говорил: «Его главное качество – это пронзительный дух, то есть поразительная жизнь». В творчестве Рубенса действительно воплотилась барочная телесность и тяжеловесная красота, однако присущая барокко условность уступает у него напору живой реальности.

Рубенс. Слева – Три грации, 1639. Справа – Вирсавия у Фонтана, 1635 | Фото: rybens.ru


Рубенс. Венера и Адонис | Фото: artariya.ru

Идеал рубенсовской красоты далек и от классических канонов, и от современных представлений о ней. Однако его современникам пышнотелые красавицы не казались ни чрезмерно грузными, ни безобразными. Сам художник разделял вкусы большинства представителей своей эпохи: он изображал своих «граций» с явным восхищением, без тени иронии и без преувеличений. Каждый миллиметр их телесных несовершенств выписан с таким тщанием и любовью, что сомнений не остается: Рубенс действительно преклонялся перед таким типом красоты и считал его идеальным для изображения.

Рубенс. Слева – Портрет Елены Фоурмен с ее первенцем Франсом, 1635. Справа – Елена Фоурмен с детьми Клер-Жанной и Франсуа, 1636-1637 | Фото: rybens.ru


Рубенс. Слева – Портрет Елены Фоурмен в свадебном одеянии, 1631. Справа – Портрет Елены Фоурмен | Фото: gallerix.ru

Подтверждением того, что на формирование его идеалов повлияла не только эстетика Возрождения, но и личные предпочтения, является и то, что художник был женат на женщинах именно такого типа и всю жизнь писал их с любовью и восхищением. Чертами Изабеллы Брандт и Елены Фоурмен наделены женские персонажи на многих картинах Рубенса. Историк искусства Э. Фромантен писал: «Похоже, в сердце художника поселился определенный женский тип, который представлялся ему идеальным, поскольку к этому типу красоты можно было отнести в равной степени обеих его жен. Мир Рубенса был закрыт для всех остальных».

Рубенс. Слева – Шубка, 1636-1638. В центре – Автопортрет в шляпе. Справа – Портрет Елены Фоурмен | Фото: gallerix.ru


Рубенс. Венера и Адонис, 1935 | Фото: rybens.ru

Представления о женской красоте со времен Рубенса существенно трансформировались. История великого похудения: от пышных рубенсовских женщин до современных анорексичек за 500 лет

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми: