Сериал секс в большом городе сколько серий

Первая нелепая встреча Кэрри Брэдшоу с мужчиной ее мечты.

Самый интересный эпизод, который можно просматривать постоянно, — это когда главная героиня сталкивается на улице с Мистером Бигом. Именно в этот момент у нее падает сумочка, откуда выскакивают пачка презервативов и другие женские штучки. Нельзя не признать, что не только Кэрри прекрасна в черном мини-платье, но и сам Мистер Биг, который появляется как джентльмен в костюме и тоже очень даже неплох.

Саманта Джонс драматично расстается с Ричардом

Именно здесь Саманта показывает всем женщинам, как правильно нужно расставаться с мужчиной, который больше не делает тебя счастливой. А их диалог можно назвать актуальным во все времена:
Ричард: «Я люблю тебя».
Саманта: «Я люблю тебя, Ричард, но себя я люблю больше».
Таким запомнился этот драматичный эпизод, покидая неверного возлюбленного, Саманта показала, что любовь к себе стоит на первом месте. Правда, позже их отношения еще возобновятся, но это уже не главное.

Шарлотта Йорк разрывает отношения с Треем

Шарлотта объявляет Трею о том, что уходит от него и разрывает с ним отношения. Несмотря на это, экс-возлюбленный соглашается принять участие в фотосессии для глянцевого журнала. Несмотря на расставание, оба понимают, что когда выйдет обложка с их изображением, то они уже не будут вместе. И все же, редакция их выбрала, как сказала Йорк, потому что в них они увидели идеальную пару.

Парижский романтический эпизод в финальном сезоне

В последней серии шестого сезона Кэрри вместе со своим возлюбленным Александром Петровским уезжает в Париж. Позже она понимает, что все не так идеалистично, как ей хотелось, и вообще это не то, о чем она мечтала. Тут же появляется Мистер Биг, который прилетает ради того, чтобы навсегда забрать Кэрри в свою жизнь. Именно в этом эпизоде Брэдшоу появилась в шикарном платье, которое запомнилось всем женщинам. Она ждет Петровского в красивом платье от Versace, которое является самым дорогим нарядом из всего сериала, оно стоило 80 тысяч долларов.

И еще одна тема там была. Интересная для моего внутреннего антрополога. Кроме бесконечных вечерних платьев все героини решали какие-то семейные проблемы. И одной из общих тем было наличие или отсутствие детей.
Снова под катом для тех, кто не хочет спойлеров. И тем, кто нежно героинь любит, лучше тоже под кат не ходить и не расстраиваться:)
У Миранды и Шарлотты дети есть. И у них проблемы.
Миранда так заработалась, что не успевает проводить время с сыном, следить за его успехами и вообще спокойно наслаждаться семейной жизнью. Мне нравится, что для съемок использовали все того же мальчика, что играл ее новорожденного сына. Создатели нашли его через несколько лет — и он прожил столько же времени, сколько и его герой, и идеально подходил по возрасту — и к тому же вырос идеальным их общим ребенком — похожим и на нее и на Стива. Так интересно поворачивается жизнь:)

Мирандина проблема решается просто — сменой работы. Я разговаривала со многими людьми, у которых матери усиленно работали, и все они практически в голос говорили — да плевать мне на ее карьеру, мне хотелось, чтобы она была со мной, чтобы мы проводили время вместе, а не сидел я в шкафу, прижимаясь к ее любимому платью, потому что оно пахло ею. Позже, в подростковом возрасте, детям важно, чтобы мать была «кем-то», не просто домашняя мать, у которой все интересы — только дети и пыль, а вот в маленьком возрасте им кажется, что ни одна карьера и успех и состоявшесть не стоит того, что у них не было матери рядом всегда, когда им нужно. Это противоречие между надобностями приходится решать каждой матери, отвертеться не удается. Утешает меня только одно — все мы выросли с работающими и отсутствующими матерями, и в общем ничего, раз все вокруг такие же…
Миранду компенсирует Стив, который не амбициозен, любит телячьи нежности и очень домашний. То есть их ребенок не полностью обделен вниманием.
Шарлотта — другое дело. Она та «правильная», невротическая, на мой взгляд, девочка, которая в пять лет нарисовала себе свадебное платье, в шесть — выбрала имена будущим детям и все оставшееся время прорубается к этому платью и именам. Она хотела детей страстно, но по каким-то неправильным надобностям. Они были прелестные аксессуары в ее картинке идеальной степфордовской жены. Красивая ухоженная дама в нарядном платьице и фартучке с оборочками, а рядом такие же мини-дамы, как она. И все все время на картинке для фотографа.
А в натуре у нее двое детей — и они вовсе не вырезанные из картона картинки. Сюрприиз! Они пачкают, хнычут, лезут в родительскую постель, требуют внимания и просто так не ведут себя как ангелочки. Особенно ее родная дочка, двухлетняя в фильме — это просто подарок адептам чайлдфри. Она исключительно противная. И внешне страшненькая, заросшая черными волосами вся, они у нее, кажется, и из щек растут. И все, что она делает — это орет противным голосом и ревет. Не говорит, не вступает в контакты ни с кем, не идет на руки ни к кому, кроме няни — и все свободное время ревет белугой. Причем Шарлотта демонстрирует полную пустоту в своей хорошенькой головке и даже не делает попыток обеспокоиться — может с ребенком что-то не так? Может ее уже врачами показать? Ну как может нормальный двухлетний ребенок орать и рыдать все-все время?
Она пытается таскать детей за собой везде, не задумываясь, что им может быть скучно, стрессово, что ей все равно некогда ими заниматься.
В середине фильма Миранда и Шарлотта напиваются в личном баре, делясь горестями материнства. И вот тут, хотя я понимаю проблемы родительства — мои мозги, закаленные совсем на другой почве, отказываются сочувствовать этим теткам. Шарлотта не работает, у нее круглосуточная няня и помощница по хозяйству. Не одна и та же особа — а два разных человека. И она смертельно устала быть хорошей матерью? Ой, не надо меня смешить. Лично меня не надо. У Миранды муж все делает, как зайчик, и Магда полностью шуршит по хозяйству. И ее тоже пожалеть? Нет, лично я ни одну из них жалеть не стану. У них проблемы мелкого жемчуга, пусть сами выплакивают глазки.

Теперь перейдем к жареной костлявой Кэрри. Кстати, и ее , и Эйдана, и Бига, чтобы примолодить, зажарили до густого цвета, сама Кэрри — оранжевая, Биг — глянцево коричневый везде, Эйдан — красно-загорелый.
Так вот, семейное счастье Кэрри выглядит ужасным. Два года после замужества она обставляла новую квартиру. И писала новую книгу — про брак. Ну конечно, на пятом десятке лет первый раз немножко выйти замуж — и ты уже спец, и нужно непременно писать книгу, что такое брак. Ну вот. Пишет она свою графоманскую книгу и покупает занавески. Больше, видимо, ничего в ее жизни не происходит. Выглядят они по отношению к друг другу как посторонние люди, не очень хорошо друг друга знающие — и главное, не знающие, чем заняться.
Несколько раз по фильму ее спрашивают про детей. Спрашивают тоже, надо сказать, оскорбительно — будто это ее обязанность и само собой разумеется, они обязаны хотеть. Каждый раз с преувеличенно девочкинским хлопаньем ресницами Кэрри говорит наивным голоском — ой, это не мы. Поймите меня правильно, я очень люблю детей ( фальшиво восторженным голоском), но это не для нас. Мы другие люди! — последние слова она пытается произносить с неубедительной уверенностью.
Во-первых, я думаю сразу — чего же ты, как курица под колесами, мечешься туда-сюда? Кто не захотел с русским художником жить, потому что он твердо сказал, что детей у него больше не будет? А теперь, оказывается, ты и не хочешь их?
Но главное не это. Главное то, что им с Бигом совершенно нечего делать вместе. Вот физически нечего! Последний этап — привезли два года ожидаемый диванчик в гостиную, и теперь их дом завершен. И делать больше нечего.
Если бы у них были дети — они бы не выбирали занятия, занятия жевали бы ими. Если ты «профессионально» хочешь детей — у тебя полно занятий с ними и ими. Если ты формально хочешь детей — у тебя все равно, как в армии, помимо твоего выбора есть занятия. Но часть времени семейного была бы занята автоматически, а иногда и все время.
Хозяйства Кэрри не ведет ввиду полного неумения, нежелания и уверенности, что она создана для другого. То есть вот совсем не ведет — ни плюшек, ни макарон сварить, ни пыль вытереть, ни продуктов купить, ни унитаз почистить. Представляете, какой гигантский пласт хлопот отпадает совсем и сколько времени освобождается, которое нужно как-то убить?
Она с гордостью во время ссоры говорит Бигу — ты женился на мне красный флаг видел — должен был заметить, что я скорее коко шанель, чем кок о ван ( это курица приготовленная в вине)?
Вот так пупсик тощий встает в позу и говорит — я создана для коко шанель. А мужчина не говорит — да ну, брось заливать!
Руководство поклейкой обоев ( кстати, дивных!) и покупкой пуфиков она осуществила. Без энтузаизму, поскольку эти низкие занятия отвлекали ее от высшей жизни. Но и они теперь закончились.
И что теперь???
Так. Готовить и кормить мужа она не любит и не умеет. Прибираться не нужно. Детям носы и попы вытирать не нужно. Бигу — еще не нужно.
Читать она не любит, не знаю даже, умеет ли. Чукча, как мы знаем, не читатель, чукча писатель. Книг, кстати, в интерьере я что-то тоже не помню! Если они и есть у них, то как-то так незаметно вписаны в интерьерчик. (эээх, если бы у меня было все время свободное и денег завались — я бы скупила все книги, о которых мечтаю и все свободное время валялась бы и читала-читала-читала) Творческих способностей никаких нет. Петь там, рисовать, одежду сочинять. Писателем стать? Так она вроде уже. Беда только в том, что она умеет писать только про то, что видит — как подруги разевают рот, а их судьба фейсом об тейбл. А когда подруги ушли из большого секса, обзавелись детьми и служанками, жизнь ровная — о чем писать? Приключения пожилой нимфоманки Саманты? Это на очень узкую публику. В жизни самой Керри нет даже служанок и детей. Бига можно описать за три минуты. Раньше можно было писать о том, как он в руки не давался, а теперь тут, на кушетке, что с него возьмешь, какую литературу?

Так меня всегда смешило, когда Кэрри важно представлялась: Кэрри Бредшоу, писатель.
Какой она писатель, прости господи. Бабские колонки трындеть — ни о чем и о мужиках-козлах?
То есть, писательство, как занятие, тоже отпадает. Все описано, из всего книжки выжаты, теперь нужно ждать полосы разводов, чтобы что-то можно было накропать.
А у Бига, главное, интересы такие подлые-подлые. Вот специально, чтобы Кэрри позлить. Во-первых, он приносит домой готовую еду в пакете из ресторанчиков. Вместо того, чтобы она надела полуголое платье и пошла есть где-нибудь, а не за семейным столом. Во-вторых, он, скотина, на диване купленном лежит!!! Вот прямо так лежит и читает свежую газету после тяжелого финансистского рабочего дня! Ну не сволочь ли? Отдыхал там на работе целый день со своими индексами Доу-Джонса, а теперь ему лень надеть тройку и жену, уставшую дома сидеть, в люди вывести? Ему видите ли там душно, народ толчется и толкается, шумно, разговоры ни о чем и на ноги наступают. Совсем охренел?? Там же жизнь! Там, во-первых, душно и накурено, во-вторых, там тесно и шумно, в-третьих, там толкаются! Наша птичка умрет без этого, как без каканья с ветки!
Мало того, что он, гад, лежанкой пользуется для лежания, так он еще и ноги туда в замшевых туфлях положил! Не то, чтобы Кэрри за лежанку заплатила и ей приходится ее пылесосить, но она в принципе такую наглость позволить ему не может, о чем ему недвусмысленно намекает. А он, гад, знаете что делает? На что он способен только, чтобы бедную женщину достать? Он снимает немедленно ноги с дивана! Ну вот скажите, можно ли после этого не дать ему прямо в пятак? Он что, русского английского языка не понимает? Издевается? Думает замшевыми тапками отделаться? Он же должен, обязан просто всего себя с дивана снять, одеть в костюм и понести туда, где душно, толкаются и наступают на ноги. А ему, между прочим, 56, и диванчик гораздо милее прокуренной толпы. Особенно ежедневно.
Лежать на диване в семейной жизни, согласно Кэрри, тоже нельзя. Ну что, что там еще остается? Секс и телевизор. И тут их взгляды сталкиваются непоправимо. На свадьбе у гейских друзей, окруженные одними друзьями, мучающимися с орущими детьми, и другой подругой, долбящей в стену собственным затылком, подталкиваемым горячим итальянским бетоноукладчиком с противоположного конца, наша парочка обнимается и смотрит старый черно-белый фильм с Кларкой Гейблом.
Кэрри-то делает довольную мордочку во время и по окончании считает, что отработала пахоту. А Биг-дурачок, думает, что ей понравилось — и покупает ей на годовщину свадьбы большой плоский телевизор прямо в спальню, чтобы лежать в постели и смотреть черно-белые фильмы.
Кэрри оскорблена, просто раздавлена оскорблением! Телевизор???? Чтобы с ним смотреть в спальне кино???????????? В то время как она создана по меньшей мере для бриллиантов как птичка для занятий на веточке???
И это занятие провалилось. Даже телевизор Кэрри не в состоянии смотреть. Остается секс, но им тоже все время не займешь.
И вот сидят они с недоумением на загорелых лицах.
Он хочет с нею есть дома, валяться на диване, читать, смотреть в постели старые фильмы.
А она вся трепещет от негодования. У нее запросы высокие. Ей нужно тусоваться каждый день где-то. Выгуливать платья, показывать себя, вызывать восторги ( присочиненные авторами сценария). Может, Биг недостоин ее, начинает у нее закрадываться мысль? Ну подумаешь любит, подумаешь аппартменты с обувной комнатой равной небольшой квартирке? Но как-то он… не очень старается!
Тут она в сердцах придумывает, что на два дня уйдет пожить в свою старую квартиру. Ей-де писать нужно. То есть в пустой и обставленной квартире семейной целый день без детей, кошек и мужа, у нее свободы писать нет и она страдает. Поэтому она уйдет в свою пустую холостяцкую квартирку и будет там творить. Окей, медленно говорит Биг.
Мы все понимаем, что ни фига творить ей не нужно, это так, завуалированная угроза — мне нужно побыть одной, разобраться в себе, может, ты мне и не нужен, скотина такая, может ты мою птичкину жизнь заедаешь?
Она пишет даже. Один день. А потом улепетывает с подругами тусоваться.
Возвращается домой, отдохнувшая, соскучившаяся и с тайной уверенностью, что муж припугнут достаточно.
А муж тоже соскучился, радостно ее в постель затащил, а после так же радостно сказал: Я тут знаешь что подумал? Я так по тебе соскучился, пока тебя не было. ( и буду теперь с тобой тусоваться, где захочешь, готова услышать Кэрри) По-моему, ты классно придумала! Я тоже теперь так хочу — каждую неделю куда-нибудь один на два дня, две ночи уходить. Буду там заниматься тем, что мне мило, не расстраивая тебя, дорогая, а потом с новым желанием возвращаться домой и водить тебя в толпу и накуренность?
И тут Кэрри таааааак обиделась! Понятное дело, она, птичка с высокими запросами, хочет высоких ответов. Но он-то гад каким местом тут? Она себя ищт, а он же просто увиливать от ее обслуживания будет!!! Разве это семейная жизнь?? Разве на такое я подписывалась??
Биг — супер. Надо сказать, что практически во всех ситуациях сериала( кроме сбегания со свадьбы) я сочувствую ему, а не Кэрри.
Ну вооот.
Кончилось все, конечно, капитуляцией Бига, принесением в зубах затребованных драгоценностей в виде черных бриллиантов и мягким запретом думать о двух днях вне дома. Подруга вон попала в точку, и больную точку, спросив: неужели тебе не обидно, что он рассматривает тебя как работу, от которой два дня в неделю нужно отдыхать?
Короче, жизнь у этой пары беспросветная. Интересов практически никаких, а те, что есть, не совпадают ни в чем.
Если создатели будут столь немилосердны, что сочинят третью часть, то там ( в добром варианте) Кэрри заведет ребенка и наконец займет чем-то свою жалкую тупенькую головку и бесцельное время, либо ( в циничном варианте) тетки побегут разводиться, Кэрри бросит Бига и будет всех уверять, что она счастлива, поиск мужчин был ошибкой, а создана она для высокого (каблука), творчества бабских пописулек и свободы носить клоунские наряды в молодежные тусовки и любоваться собой со все возрастающим отрывом от реальности ( и все это — как птичка для сами помните чего с ветки!).
Уф:)
Предыдущий пост про фильм