Стих он убегал

Он убегал… в него стреляли люди…

Он убегал… в него стреляли люди…
Проваливаясь лапой в рыхлый снег,
Волк твёрдо знал: спасения не будет…
И зверя нет страшней, чем ЧЕЛОВЕК…
А в этот миг за сотни километров,
Был в исполненье смертный приговор…
Девчонка малолетняя там где-то
Уже четвёртый делала аборт…
Малыш кричал!!! Но крик никто не слушал…
Он звал на помощь: «МАМОЧКА, ПОСТОЙ!!!
Ты дай мне шанс, чтобы тебе быть нужным!!!
Дай мне возможность жить!!! Ведь я живой!!!»
А волк бежал… собаки глотку рвали…
Кричали люди пьяные в лесу…
Его уже почти совсем догнали…
Волк вскинул морду и смахнул слезу…
Малыш кричал, слезами заливаясь…
Как страшно НЕ РОДИВШИСЬ УМЕРЕТЬ!
И от железки спрятаться пытаясь,
Мечтал в глаза он маме посмотреть…
Вот только «маме» этого не нужно…
Не МОДНО стало, видите ль, рожать…
Она на глупость тратит свою душу…
Своих детей «не в падлу» убивать…
А волк упал без сил… так было надо…
Он от волчицы ВАРВАРОВ увёл…
Одна она с волчатами осталась,
Когда он на себя взял приговор…
Собаки рвали в клочья его тело!
Но только душу волчью не порвать!!!
Душа его счастливой мчалась в небо!!!
РАДИ ДЕТЕЙ ЕСТЬ СМЫСЛ УМИРАТЬ!!!
И кто, скажите, зверь на самом деле?
И почему противен этот век???
А просто ЧЕЛОВЕЧНЕЕ НАС ЗВЕРИ…
И зверя нет страшней, чем ЧЕЛОВЕК!!!
10.03.2009

Он убегал… В него стреляли люди…
Проваливаясь лапой в рыхлый снег,
Волк твёрдо знал: спасения не будет
И зверя нет страшней, чем человек.
А в этот миг за сотни километров,
Был в исполнении ужасный приговор:
Девчонка малолетняя там где-то
Уже четвёртый делала аборт.
Малыш кричал!!! Но крик никто не слушал.
Он звал на помощь: «Мамочка, постой!!!
Ты дай мне шанс, чтобы тебе быть нужным!
Дай мне возможность жить! Ведь я живой!!!»
А волк бежал… Собаки глотку рвали…
Кричали люди пьяные в лесу
Его уже почти совсем догнали,
Волк вскинул морду и смахнул слезу…
Малыш кричал, слезами заливаясь,
Как страшно, не родившись, умереть!
И от железки спрятаться пытаясь,
Мечтал в глаза он маме посмотреть.
Вот только «маме» этого не нужно —
Не модно стало, видите ль, рожать!
Она на глупость тратит свою душу,
Своих детей так просто убивать.
А волк упал без сил… Так было надо —
Он от волчицы варваров увёл —
Одна она с волчатами осталась,
Когда он на себя взял приговор…
Собаки рвали в клочья его тело,
Но только душу волчью не порвать!
Душа его счастливой мчалась в небо —
Ради детей есть смысл умирать!!!
И кто, скажите, зверь на самом деле?
И почему противен этот век?
А просто человечней стали звери,
И зверя нет страшней, чем человек!

Волк и человек: уроки человечности

Волк и человек: уроки человечности

Он убегал… В него стреляли люди… Проваливаясь лапой в рыхлый снег, волк твёрдо знал: спасения не будет, поскольку нет страшней, чем человек…

Мы слишком долго твердили о том, что человек — Царь природы, чванились и важничали, а теперь всё яснее понимаем, что человек — это лишь незначительная часть Природы, всецело зависящаяя от Неё.

Удачная на днях была охота,
Легко нашёл я логово волков.
Волчицу сразу пристрелил я дробью,
Загрыз мой пёс двоих её щенков.
Уж хвастался жене своей добычей,
Как вдалеке раздался волчий вой,
Но в этот раз какой-то необычный.
Он был пропитан горем и тоской.
А утром следующего дня,
Хоть я и сплю довольно крепко,
У дома грохот разбудил меня,
Я выбежал, в чем был, за дверку.
Картина дикая моим глазам предстала:
У дома моего, стоял огромный волк.
Пёс на цепи, и цепь не доставала,
Да и наверное, он бы помочь не смог.
А рядом с ним, стояла моя дочь,
И весело его хвостом играла.
Ничем не мог я в этот миг помочь,
А что в опасности — она не понимала.
Мы встретились с волком глазами.
«Глава семьи той», — сразу понял я,
И только прошептал губами:
«Не трогай дочь, уж лучше ты меня убей.»
Глаза мои наполнились слезами,
И дочь с вопросом: «Папа, что с тобой?» —
Оставив волчий хвост, тотчас же подбежала,
Прижал её к себе одной рукой.
А волк ушёл, оставив нас в покое.
И не принёс вреда ни дочери, ни мне,
За причиненные ему мной боль и горе,
За смерть его волчицы и детей.
Он отомстил.
Но отомстил без крови.
Он показал, что он сильней людей.
Он передал своё мне чувство боли.
И дал понять, что я убил ДЕТЕЙ.

Он убегал… В него стреляли люди…
Проваливаясь лапой в рыхлый снег,
Волк твёрдо знал: спасения не будет
И зверя нет страшней, чем человек.
А в этот миг за сотни километров,
Был в исполнении ужасный приговор:
Девчонка малолетняя там где-то
Уже четвёртый делала аборт.
Малыш кричал, но крик никто не слушал.
Он звал на помощь: «Мамочка, постой!! !
Ты дай мне шанс, чтобы тебе быть нужным!
Дай мне возможность жить! Ведь я живой!!!»
А волк бежал… Собаки глотку рвали…
Кричали люди пьяные в лесу
Его уже почти совсем догнали,
Волк вскинул морду и смахнул слезу…
Малыш кричал, слезами заливаясь,
Как страшно, не родившись, умереть!
И от железки спрятаться пытаясь,
Мечтал в глаза он маме посмотреть.
Вот только «маме» этого не нужно —
Не модно стало, видите ль, рожать!
Она на глупость тратит свою душу,
Своих детей «не в падлу» убивать.
А волк упал без сил… Так было надо —
Он от волчицы варваров увёл —
Одна она с волчатами осталась,
Когда он на себя взял приговор…
Собаки рвали в клочья его тело,
Но только душу волчью не порвать!
Душа его счастливой мчалась в небо —
Ради детей есть смысл умирать! !
И кто, скажите, зверь на самом деле?
И почему противен этот век?
А просто человечнее нас звери,
И зверя нет страшней, чем человек!

А волки гораздо добрее людей,
Намного порядочней в стае.
И, ради местечка себе потеплей,
Друг друга они не съедают…
И людям учиться пора бы у них,
Не прятать оскал лицемерно,
И не предавать ради целей своих,
Живя, как шакалы и стервы…
А волки – они человечней людей.
Их верность не купишь деньгами…
И, жизнью отважно рискуя своей,
Не страшно им быть вожаками.
А люди, увы, прогибаться спешат,
Вкус денег нутром ощущая…
А волки растят настоящих волчат
И слабость себе не прощают…
А люди людей называют зверьми,
Не зная, что звери, возможно,
Друг друга в сердцах обзывают людьми,
Сильней обозвать невозможно…
Ведь люди мечты предают и друзей,
Им рабство свободы дороже…
А волки гораздо умнее людей.
Их зайцев доход не тревожит…
Не смотрят в медведя они кошелёк
И не голосуют за белок.
А вот человек зачастую жесток,
Ведь жаден, завистлив и мелок.
В толпе одноликой, в безумной толпе –
Людей, что похожи с волками,
Не встретить, ведь в жизни они и в судьбе
Остались себе вожаками.
От мнений зависеть чужих и идей –
Ну разве же это не пытка?
Вот волку тепло от волчицы своей,
А людям от золота в слитках…
Ирина Самарина-Лабиринт

И зверя нет страшней, чем человек

Лес, ночь, снег. По ночному лесу слышны выстрелы и лай собак. Это охота, охота на волков. Просто ради забавы. Люди… Жестокие существа, думающие только о себе, о забаве, о прихотях. Собаки взяли след, слышны только крики: «След взяли! Бежим! Ружья зарядить!». Среди деревьев виднелись мелькающие фонарики, но ночь была ясная и свет полной луны лишал последней надежды скрыться стае в темноте.
Выстрел!
Промах… Стая бежит, они напуганы, собаки так и держат след, не упускают из вида. Суматоха, смех, разбиваются бутылки, лай…
Выстрел!
«Леха, один упал, берем его!» — эти слова врезались в атмосферу, стая остановилась, они не бросят своего. Все в напряжении, собаки, волки, люди, кто знает, что может произойти в следующую минуту. Вышел один из них, молодой, но израненный. В глазах его были отчетливо видны эмоции: злость, но в то же время и мудрость, скорбь и ярость… Но как такое возможно? Он же зверь! Как только он сделал шаг вперед, даже собаки испуганно заскулили, в нем невероятная мощь, он понимал жизнь больше нас, он видел больше. Была поздняя ночь, мы гоняли их порядка трех часов и в этот момент мы застыли, застыли потому что нам было страшно… Но почему? Он же зверь! Он волк, а я человек, я умею думать, ведь это же и отличает нас от животных? Ведь, так… Именно такие мысли и посещали меня в этот момент, однако, в тот же миг он медленно подходил к раненному. Мы ранили самку. Боже, он оттаскивает ее к стае. Мы все замерли, такого раньше никогда не видели. Собаки напряжены, видно как им страшно, в то же время они не понимают что происходит. Под светом луны видно, как стая пытается помочь ей. Он стоит. Молодой, но раненный зверь. Собаки… Они на пределе… Одна рванула в сторону раненной, и тот, молодой, но очень сильный зверь цепкой хваткой вцепился ей в горло, собака моментально умерла… Мы испугались, его глаза блеснули искрой, он злится. Рыкнув в сторону своих, он стоит и пристально смотрит на нас… Нам страшно… Но почему? Мы люди, у нас собаки, нас больше! Еще одна рванула, исход тот же. Он защищает… Но он не вожак, вожак вон, впереди стаи бежит, его видно было сразу… Неужели из-за нее? Нет, этого не может быть… ОН ЖЕ ЗВЕРЬ! Я понял, что миновать его мы не сможем, либо убить, либо отступиться. Восхищению моему не было предела. Его отвага, его стойкость и спокойствие… Он не нападает, он защищает… Но почему сейчас, почему не раньше? Из-за нее? Но он же зверь… Такого не может быть… Мысль о невозможном не покидает меня до сих пор, я восхищен до глубины души…
Ночь, лес, снег. Сугробы снега не мешают нам спокойно передвигаться по лесу. Снега в этом году было мало. Но его глаза… Зверь, а глаза мудрого монаха. Меня охватывает понимание и паника. «Парни, пошли отсюда, мы здесь ничего не получим». Меня не послушали, спустили собак… Он ждал… Стоял… И снова молниеностная атака, еще одна собака падает замертво. Вторая подбежала сбоку, вцепилась в спину. Быстро скинув ее со спины, он разделался еще с двумя одним махом…
Выстрел!
Наши не сдержались, после того, как дым рассеялся, мы видим, как он стоит один, все собаки уже не встанут, а пуля прошла вскользь, лишь чуть-чуть задев его лапу. Он стоит, не шевелится, смотрит на нас, готовится.
Я не выдержал, перезарядил ружье и встал спиной к нему, направил ружье на своих…
-«Ты чего творишь? Отойди!»
-«Нет. Ты не видишь? Он защищает! Защищает волчицу, которую мы задели!»
-«ОТОЙДИ!»
-«НЕТ! Кто дернется, стреляю! Нам здесь ловить нечего!»
-«Вася, ты с ума сошел? Уйди!»
-«Нет. Стреляйте в меня.»
Я опустил ружье, они тоже. Мы уходим. Я обернулся посмотреть ему в след и увидел его глаза… В них благодарность… Зверь… А знает больше, чем некоторые люди, странно…
Через несколько лет, я бродил по лесу, уже летом, собирал хворост, да и просто хотел побыть один и увидел его. Он шел рядом с ней, с той, которую мы ранили тогда. Это было видно по шрамам. Все таки он защищал ее. Я просто присел на пенек, а они подошли ко мне… Она опасалась меня, не удивительно, ведь это я попал в нее. А он, просто подошел и положил свою голову мне на колено и я чувствовал такую благодарность. Зверь… Может это не они звери, а мы? Что мы творим со своими жизнями? Все эти риторические вопросы, о боже, я так не могу… Я заплакал, просто обнял его и заплакал, произнес только одно слово: «Прости». Он просто посмотрел на меня, а глаза, боже, его глаза… Мудрость, сострадание, благодарность… Он изменил мою жизнь.
День, лето, теплая погода. Я в обнимку с волком, сижу и плачу… Шелест листьев успокоил меня, я освободился от груза, сказав только одно слово. Он изменил мою жизнь и в лучшую сторону, я ему благодарен, как лучшему другу. И нет зверя страшнее, чем человек, а любой зверь может быть лучше человека, только сейчас я это понимаю.