Татарин характер

Великий Булгар

Елена Хабенская
Центр цивилизационных и региональных исследований РАН

Татарский национальный характер: какой он?

В обыденном сознании глубоко укоренилось представление, согласно которому каждый народ обладает особыми, присущими только ему чертами «национального характера». Однако в научном сообществе понятие «национальный характер» различными исследователями трактуется неоднозначно. Некоторые исследователи, отчасти следуя за обыденным сознанием, «переносят» психологическое определение характера как атрибута личности на этнос и вполне серьёзно, без кавычек говорят о «характере этноса». Можно вспомнить, к примеру, как Л.Н.Гумилёв весьма образно прогнозирует поведение четырёх представителей различных национальностей в одной и той же ситуации. Учёный был уверен (и очень талантливо заражает своей уверенностью читателя), что грузин, русский, немец и татарин, оказавшись свидетелями пьяного скандала в трамвае, поведут себя совершенно по-разному. В этом с ним трудно не согласиться. Однако, увлекшись мифологизацией «этнического характера», исследователь почему-то упустил из виду очевидный аргумент своих гипотетических оппонентов, основанный на логичном предположении, что представители одной и той же национальности в большинстве случаев тоже по-разному отреагируют на одну и ту же ситуацию (просто в силу индивидуальных различий).

Подобный подход к феномену «национального характера» (как к неотъемлемому, а главное реальному признаку этнической общности) в значительной степени детерминирован пониманием самого этноса как социокультурного образования, обладающего наряду с другими имманентными характеристиками, специфическими социально-психологическими чертами.
Некоторые апологеты концепции «объективированного» этноса предлагают расширительное толкование «национального характера», полагая, что психический склад нации включает в себя привычки, вкусы, обычаи, традиции. При таком подходе, по сути дела, исчезает различие между «характером» и «культурой». Более того, некоторые исследователи обнаруживают «следы воздействия» народного «характера» в памятниках материальной культуры, в различных видах народного искусства, в таких устойчивых компонентах духовной культуры, как обычаи и даже в речи и языке.
На мой взгляд, подобные определения вполне применимы к феномену, который принято обозначать как «этническую специфику». Включение же в более узкое и весьма абстрактное понятие «национальный характер» атрибутов «этнической культуры» представляется некорректным. Скорее наоборот: «характер» этноса может рассматриваться как одно из многочисленных проявлений его культуры, существующих в виде культурно-обусловленных стереотипов поведения, схожих у представителей одной этнической общности и различающихся у различных этнических групп.
Я разделяю мнение, согласно которому наделение этносов различными характерологическими признаками находится, так сказать, вне науки. Объектом же научного анализа, как справедливо заметил известный советский психолог Б.Ф.Поршнев, могут являться сами этнические стереотипы «национального характера». Иначе говоря, «можно исследовать, как тот или иной народ оценивает свои достоинства и недостатки, как его оценивают или воображают другие… народы, насколько устойчивы или как исторически меняются эти интерэтнические оценки» (Поршнев Б.Ф. Противопоставления как компонент этнического самосознания. М., 1973, с.3).
Исследование группы представителей татарского этнокультурного движения Саратова, Москвы и Казани, о котором рассказано ниже, во многом является подтверждением такой точки зрения. В то же время не могу не согласиться с этнологом В.А.Тишковым в том, что в современном мире, в условиях сложных поликультурных сообществ сведение сути этнической идентичности к иноэтническому противопоставлению «мы» — «они» является недостаточным: этничность как компонент индивидуального самосознания и как общеразделяемая коллективная вера проявляет себя через фундаментальные связи с другими культурными, социальными и политическими общностями, и это означает, что этническое самосознание не обязательно построено на негативной оппозиции и не обязательно по отношению к другим этническим общностям.
В силу специфичности исследуемой группы представителей татарского этнокультурного движения вопрос «существует ли татарский национальный характер и что это такое?» подвигнул респондентов на весьма активное обсуждение этой проблемы. Рефлексия моих собеседников носила ярко выраженный эмоциональный характер, а в их суждениях об особенностях «национального» менталитета в полной мере проявилась противоречивость и иррациональная природа этнической идентичности.
На вопрос, существует ли татарский национальный характер, большинство моих собеседников в Саратове, Москве и Казани ответили утвердительно. При этом перечень характерологических особенностей «своего» этноса (главным образом, позитивных) был невероятно широк.
Наибольшей эмоциональной окраской отличались рассуждения по этому поводу наших саратовских респондентов. У большинства опрошенных в этом регионе обнаружился отчётливый автостереотип — стремление приписать «типичному» представителю татарского этноса лучшие человеческие качества.
Если попытаться синтезировать всё многообразие мнений в единый «портрет», то «типичный» татарин предстанет перед нами как человек открытый, весёлый, жизнерадостный, гостеприимный, религиозный и бережливый. Согласно этому портрету, большинству татар присущи такие качества как целеустремлённость, настойчивость в достижении поставленной цели, предприимчивость, смекалка, находчивость, чувство взаимовыручки. А кроме того — преданность, обязательность и порядочность («татарин никогда не обманет, не предаст, если даст слово — выполнит»). Далее к этому списку добродетелей добавляются: щедрость и простота, скромность и доброта, бескорыстная взаимовыручка и ещё весьма длинный перечень лучших человеческих качеств, повествующий о народе гордом, честном и сплочённом.
Очевидно, эта красочная картинка не имеет ни малейшей этнической специфики и, соответственно, никакого отношения к «национальному характеру» (как татарскому, так и любому другому). Перечисленные добродетели могут быть в равной степени свойственны представителю любой этнической группы, так же как представитель любого этноса может быть их лишён.
Сравнительно немногочисленная часть саратовских респондентов постаралась уйти от заведомо апологетического конструирования характерологических черт, присущих, по их мнению, некоему татарскому обобщённому образу. Для этой части опрошенных представителей татарской интеллигенции характерен более здравый и реалистичный подход к обсуждаемой проблеме. В отличие от большинства, просто перечислявшего все известные положительные человеческие качества, эта часть респондентов попыталась описать специфические характерные черты своего этноса менее эмоционально и восторженно.
Так, один из наших собеседников попытался охарактеризовать национальные особенности «своего» этноса, сопоставив его с другим — еврейским: «Татарский характер я бы обозначил так, в отличие от еврейского: еврей подумает, прежде чем сделает, а татарин, он эмоционален, он сначала может дров наломать, а потом будет жалеть — «ох, погорячился!». Это тюркская натура!.. Есть еврей, которого я за сто татар не променяю, и наоборот, может быть татарин, который только портит саму нацию, и мне стыдно за такого».
Другой респондент, описывая «национальный характер», настаивал на особом коллективизме, общинности «татарской натуры». («Во-первых, татары стремятся держаться общиной. Это заметно, когда проводятся, например, свадьбы — они масштабные, по 200-300 человек, все родственники. Затем, татары очень работоспособные. Возможно, они несколько приземлённые — не столько стремятся, скажем, к образованию, сколько заботятся о том, где и как заработать. Татары любят свою частную собственность»).
Третий лаконично заметил, что «татарскому характеру свойственно делать всё основательно».
По мнению ещё одного нашего собеседника, «татары как нация впитали черты многих народов» и единого, общетатарского характера просто не существует, но можно выделить некие локальные (территориальные) типы. («Я, например, сразу отличаю пензенских татар от саратовских: там свой характер, у саратовских — свой, у астраханских татар — свой»).
Один из наших респондентов сознательно отождествляет понятие «татарский характер» с «крестьянским характером» («В характере большинства татар есть добротность и основательность. Я это связываю с крестьянскими корнями, крестьянин основательно жил на земле»).
Несколько человек из числа собеседников в Саратове не смогли обозначить какой-то отчётливо выраженный татарский характер. Двое — из-за того, что никогда не задавались этим вопросом («хотя, неверное, что-то характерное для каждой нации должно быть», «какие-то черты, традиции передаются»).
И лишь один татарский интеллектуал в Саратове заявил, что не считает «национальный характер» реальностью («это придуманная вещь, упрощение»).
Среди моих казанских собеседников, так же как и в Саратове, преобладало позитивное восприятие «своего» этноса. Однако понимание «национального характера» у опрошенных здесь респондентов не было столь буквальным и редко сводилось к перечислению отдельных черт («Чистоплотность, гостеприимство, приветливость»; «Гостеприимство, радушие, гибкость — умение приспосабливаться к любой ситуации»; «Татарам свойственны стеснительность, скромность, уважительное отношение к представителям других национальностей»).
Кроме того, респонденты называли не только положительные, но и негативные качества, присущие, по их мнению, как отдельным представителям татарского народа, так и этносу в целом («Конечно, существует национальный характер у татар, как и у других народов. Положительные черты: трудолюбие, гордость, стремление хорошо выглядеть — хорошо одеваться, иметь добротное жильё, крепкую семью и т.п. Отрицательные черты: отсутствие единства, ревность, клановость в узком смысле»; «Терпеливость, трудолюбие, неприятие конфликтных ситуаций, молчаливость в сочетании с пассивностью»; «Из положительных черт — трудолюбие, уважение к старшим, тесные родственные связи, чистоплотность. Из отрицательных — самоуничижение»; «Положительные: терпение, тактичность, скромность; отрицательные: продажность, манкуртство»).
Пожалуй, из всех перечисленных качеств чаще других татарам приписывалось трудолюбие и работоспособность («Терпение, быть может, излишнее, толерантность, трудолюбие, которое, конечно же, присуще не только татарам»; «Работоспособность»; «Это народ трудолюбивый прежде всего. Если бы он не был трудолюбивым, он бы давно исчез. Я считаю, что если бы татарам дали возможность проявить себя, они бы сделали это неплохо. На примере Татарстана это уже видно. Народ очень последовательный, упорный, настойчивый»).
Часть наших казанских собеседников объясняли присущие татарам особенности менталитета историческими условиями, в которых формировался и развивался этнос («Национальный характер, объективно говоря, существует. У татар есть специфические черты характера, сложившиеся исторически, — покорность судьбе, гибкость, умение приспосабливаться к существующим условиям»). Такая модель восприятия представляется наиболее цельной и комплексной и отражает значительный уровень рефлексии и осмысления. Респонденты, выводившие «национальный характер» из исторического контекста, не просто приписывали «своему» этносу положительные черты, а пытались описать феномен объективно, в сопоставлении, при этом — достаточно эмоционально и образно («Есть общетюркский характер, я бы так его описал: более эмоциональный, чем другие, больше ценит такие ценности, как история, традиции, привычки, семейственность, стремится к знаниям, связан тесно с природой, мечтателен… Быть татарином последние три-четыре века было трудно, надо было выживать, а для этого — вкалывать (честно вкалывать) — ведь работяг держат все правители, не предавать. В татарах, в отличие от тюрков вообще, больше прагматизма, есть коммерческая жилка… Конкуренция со своими с целью выживания сформировала такую черту татарского характера, как зависть. Татарские общины на территории РФ обязательно делятся надвое, один руководитель обязательно достигнет большего, другой обязательно начинает давить первого… Таким образом, в татарском характере соединились воедино эмоциональность, мечтательность и прагматизм. Татарский характер — это сохранить себя, сохранить главное, иногда меняя цвет, приспосабливаясь… Если татарин скажет, что ему всё нравится, что ему хорошо в России — не верьте, где-то в подкорке он всё равно помнит, что его предки проиграли, потеряли своё государство»).
Любопытными представляются рассуждения нашего респондента — одного из активных деятелей татарского этнокультурного движения Казани — о татарских этнических маргиналах, построенные, судя по всему, на личном опыте («Есть у нас такие манкурты, ни слова по-татарски не знающие, которые против татар же и настроены. Русские, надо сказать, более великодушны к другим нациям, к нам тоже. А уж татарин, если в нём взъелось что-то, он своих братьев не пощадит. С русским руководителем чаще всего очень легко работать. А с «бывшим» татарином, когда у него неопределённое этническое самосознание, не дай Бог. Он же, боясь, что его заподозрят в «татарстве», прежде всего своих душит…»).
По мнению многих, индивидуальные характерологические черты в значительной степени варьируются в зависимости от возраста, социальной принадлежности, степени «урбанизированности» и т.д. («Я считаю, что есть психологические особенности, присущие в значительной степени представителям этого этноса, но говорить о национальном характере, не знаю, можно ли. Если говорить об отдельных чертах, у старшего поколения татар можно выделить уважение к старшим, трудолюбие, может где-то излишнее и необоснованное уважение к начальству, а также упорное желание сохраниться этнически. У молодого поколения этого уже меньше…»; «Мне трудно описать татарский характер. Например, городской татарин будет очень отличаться от сельского. Так, в сельской местности распространено почитание старших очень, в городе это нивелировано. Никогда не был националистом, но могу сказать, что народ трудолюбивый очень. Ратный народ: по числу героев СССР — на втором месте после русских… Татары в деревне настоящие труженики. Достаточно посмотреть на их дома, добротные крыши и сравнить с русскими деревнями. Пьют несравнимо меньше»).
Часть собеседников полагает, что представления о «характере» того или иного народа связаны с бытующими в обществе стереотипами, которые часто бывают далеки от реальности («Я думаю, что какой-то типаж существует. Почему мы, например, связываем с немцем пунктуальность, с испанцем — эмоциональность, с русскими — бесшабашность? Это некие бытующие стереотипы, которые, я считаю, не всегда отражают реальность»).
Как видим, представители татарской интеллигенции Казани в значительно меньшей степени склонны романтизировать характерологические качества своего народа, чем респонденты в Саратове. Мне представляется, что ключ к пониманию этих оценочных расхождений кроется отчасти в различиях этнического окружения тех и других. В Казани представителей «своего» народа вокруг достаточно много: это просто люди, и они разные — коллеги по работе, соседи по подъезду — и с ними складываются различные отношения. Личностный опыт внутриэтнического общения достаточно богат, чтобы диверсифицировать окружающих на «хороших» и «плохих», «добрых» и «злых» и т.д. В иноэтническом же окружении представитель своей этнической группы действительно воспринимается как близкий, ценный уже тем, что говорит на твоём языке и олицетворяет твою культуру. Полагаю, это во многом объясняет особое, мифологизированное восприятие татарского менталитета, преобладание позитивных характеристик при описании национального характера у наших собеседников в Саратове.
Наибольший разброс мнений по поводу того, что такое «национальный характер» и можно ли говорить о нём применительно к современным татарам, возник среди опрошенных представителей московской татарской интеллигенции.
Незначительная часть респондентов-москвичей, размышляя о «татарском характере», описывали «традиционные» черты сельского татарина («Во-первых, татары очень гостеприимный народ. Вы никогда не уйдёте из татарской семьи без угощения. Это у нас в крови. Дальше: народ добрый, доброжелательный…»; «Чистоплотность: даже не имея бытовых условий, водопровода, ни одна татарская женщина не будет готовить, не причесавшись, не укрыв голову. Потом, честность всегда была свойственна татарину: даже во время войны никогда не было замков на домах… Я, конечно, не имею в виду настоящее время…»).
Для москвичей свойственна интерпретация «национального характера» в историческом контексте («Национальный характер формировался веками под влиянием условий жизни. Предки татар — булгары были земледельцами, первая черта, соответственно — трудолюбие. У большинства татар сохранилась коммерческая жилка, они всегда были лучшие «купи-продай», официанты… Татарам также свойственная преданность родству, уважение к старшим…»).
По мнению одних, существовавшая веками необходимость приспосабливаться к тяжёлым условиям жизни выработала в татарах такие черты характера, как осторожность и хитрость («Ну, простой народ как говорит: русский — добродушный, открытый и понятный, татарин — непростой, хитрый. Здесь есть определённая доля правды. Мне кажется, в нашем народе в целом есть некоторая осторожность, инерционность. Это результат того, что 450 лет пассионарный слой народа «вырубался». Все смелые бунтари уничтожались, а у остальных формировался страх и, как черта характера, приспособленчество»).
По мнению других, выживанию особенно способствовало другое качество — трудолюбие, ставшее сегодня в восприятии многих действительно «татарской» чертой («Объединяющая татарская черта — трудолюбие, трудолюбие и трудолюбие. Это действительно татарская черта. И ещё — стремление не останавливаться на достигнутом — будь то научная деятельность или что-то ещё…»).
Третьи полагают, что острая конкуренция и борьба за выживание привели к расколу внутри этноса, сформировав не самые лучшие «татарские» качества, такие, как, например, разобщённость («Что бросается в глаза, хотя об этом трудно говорить и сами татары не любят об этом слушать, — татары оказались внутри себя недружным народом. Это качество идёт из древнейших времён…»).
По мнению многих респондентов, черты и атрибуты «татарского образа жизни» сформировались под сильным влиянием ислама («Татарский характер (и шире — восточный), я думаю, связан с религией — исламом. Для народов Востока главное — это продолжение рода, человек ради этого живёт. Для мусульманина это очень важно. Отсюда вытекают такие черты как чадолюбие, скромность. Конечно, у молодёжи этого уже нет, но у пожилых — да. Ещё воздержанность. Не принято выражать вслух свои чувства, даже горе…»).
Многие собеседники в Москве говорили о «национальном татарском характере» в прошедшем времени, полагая, что сегодня, в условиях всеобщей модернизации и унификации, различия, в том числе и ментальные, между этносами стремительно стираются («Сейчас, конечно, менталитет татарский в значительной степени стирается, потому что они ассимилируются с другими нациями»; «Какие-то особенности в быту можно найти, но национального характера ярко выраженного как такового нет, мне кажется. На современном этапе многие черты уже сгладились»).
В этих условиях часть московских татарских интеллектуалов предлагали рассматривать татарский менталитет в контексте российского, ибо татары, по их мнению, за столетия совместного проживания с русскими и другими российскими народами впитали множество «черт характера» своих соседей («Я думаю, что можно говорить о национальном характере, но с оговоркой, что татарский национальный характер нельзя рассматривать вне общероссийского характера. Если говорить об отдельных чертах, то татарам, как считается, присуща хитрость. Но одновременно — и какая-то беспечность. Это, наверное, уже от российского характера перешло, ведь русские и татары веками жили бок о бок»). Интересно, что в самосознании некоторых наших собеседников представление о татарском национальном характере сосуществует с образом «общероссийского» менталитета. При этом, используя термин «россияне», отдельные респонденты понимают под ним некую цивилизационную общность (включающую и татар).
Вычленение типического в представителях «своего» этноса часто происходит через сопоставление и противопоставление с «другими», как правило, с соседями. Многие наши собеседники (особенно — в Москве и Казани) пытались описать «татарский характер», сравнивая его с русским. Одни респонденты акцентировали внимание на сходстве двух народов («Татары — не наружу, они в себе. Если уж допечёт, тогда могут проявить напор, так же как и русские, они в этом похожи.»; «Да, это упорство в достижении цели. Ну, может быть, ещё решительность характерна. Иногда она носит созидательный характер, иногда разрушительный. Мне кажется, что это и у русских есть, но у татар это качество имеет свою специфику»); другие — на отличиях («С бытовой точки зрения татары, деревенские особенно, очень чистоплотный народ, больше, чем русские…»; «Степень уважения младших к старшим больше у татар, чем у русских»).
При этом в некоторых интервью отчётливо просматривались положительные автостереотипы в сочетании с негативными гетеростереотипами («Среди татар, мне кажется, больше честности и меньше бандитизма и воровства, чем у русских; раньше даже казначеем всегда ставили татарина»; «Принципиальное отличие татар от других народов — в уважительном отношении к собственности. У русских в течение последних нескольких веков выработана антисобственническая психология. Это стало у русских национальной чертой…»). А иногда, напротив, сравнение было не в пользу «своего» этноса («Татарам характерна скрытность, хитрость. Татары хитрее русских, более злобные и мстительные»).
Похоже, что восприятие «национального характера», как и этничности в целом, в значительной степени идёт на уровне чувств, ощущений и слабо поддаётся рефлексии («Все мы люди, живём на одной земле, сейчас нет такой обособленности. Татары — народ коммуникабельный. Они всегда жили среди других народов. Но они никогда не теряли своё лицо. Я всегда чувствую татарина. На каком бы языке он ни говорил, на русском или иностранном, я нутром своим чувствую, что разговариваю с татарином. Как я это определяю? Не знаю… У каждого народа есть что-то характерное, что скорее угадывается, нежели объясняется»).
Можно заключить, что представление о «национальном характере» является значимым компонентом этнического самосознания моих собеседников.
Мифологизация «национального менталитета», сопровождающаяся созданием положительных автостереотипов, базируется на сравнении и противопоставлении своего этноса другому, который выступает в роли контрагента. В восприятии многих моих собеседников таким «контрагентом» является русский народ. Именно в этом поле (татары — русские) работает известная психологическая оппозиция «мы — они». Ощущение этой «оппозиции» подчас бывает скрыто, не-отрефлектировано.
Однако нельзя сказать, что негативные эмоционально-оценочные установки по отношению к русским широко распространены среди опрошенных. Скорее наоборот: значительной частью моих собеседников русский этнос воспринимается в качестве своего рода «референтной группы», на культурные до-стижения которой «надо» ориентироваться, а сравнение с которой «своего» этноса иногда оказывается не в пользу последнего.
Разнообразие и неоднозначность суждений моих собеседников о «национальном характере» никак не позволяют свести основания этнической идентичности к простой бинарной оппозиции «мы — они» или «свой — чужой». Эмпирические данные свидетельствуют в пользу утверж-дения, согласно которому чаще всего позитивное и негативное неразделимы и сосуществуют. В любом случае достаточно расхожий тезис, что «идентичность конструирует своё позитивное через отрицание», т.е. самоутверждение этноса посредством критики других этносов, представляется грубым упрощением.
Проведённое исследование убеждает в том, что единые представления этнокультурной общности о своём «национальном характере» — такой же миф, как и сам «национальный характер».

Нам татарам лишь бы даром? эксклюзив

На одной из пресс-конференций как-то возник вопрос о национальном характере: существует ли такое понятие в принципе или его придумали журналисты? Тогда встал молодой сотрудник популярного столичного издания и ответил: «Про других не скажу, но у нас, татар, национальный характер точно есть — нам татарам лишь бы даром».

Впрочем, найти человека, который отказался бы от халявы весьма затруднительно, так что это, наверное, не главная черта татарского этноса. А какие же тогда основные? Попробуем их найти.

1. Рыжий, рыжий, конопатый

Татар принято считать брюнетами с большими темными глазами. Однако народ давно и прочно ассимилировался со славянами, и потому среди его представителей есть и блондины, и шатены, и конопатые рыжие. Не обязательна и смуглая кожа, высокие скулы, узкий разрез глаз. Кроме того, есть татары крымские, уральские, поволжско-сибирские, южно-камские, достаточно сильно друг от друга отличающиеся. Так что если вы не профессиональный антрополог, то вряд ли определите татарина по глазам, носу или форме губ.

2. Не греет в холода борода

Бороду татары носят крайне редко, видимо, подражая в этом фино-угорским народам, с которыми тоже исторически слились.

3. Фатима, Гульчатай, Резеда…

Татары — мусульмане, но многоженство у них не распространено. Крайне редко татарин имеет даже двух жен. Только если первой супруге, войдя в преклонный возраст, трудно уже ухаживать за домом и детьми, берет вторую — более молодую и сильную. А невесту проверяет так: смотрит, как она режет домашнюю лапшу и хлеб, чем тоньше — тем лучше, будет экономной хозяйкой.

4. Весь в работе

Если немцы, прежде всего, пунктуальные, русские — бесшабашные, то татары — работящие. Хорошо преуспевают они в торговле и ремеслах. Известный историк 19 века Николай Никольский записал в своих «Этнических альбомах»: «Татарина — трудно представить дома даже в мусульманские праздники, он непременно стоит около своей лавки или магазина и беседует с соседями и с проезжающими. Торговля у татар идет лучше, чем у русских».

5. Пальчики оближешь!

Утверждаете, что вам не нравится татарская кухня? Вы ее просто не пробовали! Она вкуснейшая, но почему-то мало известная. Повсеместно популярны лишь чак-чак и азу по-татарски. Конечно, казалык — вяленую конину сегодня найти трудно, но приготовьте бэлиш с мясной, картофельной, или творожной начинкой, кыстыбый с пшенной кашей или перемяч с морковкой или свеклой, точно не пожалеете!

6. Чай не пьешь, где силы берешь?

Чай в Татарстане — излюбленный национальный напиток. Без него не проходит ни одна встреча, не завязывается беседа. С «иртэнгэ чэй» — утреннего чая начинают день. «Чэйгэ чакыру» —древний обычай приглашать на чай. «После чая — на душе лето», — гласит народная пословица.

7. Все мы вышли из татар

Татары уверены — большинство великих людей принадлежат к их народу. Да часто и не поспоришь: Рахманинов, Аксаков, Тютчев, Карамзин, Шереметьев — фамилии татарского происхождения. А в недавно вышедшем фильме «Тайны татар Москвы» утверждается, что даже Минин и Пожарский имели в своем роду татарские корни.

8. Мужик даже если упадет, денежку найдет.

Так утверждает татарская пословица. Народ отличается бережливостью и рачительностью. Татарин обязательно построит себе хороший, удобный дом, создаст крепкое хозяйство. Миллионеров среди татар мало, но и бедных практически нет, в основном они состоятельные, зажиточные люди, умеющие толково распорядится даже небольшими средствами.

9. Кулмек, ыштан, да тюбетейка

Основа национального татарского костюма — свободная туникообразная рубаха (кулмек), широкие штаны (ыштан) и непременная тюбетейка. Ткани даже мужчины всегда предпочитали яркие, восточные, с затейливым узором. А тюбетейку не снимали ни дома, ни на улице, в холодные же дни прямо поверх нее одевали шапку или войлочную шляпу.

10. Много нас!

Татары в нашей стране народ по численности второй, после русских. Их, по данным последней переписи 2010г. чуть больше 5 млн. , а потому они по праву считаются государство образующей нацией. Рядом с нами они живут много веков, так пусть и дальше дружба только крепнет!

А вот, что думают сами о себе известные представители татарского народа.

Наиль Набиуллин, председатель Союза татарской молодежи «Азатлык»

Современный татарский мужчина прекрасно знает несколько языков, русский, английский, разумеется, татарский. Стремится изучить тюркские языки: турецкий, казахский. Он всегда готов прийти на помощь нуждающимся. Он мусульманин, обязательно знающий основные каноны ислама. Любит себя, свою семью, своих родственников. Как государствообразующая нация татары несут ответственность в целом за всю нашу страну, а не только за себя.

Настоящий татарин — любящий многодетный отец, сыновьям и дочерям он стремится дать хорошее образование, да и сам постоянно духовно совершенствуется.

К сожалению, глобализация дает о себе знать, и национальную одежду каждый день он не носит, но стремится к этому. Как минимум, по праздникам одевает тюбетейку, чтобы подчеркнуть свою национальную идентичность. Я тюбетейку ношу каждый день. А для торжественных моментов у меня есть национальный костюм. Впрочем, даже когда одеваюсь по европейски, стремлюсь, чтобы хоть какой то этнический элемент, пусть небольшой, но в окостюме присутствовал.

А еще татарин, как минимум, зажиточный человек.

Раис Сулейманов, научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований (РИСИ):

Современный татарский мужчина — человек светский, преимущественно городской житель, свободно владеющий русским языком, как правило, он носит европейскую одежду, воспринимает русскую культуру не как чужую, а как свою. Может спокойно интегрироваться с русскими, вплоть до браков. В нем нет кавказской экспрессии, он спокоен и миролюбив. Стремится стать человеком состоятельным, материальный достаток для него важен, но он не скопидом.

Татары — интересные обычаи, особенности быта

Татары — титульный народ Республики Татарстан, которая включена в состав Российской Федерации. Это тюркская этногруппа, имеющая множество субэтносов. Ввиду широкого расселения по регионам России и соседних стран, оказали влияние на их этногенез, ассимилируясь с местным населением. Внутри этноса имеется несколько антропологических типов татар. Татарская культура наполнена необычными для русских национальными традициями.

Где живут

Примерно половина (53% общей массы) татар проживает в Республике Татарстан. Другие расселены по остальной территории России. Представители народа живут в районах Средней Азии, Дальнего Востока, Поволжье, Сибири. По территориально-этническому признаку народ делится на 3 большие группы:

  1. Сибирские
  2. Астраханские
  3. Живущие в Среднем Поволжье, Приуралье.

В последнюю группу входят: казанские татары, мишари, тептяри, кряшены. К другим субэносам относятся:

  1. Касимовские татары
  2. Пермские татары
  3. Польско-литовские татары
  4. Чепецкие татары
  5. Нагайбаки

Численность

Всего в мире насчитывается 8 000 000 татар. Из них около 5,5 млн живут в России и субъектах РФ. Это второе место по численности после граждан русской национальности. При этом в Татарстане находится 2 000 000 человек, Башкортостане 1 000 000. Небольшое количество переехало в соседние с Россией регионы:

  • Узбекистан — 320 000;
  • Казахстан — 200 000;
  • Украина — 73 000;
  • Киргизия — 45 000.

Незначительное число живет в Румынии, Турции, Канаде, США, Польше.

Казань — столица Татарстана

Язык

Государственным языком Татарстана является татарский. Он относится к поволжско-кыпчакской подгруппе тюркской ветви алтайских языков. Представители субэтносов разговаривают на своих диалектах. Наиболее близкими являются речевые особенности народов Поволжья и Сибири. В настоящее время татарская письменность основана на кириллице. До этого применялась латиница, а в средние века основой письменности были арабские символы.

Религия

Подавляющее большинство татар — мусульмане, исповедующие ислам суннитского направления. Также встречаются православные христиане. Небольшая часть считает себя атеистами.

Название

Самоназвание нации — татарлар. Ясной версии происхождения термина «татары» нет. Существует несколько версий этимологии этого слова. Основные из них:

  1. Корень тат, означающий «испытывать», плюс суффикс ар — «получающий опыт, советник».
  2. Производная от татувлы — «мирный, союзник».
  3. На некоторых диалектах тат обозначает «иноземец».
  4. На монгольском слово татари означает «плохо разговаривающий».

Согласно двум последним версиям, этими словами называли татар другие племена, которые не понимали их язык, для которых они были чужеземцами.

История

Первые свидетельства о существовании татарских племен нашли в тюркских летописях. Также о татарах упоминают китайские источники как о людях, живших по берегам Амура. Они относятся к 8-10 векам. Историки считают, что предки современных татар образовались при участии хазарских, половских кочевников, племен, населявших Волжскую Булгарию. Они объединились в одну общность со своей культурой, письменностью, языком. В 13 веке была создана Золотая Орда — могущественное государство, имевшее разделение на сословия, аристократию, духовенство. К 15 веку оно распалось на отдельные ханства, которые дали начало формированию субэтнических групп. В более позднее время началась массовая миграция татар по территории Русского государства.
В результате генетических исследований выяснилось, что у разных татарских субэтносов не было общих прародителей. Также наблюдается большое разнообразие генома внутри подгрупп, из чего можно сделать вывод о влиянии на их создание множества народов. У некоторых этногрупп велик процент генома кавказских национальностей, в то время как азиатский почти отсутствует.

Внешность

Татары разных этногрупп имеют различный внешний вид. Это обусловлено большим генетическим разнообразием типов. Всего выявлено 4 вида представителей народа по антропологическому признаку. Это:

  1. Понтийский
  2. Сублапоноидный
  3. Монголоидный
  4. Светлый европейский

В зависимости от антропологического типа люди татарской национальности имеют светлую или темную кожу, волосы и глаза. Представители сибирской этногруппы наиболее схожи с азиатами. У них широкое плоское лицо, узкий разрез глаз, расширенный нос, верхнее веко со складкой. Кожа смуглая, волосы жесткие, черные, темный цвет радужки. Они невысокого роста, приземистые.

Поволжские татары имеют овальное лицо, светлую кожу. Их отличает наличие горбинки на носу, доставшейся, видимо, от кавказских народов. Глаза большие, серые или карие. Мужчины высокого роста, с хорошим телосложением. Встречаются голубоглазые и светловолосые представители этой группы. Казанские татары имеют средне-смуглую кожу, карие глаза, темные волосы. У них правильные черты лица, прямой нос, четко очерченные скулы.

Жизнь

Основными занятиями татарских племен были:

  • пашенное земледелие;
  • пастбищно-стойловое животноводство;
  • огородничество.

На полях выращивали коноплю, ячмень, чечевицу, пшеницу, овес, рожь. Земледелие было трехпольного типа. Скотоводство выражалось в разведении овец, коз, быков, лошадей. Это занятие позволяло получать мясо, молоко, шерсть, шкуры для пошива одежды. Лошади и быки использовались как тягловые животные и для передвижения. Также выращивали корнеплоды, бахчевые культуры. Было развито пчеловодство. Охотой занимались отдельные племена, в основном живущие на Урале. Рыболовство было распространено у этногрупп, населявших берега Волги и Урала. Среди ремесел распространение получили такие занятия:

  • производство ювелирных изделий;
  • скорняжное дело;
  • валяльное ремесло;
  • ткачество;
  • кожевенное производство.

Национальный татарский орнамент характеризуется наличием цветочных, растительных рисунков. Это показывает близость народа к природе, умение видеть красоту в окружающем мире. Женщины умели ткать, сами шили повседневные и праздничные костюмы. Детали одежды украшали узорами в виде цветов, растений. В 19 веке стала популярна вышивка золотыми нитями. Из кожи изготавливали обувь, детали гардероба. Популярностью пользовались изделия из кожи разных оттенков, сшитые между собой.

До 20 века в племенах были родоплеменные отношения. Существовало разделение между мужской половиной населения и женской. Девушек изолировали от молодых людей, до свадьбы они не общались. Мужчина имел более высокий статус, чем женщина. Пережитки таких отношений сохраняются в татарских селениях и сейчас.

Все татарские семьи глубоко патриархальны. Все, что говорит отец, исполняется беспрекословно. Дети почитают мать, но жена практически не имеет право голоса. Мальчиков воспитывают во вседозволенности, так как они — продолжатели рода. Девочек с детства учат благопристойности, скромности, подчинению мужчине. Юные девушки знаю, как вести хозяйство, помогают матери по дому.
Браки заключались по договоренности между родителями. У молодых согласия не спрашивали. Родственники жениха обязаны были заплатить калым — выкуп. Большинство свадебных обрядов и застолье происходило без присутствия жениха и невесты, в них участвовала многочисленная родня. Девушка попадала к мужу только после уплаты калыма. Если жених устраивал похищение невесты, то семья освобождалась от выкупа.

Жилище

Татарские племена располагали свои поселения по берегам рек, вблизи больших дорог. Аулы строили хаотично, без упорядоченной планировки. Селения характеризовались извилистыми улочками, иногда приводящими в тупик. Со стороны улицы ставили глухой забор, хозпостройки делали во дворе, размещая их кучкой или в виде буквы П. Правление, мечеть, торговые лавки находились в центре поселения.

Татарские дома представляли собой срубные строения. Иногда жилище складывали из камня, реже оно было глинобитным. Кровлю устилали соломой, дранкой, досками. Дом имел два или три помещения, включая сени. Богатые семьи могли позволить себе двух- и трехэтажные жилища. Внутри дом делился на женскую и мужскую половины. В домах делали печи, по типу русских. Их располагали рядом со входом. Внутри жилище украшали вышитыми полотенцами, скатертями. Снаружи стены расписывали орнаментом, отделывали резьбой.

Одежда

Татарский народный костюм сформировался под влиянием азиатской культуры. Некоторые элементы были заимствованы у кавказских народов. Наряды разных этногрупп немного различаются. Основу мужского костюма составляют такие элементы, как:

  1. Удлиненная рубаха (кулмэк).
  2. Штаны типа шаровар.
  3. Длинная безрукавка.
  4. Широкий пояс.
  5. Тюбетейка.
  6. Ичиги.

Туника украшалась в верхней части и снизу национальным орнаментом, ее подпоясывали широким длинным куском материи с бахромой на концах. В дополнение к рубахе надевали свободные штаны. Поверх комплекта носили безрукавку, полочки который снабжались вышивкой. Иногда надевали длинный халат (почти до пола) из хлопкового материала. Голову покрывали тюбетейкой, которая щедро украшалась национальным орнаментом. В некоторых этногруппах носили фески — турецкие головные уборы. В холодную погоду надевали бешмет — кафтан узкого покроя длиной до колен. Зимой носили овчинные шубы, меховые шапки. Обувью служили ичиги. Это легкие, удобные сапоги из мягкой кожи без каблука. Ичиги украшали вставками из цветной кожи, орнаментом.

Наряды татарских девушек очень красочны, женственны. Изначально девушки носили костюм, подобный мужскому: длинная (в пол) туника и широкие штаны. К нижнему краю туники пришивали воланы. Верхнюю часть расшивали узорами. В современных нарядах туника трансформировалась в длинное платье с узким лифом и расклешенным подолом. Платье хорошо подчеркивает женскую фигуру, придавая ей пышные формы. Поверх него надевается жилетка средней длины или длиной до талии. Ее богато украшают вышивкой. Голову покрывают шапочкой наподобие фески, чалмой или калфаком.

Традиции

Татары — нация, обладающая динамичным темпераментом. Они очень подвижные, любят танцы и музыку. В татарской культуре множество праздников и обычаев. Они отмечают практически все мусульманские праздники, а также у них есть древние ритуалы, связанные с явлениями природы. Главными праздниками являются:

  1. Сабантуй.
  2. Нардуган.
  3. Новруз.
  4. Курбан-байрам.
  5. Ураза-байрам.
  6. Рамадан.

Рамадан — это священный праздник духовного очищения. Он называется по имени месяца татарского календаря, девятого по счету. Весь месяц идет строгий пост, кроме того, нужно усердно молиться. Это помогает человеку очиститься от грязных мыслей, стать ближе к богу. Этим укрепляется вера в Аллаха. Ураза-байрам празднуют по случаю окончания поста. В этот день можно кушать все, что мусульмане не могут себе позволить в пост. Праздник отмечается всей семьей, с приглашением родственников. В сельской местности проводятся гулянья с танцами, песнями, ярмарками.

Курбан-байрам — праздник жертвоприношения, отмечается через 70 дней после Ураза-байрама. Это главный праздник у мусульман всего мира и самый любимый. В этот день приносят жертвоприношение в угоду Аллаху. Легенда гласит, что Всевышний в качестве испытания попросил пророка Ибрагима принести в жертву своего сына. Ибрагим решил выполнить желание Аллаха, показав непоколебимость своей веры. Поэтому бог оставил его сына в живых, повелев зарезать вместо него барашка. В этот день мусульмане должны принести в жертву овцу, барана или козу, часть мяса оставить себе, остальное раздать нуждающимся.

Очень значимым для татар является Сабантуй — праздник плуга. Это день окончания весенних полевых работ. Он посвящается труду, урожаю, здоровому образу жизни. Сабантуй отмечают весело, с размахом. В этот день начинаются гулянья, танцы, спортивные соревнования. Проводятся состязания певцов, танцоров. Принято звать гостей, подавать угощения. На стол ставят кашу, крашеные яйца, булочки.

Нардуган является древним языческим праздником зимнего солнцестояния. Его отмечают в конце декабря. В переводе с монгольского название праздника означает «рождение солнца». Существует поверье, что с началом солнцестояния силы тьмы теряют свою власть. Молодежь наряжается в костюмы, маски и ходит по дворам. В день весеннего равноденствия (21 марта) празднуют Новруз — приход весны. Согласно астрономическому солнечному календарю, наступает новый год. Световой день обгоняет ночь, происходит поворот солнца на лето.
Еще одним интересным обычаем является то, что татары не едят свинину. Это объясняется законами ислама. Суть в том, что Аллах знает, что приносит пользу его созданиям, то есть, людям. Он запрещает есть свиное мясо, так как оно считается нечистым. Этот заперт отражен в Коране — священной для мусульман книге.

Имена

Татары называют детей красивыми, звучными именами, которые имеют глубокое значение. Популярными мужскими именами являются:

  • Карим — великодушный;
  • Камиль — совершенный;
  • Анвар — лучистый;
  • Арслан — лев;
  • Динар — драгоценный.

Девочек называют именами, раскрывающими природные качества, символизирующие красоту, мудрость. Распространенные женские имена:

  • Венера — звезда;
  • Гульнара — украшенная цветами;
  • Камалия — совершенная;
  • Люция — светлая;
  • Рамиля — чудодейственная;
  • Фирюза — лучезарная.

Еда

Большое влияние на татарскую кухню оказали народы Азии, Сибири, Урала. Вхождение их национальных блюд (плов, пельмени, пахлава, чак-чак) разнообразило рацион татар, сделало его многообразней. Кухня татар богата мясом, овощами, приправами. В ней много разнообразной выпечки, кондитерских изделий, орехов, сухофруктов. В Средние века широко употреблялась конина, позже стали добавлять мясо кур, индеек, гусей. Любимым мясным блюдом у татар является баранина. Много кисломолочных продуктов: творог, айран, сметана. Пельмени и вареники 1 это довольно частая еда на татарском столе. Пельмени едят вместе с бульоном. Популярные блюда татарской кухни:

  1. Шурпа — жирный, густой суп на основе баранины.
  2. Бэлиш — печеный пирог из пресного теста, начиненный мясом с картофелем, рисом или пшеном. Это наиболее древнее блюдо, его подают на праздничный стол.
  3. Тутырма — домашняя колбаса из кишки, начиненная рубленым мясом с рисом.
  4. Бешбармак — тушеное мясо с домашней лапшой. Традиционно его едят руками, отсюда произошло название «пять пальцев».
  5. Пахлава — угощение, пришедшее с Востока. Представляет собой печенье из слоеного теста с орехами в сиропе.
  6. Чак-чак — сладкое изделие из теста с медом.
  7. Губадия — закрытый пирог со сладкой начинкой, которая распределяется слоями. В него входит рис, сухофрукты, творог.

В качестве гарнира часто употребляется картофель. Присутствуют закуски из свеклы, моркови, томатов, сладкого перца. В пищу используется репа, тыква, капуста. Частыми блюдами являются каши. Для повседневной еды варят пшенную, гречневую, гороховую, рисовую. На татарском столе всегда множество сладостей из пресного и сдобного теста. К ним относятся: баурсак, чельпек, катлама, кош-теле. В сладкие блюда часто добавляется мед.

Из напитков популярны:

  • айран — кисломолочный продукт на основе кефира;
  • квас из ржаной муки;
  • шербет — прохладительный напиток из шиповника, лакрицы, розы с добавлением меда, пряностей;
  • травяные чаи.

Для татарской кухни характерно тушение, варка, запекание в печи. Пищу не жарят, иногда вареное мясо немного обжаривают в печи.

Известные люди

Среди татарского народа много талантливых людей, прославившихся на весь мир. Это спортсмены, деятели науки и культуры, писатели, актеры. Вот некоторые из них:

  1. Чулпан Хаматова — актриса.
  2. Марат Башаров — актер.
  3. Рудольф Нуреев — танцор балета.
  4. Муса Джалиль — знаменитый поэт, Герой Советского Союза.
  5. Закир Рамеев — классик татарской литературы.
  6. Алсу — певица.
  7. Азат Аббасов — оперный певец.
  8. Гата Камский — гроссмейстер, чемпион США по шахматам в 1991 году, входит в число 20 сильнейших шахматистов мира.
  9. Зинэтула Билялетдинов — олимпийский чемпион, многократный чемпион мира и Европы в составе хоккейной сборной, тренер сборной России по хоккею.
  10. Альбина Ахатова — пятикратная чемпионка мира по биатлону.

Характер

Татарская нация очень гостеприимна, дружелюбна. Гость — важный человек в доме, к нему относятся с большим уважением, просят разделить с ними трапезу. Представители этого народа обладают веселым, оптимистичным характером, не любят унывать. Они очень общительны, разговорчивы.

Мужчин характеризует упорство, целеустремленность. Их отличает трудолюбие, они привыкли добиваться успеха. Татарские женщины очень приветливые, отзывчивые. Их воспитывают как образец нравственности, благопристойности. Они привязаны к своим детям, стараются дать им самое лучшее.

Современные татарки следят за модой, выглядят очень ухоженными, привлекательными. Они образованны, с ними всегда найдется, о чем поговорить. Представители этого народа оставляют о себе приятное впечатление.

Татары

ТАТАРЫ, татарлар (самоназвание), народ в России (второй по численности после русских), основное население Республики Татарстан.

По данным Переписи населения 2002 года, в России живет 5 млн 558 тыс. татар. Живут в Республике Татарстан (2 млн человек), Башкирии (991 тыс. человек), Удмуртии, Мордовии, Марийской Республике, Чувашии, а также в областях Волго-Уральского региона, Западной и Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Проживают в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Туркмении, Азербайджане, Украине, Литве, Латвии и Эстонии. По данным Переписи 2010 года в России живут 5310649 татар.

История этнонима

Впервые этноним «татары» появился среди монгольских и тюркских племен в 6-9 веках, но закрепился как общий этноним лишь во второй половине 19-начале 20 века.

В 13 веке в составе монголов, создавших Золотую Орду, находились покоренные ими племена, в том числе тюрки, называвшиеся татарами. В 13-14 веках численно преобладавшие в Золотой Орде кыпчаки ассимилировали все остальные тюрко-монгольские племена, но усвоили этноним «татары». Так же называли население этого государства европейские народы, русские и некоторые среднеазиатские народы.

В ханствах, образовавшихся после распада Золотой Орды, татарами именовали себя знатные слои кыпчакско-ногайского происхождения. Именно они сыграли главную роль в распространении этнонима. Однако среди татар в 16 веке он воспринимался как уничижительный, а вплоть до второй половины 19 века бытовали другие самоназвания: месельман, казанлы, болгар, мишэр, типтэр, нагайбек и другие — у волго-уральских и нугай, карагаш, юрт, татарлы и другие — у астраханских татар. Кроме месельман, все они являлись местными самоназваниями. Процесс национальной консолидации привел к выбору объединяющего всех самоназвания. Ко времени переписи 1926 года большинство татар называли себя татарами. В последние годы небольшое количество в Татарстане и других регионах Поволжья именуют себя булгары или волжские булгары.

Язык татар относится к кыпчакско-булгарской подгруппе кыпчакской группы тюркской ветви алтайской языковой семьи и имеет три основных диалекта: западный (мишарский), средний (казанско-татарский) и восточный (сибирско-татарский). Литературная норма сформировалась на основе казанско-татарского диалекта при участии мишарского. Письменность на основе кириллической графики.

Религия

Большинство верующих татар — мусульмане-сунниты ханафитского мазхаба. Население бывшей Волжской Булгарии было мусульманским с 10 века и оставалось таковым в составе Орды, в силу этого выделяясь среди соседних народов. Затем, уже после вхождения татар в состав московского государства, их этническое самосознание еще сильнее переплелось с религиозным. Часть татар даже определяли свою национальную принадлежность как «меселман», т.е. мусульмане. При этом у них сохранялись (и отчасти сохраняются по сей день) элементы древней доисламской календарной обрядности.

Традиционные занятия

В основе традиционного хозяйства волго-уральских татар в 19 — начале 20 века было пашенное земледелие. Выращивали озимую рожь, овес, ячмень, чечевицу, просо, полбу, лен, коноплю. Также занимались огородничеством, бахчеводством. Пастбищно-стойловое животноводство некоторыми чертами напоминало кочевое. Например, лошади в отдельных районах целый год паслись на подножном корму. Охотой всерьез занимались только мишари. Высокого уровня развития достигали ремесленное и мануфактурное производство (ювелирное дело, валяльно-войлочное, скорняжное, ткацкое и золотошвейное), работали кожевенные и суконнные заводы, была развита торговля.

Национальный костюм

Традиционный татарский костюм мужчин и женщин состоял из шаровар с широким шагом и рубашки, на которую надевалась безрукавка, часто расшитая. Женский костюм татар отличался обилием украшений из серебра, раковин каури, стекляруса. Верхней одеждой служил казакин, а зимой — стеганый бешмет или шуба. На голове мужчины носили тюбетейку, а поверх нее меховую шапку или шляпу из войлока. Женщины носили расшитую бархатную шапочку и платок. Традиционная обувь татар — кожаные ичиги на мягкой подошве, поверх которых надевали галоши.