Цыгане парни

С некоторым опозданием, но Европарламент все-таки вспомнил, что ЕС – самая толерантная часть мира, и осудил антицыганскую кампанию президента Саркози. Евродепутаты велели прекратить депортации и вместо этого подумать над интеграцией цыган в Румынии и Болгарии. Но эффект от этой резолюции общеевропейских законодателей может оказаться близким к нулю: ведь энергичные действия Саркози вызвали понимание и симпатию по всей Европе. Даже в тихой и благополучной Финляндии власти стали подумывать о том, чтобы перенять кое-чего из французского опыта. Каждый, кто был в финской столице, видел местных цыганок – женщин в пышных бархатных юбках черного цвета с белоснежными кружевами, – и их мужчин, в просторных черных брюках и черных куртках. Национальный костюм – важный элемент сохранения национальной идентичности, и малообеспеченные цыганские семьи Финляндии получают дотацию, чтобы они могли соответствовать традиции. Северные цыгане не блистают пестротой своих южных собратьев, зато отличаются исключительной чистоплотностью и любовью к аккуратной, добротной одежде. В отличие от своих соплеменников в Европе romanit в Финляндии – официальное меньшинство. Мало того, юридически они – коренное население. И, как ни странно, благодарить им надо за это российского императора Александра I, который, став Великим князем Финляндским, пообещал всевозможные права своим новым подданным. До этого судьба была к цыганам не слишком милостива. В Финляндию они попали из Швеции, и попали не по своей воле. В 1576 году шведский король Юхан III Васа решил выслать всех цыган в свои восточные владения, то есть в Финляндию. А в 1637 году просвещенная и блистательная королева Кристина приказала вешать без суда и следствия тех, кто до сих пор не выполнил указ ее пращура. Последствия этого решения видны до сих пор: официально в Финляндии более 10 000 цыган, в Швеции – в четыре раза меньше. Таким образом цыганские переселенцы в Финляндии стали носителями шведских фамилий, которые в их среде и сегодня очень даже распространены. Нюманы, Линдгрены, Фриманы – это все цыгане. Они долгое время были отлучены от церкви, но постепенно прибились к лютеранским приходам, и сейчас составляют верную паству финской евангелическо-лютеранской церкви. В XIX веке при русском царе цыгане начали кое-как интегрироваться в финляндское общество, а после обретения Финляндией независимости вообще превратились в полноправных граждан. Кстати, их, как и финских евреев, не коснулся «национальный вопрос», который поднимали в годы Второй мировой власти нацистской Германии. Несмотря на военный союз с Гитлером, Финляндия отказалась выдавать немцам как евреев, так и цыган. В 1956 году был организован Государственный комитет по делам цыган, ныне он функционирует при министерстве здравоохранения и соцобеспечения. С 1995 года финские цыгане были признаны коренным населением страны, вместе с саамами. И вот, на фоне этой пасторали, какие же могут быть у цыган и финнов волнения из-за действий французских властей? Дело в том, что, как всегда, есть две правды. Решения государственных структур – это одно, а настроение в обществе – совсем другое. И приходится признать, что в финском обществе отношение даже к своим собственным цыганам весьма неоднозначное. Например, обнаружилось, что в финских ресторанах цыгане и африканцы подвергаются дискриминации: их просто не хотят обслуживать. А это прямое нарушение прав человека и основание для обращения в полицию или прокуратуру. В народном финском самосознании цыгане как были конокрадами и гадалками, так и остались. Часто в разговорах упоминается криминальная статистика, якобы демонстрирующая, что количество правонарушений среди цыган (в процентах) выше, чем среди остальных этнических групп. Но официальных заявлений такого рода, конечно, не было. Цыгане вообще очень болезненно реагируют на то, что их соотносят с криминалом по поводу и без повода. В частности, стоило британцу Ричарду Стенли (который более 35 лет живет в Финляндии) и цыгану Сантери Алгрену снять телевизионный сериал из цыганской жизни, как руководители цыганской общины назвали сериал «расистским» и обвинили авторов в том, что они изображают финских цыган «преступниками и дикими людьми». Критики, правда, не увидели в нем ничего особенного, обнаружив стилистическое сходство с фильмами Эмира Кустурицы. И вот тут, кажется, и было «яблоко раздора»: цыгане Финляндии не особенно ассоциируют себя со своими соплеменниками в южной Европе. В общем, несмотря на все интеграционные усилия финских властей, цыгане все равно не чувствуют себя равноправными гражданами страны. Им тяжелее устроиться на работу, труднее наладить общение с соседями. Живя по соседству с цыганами в одном доме на севере Хельсинки, мне не раз доводилось наблюдать, как меняется взаимоотношение цыган с окружающими по мере взросления. Если дети открыты и мало чем отличаются от соседей (в нашем дворе играли и финны, и русские, и афрофинны, и цыгане), то уже подростки очень быстро понимают, что относятся к иной национальной группе. И замыкаться в своем этническом мирке их заставляют не только национальные предрассудки окружающих, но и собственные внутригрупповые стереотипы. Хотя образованная, успешная часть финских цыган – в Финляндии есть и такие – пытается разорвать этот порочный круг, организуя всевозможные программы интеграции. И тут появление на улицах оборванных попрошаек из числа румынских цыган было совершенно не к месту. Вступление Румынии и Болгарии в ЕС предполагало, что тамошние цыгане «тронутся в новый поход», но европейская (и финская в том числе) публика не представляла, что он выльется именно в такую форму. Живописные попрошайки до глубины души растрогали сердца финнов – в первые месяцы. Потом начались кражи. Сначала квартирные, а потом преступники из Румынии покусились на святое – иконы Успенского православного собора. Православная церковь Финляндии – одна из двух государственных, и таким образом воры оскорбили весь народ Финляндии. Хотя вполне можно понять румынских воров: Румыния тоже страна православная, неужели красть чуждые им святыни? Надо ли говорить о том, что первыми почувствовали ухудшение отношения к цыганам именно финские romanit? Поэтому их лидеры, и в частности председатель союза цыган Тино Вариола еще в 2008 году очень осмотрительно высказался по поводу мер, применяемых к нищенствующим цыганам из Румынии, выразив надежду, что ЕС будет способствовать улучшению условий жизни цыган в их родной стране. Но время шло, правонарушения множились, и общество стало требовать решительных мер. Румынские цыгане тоже не ждали, когда финское государство просто так «попросит их восвояси». Возможно, им дали совет местные собратья, или они сами дошли до этого, но румынские цыгане стали играть с финским обществом на одном с ним поле – организовали собственную общественную организацию. Президент этой организации, Мариус Молдван, сам прибывший в Финляндию четыре года назад, доказывает, что запреты ничего полезного не сделают и только толкнут румынских цыган на путь криминальной деятельности. Он видит решение в том, чтобы помочь румынским цыганам интегрироваться в финляндское общество. Как бы предполагается, что они готовы это сделать. А для лучшего понимания проблем румынских цыган, Молдван предлагает всем недовольным финнам пожить в Румынии, без столь привычных социальных пособий и прав. Финские цыгане тоже не остались в стороне от проблем соплеменников, и выступили с петицией против законопроекта, запрещающего попрошайничество, на основании того, что он противоречит законодательству ЕС. Была создана специальная рабочая группа, которая должна к концу сентября подготовить итоговый отчет по этой теме. Каким он будет – пока трудно сказать. На этом фоне энергичные действия французских властей у многих вызывают симпатию. А на внутреннем политическом поле растет популярность националистической партии «Истинные финны», которая планирует на парламентских выборах 2011 года удвоить свое представительство в парламенте. Сейчас рейтинг этой молодой партии уже превышает 10%, и она реально становится четвертой политической силой в стране. Ситуация для них самая благоприятная, и если бы не было румынских попрошаек, то их стоило бы придумать. Вот только хорошо ли будет финским цыганам, если ультраправые прорвутся во власть, – это, конечно другой вопрос. Чтобы этого не допустить левым и центристам, а также респектабельным правым придется что-то решать. И тут пример Саркози может оказаться как нельзя кстати.

На примере кочевых русских цыган и котляров XIX — XX веков.
Основные источники: «История цыган. Новый взгляд», книга «Бароны табэра Саппорони», записи Инги Андрониковой, а также, и скорее, в основном, цыганские бабушки 🙂
***
Для начала два факта, известных тем, кто читает жёлтую прессу, и действительно являющиеся фактами.
1) За ежедневный прокорм в традиционной цыганской семье отвечает женщина.
2) Муж в тр.ц.с. имеет право ничего не делать.
Всё тут, казалось бы, ясно и прозрачно, и можно начинать поджимать губы, сверкать в сторону традиционного цыганского мужика глазами и вешать на него ярлычок «Паразитус вульгариус, сукос страшниус, адна штука». Однако так вот запросто интерпретировать эти два факта, как делает обычно пресса:
Баба целый день крутится, а мужик лежит, курит и чешет пузо и иногда даёт звезды обидчикам жены, и это есть древлий кочевой обычай
а вслед за ней и простые смертные, может лишь тот, кто не знает специфики кочевой таборной жизни.
Как и в любом патриархальном обществе, у цыган было чёткое деление обязанностей, зависящих от возрастной категории, семейного статуса и пола. Никаких обязанностей не было у малышей; после них по разгруженности шли дети 7-12 лет и старики, которые вроде и совсем не бездельничали, и не работали особо. Уже больше работы давали подросткам. Больше всего домашней работы приходилось на молодую женщину (статус женщины, как и мужчины, зависел не от возраста, а от семейного положения), как правило, младшую невестку, а больше требований по «добыче» возлагалось на зрелых женщин, уже хорошо обучившихся ремеслу гадания (читай — умения быстро определить проблему клиента и дать меткий, хороший совет или позитивную «установку»). Прежде, чем мы перейдём к мужчине, небольшое лирическое отступление праженщин.
Что у котляров, что у русских цыган основным заработком женщин были гадание и выпрашивание. Таким образом добывались «куски», т.е. простая пища, вроде ломтей хлеба, овощей, крупы, яиц, молочных продуктов, а также поношеная одежда, которая носилась так, перешивалась, пускалась на тряпки и лоскуты (лоскуты отличались от тряпок тем, что использовались не по хозяйству и «на пелёнки», а при изготовлении и починке одежды, постельного белья (!), полотенец и тканевой части шатра). В городе за гадание давали в основном денег, как правило, «медь», т.е. мелочь, копейки, на которые на обратном пути в табор и закупалась ежедневная провизия, но в города заходили чаще котляры, нежели русские цыгане. Иногда цыганок также просили сплясать, но в отличие от городских хоровых цыганок, для простых кочевых такой заработок был случайным, редким, и считался скорее детским, т.е. перепадал чаще детям и подросткам. За серьёзную постоянную работу цыганами это не считалось (поэтому даже хоровые цыгане меняли коней — чтобы заниматься серьёзным делом); хотя умение танцевать и было обязательным в цыганском обществе, но не по причине профессиональной, так сказать, ориентации. Полунасмешливое отношение к артистам, как к людям, занимающимся на постоянной основе чем-то «детским», осталось до сих пор. Кроме того, как и у русских, у цыган считается, что «творческая интеллигенция», или попросту «богема», ведёт более распутный образ жизни, чем другие цыгане. За обоснованность мнения ничего не скажу.
Перед и после ухода женщина хлопотала по хозяйству: носила воду, делала непременный чай (у русских цыган — в самоваре), кормила детей, готовила ужин (взрослые цыгане и подростки ели фактически раз в день, вечером), стирала-шила-подметала. Короче, как пишут в советских справочниках, положение приниженное, весь день по уши в хлопотах, и лично мне простую таборную женщину жалко. Впрочем, не могу сказать, что русские крестьянки не были так же по уши в хлопотах.
Ещё лирическое отступление: каждый вечер после ужина женщина отдыхала. Это был обычай — всем вместе готовить ужин (если табор не слишком большой), всем вместе его кушать, а потом всем вместе сидеть и лежать возле костра, ведя беседы, петь, играть и танцевать. Всеобщий релакс, выход напряжения, позволяющий тем же женщинам не сойти с ума от постоянных забот. Может, оттого и были молодые замужние цыганки веселей своих деревенских русских товарок. А может, это цыганский и русский стереотип, хто знат, не поручусь.
Теперь вернёмся к простой и суровой таборной жизни.
Чай и сахар (а чай любили с сахаром вприкуску кушать) в деревнях цыганкам не подавали, он стоил денег. После удачной «работы» в городе их, конечно, могла купить и простая цыганка, но всё же обычно на бабьи заработки тут надеяться было нечего. А чай пили как минимум два раза в день: утром и вечером. Кроме того, вечером мужики любили пропустить рюмочку водочки. Причём деревенский самогон не сильно котировался, отношение к нему было настороженное. Т.е. покупали водку в трактире — опять деньги. Мужик ходил в сапогах, при том, что сами цыгане их тачать не умели, а у крестьян — для людей с особо буйной фантазией — хороших сапог своего размера не наворуешься. На зиму русские цыгане вставали на постой в деревнях, ибо холодно, и тут гаданием не расплатишься. На крестины и свадьбу принято приносить подарки — «куски» и «медь» не сойдут! Потом, если ты отец жениха, то ты вообще всю свадьбу оплачиваешь, а там яства, вино, мясо — баба на столько не нагадает. Сундуки-ковры-перины, без которых кочевая жизнь тяжка, тоже тебе в окошко не подадут. И, наконец, дело чести семьи — чтобы бабы в семье ходили с серьгами и кольцами, которые заодно же приносят удачу семье. Вот тут и выступает на сцену цыганский мужик.
*сразу скажу — не только тут он выступает*

Краткая справка: мужик — это уже женатый цыган мужского полу. Стариков (имеющих внука от сына) тоже можно к ним отнести, но это более высокий социальный уровень. Почётный, так сказать, мужчино.

Котляры решали эту проблему просто. Новички, не падайте в обморок — они, вообще-то, имели постоянное ремесло. Ходили по городам и весям с воплем «лудить-паять», а также изготавливали тазы-кастрюли-чайники-корыта и продавали сию полезную в хозяйстве хрень, самолично расхаживая с ней по дворам и улицам. Летом они добирались и до относительно северных городов, зимой кочевали всё больше по югам Российской Империи, поскольку снимать помещение в Румынии, откуда у них корни растут, были не привыкши, не было в Румынии обычая постоя. Надо сказать, котлярский бизнес отлично процветал и при СССР, с учётом постоянного дефицита разного рода предметов необщественного хозяйства. Более того, цыганские артели освоили и работу с колхозами и заводами, производя для них по договору мусорные и кухонные баки, подносы для столовых, баллоны и проч. несложную, но нужную фигню. Отдельные умельцы, если верить рассказам, даже умудрялись делать крышки для закатывания банок (в отличие от влахов, которые эти крышки сначала где-нибудь оптом скупали, а потом уже перепродавали втридорога) на радость хозяйкам.
Русские же цыгане, как известно, постоянного всеобщего ремесла не имели (разного рода хоровых, военнослужащих и рабочих в расчёт не берём, с ними, кажется, всё ясно без специальных объяснений, и к тому же, это были тогда ещё и уже не особо распространённые профессии).
Чем же, спросите вы, зарабатывали цыганские мужики? А вы напрягитесь и вспомните русский фольклор. Нет, я не про киднэппинг. Так, а весёлые вдовушки, это уже скабрёзность и вообще «гусары денег не берут!». Ну? Ну-ну-ну?!?! Правильно! Цыгане продавали лошадей!!! Даже дворянам и государству (для армии). И были это именно русские цыгане.
А чтобы торговать лошадьми, их нужно держать и разводить. Красть тоже, конечно, забавно, я это отдельным постом раскрою, но русские люди, в общем и целом добрый народ, за украденную лошадь вообще-то убивали, потому как нет лошади — помрёшь с голоду. Так что если бы цыгане, постоянно живущие бок о бок с русскими, занимались бы в основном конокрадством, да ещё притом преимущественно у крестьян, то не прижился бы на Руси цыганский народ. Так что как-то больше разводили.
Даже если семья была слишком бедная, или мужик ленивый, и лошадей на развод не было, то для кочевья всё равно нужны были кони — возок с пожитками тащить, и в любом случае в семье кони были. Цыганские обычаи запрещают женщине приближаться к лошадям, так что чистили-мыли-выпасали их (причём хорошие хозяева вскакивали посмотреть, как там кони пасутся, даже ночью, несколько раз) тоже мужчины. И лечили — мужчины. Если вы думаете, что лечить лошадей приходится редко, то вы просто не знаете, что летом их любят кусать огромные мухи, отчего на шкуре появляются болячки. Вот эти болячки надо было обрабатывать каждый день (или так считалось, что надо), чистить — тоже каждый день. А ещё надо было чинить конскую упряжь и время от времени — возок, без которого ни с места ни сдвинуться, ни шатра не поставить. Хворост приносили подростки, а вот «брёвнышки» покрупнее, для костра или шестов, рубили мужики, они же обрабатывали шесты, полируя их. Мужики ставили шатёр и складывали шатёр (а у русских цыган это не две палки воткнуть, а хитрое и сложное сооружение на основе телеги), причём, если в таборе были вдовы или сироты-подростки, не только себе, но и им. А ещё, кстати, в таборах частенько держали свиней, но их содержание тоже было на подростках — а вот когда уже свинью пора было забивать, звали мужчину. Кстати, большим грехом считалось при убийстве животного на мясо его мучить, так что старались всё сделать быстро и аккуратно, и купленных на праздник коров — не знаю, как свиней — перед убийством оглоушивали.

И вот если не считать постоянной возни с лошадьми, упряжью, всякой хозяйственной починки, рубки дров, возни с документами и местными властями, ярмарочного торга (а это ты на целый день уезжаешь и стоишь там со своими конями), помощи с детьми (этого цыганские мужики не гнушались, надо сказать) и межсемейных переговоров, то жизнь цыганского мужика действительно была сплошным отдыхом и паразитизмом — спи-отдыхай, на гитаре играй!
Время от времени цыганским мужикам приходилось также подрабатывать возкой дров и пахотой. Что вы тут в обморок падаете? Пахотой, говорю. Это и была настоящая причина, почему цыгане становились на постой в основном у вдов — чтобы расплачиваться не деньгами. Вдовам мужской руки-то не хватает — я уж молчу про сарай подправить и посеять хлебушка, а пахать-то надо, на земледелии жизнь в деревнях держалась. Вот и заключался бартер: цыганская семья ко вдове на постой, а взамен по весне крестьянка получала конский навоз (не морщитесь, это вообще-то удобрение, оно при земледелии имеет ценность) и вспаханные поле-огород. Именно от традиции постоев русские цыгане переняли привычку к полотенцам, постельному белью, самоварам и бане, а также в отдельных случаях навыки типа вязания-вышивания. А они-там-в-Европе спрашивали — как научить, как приучить?! Личным примером, ребята, личным примером, педагогика более эффективного способа не знает.
И да не закидают меня тапками котляры, но их предки из-за отсутствия традиции постоев переняли все те же привычки значительно позже. Что не отменяет их общей уважаемости с моей стороны.
Кроме рутинных хлопот и ярмарочных торгов, на мужчине также лежала забота об имидже семьи. Это значит — опосля торгов, когда его русские товарищи шли в кабак праздновать, цыган тоже пропускал чарочку, обмывая успех, а затем со вздохом покидал компанию, утешая себя мыслью, что «водка горькая, жена сладкая», и начинал прочёсывать ряды, покупая всякие необходимые для хозяйства и рейтинга семьи вещи, как-то: сапоги себе (женщины очень долгое время ходили почти исключительно босиком!), конскую упряжь, ткань для шатра (лоскутки шли шатру только на украшение, потому что шатёр должен был не пропускать дождь, для этого нужна была плотная хорошая цельная ткань, и менять её приходилось не менее раза в год) и разные оглобли-самовары при необходимости, платки-бусы-серьги-кольца женщинам и девушкам семьи, а также гостинцу ради гребни, отрезы на одежду и сладости (если в семье были лад и любовь). Конечно, бывали мужья и нерадивые, и пьяницы, но именно вышеперечисленного всё цыганское общество ждало от мужика, и средний мужчина старался эти ожидания оправдывать. Всё это везлось домой, где в обмен на выполнение своих обязанностей мужчина вправе был ожидать вполне определённой реакции от домочадцев: те обступали его кружком и хором благодарили, радовались и умилялись. Вся сцена грела сердце мужчины, и он валился дальше отдыхать и паразитничать на свою любимую перину, умиленно наблюдая, как дочери-сёстры-жена ходят по табору, нарочито демонстрируя обновки, и чувствуя себя невперённо крутым мужиком. Правда, сначала ему ещё надо было распрячь-накормить-почистить-расчесать коня (не пешком он возвращался, не пешком), а так всё, главная обязанность выполнена.

Кстати, одежда женщин и детей особо на имидж семьи не влияла. Лохмотья на детях считались нормой жизни, потому что «на них всё горит» (кто знает цыганят, подтвердит, что на них и сейчас всё горит), а у женщин одежда очень быстро снашивалась от частой (ведь целый день в пыли по дорогам и улицам) грубой стирки золой. При этом всё равно женщины старались держать марку, и одежду при изготовлении обязательно старались украсить: пуговками, оборками, бантиками, тесёмками. Шатёр также украшался, и даже круче, чем в сериалах и фильмах, потому что истинный облик киношники стремаются повторять — слишком уж театрально, зритель скажет: «слащаво!». Русские цыганки украшали шатры не только яркой каймой и сборками навеса, но и теми же бантами-лентами-фестонами-кисточками, вот так. А вы говорите — «Табор уходит в небо» слишком красочный, ага!
Далее, в обязанности цыганского мужчины входила подготовка к зиме. Сюда входил не только поиск места для постоя, но и добыча сена (обычно выпрашивали, так или в обмен на что-то), срочная продажа «лишних» коней (в крестьянскую конюшню больше трёх-четырёх не поставишь, а могло быть их и семь, и восемь у одного хозяина) и покупка шуб-полушубков-тулупов на всю семью (для лёгкости передвижения по весне эти лишние в походе вещи продавались).
Кроме шестов, сами цыгане делали только кнуты, зато как делали: узорчато, сложно, от кнутовища и до ремня. В кнутовище частенько заливали металл для тяжести, поскольку кнут был ещё и оружием защиты. Именно поэтому я гнусно хохотала, найдя правила некой реконструкторской игры, в которых было указано, что цыганский кнут как оружие использоваться может, но вреда никакого не наносит, потому что им, мол, только щёлкают, ага.
Кнут был священным мужским предметом, женщина его даже коснуться не могла. Он был гордостью и украшением мужчины, он был дорогим подарком от старшего цыгана — младшему, его могли отдавать впридачу к коню — и такая «придача» здорово поднимала коню цену. Более того, кнут был вместилищем торговой удачи, своего рода талисманом!
А всё оставшееся от вышеперечисленного время, напомню, цыган действительно пользовался свои правом отдыхать и ничего не делать.
***
Как же изменилась жизнь мужчины в цыганском обществе после оседания?
А очень по-разному.
У котляров она изменилась несильно. Многие из них продолжают работать с «жестью», другие расширили традиционные профессии до возни с автомобилями и ресайклинга металлолома (сбора по улицам или списанного с заводов и дальнейшей продажи-починки-сдачи). В связи с этим припомню очень понравившуюся фразу от котляров:
— Зря руска рома рожу-то кривят, металлолом — дело хорошее, им вон и пионеры занимались.
Стало считаться особым шиком, чтобы семья жила полностью за счёт мужчины, теперь это считается признаком особой крутости и профессиональной успешности. Жена-гадалка — отныне признак бедствующей семьи, с необоротистыми мужчинами. При этом на сторонний взгляд кажется, что мужики — трутни трутнями, веди они нигде не работают, а за металлоломом или с баками-корытами не каждый день ездят.

У русских цыган изменение роли мужчины пошло по двум разным сценариям. Когда стало незачем делать шесты и некому чистить шкуру, в одних семьях мужики нашли аналоги этим занятиям и стали «мужской рукой в доме», а также продолжали зарабатывать деньги в семью, только уже новыми способами (сейчас круг профессий русских цыган очень широк, как правило, это работы, требующие не более чем среднего образования, но поскольку в XX веке появились и цыгане с высшим образованием, то можно встретить инженеров, скульпторов, врачей и теде и тепе). В таких семьях мужчина на данный момент является основным добытчиком, хотя и женщины часто работают. Не работают, как правило, у бизнесменов (имеющих в анамнезе предков — крупных барышников… семейная жилка).
В других семьях мужики спокойно сказали:
— Шатров нет, коней нет, так что делать мне нечего, могу весь день лежать кверху пузом!
И лежат, а вы что думаете. И сыновей так воспитывают. Что характерно, именно в этих семьях крайне остро стоят вопросы домашнего насилия (не имея другого способа реализоваться, проявить своё превосходство над женщиной, жён бьют смертным боем и держат в ежовых рукавицах гораздо круче, чем в семьях первого типа, женские нужды и желания ни во что не ставят), а также именно такие семьи поголовно криминализовались либо маргинизировались в дикие 90-ые, в то время как большинство семей первого типа более-менее устояли на ногах и остались при чести.
По счастью, к нашему времени угнетаемые молодки благодаря телевизору и личной наблюдательности уже сообразили, что их семейная жизнь не есть нормальна, и стали бросать граждан хулиганов, алкоголиков и тунеядцев ради мужей первого типа или просто вольных пампасов, так что есть все шансы, что семейная модель в цыганском обществе снова выправится до традиционной.
На том позвольте откланяться. Обещаю в будущем написать про лошадей и конокрадство 🙂
Надеюсь, вам понравилось!
п.с. Если кто начнёт спрашивать «А кузнецы-то, кузнецы-то где?» — а кузнечеством занимались в России сэрвы и влахи, но о них я не стала, потому что их бабушки мне пока не попадались. Зато русских цыган в России больше всего.
п.п.с. Интересное из комментов —
notado:
«Примерно 1970-1971 гг, Рязанская область. Деревня, из всех признаков цивилизации только электричество. Ни дорог, ни магазинов, ни медпунктов, ничего — там и теперь так. Приезжают цыгане летом на 3-4 телегах, человек 20. Их встречают, как родных, потому что это инструменты для мужчин, нитки-иголки, лекарства типа йода и валидола, игрушки, какие-то вещички элементарные, мыло и т.п. И все дешево. Словом, коробейничали. Часто с ними расплачивались продуктами. Некоторые оседали. Так отец жены моего двоюродного дяди — таборный цыган. В начале 1960-х женился на колхозной девчушке, всю жизнь проработал в деревне, кажется, на МТС. К ним то и дело цыганская родня в гости приезжала, а на рождение первенца подарили магнитофон катушечный — это что-то невероятное было по тем временам.»
75dc287ea30b451:
«Кисунько Г. В.
Секретная зона: Исповедь генерального конструктора

«…После войны завод Еляна был ведущим предприятием по разработке и производству оборудования для завода по разделению изотопов урана и по созданию первых атомных реакторов. В связи с этим завод столкнулся с проблемой защиты металлических деталей покрытиями, устойчивыми к агрессивным средам. В эту пору Елян, обычно покупавший себе на рынке свежую баранину для шашлыка, начал приглядываться к работе цыгана-лудильщика, несколько раз отдавал цыгану для лужения какие-то посудины, привозил их на завод и отправлял в лабораторию. Потом привез на завод и самого цыгана с его инструментами, отвел ему закуток в цехе, приставил к нему технологов и предложил за хорошее вознаграждение поделиться секретами цыганской лудильной кухни. Режимщики были возмущены тем, что Елян без допуска от органов привез на секретный завод какого-то цыгана. А цыган темнил, боясь, что этот ловкий армянин составит ему конкуренцию через «левую» лудильню, которую, видимо, решил создать со своими дружками прямо на заводе. Пришлось Амо Сергеевичу показаться перед цыганом в форме, и тот был польщен вниманием генерала с геройской звездой на груди, по-кавказски обаятельного и простого. А главное – цыгана убедила простая логика генерала:
– На базаре мы тебе подножку устраивать не будем. Так что, пожалуйста, друг любезный, поделись своими секретами с государством…»»
krysochka —
«Про постой в деревне слышала от двоюродной бабушки, её отец (а мой прадед) очень любил цыган на постой пускать, к нему даже постоянно одни и те же из года в год приезжали (Тверская область).
А у нас (в Твери) соседи черт знает чем занимаются (одни золотом, другие, кожется, и вовсе наркотой), но недавно откуда-то появился замечательный старик, разъезжает на телеге, запряжённой старой лошадью, собирает металлолом и попутно катает детей (еще бы не кататься — телега, лошадка!) А ведь очень много лет такого не было, с самого моего детства, когда я, помню, выбегала с совочком и лопаткой собирать за цыганской лошадкой «удобрение» для огорода. Так что старик с телегой — классное такое зрелище, ностальгическое.»Tags: цыгане

Цыгане — народ весёлый, шумный и ужасно приставучий! В нашем городе их не так много, но все они занимаются мелким мошенничеством, обменом валют, гаданием, скупкой золотых украшений. Пристрастие цыган к золоту не заметит только ленивый, золотыми коронками, украшениями, браслетами увешаны почти все цыганские женщины, и их интерес к другим людям направлен на то, чтобы и у других позаимствовать столь ценный металл и деньги!

Какое воздействие оказывают цыгане на людей?

Повстречаться с цыганами в городской полосе можно везде: на вокзале, рынках, кладбище, площади и в самых неожиданных местах, на перекрёстке, в парке или на пороге своей квартиры! У меня пару лет назад был негативный опыт общения с ними, когда они пристали ко мне самым наглым образом. Произошло это на рынке, где было много народу, а я выбирала овощи. Цыганка меня отвлекла неожиданным вопросом: «Как пройти к трамвайной остановке»? А её подельники, которые стояли рядом, вытащили кошелёк из моей сумки. Всё произошло так быстро, что я не успела опомниться!

Сейчас никого не удивишь подобными историями лишь потому, что цыгане самым «виртуозным» образом выманивают деньги, благодаря:

Цыганскому гипнозу, который они умело применяют по отношению к другим людям.

Цыгане выбирают свою «жертву» в многолюдном месте, чтобы легче воздействовать на психику человека.

Методика гипноза очень проста, отвлечь человека, задержать его взгляд, прикоснуться к нему руками и установить зрительный контакт.

В каждом конкретном случае, цыганка определяет, как вести себя с человеком, и что ему нужно предложить.

Игра продолжается до тех пор, пока человек не «созреет» и не отдаст все имеющиеся у него деньги, после чего цыганка исчезает!

Что нужно предпринять человеку, чтобы не стать»жертвой» цыганского гипноза?

Цыгане не любят шума и разговоров на повышенных тонах! Если Вы заметили на себе чей-то пристальный взгляд и желание с вами заговорить, то постарайтесь привлечь на себя внимание других прохожих, которые станут свидетелями всего происходящего.

Цыганки, промышляющие на улице, не любят вопросов по типу: «Бьёт ли тебя муж»? Если задать ей этот вопрос, то она смутится и отстанет.

Завидев идущую к вам цыганку, смените направление, опустите глаза и уйдите в сторону.

Никогда не пытайтесь начать с ней диалог и не отвечайте на её вопросы!

Если не удалось избежать с ней встречи, начинайте кричать и звать на помощь.

Самое опасное, когда цыгане берут человека в «круг» и начинают отвлекать ненужными разговорами, в этом случае, вам не удастся ничего предпринять и придётся расстаться с деньгами!

Цыгане привлекают людей гаданием и желанием рассказать о их будущем, они прирождённые психологи, которым диплом не нужен, и в этом заключается их основная фишка!

Самое главное: Цыгане не решат ни одну из ваших проблем, даже если Вы оставите им все свои деньги и ювелирные украшения! Гадание может утешить, вселить надежду, успокоить, но к нему не нужно относиться всерьёз! Сотрудники РОВД не всегда окажут вам помощь, лишь потому, что в большинстве своём они «крышуют» уличных мошенниц и оказывают им всяческое содействие.