Удар в пах девушке

— Если я тебе врежу коленкой по яйцам, ты согнешься, заплачешь и упадешь! — сказала Дашка, строго посмотрев мне прямо в глаза.

Я от такого, честно говоря, обалдел. И потому что сказала это Дашка, и потому что произнесла она свои слова громко, яростно и прямо при всех.

У костра собралось человек десять, сидели, болтали. Курить в «лагере для одаренных детей» , как мы себя сами с ухмылочкой называли, понятное дело не разрешалось, девчонки и Сенька-Зараза бегали подымить за сосны. Смена шла к концу, все давно перезнакомились, поняли кому чего надо, разбились на компашки. Мы были старшие, нам доверяли по вечерам разводить костер.

— Ты: мне врежешь? — переспросил я, чувствуя, что лицо расплывается в глуповатой улыбке. Сидящие у костра тоже заулыбались, причем девчонки, как-то злорадно. Нет, они не ждали, что наша Дарья сейчас начнет меня бить. Просто обрадовались аргументу.

— А чего? Могу: — многообещающе кивнула Дашка и сделала даже шаг вперед.

У меня, что называется, поджилки дрогнули. Вообще-то за все мои шестнадцать неполных лет мне еще ни разу не доводилось получить удар в пах. Видеть — видел. Пару раз в школе, но гораздо чаще во всяких кино, где сильные крепкие мужики, а иногда хилые очкастые подростки получали между ног коленкой, кулаком, а то и бейсбольной битой. Поджилки мои вздрагивали каждый раз, хотя результат казался неопределенным. Кто-то там на экране сгибался, хватался за промежность и сводил глаза к переносице, кто-то кричал благим матом и катался по земле в страшных корчах, а некоторые тут же падали на землю и лежали замертво, видимо сразу потеряв сознание от страшной боли.

Жуть. Не только потому, что это больно. Это еще и страшно, не остаться бы без яиц. И это еще и очень стыдно, думал я. Особенно если кто-то смотрит. И особенно если на это смотрит девчонка. В фильмах очень часто это просто неизбежно, потому что девчонка-то и наносит удар. У-у, даже подумать стрёмно.

Сейчас на меня смотрели, улыбаясь сразу несколько девчонок. И я тут же сказал, небрежно так:

— Не упаду и не зареву.

Дашка снова залилась румянцем. Опять разозлилась.

Все началось с того, что я обыграл ее в шахматы. Не просто обыграл. За двадцать дней проведенных в лагере мы не раз и не два пробовали свои силы за доской. Дашка играла отлично — как, впрочем и многие девчонки в лагере. Ничего удивительного, собрали-то нас сюда, под сосны из математических школ и гимназий. Мне вообще путевка досталась, за победу в олимпиаде по информатике. В шахматы играли в лагере хорошо все, не исключая девчонок, много раз я позорно валил короля, сдаваясь, да вон хоть очкастой тихой Женьке, или полненькой смешливой Анжеле, которая сейчас лыбится на меня, сидя у самого костра в обнимку с Сенькой-заразой. Но когда наши вожатые назначили турнир, я взял себя в руки и постарался сыграть в полную силу. В финал вышли мы с Дашкой, и вот тут мне захотелось выиграть по-настоящему. Дашка мне нравилась, среди всего созвездия девчонок-математиков и программисток она казалась и умнее и смелее. К тому же она была офигенно красивая, на мой вкус: тоненькая, но уже с очень красивой грудью, и глазастая. А самое красивое, это ее улыбка, белые ровные зубы, и негромкий смех.

И вот, я обыграл ее в финале. Обыграл довольно легко, она — обычно спокойная — почему-то разнервничалась и зевнула фигуру. Еще смотрела на меня исподлобья, вот прямо как сейчас, вроде намекала, чтобы я ей разрешил взять ход обратно. Но турнир же. Я, внутренне ликуя разгромил белые фигуры и снисходительно предложил сдаться.

Лучше бы я этого не делал. Турнир я выиграл, и мне похлопали. Но два дня после этого Дашка не сказала мне ни слова, только при встречах смотрела вот так же исподлобья.

И вот у костра — разговорились.

Вообще, вечером у костра, когда все вожатые ушли заниматься малышней, нам старшеклассникам был рай. Пиво мы пили только пару раз, когда его притаскивал Сенька, но успевшие пристраститься к никотину оттягивались в свое удовольствие. И еще был «секс и разврат» , как говорили мы сами, и наша вожатая Настя, отвечавшая, как врач лагеря за наше «здоровье и девственность». Те, кто успел за двадцать дней влюбиться, сидели мальчик с девочкой, целомудренно обнявшись и иногда тыкались друг в друга губами. Остальные просто шалили, Анжела например, которую обнимал тот, кто успевал. Сегодня успел Сенька.

У меня не было пары. Зато в этот вечер рядом со мной сидела Дашка. Но мы вместо того, чтобы обниматься, поругались.

Кто-то что-то сказал про феминисток. Кто-то заметил, что бабы — дуры. И тут вдруг наша Дашенька разразилась речью. Не глядя на меня, хотя я стоял всех ближе, она начала своим звонким голосом объяснять, что пресловутое мужское превосходство это миф, комплексы, и дикость каменного века. Все смотрели на Дашу, переводили взгляд на меня, и понимающе кивали. Дашку это бесило еще больше. В конце концов я почувствовал, необходимость разрядить обстановку и сказал, что есть же объективные факты:

Дашка немедленно обернулась, как будто хотела вцепиться мне в горло своими классными белыми зубками.

— Факты? — зловеще переспросила она: — Ну и что у тебя за факты?

Она хотела чтобы я напомнил ей про шахматы. Я это понял и сказал примирительно:

— Ну мужчина обычно все-таки сильнее, там. . выше:

Вот тут-то она мне и врезала. Вернее, пообещала врезать коленкой по яйцам.

— Не упаду и не зареву, — повторил я. Уж не знаю, как мне пришло в голову это сказать, потому что внутренне я был уверен, что обязательно упаду, а может даже и умру на месте.

Дашка от моего ответа вроде даже как успокоилась. И пожав плечами, сказала:

— Обычно падают и воют.

— А я не упаду и не завою.

— Обычно:

— Обычно! . . — расхохотался сидевший у костра Сенька-зараза. Он был белобрысый и толстый, вернее, тяжелый. В шахматы Сенька играл неважнецки, но это не мешало ему здорово шарить в электронике. Кроме того, он на моих глазах не раз шарил по буферам и задницам девчонок из нашей компании, выполняя роль этакого брутального мачо, которому можно: — Даш, а ты много раз била мужиков по яйцам?

Отвечать Даше не пришлось. Потому что Анжела, чью правую грудь как раз потихоньку лапал Сенька, вдруг покосилась на него и сказав вполголоса:

— А что, сложно что ли? — подняла и резко опустила свой пухлый кулачок. Угодила Сеньке как раз по застежке джинсов.

Сенька замер, раскрыв рот. Потом отпустил Анжелу и медленно поднялся с соснового корня на котором сидел. Светлые волосы у него как-то сразу растрепались и сползли на лоб, когда он вдруг зажмурился, как младенец, собирающийся зареветь.

— Дура, — спросил он тоненьким голосом: — ты чего сделала?

Все снова захохотали, даже ребята. За Сеньку обидно, но от Анжелы чего-то подобного ждать можно было всегда, сегодня ее щупают, завтра она кого-нибудь тискает. Семен пошел вокруг костра, то разводя руки, то снова прижимая их к пострадавшим причиндалам, и выдыхая:

— Ой, сучка: Ну больно же: Прямо по шарам:

— Да я ж легонько: — смеялась Анжела.

А Дашка даже не улыбнулась. Мрачно кивнула и сказала очень серьезно:

— Вот тебе твои объективные факты. Вот тебе твое превосходство.

— У парней — яйца, у девчонок — сиськи, — сказал я просто чтобы что-то сказать. Я совершенно не был готов к беседе на эти темы с красивой серьезной Дашкой.

— По сиськам — не больно! — сразу отозвалась Анжела: — я пробовала. А вот если прищепками за соски — это да: Это м-м-м:

Кто-то сказал «о-о» , кто-то попросил рассказать подробнее, кто-то из девчонок стал бить Анжелу, ладонью по спине, чтобы замолчала. И тут я почувствовал резкое движение инстинктивно отшагнул, прижавшись спиной к сосне.

Дашка промахнулась.

Все разом стихли и обернулись к нам. Это уже было очень стыдно. Дашка промахнулась, но могла бы и не промахнуться. И тогда сейчас бы все смотрели, как она вдруг, без предупреждения врезала мне коленкой по яйцам. Вот сука:

— Надо было за доской следить, — не сдержался я, от обидных слов: — а не драться когда проиграла:

Дашка не только покраснела, она еще задышала часто и глубоко, как будто это сама получила удар по больному месту. Она оглянулась на ребят, которые смотрели на нас.

— Он сказал, что не упадет и не заплачет! — огрызнулась она. — За базар надо отвечать. Я решила проверить:

Сейчас расскажу как это происходит.

Все слышали как работают прививки? В организм вводят минимальную дозу остатков микроорганизмов заболеваний, наш иммунитет их находит и обучает свои программы убивать это чужеродное тело. И далее уже легко уничтожает их легко и быстро при обнаружении в организме.

Так вот. Принято считать, что если удар в яички ограничился тем, что оно поболело и прошло — ничего страшного не случилось и все ок. Это не так.

При любом ударе возможны микротравмы, в результате которых небольшая часть сперматозоидов попадает в кровь. Для этого достаточно небольших микротравм придатков или семенных канатиков, так как сперматозоиды очень маленькие и их очень много.

Уже понятна аналогия с прививками? В кровь попадает немного сперматозоидов и организм определяет их как чужеродное тело. Ведь в норме в кровеносной системе спермы нет и быть не может. И наш иммунитет обучается уничтожать сперматозоидов.

Вы как-то чувствуете, что иммунитет обучился убивать новый тип микробов? Нет. Вот и тут так же. Это происходит совершенно незаметно для человека и он дальше живет как и жил. Никаких тебе больниц, врачей, уколов и пр — забыл и все.

А знаете, что происходит, когда этот человек пытается завести детей? Если он пошел и обследовался то он, конечно, узнает об этом заболевании. Но большинство населения не идет к доктору прежде чем заводить ребенка. Люди просто занимаются сексом и ждут. Пол года, год, два. А потом вдруг получается. Слышали о таких ситуациях?

К сожалению, в определенном проценте случаев ситуация выглядит так — оба хотят ребенка, у них не получается, девушка идет проверяется и все оказывается у нее в порядке. Спустя пол года она думает мол мы хотим завести ребенка, у нас все хорошо, любимый муж, определенный достаток и пр, пойду ка я попробую поднять шансы забеременеть. И тут в ход идет либо донорский материал либо просто секс с любовником. Такие дела.

Об этом практически не говорят так как тема крайне интимная, личная и люди стыдятся этих разговоров, но медицина — не та область, где замалчивание идет на пользу.

Эта тема стала для меня открытием, я пошел в Google и нашел массу материалов на тему, которые подтвердили реальность проблемы. Я думаю, важно доносить эту информацию до людей и потому я написал этот пост на этом сайте так как я уже встречал пару историй о последствиях таких ударов на этом сайте пока изучал информацию по теме.

Недавно встретила школьного знакомого на улице, он предложил зайти к нему в гости.. сказал что еще придут наши общие знакомые и будет весело. Когда мы зашли к нему, он налил мне красного вина и сказал что скоро придут ребята. Разговаривали и он начал ко мне приставать… я сказала чтобы он перестал но он не хотел останавливаться. Толкнул меня к дивану … в его глазах была такая злость и похоть что я испугалась. И когда он начал подходить… я пнула его подъемом стопы между ног, не особо сильно но очень быстро и похоже точно. Он взвыл и упал на пол как подкошенный. Скулил и даже ползать не мог.. я испугалась за него. И когда через 5 минут он все еще не мог разогнуться я решила позвонить в скорую. Раздался звонок в дверь.. я открыла, пришел его друг Миша. Позвонили и вызвали скорую, когда увозили горе донжуана.. я ушла, оставив свой номер Мише, а он поехал в больницу. Прошла неделя, мой одноклассник все еще в больнице «отдыхает» а мне его жалко с одной стороны.. но когда подумаю что он мог меня изнасиловать… то считаю так ему и надо. Подруга сказала что он мог помереть, но я никакими единоборствами не занимаюсь, только танцами, может от этого ноги довольно быстрые и сильные. Вот такая история с пока непонятным концом.

Вика — первая часть

На улице лето. Все отдыхают, купаются, только девочка Вика сидит дома одна, у неё практически нет подруг она замкнутая и ужасно застенчивая.. Учится она в восьмом классе.. Во дворе играют в мяч дворовые ребята. Вика смотрит на них с балкона и тоже мечтает поиграть в мяч с ребятами. Вдруг один из ребят позвал её на улицу.

Вика, не поверив своему счастью, выбежала во двор..
— Поиграем в футбол, говорит соседский парень Сережа. — Но я не могу быстро бегать как вы, ответила Вика.
— А ты бегай, как умеешь, и главное пасуй мяч мне.

Игра началась. Вика, несмотря на свою застенчивость все же влилась в коллектив и не уступала мяч.

— Давай пасуй мне, кричит Сережка.
Вика ударила по мячу и мяч вместо того, чтобы прокатится по земле подлетел и попал Сережке прямо между ног. Сережка, забыв об игре, свалился на землю схватившись руками за промежность. Его лицо исказилось гримасой дикой боли, а из глаз выступили слезы. Парни же засмеялись и продолжили игру. Вика тоже усмехнулась, ничего не поняв, и тоже продолжила игру. Минут через 15 Сережа отойдя от шока, поковылял домой.

Его догнала Вика.
— Пошли дальше играть в футбол.
— Я не могу, ответил Сережка.
— А в чем дело то..
— Как ты не понимаешь ты ведь попала мне между ног у меня там сейчас все невыносимо болит.
— Неужели удар мячиком по письке может причинить тебе такую боль.

Сережка поняв, что Вика сама не знает, что говорит, сказал,
— Пойдем ко мне домой, я тебе кое-что расскажу.
Они зашли в комнатку Сережи, и он достал из-под кровати выпуск журнала PLAYBOY.

Он открыл его на странице где мужчина показывает свои размеры.
— У какой большой у него корень, засмеялась Вика. Если бы я попала туда мячиком, ему бы, наверное, было еще больнее, чем тебе.
— Вика ты не права. Смотри, видишь этот кожаный мешочек под писькой .
— Да я вижу, а что это, удивилась Вика. Какая-то облезлая кожица.
— Вика ну не смейся, это не кожица, это кожаный мешочек, в нем располагаются два маленьких овальных шарика. Их по-научному называют яичками. Яички есть у нас всех.
— А по чему у нас нет яичек.
— Потому, что они вам не нужны, у вас другая система, не такая как у нас. Нам яички нужны для того, чтобы потом когда повзрослеем у нас самих были дети.
— Ой, ну не строй из себя самого умного, лучше, раз ты такой умный, сними трусики да покажи свои шарики.
— Вика, сейчас ты поймешь, почему мне было так больно после несильного попадания. Хочу открыть тебе один маленький секрет, угадай, где мое самое слабое место.
— Ну, я не знаю, я не дралась и не в курсе.
— Мое самое слабое место находится в этом мешочке. Запомни Вика, яички — это самый уязвимый орган на теле всех парней.
— Вот теперь-то я понимаю, почему ты заныл как девочка. Я попала в шарики? ехидно улыбаясь, спросила Вика.
— Ты угадала, ты в них и попала.

Вику вдруг внезапно разобрал непонятный смех и вдоволь насмеяшись она снова попросила достать яички.

— Вика, дай мне свою ладошку.
Она протянула руку, и Сережка из шорт достал маленький мешочек с яичками и аккуратно поднес Викину ладонь к ним, так что яички легли прямо в ладошку. Вика присев на корточки стала внимательно щупать мошонку, заметив:
— Сереж, а у твоих шариков какие-то ниточки отходят.
— Я знаю, ответил Сережа, они нужны для дела.
— Так прикольно, у тебя одно яйцо висит ниже другого, это почему? И почему у тебя одно яичко покрасневшее? Ах да я и забыла, как влепила тебе мячиком, поэтому оно покраснело все.
— Да и больше так не делай, строго возразил Сережа.
— Сереж, а если я по яичкам ударю ногой, то у тебя они, наверное, лопнут? Они ведь вроде бы не из кости.
— Если ты мне ударишь туда ногой, то повторится то же, что и было сегодня во дворе, но только мне будет еще в несколько раз больней, если ты ударишь, костью, например коленной чашечкой. Так что если в классе кто-нибудь будет тебя доставать, смело бей коленом между ног, или если не получится, хватай рукой между ног и дави изо всех сил, очень поможет. Я недавно так достал соседку по парте, что она прямо на уроке схватила рукой оба яичка и сдавила их ногтями . Я от боли заорал как сумасшедший, она пообещала их оторвать, если я не перестану ей мешать.
— Ну, мне пора.. Спасибо Сережка за интересную информацию. Ах я забыла узнать, а долго яйцо после ударов еще болит? обернувшись, спросила вика.
— Ну, у кого как, а у меня до сих пор левое яичко ноет. — Ну ладно пока, увидимся потом, сказала Вика и мгновенно выбежала из подъезда.

Весь вечер вика думала над случившимся. У нее было много врагов, которые не любили ее, не ценили ее скромность, всячески над ней издевались. Она злорадостно улыбнулась, лишь она одна знала, какое место завтра заболит у ее одноклассников, которые как обычно на перемене будут дергать ее за косу. Перед сном она позвонила своей подруге Наташе и предложила завтра отомстить всем парням, нагло смеющимся над скромностью двух отличниц. Вика в подробностях рассказала об уязвимом месте всех парней и о несдерживаемом желании пнуть по яичкам кого-нибудь.

Наташа, как и Вика, никогда не била парня между ног, но ей это очень хотелось, хотя она сама себе в этом просто боялась признаться. Долго ждать не пришлось, на первой же перемене Вику ударили до боли знакомым учебником по математике,
— Ну как мозги не отбил? ехидно подшутил одноклассник Андрей.
— Я тебе сейчас сама мозги отобью, но не те которые в голове, в голове у тебя все равно одни опилки, а те которые у тебя между ног, ведь ты этим местом думаешь.

Андрей опешил, он явно не ожидал услышать от скромняжки Вики такую речь. Вика уж хотела сесть на место, но Андрей крепко схватил ее за руку.
— Слышь ты сучка, если ты еще хоть раз….
На этом его речь оборвалась. Потому что в этот самый момент Вика резко вскинула вверх колено и вмяла его в половые органы парня. Андрей стал задыхаться, его глаза вылезли из орбит и пошатнувшись, он упал между парт, схватившись руками за ушибленное интимное место.
— уууууууу. больно. Уууууууууй как больно мне.
Он не мог больше сказать других слов.

Парни в классе судорожно сморщились, как будто сопереживая Андрею, а девушки дружно захлопали в ладоши, аплодируя победительнице Вике.. Она обернулась к зачарованным и оцепеневшим парням и сказала
— Пацаны, если кто-нибудь из вас хоть раз еще заденет меня пальцем, незамедлительно получит ногой по шарам.
И указала рукой на корчившегося от боли Андрея.

— Здорово ты ему врезала, я тоже так хочу, — визжала от восторга Наташа.
— Так в чем проблема, кто тебя бесит больше всех?
— Конечно Леха, он мне проходу не дает, все за зад хватает.
— Так Наташа, слушай меня внимательно, на следующей перемене, после того как все вернутся из столовой, мы окружим Леху и ты проведешь удар в пах.

Этот разговор услышали остальные девчонки и поддержали Наташу.
— Давай пинай ему яйца, если что мы поможем, он нас тоже достал, — возмущенно кричали девчонки.

Леха подошел к своему классу и тут же его окружили все девушки. Самая смелая сказала:
— Так слушай меня козел внимательно, сейчас ты закроешь глаза, а Наташа тебе даст в одно место, ты все понял?
Бедный парень понял, что сопротивляться бесполезно и что лучше раздвинуть пошире ноги и принять то жестокое наказание, которое для него придумали девушки.
— Милые девушки, взмолился Алеша, я знаю что вы в любом случае дадите мне по яйцам, но я очень прошу не бейте туда со всей силы. У нас яички очень хрупкие..

Но Наташе было все равно, лопнут шарики у Алеши или нет и она, сделав шаг вперед, кроссовкой от всей души врезала по мошонке Алеше. Он заорал, как раненый зверь, на крики его сбежалось полшколы, конечно Наташу вызвали к директору и ешё много нелестного ей пришлось услышать в свой адрес от родителей, но радость победы над одноклассниками была превыше всего.

А Вика на следующий день давила в руках яички у соседа по парте за то, что он не давал ей линейку. Легко и не принужденно она схватила рукой его за яйца и стала их крутить, парень же поскуливая от боли, отдал ей линейку, а после до конца урока держал рукой отдавленные гениталии. Так за неделю еще несколько пареньков за малейшую шалость получили ногой по шарикам от Вики и Наташи, но на этом коварные и обиженные на жизнь девушки остановиться не могли.