Вальдорфская школа отзывы

Отдавала ребенка в Вальдорфскую школу и сама работала там в течение 2 четвертей. Когда поступали туда — впечателение было очень приятное, нестандартный подход, особое отношение к детям, без нажима, без казенщины, все очень по-домашнему, уютное помещение и милые, доброжелательные педагоги. Не смутило, а наоборот, порадовало в тот момент отсутствие системы оценок. отсутствие учебников и стандартной школьной программы. Все это показалось очень привлекательным. Но! Поработав там полгода, я оттуда ушла и ребенка забрала, на следующий год мы пошли в обычный первый класс. Именно то, что меня привлекло при первом знакомстве, дальше напугало. Отсутствие программы приводит к тому, что невозможно вообще понять, что дети изучали, а что — нет, нет никаких критериев ,по которым можно было бы оценить знания детей. В третьем классе дети не умеют, например, писать письменными буквами, не знают таблицы умножения. Хотя учителя и убеждали в том, что постепенно эта разница в знаниях и уровне подготовки сглаживается, и дети догоняют сверстников из обычных школ, но работая в классах со второго по шестой я этого не заметила, дети явно отставали в общеобразовательном плане от учеников школ со стандартной программой. С дисциплиной на уроках тоже было не ах, в школе училось несколько ребят, переведенных родителями из других учебных заведений, где их уже отказывались обучать. Т.Е. школу использовали как последний приют для детей с явными проблемами интеллектуального и психического характера (типа не смогли учиться в нормальной школе) — естественно, это обстановку не оздоравляло. Плюс ко всему через непродолжительное время меня стали напрягать такие своеобразные занятия как эвритимия, хоровое декламирование (но все это часть философии Рудольфа Штайнера, на которой зиждется система обучения в таких школах, и от нее никуда не денешся). К моему ребенку также было предъявляемо много претензий по поводу его любви к «светским» игрушкам а-ля роботы или герои мультиков, по поводу приверженности к компьютерным играм и нежелании вязать носок на уроках труда (причем, в качестве дисциплинарной меры ребенка отправляли стоять за дверь на целый урок. И это в первой четверти первого класса! И не только моего. Их учительница со многими практиковала такие штуки.). По вальдорфской методике ребенок должен играть только в специальные деревянные и тряпичные самодельные игрушки (или по крайне мере, изготовленные вручную), не смотреть телевизор, читать только народные сказки — мы так и не смогли стать правильными вальдорфцами, вникнуть и принять всю эту систему. Честно говоря, чем я больше все это наблюдала, тем больше мне все это напоминало какую-то секту. В общем, мы оттуда с сыном ушли и не жалеем. Оплата в нашей школе была не очень высокая, но и не низкая, цену сейчас не назову, но и было все уже 6 лет назад, так что тогдашняя цена вам ничего и не скажет относительно сегодняшней. На мой взгляд, в такую школу стоит идти если 1) сам являешся приверженцем философской системы Штайнера, 2) если имеешь оочень нестандартного ребенка, который точно не впишется в систему минпроса 3) если по натуре очень гибок, легко принимаешь любые новые теории и готов им следовать, не придаешь значения академической успеваемости ребенка и делаешь для него ставку на творческую профессию а-ля художник или что-то подобное. При других условиях делать там абсолютно нечего, и пусть красивая обертка вас не обольщает!
Скажите, пожалуйста, в какой именно из двух вальдорфских школ вы работали и кем вы работали со второго по шестой класс? Я знаю, что классный руководитель ведет их с первого класса и довольно долго — класса до шестого-восьмого.

Если кто не помнит или не знает, у меня было много восторженно-радостных постов о вальдорфской школе, в которую ходила моя дочка.

Но вот наступил момент, когда я вспомнила все комментарии «слишком хорошо — тоже плохо», «как-то подозрительно радостно» и «школа ваша — секта». И признаю, что все оппозиционеры в комментариях были правы.

Кто просил негатив о вальдорфской школе — налетай, раздаю бесплатно ))))))

Честно говоря, даже не хочется писать. О позитиве говорить гораздо приятнее. Но после всего мной написанного на форуме, я хочу извиниться за получившуюся пропаганду вальдорфской школы. И предупредить всех тех, кого я успела сагитировать, что есть и другая сторона медали. Для меня это урок, что ручаться я могу только за саму себя, и больше ни за кого. Да и полностью доверять тоже никому не стоит.
Итак, собственно к теме.
(события произошли ещё в мае)
В декабре прошлого года (третий класс) я вдруг неожиданно обнаружила, что моя дочь с самого начала года в школе ничего не делает. Просто сидит и смотрит в окно или в потолок. При этом я дисциплинированно ходила на родительские собрания, где мне говорили, что всё хорошо. Не было ни одной записи в дневнике от учительницы. Просто в середине декабря зашла в школу, было время, попросила посмотреть Кирины тетради. И тут совершенно спокойно учительница сказала, что показывать нечего, Кира на уроках ничего не делает.
Все расспросы учительницы, почему она мне ничего не говорила, почему на собраниях сообщала, что всё хорошо, почему не писала в дневник замечания, ни к чему не привели. Ответ был один: «По канонам вальдорфской педагогики учитель должен сам разбираться, а не жаловаться родителям». Дескать, она работает над этим вопросом, пока безуспешно.
Я в срочном порядке взяла все задания по всем предметам. Поговорила с Кирой, что надо учиться (она сказала, что бездельничала, потому что ей было неинтересно, потому что она уже всё это знает). В общем, дело было в среду, а в понедельник Кира уже сдала все рабочие тетради со всеми заданиями с начала года.
И всё, вроде бы, наладилось.
Но с этого момента отношение учительницы явно испортилось. То ли оно и раньше было не очень, а я не замечала. То ли работоспособность ребёнка вызвала такое раздражение. Не знаю. Начались придирки, недовольства. Сначала она стала оставлять Киру в школе, когда все идут на прогулки, якобы из-за того, что у Киры недостаточно тёплая одежда (я разговаривала, объясняла, что ребёнок не привык тепло одеваться, да и сама учительница это уже знала).
Потом появилось требование перестать заниматься с ребёнком дополнительно русским языком, потому что, по её мнению, это испортит восприятие чешского языка. (вся бредовость заявления даже не требует комментариев).

Потом учительница сказала, что как она и прогнозировала, с чешским всё очень плохо и есть сомнения, что Кира вообще сможет закончить год. Сходили к незнакомой независимой учительнице чешского языка, чтобы проверить знания. Кира написала диктант за третий класс вообще без ошибок.
Следующим шагом было, что учительница запретила Кире есть в школе перекус («свачинку»), потому что он слишком сладкий, а как всем известно (!!! отличные знания физиологии), сладкое возбуждает, и именно от такой еды Кира слишком возбудима. Для уточнения, у Киры всегда с собой фрукт и что-то мучное — оладьи, блины, домашняя выпечка, и если ничего из этого дома не оказалось, то булка.
Весь этот период сопровождался бесконечными разговорами с учительницой в очень мирном русле, которые плавно переходили в коллегиальное обсуждение с завучем по воспитательной работе и директором. Коллективный разум очень корректно и мягко убеждал учительницу в том, что её претензии необоснованы. И через пару дней появлялась новая проблема. Параллельно ухудшались отношения с одноклассниками, Кира переместилась на отдельную парту и перестала общаться с детьми.
Апогеем холодной войны стал понедельник после выходных 8-10 мая. У нас были гости, мы праздновали День Победы, пели песни военных лет, вспоминали прадедов, участвовавших в войне. В понедельник Кира шла в школу совершенно счастливая, с желанием рассказать всем об интересном вечере и новых для неё историях — по понедельникам у них было принято рассказывать, кто как провёл выходные.
Но вместо привычной беседы учительница устроила публичный разбор Киры в лучших традициях советской эпохи. Вытащила её и стала требовать ответить, почему это она всегда в плохом настроении, почему никогда не улыбается (что должен был ответить ребёнок на такой лживый наскок, непонятно), и почему она не хочет ни с кем дружить. А в дневнике после этого я прочитала запись об этом «педагогическом мероприятии».
Понятно, что после этого я её больше в школу не пустила. Потребовала собрать педсовет по факту ЧП.
А во вторник, позавчера, состоялся педсовет.
Что я там услышала, повергло меня шок. Это были два часа коллективной критики меня и моего ребёнка. Мне сообщили, что мой ребёнок психически ненормальный, социально незрелый, глупый. Что я неадекватная мамаша, потому что до сих пор не сдала её в интернат для психически больных. Основные агрументы в «подтверждение» их слов:
— ребёнок должен постоянно улыбаться, а моя улыбается редко,
— она не хочет дружить с каждым, кто оказывается рядом, а тщательно выбирает людей для общения,
— она посмела сказать ассистентке (у нас в классе мальчик с синлромом Дауна и аутизмом, ходит с ассистенткой), что та дура. Кстати, эта самая ассистенка весь педсовет в каждой паузе выкрикивала: «А Кира меня дурой обзывала».
— для Киры результат работы имеет большее значение, чем процесс, а нормальный ребёнок получает кайф от процесса, независимо от получившегося результата,
— Кира стремиться сделать задание лучше других, а это порождение конкуренции и явное проявление психической ненормальности,

— все её очень любят и стремятся помочь (в чём, зачем и кто просил — так и не ответили), а она отказывается.
И, наконец, они знают, как решить сию проблему и сделать ребёнка счастливым. Для этого в вальдорфских школах существует «разговор о ребёнке». И пояснили, что скрывается за этим понятием. Сначала я должна сесть с классной учительницей и рассказать ей все подробности о Кире, обычно это три встречи по два часа. Интересовать их будут все-все подробности, начиная с того, как мы её зачали, в какое время суток и в какой позе. А потом всю полученну информацию классная учительница доложит на общей конференции учителей, и они все вместе… будут думать о ребёнке. И этим энергетически ей помогут и сделают её счастливой.
Всё это было записано, а копия записи выдана мне.
Понятно, что мы экстренно оттуда сбежали. Ребёнок с сегодняшнего дня в другой школе, чему несказанно счастлив.
После того педсовета я говорила с Кирой. Спросила её, как она это терпела, и почему мне ничего не рассказывала. Она ответила, что видела, что я была довольна школой и очень радовалась, что Кира туда ходила, поэтому она не хотела меня разочаровывать и расстраивать. Думаю, всем понятно, что я чувствую после этого.
Кстати, в нашей новой школе работает региональная Чешская школьная инспекция (орган по решению конфликтов в школах), собственно, изначально к ним я и пошла. У них есть полезная методичка

Корреспонденты «РГ» решили проверить, готовы ли к учебному году негосударственные общеобразовательные учреждения, или, как их называет в большинстве своем население «частные школы».

В поисках плюсов и минусов альтернативного подхода к обучению и воспитанию мы посетили три иркутские школы.

Для леди и джентльменов

Негосударственное образовательное учреждение «Средняя школа Леонова» в этом году начнет 15-й образовательный сезон. В ней учатся 250 учеников, в классах не более 16 человек, есть возможность обучаться и по индивидуальной программе.

Кроме привычных всем математики и русского языка, преподается хореография, много внимания уделяется иностранным языкам — кроме английского, есть второй язык на выбор — французский, немецкий, испанский и китайский. Летом работает лагерь отдыха на Байкале, а самые подготовленные имеют возможность поехать на языковую практику в США и Великобританию.

Дети находятся в здании учебного учреждения с 9 утра до 17 часов, питание трехразовое. На занятия ребят доставляет школьный автобус, он же вечером развозит всех по домам. Классные руководители стараются чередовать умственную нагрузку с физической. Кстати, они как учителя-предметники работают только до обеда, после — все время посвящают внеклассной работе — экскурсии, соревнования, индивидуальная работа.

— Главное наше отличие в том, что школа маленькая, поэтому каждому ребенку внимание персональное, — пояснила президент школы Ирина Покровская. — Основной принцип в подходе к детям не как к объектам воспитания, как написано в педагогической литературе, а как к партнерам. Ведь если мы хотим договориться, надо уметь видеть и слышать друг друга.

Комфорт и персональный подход стоят недешево — от 9 до 18 тысяч рублей в месяц, при этом отличники могут получить существенную скидку — 40 процентов. Есть и система социальных льгот.

Многие родители отдают в школу не первое поколение своих отпрысков.

— Я довольна и качеством обучения — старший сын без проблем поступил в очень непростой вуз в Москве, и атмосферой здесь, — поделилась с «РГ» Анастасия Карманова, мама шестиклассника Романа. — И за ребенка спокойна, сейчас это очень важно.

Однако есть и те, кто в учебном учреждении разочаровался.

— Мы с женой забрали дочь по одной причине — на мой взгляд, система требований заниженная, а с детьми без строгого спроса нельзя, — пояснил Антон Белухов. — Поначалу в обычной школе ей трудновато приходилось, но уже привыкла, и знания на уровне.

Нет однозначного мнения и среди преподавателей. Многие покинули школу, не приняв позицию руководства «ученик всегда прав» и несоответствием усилий, которые затрачивают учителя, занимаясь индивидуальным обучением, и заработной платы.

В школе только девушки

Православная женская гимназия работает в Иркутске с 1996 года. Учиться в ней могут только верующие, на собеседовании требуют даже рекомендацию от настоятеля прихода.

Заработную плату учителей общеобразовательных дисциплин выплачивается из бюджета муниципалитета, работу преподавателей Закона Божия, церковного пения, основ духовной культуры, церковно-славянского языка, а также воспитателей оплачивает Иркутская епархия.

— Да, мы учреждение не светское, но не думайте, что мы воспитываем монашек, — пояснил священник Александр Беломестных, директор гимназии. — Устав, действительно, строгий, за его нарушение из гимназии исключаем, но и задачи у нас соответствующие — дать девушкам современное образование в сочетании с православной традицией духовно-нравственного воспитания.

В гимназии учатся 380 человек, классы небольшие, поэтому занимаются все в первую смену. Форма обязательна, у каждой параллели она своя. Брюки строго запрещены, а вот со стрижками посвободней — хоть длинные волосы, хоть короткие, лишь бы аккуратно и невызывающе. Особо рьяные поклонницы косметики здесь редкость, но за легкий макияж еще никого с уроков не выгоняли.

Каждый учебный день начинается с общей молитвы, неделя завершается благодарственным молебном, во время церковных праздников гимназистки посещают церковные службы.

— У нас два основных направления — гуманитарное и естественно-научное, — рассказала Ольга Куликова, заместитель директора по учебной работе. — Девочки — непременные участницы предметных олимпиад и конкурсов, как в любой школе, они сдают единый государственный экзамен, и хорошо сдают.

Родители платят в месяц 1200 рублей — сюда входят затраты и на питание, и на охрану.

Как и в любом учебном заведении, в гимназии есть недовольные. Одна из мам забрала свою дочь из первого класса после первой же четверти из-за равнодушного отношения педагога, которая все общение с ребенком свела к проверке тетрадей. У истово верующих родителей свои претензии — гимназия, по их мнению, слишком светское заведение, поэтому стоит обращать больше внимания на воспитание в православных традициях.

Облегченный багаж

В Иркутской Вальдорфской школе 12-летняя система обучения. Количество учащихся колеблется в пределах 120.

Школа позиционируется особым, гуманным отношением к детям и направленностью, в первую очередь, на их духовное развитие. Отсюда специфические обязательные предметы: игра на флейте, рукоделие, ремесло, лепка из глины. Дети учатся «эпохами» — несколько недель главным уроком определяется один из предметов: математика, русский язык, ботаника и т.д. Кстати, главный урок длится 1 час 45 минут. Учебников нет — дети их пишут и рисуют сами. Отметок в школе не ставят — только зачет или незачет. Не редкость наблюдать, как в начале летних каникул юные «хвостисты» сдают зачеты.

Очень часто проводятся классные родительские собрания, на которых никого не ругают, не ставят на вид, а рассказывают исключительно об успехах учеников и содержании следующей эпохи. Плата за обучение определяется социальной комиссией в зависимости от материального положения семьи: в среднем около 3000 рублей в месяц.

Тем не менее, при всей «домашности» и уютности школы, багаж знаний у учеников ИВШ существенно «легче», чем у их сверстников из общеобразовательных школ. Вероятно, поэтому некоторые родители стремятся после окончания начальной школы перевести детей в государственные учебные заведения:

— Еще в третьем классе моему ребенку учитель-репетитор из другой школы поставила диагноз «педагогическая запущенность», — поделилась мама бывшего ученика Вальдорфской школы. — Когда я передала это нашему классному учителю, то получила ответ — не спешите, ребенок еще не созрел для знаний.

Есть и еще особенности: по данным информационно-консультационного центра святого Иринея Лионского (Москва), известного изучением проблем новых религиозных движений, сект и культов, вальдорфская педагогика отнесена к культовым сектам. Однако об этом знают не все.

Компетентно

Александр Костин, руководитель службы по контролю и надзору в сфере образования Иркутской области:

— Требования к негосударственным общеобразовательным учреждениям предъявляются ровно такие же, как и к государственным: обязательно лицензирование на право предоставления образовательных услуг, государственная аккредитация один раз в пять лет на право выдачи молодым людям по окончании образования документов гособразца. Кроме этого наше ведомство один раз в два года проводит их обязательную проверку. Могут проводиться и внеплановые проверки по заявлениям граждан.

В соответствии с Законом РФ об образовании, все негосударственные общеобразовательные учреждения являются некоммерческими. Все они имеют право на государственную поддержку на реализацию государственного стандарта образования. Все же дополнительные услуги оплачивают родители школьников согласно договору.

При поступлении в негосударственное учебное учреждение родителям стоит знать, какие документы они вправе потребовать и даже обязаны изучить:

  1. Лицензию на образовательную деятельность и приложение к ней — учебные программы.
  2. Свидетельство об аккредитации, дающее право выдачи документов об окончании обучения государственного образца.
  3. «Рабочий» устав организации. Его должны посмотреть родители, изучить подробно. Если родители сами не проявили инициативу, тот, кто ведет прием, должен предложить им это. И в заявлении о приеме ребенка в данную школу должно быть записано: «С уставом школы ознакомлен такого-то числа, подпись».
  4. Внимательно читайте договор, чтобы потом не вышло так, что права ребенка будут ущемлены. В нем должны быть оговорены формы промежуточной аттестации. Тогда в конце года родитель может предъявить претензии, почему ребенок не знает чего-то, предусмотренного программой.

И самое главное, если что-то не сложилось с альтернативным образованием, в государственную школу по месту жительства ребенок может вернуться в любой момент.

15th Сен 2017

Здравствуйте, дорогие читательницы! Буквально вчера я впервые узнала о таком понятии как «вальдорфская школа», услышав несколько хвалебных отзывов об обучении в ней. Естественно, мне стало интересно, что это, в чем принципы и различия с общеобразовательными учреждениями, какова цена и недостатки. Специально для вас я прошерстила интернет, прочитала кучу отзывов и составила описание набирающей популярность вальдорфской школы, чтобы у вас сложилось правильное представление о ней. Итак, поехали!

Суть вальдорфской школы

Вальдорфская школа возникла как замена государственному образованию с его оценками, жесткими рамками и контролем. То есть это, в первую очередь, альтернативное обучение, в основах которого лежит «наука» антропософия. Придумал эту вещь австрийский философ, эзотерик, оккультист, ясновидящий и мистик Рудольф Штейнер.

Духовная наука, названная Штейнером «антропософией», стремится внести научную методологию в изучение явлений сверхчувственного порядка, построить мост между религией и обычной наукой. Он характеризовал её следующим образом:

Антропософия — путь познания, призванный духовное в человеке привести к духовному во Вселенной.

Чего-чего? В общем, не знаю, как вы, а я с сомнением и скептицизмом отношусь ко всякого рода эзотерике и мистике. А если добавить сюда магию, астрологию, гадания и вызывание духов, свойственные оккультизму, то и вовсе становится не по себе. В общем, фундамент, на котором основана вальдорфская школа, довольно сомнительный и пугающий.

Принципы обучения в вальдорфской школе

Обучение в школе длится 12 лет, из них 8 лет детям не ставят отметки, а основные предметы преподает один учитель. Причем учитель, помимо преподавания основных общеобразовательных предметов, поет, рисует, играет на флейте, вяжет, шьет. Прямо-таки Мэри Поппинс, разве не чудесно?

Главной особенностью вальдорфской школы является обучение «эпохами»: каждая эпоха длится 3-4 недели, и главной темой обсуждения выбирается какой-то один предмет. Утверждается, что это помогает полностью погрузиться в изучение темы, не отвлекаясь на другие проблемы.

Также в школе уделяется огромное внимание творчеству, а домашние задания попросту отсутствуют. Преподаватели стараются как можно дольше продлить детям ощущение детства, так что строгих выговоров и битья указкой по голове здесь не встретишь.

В вальдорфской школе до второго класса не учат букв, не считают и не пользуются канцелярской ручкой. В первом классе дети только рисуют, и лишь второклашки начинают писать, причём сначала палочками на воске, потом чем-нибудь острым на бересте, потом гусиными перьями.

В школе не принято говорить детям «нет». Приветствуется любая инициатива, которую преподаватели стараются поддержать и помочь воплотить в жизнь. Очень поощряется фантазия.

В вальдорфских школах отсутствуют компьютеры, а все окружающие предметы сделаны из натуральных материалов. Причем детям даже запрещается играть с игрушками, созданными не из природных ресурсов.

Вот такие принципиальные отличия вальдорфской школы от обычной. Для кого-то эти особенности являются преимуществом, для кого-то недостатком. В следующем пункте я выскажу свое мнение.

Игрушки учеников Вальдорфской школы (ручная работа)

Плюсы и минусы вальдорфской школы

Плюсы

  • Несомненным плюсом является ориентированность преподавателей на ребенка и его особенности. Максимальное число учеников в классе — 10, что позволяет уделять каждому достаточно внимания.
  • Один преподаватель в течение 8 лет — это здорово. Особенно если он хороший. Детям необходим наставник, пока они не способны сами принимать решения. Однако не уверена, что школы могут гарантировать непоколебимость учителя: все мы люди, и у нас случаются чп — болезнь, декрет или просто желание сменить деятельность.
  • В школе проводятся интенсивные занятия иностранными языками — как правило, английским и немецким. Для кого-то это плюс.
  • Говорят, что дети с радостью ходят в такую школу, так как обстановка внутри нее семейная, дружественная, не конкурентная. Каждый дружит с каждым. Дни Рождения, Новый Год и прочие праздники отмечаются с размахом.

Минусы

  • Проблемы с переводом вальдорфских учеников в обычную школу. Так как до 8 класса оценки здесь не проставляются, а программа отстает от общеобразовательной, обычно учеников из вальдорфской в государственную переводят на класс меньше.
  • Отрыв от реальности может плохо сказаться в будущем, ведь ребенку придется жить в нашем неидеальном мире. Как бы не произошел болезненный разрыв шаблона…
  • На уроках часто поют, танцуют странные ритмичные танцы (эвритмия), что, честно говоря, напоминает секту.
  • Стоимость обучения в вальдорфской школе немаленькая — по моим сведениям, в Москве она достигает 234 000 рублей в год.
  • Отсутствие дисциплины для меня все-таки является минусом. Будучи подростком-бунтарем, я выступала против ограничений и режима, однако став взрослой, поняла, насколько это помогло мне в жизни. Человек — очень ленивое существо, и если его вечно не подгонять, тяжело добиться результата. Мало у кого есть внутренняя мотивация, и большинство с радостью согласятся сидеть и ничего не делать, увы.
  • Выпускники вальдорфской школы почти поголовно гуманитарии, так как там уделяется очень мало внимания точным наукам (не урезать же пение и танцы!).
  • Слишком большая вовлеченность в процесс родителей. Если вы работаете, службу часто придется пропускать, чтобы порисовать или поиграть с ребенком в школе.

    Учебный процесс в подготовительном классе Вальдорфской школы

Отзывы о вальдорфской школе

А теперь давайте посмотрим некоторые отзывы родителей, чьи дети учились в вальдорфской школе, и тех, кто так или иначе сталкивался с учениками этой школы:

По прошествии трех лет обучения в вальдорфской школе, мне сообщили, что мой ребёнок психически ненормальный, социально незрелый, глупый. И вот почему: 1. Ребёнок должен постоянно улыбаться, а моя дочь улыбается редко. 2. Она не хочет дружить с каждым, кто оказывается рядом, а тщательно выбирает людей для общения. 3. Для моего ребенка результат работы имеет большее значение, чем процесс, а нормальный ребёнок получает кайф от процесса, независимо от получившегося результата. 4. Дочь стремится сделать задание лучше других, а это порождение конкуренции и явное проявление психической ненормальности.

И, наконец, они знают, как решить сию проблему и сделать ребёнка счастливым. Для этого в вальдорфских школах существует «разговор о ребёнке». И пояснили, что скрывается за этим понятием. Сначала я должна сесть с классной учительницей и рассказать ей все подробности о Кире, обычно это три встречи по два часа. Интересовать их будут все-все подробности, начиная с того, как мы её зачали, в какое время суток и в какой позе. А потом всю полученную информацию классная учительница доложит на общей конференции учителей, и они все вместе… будут думать о ребёнке. И этим энергетически ей помогут и сделают её счастливой. Понятно, что мы экстренно оттуда сбежали. Ребёнок с сегодняшнего дня в другой школе, чему несказанно счастлив.

Виктория

Выпускники Вальдорфской школы — с виду обычные ребята…

Отдавала ребенка в Вальдорфскую школу и сама работала там в течение 2 четвертей. Когда поступали туда — впечатление было очень приятное, нестандартный подход, особое отношение к детям, без нажима, без казенщины, все очень по-домашнему, уютное помещение и милые, доброжелательные педагоги. Не смутило, а наоборот, порадовало в тот момент отсутствие системы оценок, отсутствие учебников и стандартной школьной программы. Все это показалось очень привлекательным. Но!Поработав там полгода, я оттуда ушла и ребенка забрала, на следующий год мы пошли в обычный первый класс. Именно то, что меня привлекло при первом знакомстве, дальше напугало. Отсутствие программы приводит к тому, что невозможно вообще понять, что дети изучали, а что — нет, нет никаких критериев ,по которым можно было бы оценить знания детей. В третьем классе дети не умеют, например, писать письменными буквами, не знают таблицы умножения. Хотя учителя и убеждали в том, что постепенно эта разница в знаниях и уровне подготовки сглаживается, и дети догоняют сверстников из обычных школ, но работая в классах со второго по шестой я этого не заметила, дети явно отставали в общеобразовательном плане от учеников школ со стандартной программой. Часто школу использовали как последний приют для детей с явными проблемами интеллектуального и психического характера, которые не смогли учиться в нормальной школе — естественно, это обстановку не оздоровляло. Плюс ко всему, через непродолжительное время меня стали напрягать такие своеобразные занятия как эвритимия, хоровое декламирование. К моему ребенку также было предъявляемо много претензий по поводу его любви к «светским» игрушкам а-ля роботы или герои мультиков, по поводу приверженности к компьютерным играм. По вальдорфской методике ребенок должен играть только в специальные деревянные и тряпичные самодельные игрушки (или по крайне мере, изготовленные вручную), не смотреть телевизор, читать только народные сказки — мы так и не смогли стать правильными вальдорфцами, вникнуть и принять всю эту систему. Честно говоря, чем я больше все это наблюдала, тем больше мне все это напоминало какую-то секту. В общем, мы оттуда с сыном ушли и не жалеем.

Мария

Эвритмия — одна из дисциплин в Вальдорфской школе

Для моего аутиста эта школа идеальный вариант по многим параметрам: щадящая программа в начальной школе, небольшой класс (13 чел), спокойная, дружелюбная обстановка, понимание наших проблем.

Катерина

Когда я училась в 10-м классе, к нам перешли три девочки из Вальдорфской школы на Петроградской; у них тогда какие-то проблемы с лицензированием возникли, ну, дети и стали «расходиться». Все три девочки были очень милые, приятные, чудесно пели, но учиться они не умели абсолютно, писали с ТАКИМИ грамматическими ошибками, что у нас порой первоклассники грамотнее пишут, и все трое закончили школу на круглых тройках, просто потому, что не было элементарной «базы»…

Арианна

В Вальдорфские школы в Москве ходили дети нескольких знакомых. Как бы помягче сказать — знаний маловато было у деток. Потом все они пришли ко мне с просьбой подтянуть по математике. Но бегемота из болота тянуть тяжело.

Перевестись потом в другую школу почти нереально, соседского мальчика сначала из нашей школы перевели в Вальдорфскую, потом пытались обратно, но их не взяли- отставал по программе неописуемо.

Упомянутый мальчик в итоге заканчивал экстернат, еле-еле вытянула его на минимальную четверку по ЕГЭ.Двоих других я даже не взялась учить.

Ирина, репетитор

Интересные факты о вальдорфской школе

Урок рисования в Вальдорфской школе

Кстати, вы не задумались, почему придумал учение Штайнер, а школа называется вальдорфской? Оказывается, первую такую школу проспонсировал директор табачной компании «Вальдорф-Астория», чтобы обучить грамотности своих рабочих.

Вальдорфские школы существуют уже почти 100 лет (с 1919 года), по всему миру насчитывается 1025 заведений, из них 18 в России (Москва, Санкт-Петербург, Зеленоград, Жуковский, Воронеж, Томск, Уфа, Смоленск, Самара, Калуга, Ярославль, Иркутск).

Спорим, вы знаете много выпускников вальдорфской школы? Среди них актрисы Дженнифер Энистон и Сандра Буллок, немецкий автомобильный дизайнер Фердинанд Александр Порше, а также генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Кому подходит вальдорфская школа?

Теперь я знаю о вальдорфской школе достаточно. И считаю, что это отличный выход для «особенных», либо очень творческих детей, а также тех, кто совсем не вписывается в обычную школу и подвергается травли со стороны одноклассников. В вальдорфской школе такого однозначно не будет. Однако нужно понимать и принимать религиозную направленность этого учебного заведения, которая идет вразрез с Православием. Так как я считаю свою семью христианской, то отдавать дочь туда я бы ни стала по этой и еще нескольким причинам, перечисленным в пункте «минусы вальдорфской школы». Если вам близка моя точка зрения, Подписывайтесь на мой блог по e-mail, чтобы узнавать больше о гармоничном развитии ребенка и веселой жизни в декрете 🙂

Надеюсь, мое исследование данного вопроса было достаточно полным и объективным, и поможет другим родителям разобраться с принципами обучения в вальдорфской школе. Если вы каким-либо образом сталкивались с этим альтернативным обучением, буду благодарна за комментарии. Всего хорошего вам и вашим деткам!

Мама двух чудесных дочек и автор блога blogomamochka.ru

Пожалуйста, поделитесь этой статьей с друзьями!