Владивосток 2000 о чем

29 апреля Илья Лагутенко со товарищи будет отмечать в уральской столице юбилей своего первого и, пожалуй, самого знаменитого альбома «Морская». Ровно 20 лет назад он записал «Владивосток 2000» и «Утекай» — хиты, которые затем стали его визитной карточкой. Перед большим концертом в уральской столице «Комсомолка» поговорила с артистом о дочках, музыке и Екатеринбурге.

— В Екатеринбург вы приедете с альбомом «Морская». Какие песни с этого альбома для вас самые любимые?

— «Вдруг ушли поезда» – я считаю ее самой необычной песней альбома, и то как она до сих пор «работает» для меня лично как для слушателя и исполнителя – просто удивительно. Конечно, «Владивосток 2000». Тогда, 20 лет назад, я не думал, что ее ждет такое «эпохальное» будущее. Мне казалось, что «Девочка» и «Скорость» должны были стать первыми синглами, представляющими альбом. Но мы записали «Утекай», и стало понятно, что это самая «доходчивая» композиция в альбоме, сделали ставки на нее. А вот «Владивосток 2000» я вообще не расценивал как потенциальный хит – для меня эта песня была фиксацией конкретных владивостокских реалий и эмоций 1990-х, и я не думал, что эта песня кому-то будет интересна кроме моих друзей и местных жителей. Но вышло все иначе.

— Есть на альбоме «Морская» песня, с которой связана необычная история из вашей жизни? Может, романтическая?

— Скорее, фантастическая, и это тоже «Владивосток 2000». Не часто, согласитесь, песни превращаются в купюры… «Забывы» были, пожалуй, самой личной песней, я тогда жил в Лондоне, и кто-то из знакомых рассказал мне, что один из музыкантов, который записывал с нами альбом «Делай ЮЮ», в начале 90-х был убит шальной пулей во время перестрелки в ресторане, где он подрабатывал по вечерам. Это казалось обычным делом во Владивостоке 90-х. У меня вообще погибло много друзей и знакомых моей молодости в разных, иногда просто уму непостижимых обстоятельствах. Я поэтому по тем временам абсолютно не ностальгирую. Эта песня для всех них.

— На концерте в Екатеринбурге будет морская атрибутика. Так пишут в анонсах. А зрители могут прийти в тельняшках и бескозырках?

— У нас на концертах форма одежды – дело не приказное. Для наших слушателей, наверное, это уже традиция – «морской дресс-код» на концертах. Но у каждого свой корабль: кто в лодке с парусом, кто на круизном лайнере. В Екатеринбург привезем не только нашу морскую атрибутику, но и винил «Морская», который мы выпустили лимитированным тиражом. Для новой версии пластинки был сделан специальный прямой ремастеринг с оригинальной мастер ленты, записанной в 1996 году на Alaska Studios в Лондоне. Пластинка отпечатана лимитированным тиражом на 180-граммовом виниле в Германии.

— В клипе на песню «Утекай» вы наголо бреете девушку. Долго пришлось ее уговаривать? Для вас это был первый опыт парикмахера? Своим дочкам вы косички не заплетаете?

— Это была идея режиссера Михаила Хлебородова. Девушка была знакомой кого-то из съемочной группы. Она была моделью, и ей все равно надо было менять часто прически. Я до сих пор не понимаю, почему такой простой трюк вызвал столько реакции публики. Я вообще не очень хорошо понимаю вкусы и потребности широкой публики.

20 ЛЕТ НАЗАД НАС НАЗЫВАЛИ «ГРУППОЙ-ОДНОДНЕВКОЙ»

— В свое время вас можно было назвать «неформатной» группой для отечественной сцены. Есть на ваш взгляд сегодня такие «неформатные» группы в России? Может тот же Face или Элджей? Как вы вообще относитесь к современным исполнителям?

— Я так понимаю, что на собственном примере нам удалось доказать факт, что скажем так, «штучный» товар тоже может быть востребован. В ситуации никак не отмирающей «старой песни о главном» это вселяет уверенность в уже не одно поколение молодых творцов. Я неплохо, как мне кажется, ориентируюсь в российской инди-сцене. Пять лет фестиваля V-ROX во Владивостоке, на который поступали сотни заявок от молодых музыкантов, которые мы отслушивали с оргкомитетом все до единой, обязывали быть в курсе. Кроме того, и в московском Мумий Тролль Music Bar регулярно проходят концерты молодых музыкантов – мы с удовольствием безвозмездно предоставляем им площадку для выступлений. А когда 20 лет назад вышел альбом «Морская», журналисты и музыкальные критики наперебой называли нас «группой-однодневкой» и прогнозировали скорое забвение нашему «неформату».

Дочки Лагутенко часто бывают вместе со знаменитым папой на концертахФото: Тимур ХАНОВ

ДОЧКИ ЖИВУТ ЗА КУЛИСАМИ

— Своим дочкам вы бы разрешили слушать современных исполнителей? В их песнях частенько мелькают нецензурные словечки?

— Они слушают разную музыку, которая звучит дома и которую они знают от своих друзей. Часто бывают на концертах. Им нравится общаться с моими коллегами музыкантами. Девочки с малых лет знают о том, как все происходит за кулисами и им нравится музицировать самим. Я спокойно отношусь к разным словечкам, я, отчасти профессиональный лингвист, мне интересно как развиваются языки в современном мире, откуда берутся и как приживаются неологизмы. Сейчас очень интересно, как люди общаются в онлайне и живьем.

— Вы так много времени проводите в Японии и в Лос-Анджелесе? И почему? Здесь вас знают, любят.

— Я, к вашему сведению. прописан во владивостокской новостройке, регулярно плачу за воду и свет. Рядом еще есть свободные квартиры. Хотите переехать по соседству? Можем еще и гектар вместе взять на Дальнем Востоке! Построим уральскую сцену фестиваля V-ROX.

И рядом Япония, что в 2017 году действительно почти стала моим вторым домом. Министерство культуры РФ запустило в Японии серию культурных мероприятий «Русские сезоны». Учитывая мое многолетнее сотрудничество с японскими музыкантами, мне предложили в дополнение к традиционной классической программе, показать, чем живут современные российские таланты. Так родилась идея презентации в Японии фестиваля Far From Moscow, который мы уже презентовали в США ранее. Он объединяет гастрономию, рок-музыку, диджеев и моду. Но придумать – это одно, а воплотить в жизнь, да еще и в далекой стране, оказалось непростой задачей, и потребовало очень много энергии и ресурсов от меня лично и моей небольшой команды энтузиастов. Так что на какое-то время я почти поселился в этой стране.

В Лос-Анджелесе же находятся все офисы крупнейших мировых агентств по международным гастролям и фестивалям. По роду деятельности мне приходится много общаться с представителями международных продюсерских компаний. Я до сих пор остаюсь безнадежным мечтателем. По поводу того, что Владивосток мог бы стать платформой для культурного обмена и общения между Востоком, Западом и Россией. Нам очень не хватает взаимопонимания, нужно уметь учиться друг у друга. Любовь бывает скоротечной, нужно уметь не только брать. но и отдавать. Я не настолько тщеславен. чтоб выжимать народную любовь до последней капли. Мне всегда казалось. что история Мумий Тролля должна дать жизнь сотням других групп. Я, например, много слышал хорошего о «Ночи музыки» в Екатеринбурге. Я мог бы помочь устроить ее «смотрины» и во Владивостоке, и в Японии, и в Техасе… Но такое впечатление, что самим уральским музыкантам неинтересна такая инициатива. Почему?

Фото: Элиот Ли Хейзел

В «КРУГОСВЕТКЕ» НАМ ДАЛИ ПО КОЙКЕ

— Ваш стиль неоднократно отмечали модные журналы и дизайнеры. Стилем ваших детей занимаетесь вы или супруга? Кто ходит с ними по магазинам, выбирает платья, шубки? Сейчас такой огромный выбор одежды для детей.

— Мы не ходим по магазинам. У нас такой нет статьи семейного времяпрепровождения. Мы люди скромные, за нарядами не гоняемся. Если что-то необходимо- то все можно найти за пять секунд онлайн. Я так понимаю. что в нас есть ген «стильности», видимо по линии моей мамы.

— Все мечтают отправиться в «кругосветное путешествие. Вы там побывали. С какими трудностями столкнулись и что вам больше всего понравилось в «кругосветке»? Если не секрет, каков был бюджет поездки?

— Кругосветное путешествие мы осуществили на барке Росрыболовства «Седов». Они нас взяли на борт бесплатно. Кормили и дали каждому по койке. А мы играли в ключевых портах концерты, тоже бесплатно, к общей радости и хорошему настроению. Это был ценный опыт для меня лично и для всех музыкантов группы. Когда ты в море, вдали от сиюминутных проблем и новостей, кажущихся такими важными, дает возможность взглянуть по-новому, прежде всего, на себя. В путешествии мы сняли фильм «SOS Матросу», который уже вышел в российский прокат. Доделывали его почти пять лет, и монтаж и был главной статьей расходов соизмеримым с другими документальными фильмами. Для меня «SOS Матросу» – абсурдный и странный фильм, не похожий на фильм вообще. Решив выпустить его на экраны, я понял, что это, наверное, и есть настоящее «Мумий Тролль-кино».

«Мумий Тролль» с концертом «Морская. 2.0»

Смысл песни Владивосток 2000 достаточно размыт. Это игра со слушателем, который не будет воспринимать слова композиции, а поддастся её гипнотическому воздействию Дело в том, что музыканты вообще не ставят себе цель выразить смысл – они пытаются передать эффект, атмосферу. Атмосфера песни группы Мумий Тролль – динамичная, тревожная, нестабильная, эсхатологическая. Эти эффекты создаются с помощью интересного ритмического узора, а также немаловажную роль играет обаяние самого Лагутенко.

Но обратимся к тексту: если выровнять его по центру, то создаётся впечатление, что перед нами фигурные стихи, по форме похожие на ядерный взрыв. Мотив взрыва скрыто присутствует в тексте: «С гранатой в кармане, с чекою в руке». В первых куплетах действие происходит на берегу Японского моря, где «поют чайки». Герой движется с гранатой к круизёру – мотоциклу своего друга, с которым изменяет его жена. Он движется «спокойно», чувствуя, что прав («не прятался, не вор») и подрывает мотоцикл, чтобы отомстить предателю.

Частный взрыв из мести другу перерастает во что-то большее, в тревожное видение будущего (об этом говорит также время глагола: «вода отравится»). В грядущем 2000 году обещают конец света, атмосферу которого пытается выразить группа. Скорее всего, взрыв в фантазии героя происходит от взрыва, ядерного гриба, из-за которого уничтожается не только всё живое, но и отравляется вода, исчезают звуки, гаснет свет (ощущение ядерного тумана, затмившего солнце). Начинается припев. Главное в припеве – мотив ухода, который ассоциируется с разрывом отношений с женой, в этот момент «бьющейся в экстазе», с пониманием предательства друга, личным уходом из жизни и разрушением всего мира. «Наступят времена почище» — намёк, что мир будет пересоздан после своего уничтожения в 2000 году.

Второй куплет – продолжение видения разрушения мира. Неверная жена превращается в полупьяную женщину под моряком (Владивосток – город-порт), всё гибнет, а другу, к которому на «ты» обращается главный герой, отрывает руки. Сам герой видит свою смерть на берегу моря и думает, что его откопают через тысячу лет археологи «чистого» будущего мира. В этом припеве еще важны символы, тонкие намёки, понятные жителям Владивостока: «вылизанный берег»; «рельсы, вылезающие из кармана страны» — образ БАМа. Напрашивается вопрос: почему Владивосток? Ответ прост – это Родина матери Лагутенко. Также нельзя не отметить, что город находится на границе, а такие места всегда наполнены особой мифологией, ощущением тревоги, что отлично передано в песне.

Дальше происходит трехкратное повторение припева. Возможно из-за последней строчки второго куплета (о «рельсах») акцент на слове «уходим» начинает создавать впечатление железнодорожного ритма. Возможно, это попытка Лагутенко создать образ перехода в другой мир. Если в античной Греции в Аид перевозил Харон через реку, то во Владивостоке в потусторонний мир ты отправляешься на поезде.

Итак, подведём итоги: о чем же песня Мумий Тролль «Владивосток 2000»? Она об обманутом муже, который решает отомстить своему обидчику. После удачной мести — взрыва круизёра — герой созерцает тревожное видение конца света. И это психологически обосновано, поскольку после потери жены и радикального решения отомстить, герой раскалывает свой мир на две тысячи осколков.

— Фанбук — это сборник интересных историй, происходивших с поклонниками группы и связанных с творчеством «Мумий Тролль», книга, написанная нашими поклонниками, и издается она с помощью краудфандинга — народного финансирования, при поддержке Planeta.ru. Мы назвали книгу «Вахтенный журнал».

За несколько месяцев наши слушатели со всех концов земного шара прислали несколько тысяч историй из жизни, связанных с песнями «Мумий Тролль», — смешных, грустных, фантастических, поучительных. Книгу дополнили и наши гастрольные приключения, смешные случаи и неизвестные факты, редкие фотографии, фан-арт.

Что же касается формата краудфандинга, то мне близки и понятны идеи «сделай сам» и коллективного творчества на собственные средства, а также возможность для каждого лично повлиять на результат.

Эта книга — не массовый продукт. Это что-то вроде очень специального подарка для узкого круга хорошо знакомых людей. И таким же будет концерт 23 декабря в «Мумий Тролль Music Bar». Это встреча очень хорошо понимающих друг друга людей, где мы можем позволить раствориться в ваших мечтах и желаниях. В эту ночь мы сможем представить не только всем известные хиты, но и редкие «жемчужины» нашей коллекции, и даже позволить выйти на сцену выступить тем из наших поклонников, кто об этом давно мечтал.

— Известно, что на заре своей истории, в советское время, «Мумий Тролль» была признана социально опасной группой. Это влияло как-то на вашу деятельность?

— Все верно, это было еще в 80-е во Владивостоке. Это было заявление какого-то теперь уже забытого бюрократа — из тех, которые тогда якобы боролись с рок-музыкой. Не думаю, что они видели и слышали наши песни тогда. Просто название, наверное, «страшным» показалось. Но в следующее десятилетие в стране все круто изменилось, и никто и ничего уже не запрещал. После выхода «Морской» мы отправились в тур по стране — и вот тут начались сложности, в основном технические. Потом просто человеческие. Но, как говорится, настоящие успехи рождаются только из настоящих сложностей и неудач. Об этом, кстати, вы сможете почитать в нашем «Вахтенном журнале» — вспомнили разные гастрольные истории, взаимоотношения личные и «шоубизные», обычный, в общем-то, жизненный процесс (смеется).

— Есть ли различия между «Мумий Тролль» в 1980-х и сейчас? Внутренне в коллективе как-то ощущается взросление? Может, отказываетесь от каких-то композиций, которые «не подходят» уже коллективу?

— Конечно, они есть. Я уже давно не беззаботный подросток. Однако некоторые песни, что я написал, когда был подростком, оказывается, не теряют актуальности и сегодня, их просят исполнить на концертах. «Инопланетный Гость», «Алло, попс» — мне было лет 13–14, когда я их написал, и я точно не задумывался, что они могут стать такими долгожителями. Переслушивая собственные альбомы, я сам обращаю внимание на то, что они не настолько уж застряли на десятилетия в прошлом. Как раз наоборот, такое впечатление, что все эти альбомы могли быть записаны сегодня. И это не совсем честно списывать на собственную гениальность (смеется), а, видимо, нужно понять, в каком времени нам пришлось жить и работать. Сегодняшний день не задает особых музыкальных трендов. И рок, и рэп, и классика, и джаз — все прекрасно сосуществуют, находят свою аудиторию. Когда я начинал писать песни в далеком советском детстве, от Элвиса и Beatles меня отделяло всего-то 25 лет. Хэви-метал, новые романтики, хип-хоп были, по сути, моими ровесниками, как, впрочем, и Лещенко с Пугачевой.

Совсем не удивительно, что 25 лет спустя благодаря новым технологиям по аналогии с «быстрой модой» (fastfashion) существует и «быстрая» музыка. Но искренние и грамотные записи, вне зависимости от жанра, переслушиваются вновь и вновь.

90-е, когда вышел альбом «Морская», были непростым, но полным оптимизма временем, и я слышал, что для многих наши песни — едва ли не единственное светлое и лучшее воспоминание о тех временах.

Что же касается самой группы, мы стали взрослее и опытнее и более избирательно подходим к гастрольной деятельности. Вряд ли сегодня согласимся на многомесячный изнуряющий тур. Всех денег мира не заработать, да и незачем. Лучше будем играть специальные, «штучные» концерты с особым подходом для тех, кто действительно понимает и ценит вкус от «Мумий Тролль».

— Что вы считаете самым главным достижением, успехом группы?

— Признание и любовь настоящих людей, как бы это банально ни звучало. Вы вместе с нами уже столько лет, спасибо!

— Наверное, о популярности и влиянии, которого добилась группа «Мумий Тролль», во многом говорит то, что, представляя новую купюру номиналом в 2000 рублей, Центробанк вспоминает о вашей песне. Вы лично как это оцениваете?

— Насколько я помню, Центробанк организовал голосование, где можно было выбрать, какой город будет изображен на купюре. Так что нашей какой-то собой заслуги в этом нет. Но в 90-е, когда песня «Владивосток 2000» была написана, я и представить не мог, что она будет интересна кому-то еще, кроме меня и моих дальневосточных друзей. В ней были отражены местные реалии того времени — прямо скажем, не самые радостные. Даже и представить себе не мог, что спустя десятилетия песня «превратится» в деньги таким вот необычным образом.

— Вы много внимания уделяете продвижению молодых артистов. Одним из таких проектов был фестиваль V-ROX во Владивостоке. Почему фестиваль пришлось закрыть?

…ещё более странная, чем с «Утекай», поскольку в итоге она стала ещё большим хитом, хотя мы-то её считали самой слабой песней этого альбома. Дело в том, что мы никак не могли найти конечный вариант аранжировки, который бы всех устраивал. Мы понимали, что это должна быть заводная рок-песня с мощными гитарными риффами, но, видимо, в то время мы ещё были очень стеснительными и не могли сыграть её со всей стадионной мощью, да и Юру Цалера еще не встретили.
Более того, если нашим английским коллегам, которые тогда работали над «Морской», было всё примерно понятно с остальными песнями, эту они не понимали совершенно… они просто не знали, как к ней относиться. Помню, что они даже сказали что-то вроде «если существует такое понятие как «русский рок», то, вероятно, это и есть его типичный пример».
Я понимал, что там есть свои сильные стороны, например, довольно убедительный текст. Он был придуман на основе псевдо-апокалиптической истории, которую я создал, воображая себе основу какого-то фантастического фильма. Если бы у меня была возможность тогда снять кино, то я бы его снял именно в таком ключе – о некоем мифологическом Владивостоке, где существует параллельное пространство, насыщенное местными символами, знакомыми и понятными только мне и жителям Владивостока. Причем вроде бы я вычитал где-то в Интернете, что то ли Кустурица, то ли Каурисмаки снимает кино с таким названием… Наверное, это мне приснилось, так как с тех пор не могу найти этому подтверждение нигде. Но, как ни крути, меня очень многое связывает с этим городом.
Кстати, потом эта фантастическая история нашла своё воплощение в киноповести «Владивосток 3000», которую мы написали вместе с Василием Авченко.
Режиссер: Антон Борматов, 1998.