Ворвалась в мою жизнь непрошено

* * *
Восславить могу и проклясть.
Святым одарить убежденьем…
Я — женщина. Тайная власть
Дана мне судьбой и рожденьем.
Об этом мне весть подают:
Весна в соловьином напеве.
На поле — пшеничный салют.
Грядущий ребенок во чреве.
Бездонен души водоем
И щедры кормящие груди.
Я женщина — в мире моем
Добро — продолжение сути.
Горит за окном резеда,
Искустен порядок в квартире.
Не зря для меня красота
Есть способ присутствия в мире.
И звездному жару в крови
Служу я прилежно и верно,
Ведь вечное чувство любви
Всей жизни моей соразмерно,
Из нежности соткан рассвет.
Обласкана зелень лучами.
Но… острые клювы ракет
Все чаще мне снятся ночами.
И, может, тебя потому
Порою пугаю я взглядом,
Что вижу в далеком дыму
Угрозу, чреватую адом.
Но знай же, пока я сильна,
Земля не покроется тенью.
В подоле моем семена,
И вечно мое возрожденье.
И в небе моем — журавли.
И голубь на синем конверте.
Я женщина, МАТЕРЬ ЗЕМЛИ,
И символ ее. И бессмертье.

* * *
Рвётся обвязавшая пространство
Каждая связующая нить.
…В мире, где царит непостоянство,
Надо одиночество любить.
На пиру похмелье, — не на тризне.
И лампада в небе зажжена.
Это — я. Я — есмь. Я — воля к жизни,
Это мне внимает тишина.
Говорят, под вспышки революций
Где-то правду видели в гробу.
Сообщают — самолёты бьются,
Вылетают денежки в трубу.
Я вдали… Я вижу сон глубокий.
Бесконечный купол голубой,
Белый парус, путник одинокий,
Странник, очарованный судьбой…
О, не покидай, услада жить,
Вдалеке от бренного экстаза.
…Надо одиночество любить
И беречь от воровского сглаза.
Чашу бытия неспешно пить
В век, что обворован и оболган.
…Надо одиночество любить
Горячо и страстно… И не долго.

НЕ ЗАСТАВЛЯЙТЕ ЖЕНЩИН ПЛАКАТЬ
В мороз, и в гололед, и в слякоть,
Какая б не стряслась беда —
Не заставляйте женщин плакать
ни от любви, ни от стыда.
Какая бы из горьких трещин
Не расколола сердце вам —
Не заставляйте плакать женщин
По необдуманным словам.
Прощайте женщин! Сокращайте
Предел, бросающий вражду
И никогда не изливайте
На женщинах свою беду!
И как бы не случилось плавать
Вам в океане бытия —
Не заставляйте женщин плакать,
На вас обиду затая…
И пусть вам будет как награда
За бескорыстие труда,
Та женщина, что с вами рядом,
Не плачущая НИКОГДА!
Что б от раскаяния не ахать
И не краснеть вам от стыда,
Не заставляйте женщин плакать,
Вовек! Нигде и никогда!

О ЖЕНСТВЕННОСТИ
В повседневном обиходе,
При внимательном расчете,
Нынче женственность не в моде!
Нынче мужество в почете.
Заведу мужскую стрижку:
Остригу короче челку.
Я похожа на мальчишку.
Что в ней, женственности, толку!
Подо мной бегут ступеньки.
Как я за день устаю!
Зарабатываю деньги,
На своих ногах стою!
А потом, в часы отбоя,
Как я дум своих боюсь!
Хоть давно сама с собою,
Как с противником, борюсь!
Чьим-то я теплом согрета,
Чей-то взгляд меня влечет-
Видно, здесь закрался где-то
Мне неведомый просчет?
Видно, в этом вся причина,
Что собой я остаюсь:
Побеждаю, как мужчина,
И как женщина- сдаюсь.

* * *
Забудь, мой милый, обо мне.
Еще спокойно сердце бьется.
Еще счастливо в каждом дне
И независимо живется.

Еще над нами-не гроза!
Еще меж нами-не заборы!
Еще сухи твои глаза
И веселы мои заботы.

И сплетен мертвая петля
Еще не завилась кругами.
Еще горящая земля
Не провалилась под ногами.

Еще прекрасен миг любой,
Не страшен, не окрашен болью…
Еще успеешь,милый мой,
Намучиться моей любовь

* * *
Оставляйте потомство, люди!
Нет прекрасней его на свете!
Как горох на зеленом блюде,
Во дворах рассыпаны дети.
Дышат дети утренней влагой,
Светлой радости не тая.
Их цветные платья, как флаги
В честь величия бытия!
Быть прекрасно творцом идей,
Но в любых науках радея,
Оставляйте, люди, людей,
Чтобы им служили идеи!
И не бойтесь хлопот и усталости,
Жизни трудной и раскаленной!
Бойтесь только холодной старости,
Одиночеством оскорбленной.
Чтобы петь, чтоб землей гордиться,
Чтоб познать всю радость на свете, —
Очень, очень хотят родиться
Не рожденные вами дети!
Будут в жизни и беды, и тосты…
Будет небо в звездном салюте,
Оставляйте, люди, потомство,
Оставляйте потомство, люди!

РЕБЕНОК В ДОМЕ
Ребенок в доме. В доме – тарарам!
Дом осаждают и теснят пространство
Игрушки, обретая постоянство
Царить и воцаряться по углам.
Ребенок в доме. На своей земле.
Из – за какого пустяка он плачет?
Что за рисунок им в тетради начат:
Лиловый плод на розовом стебле?
Ребенок в доме. В доме карантин.
Горчичники, таблетки, витамины…
Какие силы черные повинны
Что ночью он глотает аспирин?
Ребенок в доме. Он здоров давно!
Да здравствует на жизнь святое право!
Луч на стене, хмельное солнце в травах
И мяч шальной, влетающий в окно!
Греми, греми, апрельский синий гром!
Весенний мир – прекрасен и огромен.
А для меня, когда ребенок в доме,
Тогда огромен и прекрасен дом.

* * *

Это бремя изысканных пыток и кар,
Вечный зов, что приник к изголовью.
А еще называют –
Божественный дар!
А еще называют – любовью.
В три ручья растекаются слезы из глаз,
Скован разум единственной властью.
Свет померк. Ослепительный полдень погас.
А еще называется – счастье.
От ненастной погоды продрогла душа.
Так вокруг нее грустно и пусто.
Лишь метель задувает на окна дыша,
А еще называется чувство.
Я еще ухитряюсь
И выжить, и жить
От вечерней зари – до рассвета.
Отмеряешь семь раз
Неразрывную нить
Семь веков ожидаю ответа.
Между нами ущелья
Немыслимых гор,
Бесконечность глухого пространства,
тени прошлого,
как занесенный топор…
А еще говорят – постоянство.
Две прозревших души,
два луча средь зимы,
Две слезинки, две капельки боли
В том неистовом хаосе света и тьмы,
А еще называют – судьбою!
По горящим углям
Протоптала я путь
Принимаю ту участь блаженно.
Чтобы только обнять,
Чтобы только взглянуть
И подумать,
Что жизнь совершенна.

СОПЕРНИЦЕ
Ворвалась в мою жизни непрошено,
О моей беде не скорбя,
Но, наверно, ты очень хорошая,
Если он полюбил тебя.

Может, тоже голубоглазая,
Жизнерадостна и резва.
Только он ничего не рассказывал,
Даже имени не называл.

Как найти тебя между прочими?
Где ты ходишь в нашем краю?
Я тебя не видала воочию,
Но во всем тебя узнаю.

В свете солнца, в майском цветении,
В чутко дрогнувших голосах,
И в бессонных моих сомнениях,
И в счастливых его глазах.

И когда он, свидание комкая,
Второпях прощался со мной,
Значит, это ты незнакомкою
За его стояла спиной.

Ты пришла в мою жизнь непрошено,
О моей беде не скорбя,
Но, наверное, ты хорошая,
Если он полюбил тебя.

Я бы рада была не тревожиться,
Да как вспомню минуты встреч…
Береги ж его, сколько можется,
Если я не смогла сберечь…

ЖЕНЩИНАМ
Ах, что вы делаете, женщины,
И по каким таким причинам
Самоотверженно и жертвенно
Вы угождаете мужчинам?
Зачем от них вы так зависите?
Зачем вы им на шею висните?
Зачем обиды им прощаете
И всё на свете упрощаете?
Мне ваша доброта не нравится!
Она — как ноша на горбу.
И ваше вечное неравенство,
Не перешедшее в борьбу…
Опомнитесь, скорей опомнитесь!
И так потери велики!
Бегите от уютов комнатных
И магазинных волокит!
Я предрекаю вам заранее:
Придёт к непризнанным — признание!
Мужайтесь женщины! Мужайте!
Себя свободой окружайте!
Решайте! Ведь ещё не поздно,
Ведь мир не домик из слюды.
О женщины, хватайте звёзды
И перепутайте следы!
И совершенством поражайте,
И смейтесь! И детей рожайте!
…Но только — упаси вас боже! —
Бездарно вылезать из кожи,
В глаза заглядывать мужчинам,
Как самым крупным величинам.

ПОСЛЕДНИЕ МУЖЧИНЫ
Последние мужчины —
Поэзия средь прозы,
— Ввергая в изумленье,
Еще нам дарят розы.

Не ведая корысти
И не во имя жеста,
Последние мужчины
Нам уступают место.

И не застольным тостом,
А просто без причины
Нас греют добрым словом
Последние мужчины…

Чтоб снять пред нами шляпу
И уступить дорогу…
Последние мужчины
Есть в мире, слава Богу!

И пусть вокруг немало
Коллег, сограждан славных,
Последние мужчины
Себе не знают равных.

Дай Бог им лет предолгих,
Осенних дней и летних
Последние мужчины —
Друзья не из последних.

Светлы их юбилеи,
Горьки их годовщины.
Все реже рядом с нами
Последние мужчины.

Все резче их морщины
— Безжалостней природа…
Последние мужчины
Из рыцарского рода.

* * *
Мы живём, сражаясь и любя,
Но живём совсем не для себя!
Разве что-то личное лелея,
Руки в небо человек простёр,
Продолжая дело Галилея,
Обрекая тело на костёр?
А его уста — смолчать могли,
Молодости светлой не губя…
Только он — совсем не для себя
Утверждал вращение земли!
У него к корысти — отвращенье.
Да и что за прибыль от вращенья?
…А костёр гудит, дымит, клубя…
Человек живет не для себя!
Если для себя — тогда к чему
В собственную плоть вводить чуму?
Над ретортой хлороформ глотать?
В мрачных одиночках голодать?
Если для себя — зачем ладони
Подставлять под стронций и плутоний?
Кровь свою горячую сдавать?
На непрочных льдинах дрейфовать?
Человек делами перегружен.
И ему — не выжить одному!
Да и сам себе — зачем он нужен,
Если он не нужен никому?

***
Сырость, холод, полуголод,
Полумрак в вечерний час.
Потускневший серп и молот,
Я зависима от вас.
Таково под солнцем место.
И зависит жизнь моя
От какого-то секвестра,
От валюты, от вранья.
От дефолтов да собесов —
Разрази их вешний гром.
От парламентских балбесов.
От бандитов за бугром.
Против лома — нет приёма,
Всё в неправом дележе.
Даже дома — от Газпрома
Я зависима уже.
Я бреду дорогой этой,
Не витаю в облаках,
С «Независимой газетой”
В замерзающих руках.

СИРОТА
Это слово застыло у рта,
Словно стужа, хлестнувшая люто…
Сирота – и кругом пустота.
Неуютные стены приюта.
Сирота. И отныне никто
Над судьбой твоей плакать не будет,
Не накинет на плечи пальто,
Воспаляющий жар не остудит.
И теперь ни в какие года
Из окошек, где светится чудо, –
Не окликнут тебя никогда.
Не дождутся тебя ниоткуда.
Никому не составишь – родни.
Никого не одаришь – везеньем.
Никакие воскресные дни
Не пребудут твоим воскресеньем.
Что ж ты плачешь, платок теребя,
И казённую койку пинаешь?
Для сочувствия – нету тебя,
Но пока ты об этом не знаешь.
Зло и скупо на сердце чужом.
Ну а души – темны и безлюдны.
Сирота… Как по коже – ножом.
Дни беспамятны, ночи – беспутны.
То не ворон кричит по весне,
То не осень являет уродства…
Бьётся в корчах и стонет во сне
Грех вселенский и ужас сиротства!
МИМОЛЁТНОЕ
Безответные, безразличные,
Оклеветаны днями грешными.
Позабыли заслуги личные
И глядим в пустоту кромешную.
Все пути заросли корягами,
Все надежды – пустыми мифами…
Не Россия мы, а Варягия!
Или даже – новая Скифия!
Грабежей золотых отстойники,
Христианских свечей огарки…
И кругом – Соловьи-разбойники
Под названием – олигархи.
Спит Алёнушка возле камушка…
В сонных душах – тоска и мрак.
Из героев – один Иванушка…
Да и тот последний дурак!
НОВОЕ ВРЕМЯ
Я услышу в ночи громыханье сапог.
Я увижу кровавую жертву в кювете.
Это – новое время. Нитраты и смог.
Это в окна стучится чернобыльский ветер.
Это скрежет цистерн и кошмар катастроф.
Это вдовы кричат, ухватившись за стремя.
Это гибнут вожди, наломавшие дров.
Это разума сон. Это – новое время.
Марсианские планы завихрили ум.
Посвящаются речи всеобщему благу.
Это новое время. Компьютерный бум.
Это ветка стряхнула полночную влагу.
Перепутье судьбы, перекрёсток веков,
И ракеты, и ружья, и старые ножны…
Это новое время. Набор пустяков.
Где рожденье и смерть – в равной мере ничтожны.
ЕВРАЗИЙКА
Не душите мне горло
Жевательной липкой резинкой.
Не вбивайте мне в уши
Крутой африканский там-там.
На земле этой огненной – русская
Евразийка.
И рожденье моё
За судьбою идёт по пятам.
Я в далёком столетье
Зачата от солнца и снега.
И берёзовый сок
До сих пор ещё бродит в крови.
И не мой ли прапращур
Под синей звездой Улугбека
До сих пор мне внушает
Заветы добра и любви.
С этим миром подлунным
Навек я связала надежды.
По дорогам Евразии
Бричка летит и арба.
Я уже не однажды
Меняла лицо и одежды:
То – княжна из Путивля,
То в древних гаремах– раба.
На плечах бело-смуглых
Небес голубая косынка.
На гигантских пространствах –
Забота грядущего дня.
Я – несметная сила.
Я – русская.
Я – евразийка.
Кто из новых безумцев
Посмеёт
Затронуть меня!

РОССИЯ
Хрустит сугроб свежо и ломко.
Иду, теряясь меж людей.
Трясется на плечах котомка
Былой любви, былых идей…
На мне обноски да рванины.
Нет ни кола и ни двора.
Скупятся русские равнины
На подаяние добра.
Последний лучик погасила
Неистребляемая ложь…
Я образ твой в груди носила…
За что же на меня плюешь?
Возникну болью у подъезда
В холодном обмороке дня,
Хоть на любой помойке место
Есть в государстве у меня.
И крикну из последней силы
В сырую беспросветность дней:
Проси прощения, Россия,
У верной дочери своей.

Ты пришла в мою жизнь непрошенно, О моей судьбе не скорбя. И наверное ты хорошая, Раз уж он полюбил тебя. На других ты совсем не похожа, Раз уж он полюбил всерьез. Но пойми, я люблю его тоже Не могу без слез… Ведь теперь вы вместе… И лишь мечтаю я: Быть на твоем месте, Ловить его влюбленный взгляд. Назад уже дороги нет… Открой же мне секрет: Почему его со мной… нет?.. Знала б ты, как тебе завидую, Потому что он с тобой… Все — равно тебя ненавижу я Ведь он мой любимый герой… На других ты совсем не похожа, Раз уж он полюбил всерьез. Но пойми, я люблю его тоже Не могу без слез… Ведь теперь вы вместе… И лишь мечтаю я: Быть на твоем месте, Ловить его влюбленный взгляд. Назад уже дороги нет… Открой же мне секрет: Почему его со мной… нет?.. Я не буду очень тревожиться И не стану искать с ним встреч. Береги его сколько сможешь ты Раз уж я не смогла сберечь. Ведь теперь вы вместе… И лишь мечтаю я: Быть на твоем месте, Ловить его влюбленный взгляд. Назад уже дороги нет… Открой же мне секрет: Почему его со мной… нет?..