Я сру что отправлять

Она смотрела на маленькое и горячо любимое создание. Сережа. Я назову тебя Сережа. Решила Вика. И она ведь когда-то даже представить себе не могла, что одна встреча и один только взгляд может изменить всю жизнь, её внутреннее и внешнее бытие. Вика конечно любила мечтать и смотреть на звезды. И тогда в её больших и карих глазах отражалась вселенная. Когда её сердце радовалось или стонало, она брала в руки гитару и пела. В такие моменты казалось, что никого нет вокруг, только она и её музыка.
И в тот весенний вечер ей было так грустно. Вика сидела на скамейке около своего любимого пруда и наигрывала любимую мелодию. На дорожке показалась пара молодых людей, девушка и парень. Они негромко смеялись. На секунду молодой человек остановил свой взгляд. Он смотрел на неё. Что ему нужно? Я сижу тут, никого не трогаю. Промелькнуло у Вики в голове. Она подняла свою голову и их взгляд встретился. Что-то щёлкнуло внутри. Что это было? У него такие грустные и глубокие глаза. Как озера, как два чистых озера.
Молодые люди шли дальше. А Вика пребывала в недолгом оцепенении. Какой грустный и симпатичный! Думала она. И она представила, что это она идет с ним рядом и она с ним смеется. Но тогда его взгляд точно должен быть счастливым, а не грустным. Что его тревожит? Да с чего вдруг я о нем думаю. Вспыхнуло у Вики внутри. Ничего особенного. Высокий, коренастый, с красивыми полными губами и грустными, очень грустными глазами.
И тут её размышления кто-то прервал. Она открыла глаза, и снова они, два чистых озера.
-Девушка, с Вами все в порядке?
-Все просто замечательно!
-Можно я тут присяду?
-Садитесь конечно. Мне не жалко. Я не являюсь частным владельцем этой скамейки.
-Хм. А сыграйте что-нибудь пожалуйста!
— Хорошо.
Вика взяла в руки гитару и запела одну из своих последних песен. Его глаза засветились загадочным блеском. Боже, у него в глазах не только озера, но и звезды! И Вика смутилась от своих мыслей.
-Кстати, меня зовут Андрей. А Вас как зовут?
-Вика.
-Очень приятно! А можно на ты?
-Да без проблем.
-А что ты тут одна сидишь такая грустная? Тебя обидел кто-нибудь?
-Нет. Я часто тут гуляю.
Солнце уже садилось. В воздухе повеяло прохладой и от воды тоже.
-Прохладно становится. Мне пора домой.
-А давай я тебя провожу.
-Ну проводи.
Их взгляды снова встретились. Андрей улыбался. От его улыбки исходило тепло и задор. Он прикоснулся к её руке.
-Ты замерзла?
-Да так, немного.
-Держи мою куртку. А мне давай гитару. Подержу твое орудие, если ты не против.
-Нет, не против. На, неси.
И они пошли по дорожке, поднимаясь медленно вверх.
Так приятно, он такой вежливый и обходительный. И никаких пошлых шуток. Неужели еще есть такие. Бродило у Вики в голове.
Как же спросить у неё номер? Да что в этом такого? Возьму и спрошу, когда дойдем до её дома. Мучило его.
-Ну все. Я пришла. Спасибо, что проводил. Я пойду?
-Подожди. Давай завтра созвонимся. Может быть сходим в кино?
-Хорошая идея. Я давно не была в кинотеатре. Записывай номер.
— Все. Сохранил. Я завтра позвоню. Хорошо?
-Ага. Пока, пока.
Дверь подъезда закрылась за Викой. А Андрей все стоял и стоял. Такое с ним было впервые. Сердце так быстро билось! Не хватало воздуха и хотелось прыгать на месте и кричать от радости какой-то неуемной. Её улыбка…Её глаза… Её голос… Её запах… Все это просто одурманило его и вызывало цунами эмоций.
Ужас! Я кажется влюбилась с первого взгляда. Думаю и думаю о нем. Я хочу все знать. Как он живет. Чем он живет. К чему он стремится. Что его волнует. О чем он думает. Все хочу о нем знать. Эти мысли не давали Вике покоя. И все время перед ней были его глаза, грустные и нежные. Он завтра, вернее уже сегодня позвонит. И с этой мыслью Вика уснула, когда уже стало светать.
Утро началось как обычно. С громкой музыки в стиле рок. Вике нравилась тяжелая музыка, впрочем ей нравились разные музыкальные направления. Но по утрам именно рок её бодрил и настраивал на позитив.
Посмотрим, как он сдержит свое слово. Девушка направилась в душ, напевая свою любимую мелодию из фильма «Гардемарины, вперед!». Она закрыла глаза и увидела два чистых озера, его нежные глаза. И снова его сияющая улыбка. По телу пронеслось загадочное тепло и дрожь. Как я хочу снова его увидеть! Промелькнуло у Вики в мыслях.
Обернувшись полотенцем, девушка сделала музыку погромче и начала танцевать. Её тело парило по комнате, а душа устремилась в облака. Ох и люблю я полетать в облаках!!! Да вряд ли он позвонит… Она грустно улыбнулась себе в зеркале и начала одеваться на работу. Ученики уже ждут свою Викторию Александровну.
Андрей всю ночь крутился. Все мысли его были об этой необычной девушке. Казалось время остановилось. Перед ним была Вика с гитарой и пела. Он постоянно представлял её, как она улыбается, как она грустит. Под утро он уснул. Его разбудил телефонный звонок.
— Андрей Михайлович, я уже подъехал! Мы поедим сегодня в офис или сразу на поля?
— Утро доброе! Дай мне 15 мин, Виталь. Жди.
Андрей Михайлович в свои 30 лет был управляющим небольшой агрофирмы. Он стремился к этому с самого окончания института. Этого хотел его отец, который помогал ему во всех его начинаниях и всегда был готов дать практичный совет.
Андрей быстро собрался и помчался к машине. Там его ждал его помощник. Да, именно, помощник. Водитель ему не нужен был. А вот помощник нужен всегда. Виталик был трудолюбивым и выносливым молодым человеком. Недавно закончил институт. Он уважал своего шефа и во всем ему был правой рукой.
— Ну что в офис Андрей Михайлович? Что-то Вы неважно выглядите? У Вас все в порядке?
-Все хорошо. Я поздно лег. Немного не выспался.
Виталик был для Андрея помощником, но не другом. Друзей у него как таковых не было. Он следовал словам своего деда. Верить можно только себе и то через раз. Поэтому свои сердечные дела молодой человек держал при себе. Нужно обязательно сегодня ей позвонить!!! И сердце забилось быстрее, когда он подумал о том, что снова услышит её чудесный голос и увидит её красивые глаза.
— Хорошо, что хорошо. Ну тогда поехали.
— Да давай в офис. Потом на сервис заглянем. Разберемся там с одной проблемой.
— Окей. Поехали.
Виктория Александровна торопилась и не заметила, как забыла телефон дома. Ученики уже ждали её. Первый урок был литература. Она с детства знала кем будет. Она будет учителем. И стала. Каждый урок был для неё каким-то открытием. Открытием в сфере литературных произведений или нового необычного мировоззрения какого-нибудь юного дарования. Школа располагалась недалеко от её дома. Она там училась. Там учился её отец.
Её отец был всегда для неё авторитетом. Александр Владимирович с детства обожал свою дочь. Он дал ей это имя Виктория. Пусть в твоей жизни буду одни победы, но и поражения умей принимать. Всегда говорил он ей. И тогда, когда она закончила учебный год только с хорошими оценками и тогда, когда она не заняла место на школьной Олимпиаде. И тогда, когда колени были разбиты в кровь, а новое платье восстановлению не подлежит. Умей падать и умей выигрывать, никогда не задирай нос! Эти слова она всегда помнила. Как же хочется сейчас поговорить с папой! А он так далеко! И мы увидимся только в конце лета.
Уроки пролетели быстро. После уроков к ней пришла Настя для дополнительных занятий по русскому языку. Девочка была очень стеснительная и молчаливая. Вике нравилось с ней заниматься. Вот только очень плохая память. Одно и то же нужно было объяснять несколько раз.
-Настен, ты сделала дома то, что я тебе задавала?
-Да, Виктория Александровна! Вот посмотрите! Мне кажется здесь все правильно! Правда?
-Сейчас посмотрим, маленькая хитрюга. Сейчас я все проверю…
Вика ущипнула девочку за щечку. Та смутилась, а потом мило улыбнулась.
-Да, умничка! Все правильно! Ты постаралась! Ну давай теперь сделаем вот это.
Вика дала девочке карточку с заданием. И отошла в сторону. Почему телефон целый день молчит? Родители обещали сегодня позвонить. И Андрей тоже.
Конечно. Я его опять дома забыла. Вика досадно улыбнулась. Ничего! Скоро домой пойду. Скоро. Когда уже скоро? А вдруг он звонил. Звезда её сердца.
— Виктория Александровна! Проверти!
— Так… Посмотри вот здесь… Все правильно?
Девочка исправила свою ошибку.
— Вот и молодец! На сегодня достаточно, милая. Давай дуй домой. Маме привет передавай. Я забегу к Вам завтра вечерком. Пусть мама готовит мой любимый пирог.
-До свиданья!
Мама Насти и Виктория Александровна были приятельницами. Так как выросли в одном дворе. И были знакомы с детства. Именно ей давилось почувствовать на себе кулаки Вики однажды. Вика была влюблена в соседского мальчика. А он сначала уделял ей внимание, потом переключил его на другую девочку. А мама Насти, Света, заступилась за ту девочку. И как говорится попала под горячую руку Вики. Она никогда не была пассивным ребенком. В детстве она пропадала на улице. Они с друзьями ходили в походы и придумывали разные игры. В музыкальной школе она была тихоней и в основной тоже. Но во дворе её знали, как дерзкую и очень веселую девчонку-зажигалку. Друзьями у неё были мальчики. С девочками было не очень интересно. С мальчиками и по деревьям можно полазить, и по подвалам, и в футбол поиграть.
Надо скорей домой. А вдруг он звонил. А она все прозевала. Вот маша-растеряша! Думала Вика.
Андрей вышел из машины и достал телефон. Гудки идут, а голоса её он так и не услышал. Никто не берет трубку. Ну ладненько! Попозже позвоню. Наверно занята. Еще на работе. Утешал себя он.
-Поехали.
Сказал он Виталику. И они поехали в сервис. Это тоже было его детище. Его сервис обслуживал не только легковые машины, но и грузовые и трактора. В общем все, что движется и подлежит ремонту.
Вика заскочила домой. Так! Где телефон? Где телефон? Искала она нервно. Господи. Вот он. Разредился. Как всегда !!! Очень вовремя! Теперь нужно искать зарядное устройство. Где, где, где. Вот. Нашла. Кто звонил… Вика просматривала пропущенные вызовы. Звонила мама. Звонила Света. И еще несколько неизвестных номеров. И как же я узнаю, звонил он мне или нет?!
Если он звонил, то обязательно перезвонит. Надо перекусить, перезвонить маме и Светке и отправляться в бассейн. Сегодня день бассейна. А вечером прогулка… А я хотела в кино.
Вика взяла гитару и запела:
Твои глаза не просто небо
Они без дна, они луч света
Сокрыты в них мечты и грезы
И знают жизни они грозы
И там вселенная сокрыта
Для счастья двери в них открыты
Смотреть я в них готова вечность
В них мира, солнца бесконечность
А ты звезда, звезда моего сердца!
Покорена тобой, куда ж мне деться?
А ты свети, и будь самым счастливым!
И в этой жизни непоколебимым!
Внутри меня теперь созвездья
Внутри меня огня возмездье.
И каждый день горит и тлеет
И каждый миг тобой болею.
А ты звезда, звезда моего сердца!
Покорена тобой, куда же мне деться?
А ты свети, и будь самым счастливым!
И в этой жизни непоколебимым!
В сервисе произошла большая неприятность для Андрея. Трактор переехал его телефон. Вот это денек! Ну ничего! Я знаю где она живет! Сейчас домой, приведу себя в порядок. Потом в цветочный магазин и к её подъезду. Буду ждать! Вечер длинный! Да и у соседей можно спросить, где живет Вика.
Андрей подошел к её подъезду и сел на скамейку. Вечер был по весеннему теплым. Ветер шептал что-то осторожно. Из подъезда вышел мужчина с собакой. Андрей подошел к нему и спросил про Вику. Мужчина сразу понял о ком говорит он.
— Вика? А ну конечно знаю. Она же выросла на моих глазах. Маленькая щебетунья! На втором этаже, направо. Только она по — моему ушла. Сегодня у неё бассейн. Меня все зовет. Да куда мне уже? Мне бы моего Бима выгулять, да в магазин сходить. Вот и весь бассейн.
-Спасибо. Я попробую. Вдруг она все же дома.
-Давай. Иди иди. Кавалер.
Андрей зашел в подъезд, поднялся на второй этаж. Позвонил в дверь. Но никто не открывал. Да видно старик был прав. Упорхнула куда-то щебетунья маленькая. Подожду на скамейке. Надо только попить взять. Что-то в горле пересохло. И молодой человек направился в супермаркет.
Там он купил себе воды. А в отделе цифровой техники приобрел себе телефон. И написал заявление на восстановление сим-карты. Вот только не помню, где я её номер сохранил, на симке или в телефоне. Ладненько! Я знаю, где она живет. Должна ж она домой вернуться. Уже темнеет.
Вика тем временем гуляла в том самом месте, где она познакомилась с Андреем. И вспоминала их разговор, его смех и улыбку. Он такой обаятельный лапуся! Только ему я этого не скажу. Еще обидится. Скажет, какой я тебе лапуся, я нормальной ориентации. Её гитара была с ней как верная подруга. Впрочем, подругой она ей и была. Потому что кроме как ей она свои горести, печали или радости никому не доверяла. Были подружки, но к сожалению, сейчас такое время, когда каждый сам за себя и о себе. Поэтому с гитарой было ей надежней и спокойней.
Да уже темнеет. Андрей почему-то не позвонил. Может у него что-то случилось? Вику охватило беспокойство и тревога и грусть. Она так надеялась снова увидеть два чистых озера. О таких чувствах она читала наверно только в сказках. Разве можно в реальной жизни полюбить с первого взгляда?! Ведь никто не поверит. Никто. Скажут да все это выдумки. Да и любовь в наше время многие считают фантастикой просто.
Так и не сходили мы в кино сегодня. Да и кино мне не нужно вовсе. Я просто хочу быть с ним рядом. Видеть его улыбку. Слышать его голос. Вика загрустила. Она шла и смотрела себе под ноги. Совсем настроение пропало. Но ничего он позвонит. Он же обещал. Утешала себя Вика.
-Вика!
Она замерла. Её сердце так быстро забилось. Главное, чтобы он этого не заметил. Её волнение.
-Андрей? Здравствуй!
-Привет! Я тебя дождался. Это тебе.
— Спасибо! А почему ты не позвонил просто? Зачем было тут стоять?
-Я звонил. Потом телефон мой попал под колесо. Они у меня надолго не задерживаются.
— А ну теперь понятно! Я думала ты решил меня выслеживать.
Вика засмеялась. Потому что представила, как Андрей следит за ней. Как детектив. У неё богатое воображение было всегда. Она даже пыталась сочинять детские сказки и свой любовный роман. Но во время ремонта ничего не сохранилось. Она эти записи и не пыталась хранить. Не предавала им значение.
-Пойдем в кино? Ты же хотела.
-Андрей, давай просто погуляем. Погода хорошая.
-Договорились. Тогда в кино в выходной пойдем. Да?
-Да пойдем, если у меня ничего не поменяется в планах.
-А ты меня запланируй. И никакие отговорки не принимаются.
-О как! А ты серьезный такой всегда?
-Да!
Сказал улыбаясь Андрей. Вика смотрела на него не отрывая взгляд как зачарованная. В его улыбке была и радость, и печаль, и какая-то загадка.
Так сердце стучит быстро! Зачем ты так бьешься? Хоть бы он не посмотрел в мои глаза. А то он все поймет. Взволнованно думала девушка.
Она снова рядом. Снова её прекрасные глаза. Её запах. Он меня дурманит! Она как будто фея спустилась на землю стала человеком чтобы сделать меня счастливым. Андрей молча посмотрел в её глаза и взял за руку.
-Ну вот! Ты снова замерзла. Давай свои ручки. Буду греть.
-Спасибо. У меня есть карманы.
-Карманы это ерунда. Давай другую ручку. Какие они у тебя маленькие!
-Да. Я вообще вся маленькая.
Сказала Вика игриво улыбаясь.
Они молча шли, держась за руки. Потом Вика начала рассказывать за свое веселое детство.
И правда, щебетунья! Как сладко она поет!!! Маленькая птичка! Как же хочется её поцеловать!!! Остынь. Остынь, а то улетит птичка. Она сама подаст знак, когда будет готова к поцелую. Нервно бродили мысли в голове у Андрея.
-Скажи пожалуйста еще раз мне свой номер.
Попр тосил Андрей, когда они подошли к её подъезду.
-Конечно. Записывай.
-Я завтра позвоню.

А вот ещё типа анекдот:
«Реальная история про мужика, который обосрался в центре Москвы.
И эта не смешно, здоровый мужик наложил полные штаны. А дело было так, иду я по улице, ни кого не трогаю, и тут захотелось мне пернуть. А на улице, да в морозный денек, сам бог велел дать копоти. А я тем более это дело люблю, дать газу, я мастак в этом деле еще тот. Я когда дома подпускаю газов у соседей комфорки гаснут от давления воздуха.

Так вот, и я решил пернуть. Пернул, кагда пирдел, уже тагда понял, что отпердел свае.

Стаю и сру пряма в штаны, и ни чего поделать с этим не магу. Гамно само лезет, даже не спрашивая у меня разрешение на сей процесс.

Меня всегда удивляло, почему когда серишь дома, то спокойна серишь порционно. Выдавил из себя грамм сто, и попкай так раз и обрезал, патом страничку в газетке перевернул, прабежалсо по заголовкам и опять катяшок парциоооный выдавил. Когда обсераешся в штаны, то ни о каком порционном кала выдавливании не может идти и речи. Жопа тупаоткрывается и гамно лезет. Причем жопа открывается на столько широко, что у меня сождаетсо впечатление, что она, без моего согласия, участвует в конкурсе «высри катяг диаметром в 30 сантиметров и выиграймобильный телефон». Спрашивается, нахера моей жопе мобильный телефон?

Насрал я па моим прикидкам, серьезна. Стою, аж вспотел, самый центр города, до дома как до Москвы на коленях. Стою, а сам пытаюсь вголове найти выход, что-то же надо делать. Пешком ковылять часа три, иэто с полными трусами гогна, эту мысль отсек сразу. Патом, прикинул наулице мороз, дай думаю присяду на скамеечку, гогно подмерзнет, и я тогда в метро шасть, и так перебежками до дома доберусь. Сел на лавочкуи сижу, в жопе пака тепло. И тут мысль, если гогно в трусах замерзнет, яйцам то же прейдет каюк. Мне даже плохо стало от этой мысли. Встал. Люди меня чо та стороной обходят, видна поняли что я чо та задумываю. А я стою и ни как не могу сообразить. Потом гениальная мысль посетиламеня. Я сейчас в подъезд зайду, в лифт проберусь, там трусы сниму, жопуими же вытру ну и домой по быстрому.

Значит, захожу в подъезд, вызываю лифт. Стою, а гогно то ужеостывать начало, ощущения прямо скажем не из прекрасных. В подъездепонял еще одну вещь, от меня реальна воняет как от скотины немытой, причем сильна воняет. Приехал лифт, захожу, нажимаю кнопкучетырнадцатого этажа, а второй рукой штаны расстегиваю, ну что бывремени хватило пока лифт приедет. Двери начали закрываться и тут влифт влетает милое создание женского полу. Стыц пиндыц.
— Ой, вам на 14 этаж, а мне на 13. — пропела она
— Ну что же, я с вами проедусь, потом спущусь на этаж. Конечно проедимся, я же кнопку уже нажал, подумал я застегивая штаны.

Лифт поехал, а мне уже все, в голове шум, спина вспотела, а гогно уже полностью остыло.

И думаю что вонять в лифте начало очень сильно, потому что этосоздание, как-то странно на меня посмотрело. А я отморозился, типа чонадо не срал я в лифте и все тут.

И мля писец, где та этаже на 10 лифт сделал нам большой реверанс, попрощался с нами, и свет погас. Я чуть не усрался повторно. Лифтзастрял.
— Ой, неужели лифт застрял? спросила девушка.
— Я так понимаю что да, — это я интелегентом прикидываюсь. А самдумаю что мне делать, со свои гомном и со своей грязной жопой. А что-то делать надо.
И тут эта хивря, нажимает какую-то кнопочку, и начинает с кем-то говорить, адрес дома называть и просить помощи. Я как представил себе, что щас придут монтеры, начнут нас от сюда вынимать, спрашивать пачимутак гомном воняет, мне еще больше срать захотелось. В лифте темно хоть глаз выколи. И тут я сообразил, что пока в лифте темно, надо побыстрому штаны снять, потом трусы снять и в уголок по тихому положить. А когда свет включат, она с непривычки на свет фиг чо увидит.
Расстегиваю штаны, шуршу вещами так что даже самому страшно.
— А что это вы делаете?- сильно сглотнув, спросила она.
— Да я устраиваюсь по удобнее, ждать то долго. — а сам штаны приспускаю
— А что это за запах? — перепугана спросила она. Я реальна чуть неляпнул, что это я усрался на улице и па этому воняю гогном шо писец, но выдаю другое:
— Да сволочи гадят в лифтах, не продохнуть, — а сам штаны уже полностью снял, стою в лифте в обосранных трусах. Я как подумал, чтощас включат свет, девка реальна концы отдаст от увиденного. НО делатьуже нечего, работаю дальше.

Девка начала очень громка глотать слюну, видна то же обосралась с перепугу. А я шуршу вещами.
Сам же про себя думаю, как бы так изловчится и па тихому снять трусы. И тут жен себе представил, какая будет вонь.
— Мужчина, вы не причините мне боль, прошу вас, не трогайте меня. — заныла в голос девка.
— Да ты что, в своем уме, я отец двух детей, иду к товарищу по важному вопросу, как ты могла подумать обо мне такое?- уверенно отвечаю я, а сам начал отлеплять трусы от жопы. Мля как воняет гомно, когда усираешся в штаны. Оно воняет не так как в туалете, оно воняет так, что мухи еще на подлете теряют сознание, потом еще недельку в реанимации кантуются. Деваха, то же почувствовала что-то неладное, стала по тихомускулить в углу.
— Да перестань ты, не трону я тебя, — говорю я. А сам трусы уже отлепил от жопы, и думаю как бы их снять с ног что бы не измазаться в гомне?

Девка па моемому мазгаме вообще поехала, тупа сидит скулит и чо тапричитает, наверное молитву какую нить читает. А я трусы уже да каленспустил.
— Мужина.ыыыыы, ревет ана, — прошу вас не убивайте. — и дальше тупой такой скулеж.
— Да на фиг ты мне нужна, говорю, у самого проблем по горло, сдалась ты мне.

Трусы спустил чуть ниже кален, и реальна понимаю, что мне пипец полный, ноги в гомне, жопа в гомне и вонь, аж глаза слезятся.
Девка па моемому ат запаха епанулась окончательно.

— Вы, вы мямлет она
— Да чего вы вы, стой себе спакойна, грю тебе насрал кто та, видна я вступил, вот и воняет.
Девка па моемому осела на пол лифта. Я думаю, я сам от своего запаха чуть сознание не теряю.
Но с другой стороны, понимаю, что медлить нельзя, либо сейчас либо ни когда.
Кароче нагнулсо я, снял трусы с одной ноги. На пол чо таляпнулось, па моим прикидкам это было гомно из трусов. Девка в углу уже проста мычит как корова.
Я излавчилсо и снял трусы со второй ноги. Мне аж полегчало, полдела сделал. Стою с трусаме в руке и думаю, в каком углу сидит этахивря ревущая, ну что бы не кинуть ей трусняк на голову, и что бы непапасть на свои же штаны. Прислушался, ага сидит на против, значит впротивоположный угол надо целиться.
И тут полный писец подкрался незаметно. Включился свет, и лифт поехал.

Когда мои глаза привыкли я понял, что с девкой чо-та не то. Глаза у нее как пятнадцатидюймовые мониторы, рот открыт, руки плетями висят, ртом как рыба делает, короче, все думаю, писец снесло ат испуга башню. И тут я понял. Картина в лифте. Я стою ниже пояса голый, весь сцуко в гамне, в руках трусы с гамном и сматрю на девку. Ана короче еще секунд пять ртом паделала и тупа свалилась на пол. Все, думаю, падохла, мне еще жмура в лифте нахватало.

Решил времени не терять, трусаме жопу и ноги вытер. Штаны одел и стою как чесный гражданин жду своего этажа. На полу девка, наверное мертвая, в руках трусы с гомном, чего я их держал я не знаю.

Когда лифт приехал, девка еще не ожила, так и лежит на полу. Я подумал что негоже ее в лифте в таком состоянии оставлять, ну и вытащилее на этаж. Палажиил аккуратно, под голову свои трусы и бегом из этого дома.
Тока одного понять не могу, какого куя она так испугалась?
Ведь когда воняет в лифте гомном, эта значит что усралсо кто-та, а вот если бы ваняло куем, эта да тут можна испугатсо, епать будут, хотя и тут ни чего страшного я не вижу. «