Забеременела от брата

Какой родится ребенок, если сестра забеременеет от родного брата?

Ася Казанцева 3865 2 года назад научный журналист Пользователю можно задать вопрос АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Тут придется начинать издалека.

1) У нас есть гены. Гены определяют строение белков. Строение белков определяет работу всех наших клеток.

2) Физически ген — это участок последовательности ДНК. При копировании ДНК регулярно возникают ошибки, иногда они изменяют свойства кодируемых белков к лучшему или к худшему.

3) Абсолютное большинство генов (кроме тех, которые находятся у мужчин на половых хромосомах) продублированы. Одну копию ребенок получает от мамы, другую от папы. Это очень хорошо, так как если он и получил от кого-то из них плохо работающую копию, то клетка может компенсировать это за счет использования второй, хорошей копии.

4) В свою очередь, своему ребенку человек передает одну из тех двух копий, которая у него есть, случайным образом.

Генетическое родство между братьями и сестрами в среднем составляет 50%. Но так как в сперматозоиды и яйцеклетки случайным образом попадает какая-то из имеющихся у родителя копий гена, то в реальности пересечение может быть и больше 50%, и меньше 50%.

В том теоретически возможном, но математически маловероятном случае, если брат и сестра получили от родителей сильно отличающиеся комбинации генов, а потом соединили свои яйцеклетку и сперматозоид, в которые также попали сильно отличающиеся комбинации генов, их ребенок будет примерно таким же, как и при неродственном скрещивании.

Но на практике проблема вот в чем. Допустим, у отца есть две копии гена, кодирующего какой-нибудь важный белок, они называются K и k. Большая буква означает нормальную копию, производящую хороший белок. Маленькая буква — плохую копию с мутацией, производящую бракованный белок. Самому отцу это никак не мешает, потому что здоровой копии достаточно, чтобы клетка могла построить себе сколько нужно хорошего белка. Он женится на женщине, у которой с этим конкретным белком все в порядке (генотип KK, обе копии хорошие). В этом случае их ребенок с вероятностью 50% может унаследовать от отца мутацию, но ему это тоже мешать не будет, потому что от мамы он получит хорошую копию гена. Если дальше этот ребенок уйдет скрещиваться с кем-нибудь на стороне, то скорее всего он тоже встретит партнера с генотипом KK, и их дети по-прежнему будут здоровы.

Но вот представим себе, что в семье есть брат и сестра — и оба с генотипом Kk. В каждый их сперматозоид и яйцеклетку случайным образом попадает либо одна копия гена, хорошая, либо другая копия гена, плохая. Соответственно, с вероятностью в 25% их ребенок получит от них обоих ту самую, неудачную копию гена k — и у него будут в этой связи проблемы со здоровьем.

Учитывая, что генов у нас много, и редких мутаций тоже много, в случае с какими-нибудь генами это наверняка произойдет. Поэтому в среднем у ребенка, рожденного от брата и сестры, больше шансов на разнообразные проблемы со здоровьем.

Большинство генов, отвечающих за отчетливо вредные состояния, сегодня изучены. Если это маленькое k приводит прямо к какой-нибудь тяжелой болезни, типа муковисцидоза, то брат и сестра могут заранее сделать генетический анализ, узнать, являются ли они носителями этой отчетливо вредной мутации (собственно, такой анализ на распространенные и отчетливо вредные мутации неплохо бы делать вообще любым людям, собирающимся заводить ребенка), и если да, то прибегнуть к экстракорпоральному оплодотворению с преимплантационной генной диагностикой, чтобы заведомо подсаживать в матку только те эмбрионы, которым вредоносного сочетания не досталось. Но проблема в том, что кроме отчетливо вредных мутаций, есть огромное количество малоизученных слабовредных. Не то чтобы ребенок будет инвалидом, унаследовав две мутантные копии, но он будет глуповат. Или у него будут кривые уши. Или будет легко воспаляться кожа от любого механического раздражения. Или будут постоянные проблемы с пищеварением. В общем, куча бывает фигни, которая не то чтобы делает человека больным, но вынуждает его затрачивать кучу усилий на возню со своим организмом. И вот вероятность любой из этих фигней повышается, если заниматься близкородственным скрещиванием. Так что не рекомендую.

Ася Казанцеваотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии 166 -3

История от соседки по даче…

Соседи наши по коммуналке были разные за много лет. Но, одну семью забыть не могу до сих пор. Приехали они с какой-то деревни в поисках лучшей жизни. Мужик на работу устроился жена его дворничихой — вот и дали им комнатенку в коммуналке.

Прикупили они мебели диван да тахту, стол да стулья и стали жить. Двое деток у них было — погодки сын да дочь. Мужик по выходным крепко выпивал, жену поколачивал, дети на кухне прятались от него. Туда пьяный он показываться боялся, коммуналка у нас суровая — живо объяснили, что и как можно, а что и как нельзя.

Так они и жили. Как жена его говорила: «А что — не хуже и не лучше, чем другие. Работа есть, дети в школу ходят, а пьет мой лишь по выходным да праздникам. Так что нормально у нас все.» Дети росли.

Дочке уж 15 сравнялось, брату 16, а они все на одной тахте впритирку спали. Баба Глаша, еще одна наша соседка, говорила их матери: «Марья, уж неприлично таким взрослым вместе-то спать! Купить не на что диван отдельный, так давай я хоть раскладушку дам!».

Но, Марья отмахивалась, дескать идите вы баба Глаша куда шли, у нее дети порядочные, ни о чем таком и не думаю, и откуда дети берутся тоже не знают.

А через месяца три, на кухне бабы заговорили, что у Ленки, Марьиной дочки, живот растет, да и тошнит по утрам. В коммуналке и не скроешь ничего, даже если хочется. А еще через полгода в семье Марьи разразился страшный скандал.

Живот Ленкин-то уже на нос полез, не спрячешь. Мать орала, отец пил, брат сбежал из дому, пока не утихнет все, Ленка рыдала белугой. Кто отец выяснили быстро — Ленка и рассказала, что они с братом «играли» по ночам, а что от таких игр дети бывают, она и не знала. Коммуналка наша гудела как улей.

Бабы плевались, мужики головой качали. Но делать нечего — родила Ленка дочку. Вроде здоровую, нормальную. Марья ее как свою записала в роддоме, чтоб не позориться уж до конца. Но, отдельно место для сына, так и не купили спать.

И бабу Глашу с раскладушкой опять послали куда подальше. Мол объяснили ему — все понял, больше не повторится такого. Так и стали жить — уже впятером. Отец их еще больше выпивать стал, уже и дочь, и жену поколачивал. Сын в ПТУ пошел учиться, дочка на швею в училище. Так и жили.

И опять Марья говорила: «А что, хорошо живем. Не хуже, чем все.»

Год уж прошел, как Ленка дочку родила, и смотрят соседи — а у нее опять пузо лезет! Баба Глаша Марье сказал — мол что ж такое-то творится? Неужели опять твой оболтус сестру обрюхатил? Марья за голову схватилась, и снова скандал.

Марья орет, Ленка ревет, отец пьет, брат три дня дома не появлялся. А деваться некуда уже — и снова родила Ленка. Пацана. Вроде здоровенького так-то. И опять вся коммуналка загудела. Бабы поговаривать стали — не написать ли на них куда следует, пусть выселят куда, мужики поддакивать начали. Но, как-то утихло все.

Марья опять на себя ребенка записала. А через месяц муж ее по пьяни топором зарубил. Милиция, следствие, скандал в коммуналке. В общем посадили мужика, дали по полной 15 лет. А в комнате Ленка и брат с детьми остались.

Ленка шить дома стала, заказы брать, брат доучился на завод слесарем пошел. А через пару лет Ленка взяла девичью фамилию матери-покойницы, а брат на своей остался, и пошли они в ЗАГС и расписались.

Ну, а через месяц нам уже квартиру отдельную дали, расселять коммуналку начали нашу.

И вот я чего эту историю вспомнила — видела я вчера Ленку-то эту. Случайно встретила. Вылитая мать стала! Она меня узнала. Ей уж 43, сказала, что все у нее хорошо. Правда брат погиб пять лет назад, пьяный замерз.

Дочь замуж вышла, сын где-то на северах калымит. Отец их с зоны не вернулся. Ленка говорит то ли помер там, то ли и не захотел сам уже возвращаться. Она его и не искала.

Сама больше замуж не пошла. Говорит одной хорошо. «Нормально я живу тёть Маша, не хуже, чем другие, все у меня есть и работа, и жилье. Чего еще надо-то?»

В Эртильском районе Воронежской области девочка-подросток забеременела от сводного 14-летнего брата, с которым воспитывалась вместе в приемной семье. Об этом стало известно в апреле, после того, как школьница побывала на плановом осмотре у врача. Срок оказался уже слишком большим, чтобы делать аборт. Изначально сообщалось, что девочке 11 лет, но как выяснила «КП — Воронеж» в мае ей исполняется 13.

В отношении главного специалиста органов опеки и попечительства Эртильского района следователи возбудили два уголовных дела: по статьям «Халатность» и «Служебный подлог». Из официальной информации следует, что чиновница составила фиктивный акт о проверке условий жизни девочки в приемной семье. Что, как сообщают в СК, способствовало совершению в отношении нее противоправных действий.

Проще говоря, из-за скученности и отсутствия личного пространства ребята и могли сблизиться. Ведь в приемной семье воспитывалось 11 детей, вместе с 55-летней матерью-опекуном все они жили в небольшом сельском доме. Как сообщили в прокуратуре Воронежской области, его площадь составляет 80,8 квадратных метров.

— Детей сейчас разделили. Трое — мальчик (предполагаемый отец ребенка, — ред.) и его родные брат с сестрой находятся в районном социально-реабилитационном центре, потому что их нельзя разлучать. Там очень хорошие психологи. Остальные дети — в семье. С ними тоже работают местные специалисты по линии образования, — рассказала «КП — Воронеж» уполномоченный по правам ребенка в Воронежской области Ирина Попова. — Про мать что сказать? Разрешение быть опекуном у нее есть. Подробнее смогу прокомментировать ситуацию, когда съезжу на место и увижу все своими глазами. Сделать это раньше из-за ограничений по коронавирусу не получилось.

Глава села Ячейка Эртильского района Владимир Бычуткин добавил, что женщина-опекун — бывший бухгалтер сельсовета.

— Никогда замужем не была, родных детей нет. Сначала взяла трех приемных, потом еще и еще. Многие ее ребятишки уже закончили школу, получили квартиры. На данный момент в семье восемь детей, еще троих забрали.

По словам Владимира Бычуткина, со стороны администрации села были попытки проверить условия содержания детей. Однако в дом их мать не пустила, мотивировав это тем, что опека их и так проверяет, дополнительные визиты ей не нужны. Внешне же участок выглядит обычным: от дома ничего не отваливается, во дворе парник. Сам дом вместе с еще одним находится на окраине села, рядом с лугом.

— Вообще эта женщина не очень контактная. У нее были конфликты по поводу детей в школе: считала, что их плохо учат. Что касается ребятишек, могу сказать, что одеты они всегда нормально. Правда, были среди них дети с заболеваниями: ДЦП, с замедленным развитием были ребята. Собак у этой семьи много. Мальчика, которого считают отцом ребенка, толком не знаю. А вот девочка очень активная, даже гиперактивная: участвовала в самодеятельности, танцами занималась. Сейчас не сказать, что дома сидит за семью запорами, как обычно, появляется на улице. Никто ее не травит, не дразнит.

КОММЕНТАРИЙ ВРАЧА

— Подростки в 13 лет могут иметь разную степень половой зрелости. От нее и будет зависеть процесс вынашивания и сами роды, — объясняет детский гинеколог Наталия Стогова. — Безусловно, во время такой беременности может возникнуть множество осложнений вплоть до смерти как матери, так и ребенка.

По словам Наталии Николаевны, материнская смертность среди 10-14-летних в шесть раз выше, чем у девушек 20-24 лет. Это мировая статистика. Кроме того, беременность и роды подростков в два раза чаще осложняются анемией, гестозами, преждевременными родами и кровотечениями. Сами новорожденные в два раза чаще появляются на свет мертвыми, маленького веса, с задержками умственного развития и поздней диагностикой любой патологии.

Не стоит недооценивать и вопрос социальных последствий. Как родившая в 13 лет девочка будет получать образование? Содержать себя и ребенка? Устраивать личную жизнь?

— Сейчас в Воронежской области подростковая беременность случается значительно реже, ребята стали больше предохраняться, — продолжает гинеколог. — За прошлый год у меня было около семи таких пациенток. В большинстве случаев беременность прерывается, хотя и это нежелательно. Но риски для здоровья, повторю, очень серьезные. А заметными они станут на поздних сроках. На моей памяти девочки четыре только родили в возрасте 12-14 лет.

Нешуточные страсти: сестра влюбилась в сводного брата и забеременела от него

«Когда родители развелись, я была в ужасе. Наверное, все дети тяжело это переживают, хотя ничего плохого в семье у нас не творилось, никто не пил и не дрался, просто люди друг друга разлюбили. Теперь я это понимаю, а в 10 лет устраивала истерики, если только какой-то мужчина появлялся на пороге нашего с мамой дома. После развода папа больше не женился, а вот мама, когда мне было 14, вышла замуж за Юру. К тому моменту я уже начала воспринимать это адекватно, и Юра мне понравился. Он тоже был разведен, сыновей они с женой поделили, так что жить мы стали все вместе: мы с мамой и Юра со своим сыном Борей. При этом он никогда нас не делил на «своего» и «чужую». С Борей мы тоже поладили прекрасно. Он был старше на два года и казался мне ужасно крутым. Мне было с ним интересно, он присматривал за мной на правах старшего брата. А время шло, Боря закончил школу, ушел в армию. Я понимала, что скучаю по нему, но гнала от себя эту мысль, — он же был моим братом. Вернее, я, конечно, помнила, что никакие мы не родственники, но привыкла его братом считать, да и все вокруг, включая родителей, нас только так и называли. Я старалась отвлекаться на учебу и подготовку к экзаменам, да только все мои старания пошли прахом. Очередное письмо от Бори пришло лично для меня. Он написал, что вряд ли сможет сказать мне это, глядя в глаза, просил простить его, и признался, что постоянно думает обо мне, но совсем не как о сестре. Я понимала, что все это плохо, но действительно, не видя его, было легче. Мы стали переписываться тайком от родителей, как будто узнавая друг друга заново, как-то по-новому. Его возвращения я ждала с ужасом, — мы оба понимали, что просто списать все это на братско-сестринскую шалость и забыть не получится. Когда Боря приехал, я даже не сразу его узнала, так сильно он изменился и повзрослел. В первый раз мы поцеловались в тот же вечер, а уже через три дня он уехал в Орел под предлогом, что не может и не хочет сидеть у родителей на шее, а на самом деле, от меня подальше. Таким образом, мы не виделись еще почти год. Когда Боря приезжал, я находила повод проводить с ним как можно меньше времени и только в присутствии родителей. Они даже стали думать, что мы поссорились, и Боря не стал их разубеждать, сказал, разберемся сами. Вокруг меня, конечно, были и мальчики моего возраста и парни старше, но забыть Бориса у меня не получалось. Когда мне пришло время ехать учиться, Юра радостно сообщил, что теперь у нас с братом, наконец, не будет шансов, кроме как помириться, потому что он снял для нас в Орле квартиру, — все же вместе нам спокойнее будет, чем с чужими людьми.

Объяснить, почему нет, было невозможно, и в ту квартиру я ехала, как на эшафот. Думала, что буду делать, если он и думать о том безумии забыл? Наверняка уже с кем-то познакомился, и что, будет представлять меня своей девушке как младшую сестренку? Но на деле все оказалось намного хуже. Боря не забыл и не разлюбил. Оказалось, что пары дней наедине нам хватило, чтобы он первым сказал роковое «Я больше не могу». Четыре месяца мы прожили как во сне, только домой старались ездить пореже, — стыдно было смотреть родителям и знакомым в глаза, свою любовь мы считали преступной, но друг без друга уже не могли. Боря, правда, все чаще начинал заговаривать о том, что пора сказать, пожениться и жить как люди, а не прятаться по углам. Я боялась. Что-то решать мне пришлось под Новый год. Родители ждали нас на праздники, а я сдавала сессию и понимала: мы доигрались, я забеременела от сводного брата.

Делать аборт казалось мне немыслимым, от страха, что Борис не захочет стать отцом в 20 лет, а родители отвернутся, я не могла ни есть, ни спать. Наконец решила, будь что будет, и набралась смелости сказать ему, что он будет папой. Боря был на седьмом небе от счастья: «Ну все, без вариантов. Едем признаваться». Как добирались – не помню. Только помню, как уже в автобусе он мне шепнул:

«Не бойся. Даже если не примут, все равно поженимся, внук родится, — простят».

Родители встретили нас на автостанции, и… никаких шекспировских страстей не случилось. Мама на нас посмотрела и сказала Юре: «Ну, кажется, дозрели». Как выяснилось, все эти 4 года перспектива поженить нас казалась им слишком сказочной, чтобы верить в нее всерьез. Сейчас мы уже знаем, что ждем мальчика. И я с каждым днем убеждаюсь в том, что с доставкой на дом получила самого лучшего на свете мужа»