Зачем в аэропорту мажут руки бумажкой?

Главная задача сотрудников служб безопасности аэропортов — сделать все от них зависящее, чтобы никто не мешал авиакомпаниям выполнить свои обязательства по перевозке пассажиров и доставке грузов.

Знакомство со службой безопасности начинается с досмотра перед полетом. Чтобы досмотр проходил с наивысшей эффективностью и наименьшими неудобствами для пассажиров, применяются различные технические средства.

Пожалуй, самое простое и привычное — кабина-металлоискатель, рамка во весь рост, через которую некоторым приходится проходить по нескольку раз, пока в карманах не найдется какой-либо металлический предмет, о котором хозяин попросту забыл.

Фото:

Содержимое сумок и чемоданов осматривают с помощью интроскопов. Из приспособлений покруче — этамайзер и вайпертрайсер. Службам пришлось обзавестись дорогими приборами с непонятными названиями, чтобы эффективно предотвращать пронос на борт самолета взрывчатых и других опасных веществ.

Перед началом смены этамайзер тренируют, дают «понюхать» опасные вещества. Калибровочный пробник с частицами взрывчатки и наркотиков помещают в аппарат, и он запоминает запахи. В дальнейшем, если в камеру попадет предмет, содержащий молекулы веществ, «обнюханных» прибором, сработает сигнализация.

Чтобы определить, был ли у пассажира контакт с веществом, надо провести по рукам лоскутком специальной ткани, а затем обследовать рабочий пробник в камере прибора. Можно проверить человека даже без его присутствия. Достаточно протереть той же тканью замки и ручки чемоданов и сумок из багажа. Следы взрывчатки, побывавшей в руках, остаются на всех предметах, к которым прикасался возможный террорист после контакта с ней.

Облегченный переносной вариант этамайзера — вайпертрайсер — для исследований затягивает в себя воздух как пылесос. Фото:

Определить потенциальную опасность жидкостей способен LQ-тест. Для анализа жидкости ее не надо заливать в аппарат, и даже не придется вскрывать емкость, достаточно прижать датчик к стенке сосуда.

В арсенале сотрудников, обеспечивающих безопасность, немало средств. Иногда они доставляют пассажирам хлопоты, предотвратить которые вполне по силам самим пассажирам. Например, часто случается, что иностранцы, посетившие наши края ради охоты, забывают в охотничьем снаряжении патроны.

Боеприпасы изымаются, оформляются соответствующие документы, приходится платить штраф. Как правило, возмущению «пострадавших» нет предела. Растяпы не задумываются, что если бы несчастный патрон был обнаружен не на досмотре службы безопасности, а таможенниками, то штрафом дело бы не обошлось, контрабанда — уголовно наказуемое преступление.

Другая «охотничья» проблема основана на различиях в законодательстве. Например, в некоторых странах охотничьи ножи не считаются оружием, но если нож обнаружат во время досмотра наши секьюрити — придется смириться с наказанием.

Будьте внимательны!

Что еще почитать по теме?

Аэропорты мира. Какие из них действительно удобны?
Где, кроме медицины, используются рентгеновские лучи?
Можно ли обмануть таможню?

Теги: безопасность, аэропорт, техника, багаж, пассажир

Иллюстрация: Виталий Шептухин

Ответы из пресс-служб аэропортов на вопросы о безопасности похожи один на другой – вместо сугубо конфиденциальной информации выдается сугубо официальная. Кто-то не отвечает совсем, ссылаясь на то, что служба безопасности аэропорта говорит с прессой только по разрешению администрации и по ее же инициативе. Ясно, что разглагольствовать о безопасности опасно. Но еще опаснее молчать! Особенно когда видишь, как перед регистрацией просвечивают чемоданы у одного из пассажиров твоего же рейса и находят огромный металлический объект, на который пассажир не может предъявить документов. И как препирательства («Это запчасть, везу ее заменить, с ней точно все в порядке») заканчиваются тройной удачей: мужчина оказался на борту самолета с деталью и без лишних допросов, самолет не взорвался и не упал, а работница аэропорта припасла шоколадку к чаю.

Очень продвинутые средства:

В подобной ситуации на помощь сотруднице аэропорта мог бы прийти новый прибор ДВиН-1 (детектор взрывчатых и наркотических средств). В отличие от рентгеновских лучей, которые реагируют только на плотность материала, а потому пластиковую взрывчатку воспринимают так же, как кусок мыла, ДВиН анализирует состав вещества по соотношению в нем углерода, кислорода, азота, хлора и других элементов и распознает, что это: взрывчатка, наркотики или вода. На то, чтобы определить, что внутри металлической детали, ушло бы минут десять.

Впрочем, разработчик прибора Михаил Сапожников из Объединенного института ядерных исследований говорит, что пока в истории с ДВиНами – сплошные сослагательные наклонения: стояли бы они на входе в аэропорт или уже на подступах к стерильной зоне, использовались бы для проверки забытых чемоданов или досмотра грузовиков, въезжающих на территорию, было бы гораздо проще. Но несмотря на громкие заявления в СМИ председателя правления РОСНАНО Анатолия Чубайса о том, что такого до нас никто толком не делал, ни один из российских аэропортов пока не попросил даже о парочке ДВиНов – чего не скажешь о зарубежных. «По заказу, например, корейского аэропорта Инчхон в Сеуле мы дополнили детектор рентгеновской камерой, и они теперь досматривают им багаж», – рассказывает Сапожников.

Метод меченых нейтронов известен с 40-х годов. Идея на практике применялась и раньше, просто нужен был ускоритель частиц такого небольшого размера, чтобы установка стала мобильной. Пока этот «мини-коллайдер» длиной 30 см и весом 8 кг создавали в московском НИИ автоматики им. Духова, в аэропортах саперы, как и сейчас, осматривали забытые сумки в костюмах фокусников: надев белые перчатки, прихватив с собой детекторы, похожие на волшебные палочки, и бумажки-индикаторы, которые меняют цвет в зависимости от того, что у неопознанного объекта внутри. Так почему же аэропортам в России не интересен ДВиН? Может быть, потому, что они и так оборудованы отменно?

Микроволновые сканеры:

Микроволновыми сканерами Pro-Vision, например. Теми самыми, в которых поднимаешь руки вверх и чувствуешь себя морской звездой, – такие есть и в Домодедово, и в Шереметьево, и во Внуково.

В объяснительном видео на сайте компании L-3 Communications через сканер проходят в пиджаках и обуви. Так зачем же заставлять пассажиров разуваться и снимать куртки, если и так все видно? На это в компании отвечают: несмотря на то что сканер идентифицирует посторонние предметы через любую ткань, снимать ли одежду, решают в каждой стране на свое усмотрение. А к обуви отношение особое не только в России.

В декабре 2001 года террорист Ричард Рейд, прежде чем сесть в самолет Париж–Майами, спрятал пластиковую взрывчатку в кроссовках и только по случайности не взорвал воздушное судно. С тех пор обувь досматривают отдельно – в соседнем с «микроволновкой» рентген-аппарате, который смотрит глубже и не так уж безопасен – в отличие от микроволнового сканера: за две секунды облучения в нем пассажиру наносится меньше вреда, чем от минутного разговора по мобильному. Следует также заметить, что сотрудник, что стоит справа от сканера и руководит очередью, не видит, что у вас в кармане – вся информация поступает в операционный центр, который находится в отдельном помещении за стеной: на экранах черно-белые люди с блером на лицах, на причинных местах тоже неясность, так что своей наготы стесняться нечего. К тому же изображение улетучивается из памяти системы еще раньше, чем вы оказываетесь на взлетной полосе, уверяют в L-3.

Проверка сотрудников:

Еще пять лет назад работникам «Кофемании» в Домодедово выдавали пропуска в служебном здании в десяти минутах ходьбы от терминалов, не требуя даже паспортных данных, – достаточно было трудовой книжки в качестве удостоверения личности и поручительства работодателя. Путь на рабочее место не был тернист – паспортный контроль на втором этаже Домодедово обходили стороной, металлоискатели и рентген-установки тоже считались излишними. Но ощущение, что за тобой постоянно наблюдают, было, вспоминает Женя, работавшая там баристой.

Сегодня это больше, чем просто ощущение. Максим Коноплев, руководитель подразделения «Алкоголь, табак, конфеты» в компании «Рэг Стайэр», уверяет, что работникам Duty Free в Шереметьево и Внуково не разрешают проносить с собой даже бутылку воды. Сотрудники TGI Friday’s, «Мама Раша», Costa Coffee в терминале D Шереметьево проходят на служебном входе такой же досмотр, как и пассажиры: те же интроскопы для дамских сумок, что и для чемоданов, те же металлодетекторы для официантов, что и для командировочных. Поставка продуктов в рестораны и кафе происходит в определенное время, и все салатные листья и кетчупы досматриваются с тем же тщанием, что и ручная кладь.

Иллюстрация: Виталий Шептухин

Камеры наблюдения:

В ноябре 2012 года за одну ночь в парижском аэропорту успели украсть платьев и сумок Louis Vuitton на сумму €300 000, причем два грузовика одежды вывозили с территории аэропорта без спешки, не вызывая никаких подозрений – пропуск на въезд и выезд с территории был в порядке, а пять охранников оказались в заложниках. И это при том, что камеры слежения в аэропортах на каждом шагу, и слепых зон, как уверяют производители, быть не может – ведь камер можно установить сколько угодно, не то что зеркал на автомобиле.

Производители камер слежения вообще более словоохотливы, чем охранники в аэропорту. «Фактически видеонаблюдение в аэропортах ничем не отличается от того, что в супермаркете, – рассказывает Егор Золотухин, сотрудник компании DSSL, чьими системами видеонаблюдения оборудованы Пулково, аэропорты Анапы, Краснодара, Новосибирска и Якутска. – Просто, как только появляется новая технология записи изображения, ее в первую очередь внедряют в аэропортах». Сейчас все камеры на аэровокзалах высокого разрешения – с инфракрасной подсветкой, чтобы и ночью получать четкое изображение, и специальными программами обработки, чтобы прояснять картинку и в лютую пургу, и в проливной дождь. Кстати, контролировать ситуацию на всей территории тоже стало в последнее время проще. В аэропорту Пулково около 1 000 человек обеспечивают безопасность, но ни один из них не должен уследить за десятью или пятнадцатью мониторами сразу – сейчас достаточно поглядывать на три и следить за телефоном: благодаря специальным детекторам саботажа, дыма, огня и движения, система сама ведет наблюдение и оповещает операторов звуком и sms в случае нарушений порядка.

Психологи:

Сделать систему безопасности в аэропорту легкой для восприятия не только сотрудников, но и пассажиров – вот какие цели ставят перед собой в последнее время в аэропортах. Информация о пассажире, если собрать ее заранее, намного полезнее, чем лишний осмотр ручным металлодетектором. Так что слова руководства Домодедово о том, что проверка всех без исключения пассажиров на входе в аэропорт бесполезна, лишь на первый взгляд абсурдны. «Мы хотим, чтобы система безопасности была незаметна для пассажиров вовсе», – говорят в Международной организации гражданской авиации. Классификация пассажиров – вот что сейчас главное: кому можно доверять, а кого лучше еще разок проверить, кто уже предоставлял на контроле паспорт на этой неделе, а кто в международном терминале впервые. «Важно не только искать оружие и наркотики, но и уделять внимание поведению людей», – говорят в ICAO. Сразу после взрыва в Домодедово психологов на входах поставили столько же, сколько и рентген-аппаратов. И об их бесполезности как раз никто не говорит. Когда поголовная проверка не только на входе останется в прошлом, именно психологи станут универсальными детекторами не дыма, но дум пассажиров.

Как менялись правила безопасности:

2001. В США запрещают проносить на борт острые предметы – прежде небольшие перочинные и канцелярские ножи были допустимы. Во всех самолетах на территории США, а затем и остальных стран укрепили входы в кабины пилотов. Теперь при предполетном досмотре нужно снимать обувь, а спички и зажигалки сдавать в багаж.

2003. Международная ассоциация ICAO принимает решение о том, что паспорта с электронным носителем должны быть введены во всех странах, чтобы на паспортном контроле информацию можно было считывать, а не вводить вручную.

2004. Отпечатки пальцев снимают у всех иностранцев, прибывающих на территорию США. Правительство Великобритании собирает больше данных о тех, кто подает документы на британскую визу.

2006. Никаких жидкостей, гелей, аэрозолей на борту, запрещены даже новогодние шары со снегом и бутылки с грудным молоком. Позже разрешают емкости до 100 мл, сложенные в прозрачный пакет объемом не более 1л. Электронные устройства сдают на досмотр в отдельном поддоне.

2007. Страны официально обмениваются данными о пассажирах. В России новый приказ: предполетный досмотр производить в присутствии кинологов, дальше действовать по ситуации: при необходимости можно и вязальные спицы из ручной клади изъять.

2010. Во всех аэропортах мира для пассажиров, вылетающих в США, предусмотрен более тщательный досмотр.

2011. После взрыва в Домодедово на входе в аэропорт досматривают всех пассажиров, а не только выборочно: багаж проходит через интроскоп, пассажиры – через рамку металлодетектора, причем за всем за этим наблюдает психолог.

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Ничто не предвещало беды. Мы с Максом Верником возвращались после 5 дней празднования дня вина. Ну, вы понимаете… 5 дней отдыхать с молдаванами — это какое здоровье надо иметь! Идем на автопилоте… Аэропорт-регистрация-досмотр… Я прохожу без проблем, а Макса выдергивают для выборочной проверки на взрывчатые вещества. Это когда сотрудник службы безопасности в аэропорту проводит кусочком специальной ткани или бумажкой по одежде и вещам, а потом в специальном приборе проверяет, имели ли вы контакт с чем-то запрещенным и потенциально опасным. Стандартная проверка, я такую много раз проходил. Но в этот раз все было иначе.
Сотрудники на досмотре что-то засуетились, и попросили Макса стоять на месте. Потом попросили пройти его через рамку еще раз. Потом тщательно все обыскали. Все складки на одежде, обувь… Ничего не нашли, но отпускать не спешили. Вскоре пришел мужик в костюме, взял паспорт и посадочный и показал заветную бумажку с графиком анализа.
— Прибор показал, что вы имели контакт со взрывчатыми веществами!
На бумажке, выданной прибором, был какой-то график, который зашкаливал, как курс рубля на бирже в самый разгар кризиса.
О, ну все, приплыли! Я сразу же выразил желание стать переводчиком для друга. Мужик в костюме даже не посмотрел мои документы, но согласился включить в процесс. Всем своим видом он показывал, что мы уже никуда не торопимся.
Минут 10 они досматривали вещи. Все перевернули, но ничего не нашли. Потом мужик в костюме, скорее всего, местный чекист, переписал на бумажку все данные с посадочного и паспорта. Странно, почему нельзя было просто сделать копию? А потом мы пошли на допрос!
Допрос проводится в небольшой комнатке, максимум 4 квадратных метра. В комнате было два мужика. Один в костюме, другой офицер, проводивший досмотр и выявивший следы взрывчатки. Мужик в костюме достал методичку и начал задавать вопросы по списку.
— Когда приехали?
— Кто имел доступ к вещам?
— Все ли вещи принадлежат вам?
— Никто ничего не передавал по дороге в аэропорт? — и т.д.
Дальше очень долго он пытался выяснить, откуда эти непонятные следы взрывчатых веществ на одежде Макса.
— Что вы ели на завтрак?
— Не принимаете ли вы каких-то лекарств?
— Трогали ли вы химикаты или химическую посуду?
— Где вы были вчера вечером?
Но ничего необычного не было. Я даже показал фотку завтрака Макса… Да, это картошка, яйца, бараньи ребра, шкварки, все это залито маслом… Не спрашивайте меня, как можно это есть. Сам не знаю.
Мужику в костюме мы уже порядком надоели, и он пытался найти хоть какое-то объяснение наличию таинственных следов на одежде Верника…
— Погодите… а где вы были вчера вечером? – спросил чекист
— Мы? У друзей, отмечали день рождения моей жены… – ответил я
— А что вы ели?
— Жарили стейки…
— СТЕЙКИ?! НА ГРИЛЕ?! — мужик в костюме был счастлив, словно выиграл в лотерее. — А какой гриль?
Макс показывает фото гриля…
— Ну все, теперь все понятно! Это следы от угольного гриля! — радостно рапортует мужик в костюме, отдает паспорта и желает хорошей дороги.
Никогда бы не подумал, что дым от угольного гриля на одежде воспринимается прибором как следы взрывчатых веществ. Может быть, уголь был чем-то пропитан. Как раз хозяин гриля хвастался, что покупает какой-то волшебный американский уголь, на котором можно ракету в космос запускать. Но имейте в виду, что после гриля могут и принять в аэропорту 😉