Загнобили

Эдакая черта национального характера – гнобить – чертовщинка, «черт знает что» по меркам логики и разума.

Если не дай бог, придёшь в испачканной рубашке, то вместо того, чтобы пожалеть и морально подбодрить меня начинали гнобить: «Какой ты неряха!».

И если ради идеи, убеждения и интереса мы начинаем гнобить тех, кто живет не по нашему «закону», тогда мы не христиане, правда.

Она с ним в принципе не справляется, а значит — будет гнобить и выталкивать, пока он так не искривит окружающее пространство, что система поневоле прогнётся под него, втянет в себя, переработает и сделает собственным элементом.

Трудно вместе четыре года учиться, ездить на картошку и в стройотряды, сдавать сессии и пьянствовать, а потом начать друг друга гнобить.

А тут ездить недалеко — две остановки на метро, учреждение достойное, известное всем и каждому, и начальница, можно сказать, своя, «доставать» и «гнобить» точно не станет.

Тебя поджарят, твоя жена никогда не получит пособия, твоего ребенка вырастит какая-то другая помойная шваль, которая будет гнобить его, как свою собственность.

Но в ближайшие лет пять-шесть, этот вопрос еще будет не актуален, так как пока Лин*гасу, всего двенадцать лет, и он еще бесправный пацан, коего следует всячески гнобить, шпынять и морить голодом, дабы развить в ребенке правильные черты характера, шустрость, и хорошо развитые хватательные рефлексы.

Не забыл, собака такая, вернув себе ярлык на княжение, всячески гнобить племянника, вынудив его, в результате, в 1357 году сбежать в соседнюю Литву.

В рубрике «Стесняюсь спросить» отвечаем на вопросы, которые белорусы обычно стесняются задавать друзьям и профессионалам, зато часто гуглят. Сегодня психолог рассказывает, что делать, когда вас гнобят коллеги, начальник, любимый человек или его родственники.

Виктория Мельникова
детский и семейный психолог, экзистенциальный консультант

Содержание

«В травле страдают все»

– Травля – это насилие. Она может появиться по многим причинам, но это всегда болезнь коллектива, определенной социальной группы. Почему болезнь? Потому что в этой ситуации страдают все.

► Какой она бывает?

Можно выделить физическое и психологическое насилие, которые иногда плавно перетекают друг в друга. Разделение на буллинг (травля одним человеком другого) и моббинг (травля группой лиц), по-моему, довольно условно, потому что травля всегда болезненна, в ней всегда есть жертва, агрессор и свидетели. Последние могут не просто наблюдать за происходящим, но и включаться в насилие по разным мотивам: из страха самим стать жертвой, высказать свое мнение и защитить человека и т.д.

► Кто обычно становится жертвой?

Самое интересное, что жертвой может оказаться любой. Недавно у российских коллег я встретила такую аналогию: если не мыть руки, есть вероятность получить какую-то болезнь, так же и с травлей – если в коллективе используют «грязные» методы общения, есть вероятность возникновения насилия.

Чаще всего жертвой становится человек, который не способен к противостоянию: он лишен способности выражать здоровую злость в ответ на травмирующие действия, либо он сам их вытесняет – сознательно или нет. В любом случае агрессор выбирает человека, за счет которого можно самоутверждаться.

Также часто жертвой становится человек, который отличается от большинства: ребенок с рыжими волосами и веснушками, с очень полным или очень худощавым телосложением, тот, кто лучше или хуже остальных выполняет определенные действия и т.п.

► А кто начинает травлю?

Здесь тоже работает совокупность факторов. Среди детей это может быть ребенок, в семье которого слишком высокий уровень напряжения, где он сам жертва. Это может быть младший ребенок, на которого очень влияют старшие дети: из-за того, что он не может противостоять негативу дома, все напряжение выливается в коллективе одногодок.

Так же и взрослый может проявлять агрессию к другим просто потому, что дома не всё в порядке, или потому что он с детства наблюдал модель общения, в которой насилие было нормой.

Причин может быть много. Нам проще делить мир на черное и белое, говорить, что агрессор плохой, а жертва хорошая. Но это разделение условно, ведь в этом страдают все. За агрессией чаще всего тоже стоит какая-то боль или страх быть непринятым, но это не так просто рассмотреть.

► Зачем вообще одному человеку издеваться над другим?

Возможно, чтобы ощутить собственное превосходство либо чтобы компенсировать внутреннюю ущербность, необходимость постоянно подтверждать свою силу и значимость.

► Но ведь больно всем, почему появляются те, кто обижает других?

Агрессора всегда выделяет вытесняемое чувство собственной уязвимости. Эти люди не готовы встретиться с ней, и проявление силы для них становится единственным способом этого избежать.

Вы наверняка слышали про Стэнфордский тюремный эксперимент, проведенный в 1971 году. Группу здоровых и психологически устойчивых людей разделили на «заключенных» и «охранников», смотрели, как они будут взаимодействовать друг с другом. В итоге эксперимент закончили раньше времени, когда он перестал быть просто «игрой».

Это очень хорошая иллюстрация того, что в каждом человеке скрыт потенциал к агрессии и злости, который может проявиться в определенных условиях: просто кто-то больше подвержен этому, а кто-то меньше.

► Но есть же те, кому просто нравится издеваться над другими?

У этого поведения может быть очень много причин. Чаще всего ею становится взросление в дисфункциональной семье, где насилие было нормой. Есть и просто психопаты, которых, увы, никак не исправить.

► Может ли быть травля внутри семьи?

Есть такой феномен – роль «козла отпущения» в семье. Это не совсем про травлю, скорее про навешивание ярлыка «не такой, как мы». В этой роли может быть и ребенок, на которого все сбрасывают напряжение, потому что он не соответствует представлениям и ожиданиям, и взрослый, который не разделяет общесемейные ценности, который делает все не так, как остальные: например, для семьи важен критерий социального успеха, а этот человек не может либо не хочет быть отличником или начальником.

«Уйти нельзя остаться»

► Что мне делать, если я стал(-а) жертвой травли?

Прежде всего нужно назвать вещи своими именами, обнаружить в себе этот дискомфорт, состояние неудовлетворенности происходящим и связать его с тем, что происходит. Нужно принять для себя, что это травля, что ваш коллектив болен.

Затем нужно понять, что вы сами ответственны за свое бездействие, за то, что терпите такое отношение к себе. Нужно понять, почему это происходит, что именно вас удерживает в этом коллективе, почему вы ничего с этим не делаете.

Только когда проблема осознана, появляется возможность выбора дальнейших действий. Но прежде спросите себя: «Готов ли я себя отстаивать?» Есть люди, которые не готовы противостоять агрессии, потому что это будет отнимать слишком много ресурсов. В таком случае выход один – уйти из коллектива.

Часто, когда человек находит в себе силы на борьбу, жертва в этой травматичной системе меняется: агрессору неинтересно тиранить человека, который может дать отпор и что-то сделать. Именно поэтому травля – это болезнь: когда один человек перестает быть жертвой, его место занимает другой.

► Как мне быть, если меня гнобят коллеги?

Вы должны найти человека, в чьем подчинении находится коллектив, который может повлиять на группу. Скажите начальству, что в коллективе психологически нездоровая обстановка, что вы не можете реализовать себя в таких условиях.

► А если он скажет, что мне надо справиться самостоятельно?

Тогда скажите: «Знаете, я могу уйти, я найду себе работу, но то, что происходит в вашем коллективе, от этого не прекратится, обстановка останется прежней, терпеть нападки коллег будет кто-то другой». И если руководитель будет готов что-то с этим делать, то ситуация изменится.

► А если агрессор – мой начальник?

Тогда обращайтесь к его начальнику. Если такой возможности нет, выход один – менять работу.

► Что делать, если меня гнобят однокурсники в университете? Кто повлияет на них?

В каждой группе есть куратор, вопрос только в том, захочет ли он связываться с этим: все-таки большинство студентов – совершеннолетние люди, на которых сложно повлиять.

Но есть другие способы исправить ситуацию. Вы можете обратиться в психологическую службу университета и работать над тем, что делает вас жертвой.

Еще один вариант – найти место или сферу, в которой вы можете отвлечься от происходящего, которая поможет вам почувствовать себя значимыми, не углубляться в состояние жертвы, которая поможет сохранить ваше «я».

И, конечно, вы можете взять академический отпуск, чтобы потом начать учиться в другой группе или поступить в другой университет.

► Что делать, если надо мной издеваются в армии?

Это самый трудный вопрос. И, мне кажется, трудность в том, что если в другой ситуации мы можем поменять работу, учебный коллектив, то с армией это не сработает, вас никто не отпустит.

Здесь важно понять, кто может решить проблему. Тут действительно есть сильный страх получить большие неприятности, если сказать командиру об издевательствах. Более того, вы не можете быть уверены, что он не поддержит происходящее, не решит, что вы просто жалуетесь. Тогда имеет смысл искать поддержку у родных, говорить, что происходит внутри коллектива, чтобы инициатива изменить происходящее шла не от жертвы, а от родственников.

Это очень больная тема, потому что очень часто, увы, то, что называется травлей в армии, воспринимается «закалкой характера». Молчаливое поощрение дедовщины очень разрушительно.

► Что делать, если надо мной издеваются в интернете?

Соцсети создают иллюзию пространства безнаказанного слива эмоциональных реакций. Есть ощущение, что тебе ничего не будет за твою агрессию, – из-за этого травля в интернете развивается чаще и быстрее.

Нужно понимать, что на своей странице в социальных сетях именно вы диктуете правила, просто просто ограничьте доступ к информации о себе заменить на вы можете заблокировать тех, чья манера высказывать своё мнение хамовата и излишне резка. Вы можете выйти из обсуждения, если это форум.

Публикуя данные о себе, становясь популярной личностью, вы должны быть готовы к тому, что вас может накрыть негативом тех, кому это не нравится. Это обратная сторона публичности.

► А если меня гнобят в семье – например, родственники жены или мужа?

Обсудите ситуацию с любимым человеком, скажите, что видите-чувствуете неприемлемое к себе отношение. И тут два варианта: либо он говорит со своими родственниками, что с вами так нельзя, либо вы прекращаете с ними отношения.

► Как понять, что меня ущемляет мой же партнер?

Опираться нужно на собственный дискомфорт. Если вы четко понимаете, что вам плохо в отношениях, имеет смысл разбираться с происходящим.

Есть такая форма психологического насилия – газлайтинг: это когда человеку внушается его «дефективность», что он ошибается и все время неправ. Со временем жертва начинает сомневаться в своей адекватности, в своем психическом здоровье, в правильности видения мира. В парах это особенно опасно, потому что обычно мы доверяем своему партнеру.

Здесь очень важна возможность получения психологической помощи и поддержки со стороны друзей и родственников. Но, чтобы окончательно разобраться в ситуации, лучше получить помощь специалиста, потому что только он даст нейтральное мнение, назовет вещи своими именами.

Если чувствуете, что потеряли себя, идите к специалисту. Я неоднократно встречалась с женщинами, у которых отсутствует привычка доверять себе, они растворились в отношениях, потеряли себя, у них нет возможности опираться на свои ощущения, идентифицировать нарушенные границы.

► Как мне вести себя с агрессором? Игнорировать или отвечать?

Если вы нашли в себе силы для противостояния, сначала вы можете попробовать поговорить с агрессором: например, спросить хотел ли бы он оказаться на вашем месте, дать ему понять, что вы будете предпринимать другие меры пресечения травли.

Если после этого идет очередной виток агрессии в вашу сторону, имеет смысл искать человека в группе, заинтересованного в оздоровлении психологической обстановки (чаще это руководитель, отвечающий за результат работы всего коллектива). Если вы не чувствуете в себе силы противостоять, подумайте, стоит ли то, что вы получаете в этом месте, вашего терпения, нервов и здоровья.

Игнорирование не всегда срабатывает. В нашем обществе есть предубеждение, что если ты не отвечаешь, значит ты слаб – это может быть поводом сильнее вас расшатывать.

И отвечать агрессией на агрессию, увы, бывает неэффективно. Я когда-то проводила тренинги и знаю хорошее упражнение, которое иллюстрирует начало конфликта: когда два человека начинают по очереди толкать друг друга в плечо.

На третий-четвертый толчок мы внутри себя понимаем, что начинаем вкладывать в это действие все больше силы. Так развивается конфликт, сила противостояния каждый раз растет, мы показываем оппоненту, что пора все прекращать, но каждый хочет выйти победителем – это порочный круг.

Конечно, есть здоровая агрессия, которая может помочь не впасть в состояние жертвы. Часто это случается, когда агрессор видит, что ваши действия получают положительный отклик у свидетелей, тогда он чувствует вероятность проигрыша.

Один из способов за себя постоять – пошутить над действиями агрессора. Если ваш смех поддержат, он испугается, ведь так вы можете поменяться ролями.

Вообще, сложно дать общие рекомендации по той простой причине, что человек не может эффективно практиковать приемы, не видя общей картины. Самое главное в противостоянии – найти в себе силы защищаться, не вытеснять здоровую злость.

► Сбегание – единственный точно работающий метод?

Жертва по своей природе деморализована, она часто не видит для себя возможности защититься. Нередко она нуждается в какой-то фигуре, которая сможет сказать: «Эй, давай с этим что-то делать». И очень часто случается, что единственный доступный способ завершить травлю – уход из коллектива.

«Жертва никогда не остановит травлю»

► Могу ли я своими действиями прекратить травлю?

Мне бы не хотелось, чтобы от нашего разговора создалось впечатление, что жертва может остановить травлю. Она может перестать быть жертвой, но на ее место все равно придет другой человек.

► А как мне помочь человеку, который занял мое место?

Можете подойти и сказать, что вы видите, как обстоит ситуация, что с вами происходило то же самое, можете рассказать, как вы избежали роли жертвы. Вы можете стать инициатором обсуждения травли как проблемы группы, активизировать моральное чувство коллег, например, задавая вопрос: «А кто из вас готов быть следующим?»

► Что делать, если мой близкий стал жертвой?

Прежде всего важно просто поддержать человека. Есть так называемый «треугольник Карпмана», описывающий модель взаимодействия, в которой есть жертва, агрессор и спасатель. И очень важно не занять для этого человека роль спасателя, потому что так вы будто утверждаете, что он сам не справится.

Нужно спрашивать, чем вы можете помочь, говорить, что вы готовы его поддержать, предложить рассмотреть варианты его действий. Верой в то, что он достоин лучшего к себе отношения, вы можете придать ему сил на противостояние.

► Как понять, что моего ребенка терроризируют в школе, если он сам не говорит об этом?

Как правило, у ребенка снижается мотивация ходить в школу, меняется поведение: например, был веселым, а стал замкнутым. Еще ребенок может стать эмоционально неуравновешенным. Родитель, у которого хороший контакт с ребенком, точно заметит такие перемены.

Если это ваш случай, поговорите с ребенком. Не хочет это обсуждать и не признается – обратитесь к классному руководителю, скажите о замеченных переменах, спросите, почему такое может быть, какая обстановка в классе, замечал ли он что-то.

Очень часто в детских коллективах путают травлю и непопулярность. Или принимают какие-то действия вроде перебрасывания вещами ученика за игру. Но игра подразумевает добровольное участие, в ней всем должно быть весело.

Нужно дать учителю понять, что происходящее ненормально, настаивать на том, чтобы он пытался изменить ситуацию. Если же он не хочет этого делать, идите к руководству школы и уже с ним решайте этот вопрос.

► А если агрессор – учитель?

Схема та же: требуете уважительного отношения к ребенку, а если этого не происходит, обращаетесь к руководству. Если никто не хочет решать проблему, имеет смысл перевести ребенка в другую школу.

► Как быть уверенным, что ребенка не начнут гнобить больше из-за того, что он пожаловался?

Агрессор часто использует этот страх как один из способов сделать жертву более уязвимой, отрезать все возможные ресурсы для изменения ситуации, деморализовать еще больше.

Важно сохранять возможность доверительного контакта, оставаться чутким. Говорите, что вы замечаете изменения в нем, что вас это беспокоит, что вы хотите помочь. Покажите, что вы на его стороне, дайте понять, что не оставите его, что сможете защитить и сделаете это любым способом, даже если нужно будет перейти в другую школу.

► А если важна учеба именно в этой школе?

Важно учитывать главный фактор: ребенок никогда не будет учиться там, где ему небезопасно. Если он ощущает какое-то напряжение в коллективе, он будет занят тем, что попытается обеспечить себе безопасность, все его силы будут уходить на это, а на учебу ресурса не останется. И в чем тогда ценность заведения? Когда на кону безопасность, мы не можем говорить об уровне образования.

► Что делать, если я учитель и терплю нападки ученика или студента?

У преподавателя есть много ресурсов, чтобы оградить себя от жертвы: можно хотя бы выгнать ученика из кабинета. Но если говорить о несовершеннолетних, то здесь важно понимать, что вызывает такое поведение, ведь на вас в этом случае лежит большая ответственность.

Пообщайтесь с ним наедине, обратитесь к его родителям: а вдруг все из-за того, что насилие процветает в его семье? Тогда за вами стоит задача показать ребенку другую модель поведения.

► Что делать, если я начальник и меня просят решить проблему с травлей?

Вы должны понимать, что в этой ситуации страдают все, что люди избегают ответственности за происходящее. И очень важный момент выхода из травли заключается в том, чтобы дать агрессору не потерять лицо. В противном случае у него внутри останется комплекс, который тоже будет искать разрядки. Надо дать возможность достойно выйти из этой ситуации всем участникам процесса.

Вы можете разработать правила общения для коллектива: например, нельзя зло подшучивать, нужно интересоваться состоянием других, нельзя брать без спроса чужие вещи или молча смотреть, как кого-то обижают или игнорируют. Можно составить своеобразный контракт, чтобы каждый взял ответственность на себя за происходящее внутри коллектива. И если кто-то нарушает этот контракт, то просто указывать на плакат с правилами и личной подписью. Стоит предпринять попытки по сплочению коллектива и выстроить гибкую иерархию: в чем хорош Петров, что лучше всего получается у Сидорова…

Почему мы говорим про безуспешность работы против агрессора: меры воздействия и ярлык «плохой», который на него навесится, автоматически создают в нем еще большую боль, которая может выливаться через агрессию.

«Могут быть серьезные последствия»

► Если не решить проблему с травлей, что будет с моей психикой?

Это очень сильный удар по самооценке, это подкашивает опоры, выбивает почву из-под ног и забирает веру в то, что вы можете что-то сделать.

Последствия могут быть разными и достаточно серьезными. У человека может сформироваться избегающее поведение и полная неуверенность в себе. Это про неготовность встречаться с трудностями, стремление вести более замкнутый образ жизни. Может проявиться и повышенным уровнем тревоги, депрессией и особой чувствительностью во взаимоотношениях.

Не прожитые в тот период эмоции могут закапсулироваться в человеке. Психологическая травма устроена так, что она будет искать выходы, и человек может неосознанно попадать в ситуации, где есть риск получить такую же травму: деспотичным партнером, авторитарным руководителем, коллегой-агрессором. Освобождать эти непрожитые эмоции нужно с психологом или психотерапевтом.

► Что хуже: психологическая или физическая травля?

На мой взгляд, они одинаково травматичны. Много факторов, которые влияют на восприятие: чувствительность человека, наличие слабых сторон, выносливость и т.д. Но физическая травля более наказуема, хотя бы тем же уголовным кодексом: жертва может зафиксировать побои или ущерб, нанесенный имуществу.

► Бывает ли так, что травля не заметна для жертвы и агрессора?

Иногда травля не сразу становится заметной, потому что жертва не чувствует, что ее границы нарушают: человек не сразу понимает свои эмоции, не видит обесценивания. Мы в целом – общество, довольно травмированное советским периодом, когда личные границы ничего не значили, когда коллектив был выше личности, когда все были заняты построением общего дела и не брали в расчет эмоции отдельного человека.

Более того, порой жертва склонна к чувству вины, к мыслям о том, что с ней самой что-то не так: человек берет на себя излишнюю ответственность за действия других.

В случае с агрессором такое бывает, но реже. Иногда он избегает ответственности за свои поступки, обесценивает свой вклад и называет происходящее игрой. Например, в школьном коллективе назвать вещи своими именами порой может только взрослый человек, учитель.

► Как понять, что я агрессор, если сам этого не замечаю?

Я не верю в то, что человек не замечает этого, он просто не хочет брать на себя ответственность. Да, часто жертва действительно пытается не показывать, что ей больно, иногда даже пытается смеяться вместе с агрессором. Но вам же никто не мешает спросить у человека, что он чувствует после ваших слов и не перегибаете ли вы палку.

Хотелось бы пожелать читателям быть уверенными в себе взрослыми с осознанной моральной позицией и хорошим контактом с детьми – этого вполне достаточно, чтобы выразить свое отношение к травле и противостоять этой проблеме.