Жена фсбшника

Почему люди уходят из ФСБ: рассказывают бывшие сотрудники

На условиях анонимности действующие или уволившиеся со службы сотрудники ФСБ согласились рассказать журналу Esquire о том, почему они ненавидят свою работу

ВИКТОР, 37 лет, полковник:
«Из ФСБ мудаков не увольняют. Это принцип работы системы. Выгоняют порядочных людей, кто-то уходит сам. А все мудаки в конечном итоге продвигаются по служебной лестнице и концентрируются наверху. Отдают идиотские приказы, заставляют заниматься бумажной волокитой. И против них не попрешь. Выход один: хочешь сделать карьеру в ФСБ — ни на что не обращай внимания, сохраняй спокойствие и постепенно мутируй до состояния мудака. Уже восемь лет я исполняю обязанности начальника отдела. Регулярно получаю грамоты за отличную работу, провел не одну успешную операцию. На деле руковожу отделом, но по бумажкам числюсь «исполняющим обязанности». Резонный вопрос: почему бы не сделать меня руководителем? А это умники, которые наверху, говорят: молод еще, эта должность для тех, кто старше пятидесяти. И будь ты хоть семи пядей во лбу, начальником в ФСБ должен быть и будет только мудак-старпер».
АЛЕКСЕЙ, 33 года, майор:
«В моей работе больше минусов, чем плюсов. Зарплату хоть и повысили с октября 2008 года на 9%, но это все равно очень мало. За ростом инфляции и цен все равно не успевает. Это выглядит как подачка и насмешка, чтобы заткнуть рот и отчитаться перед народом по ТВ, что вот, мол, повысили военным и спецслужбам зарплату на должном уровне. Если ты один живешь, то еще куда ни шло — на еду хватает. А если семьей обзавелся, то и на хлеб не хватит. В 2000 году, например, зарплата младших офицеров была на уровне 100$ — это же просто смешно. В 2004 году срезали льготы: 50% оплату ЖКХ, бесплатный проезд, 13% подоходный налог. Раньше ежемесячно пайки консервами давали: ветчину, тушенку, сахар, компот, гречку, а теперь этого нет. Потом зачем-то разнесли сроки получения званий. Так я бы уже в этом году подполковника получил, а по нынешним законам получу только в следующем. Раньше боевые за Чечню платили, а сейчас забудь про это — Чечня больше не является зоной контртеррористических мероприятий. Хотя, когда приезжаешь туда в командировку на год или полгода, видишь, что местные уфээсбэшники получают в два раза больше, чем ты, прикомандированный. Они работают с 9 до 18 и идут домой, а нами все дыры затыкают. Командировочные вообще курам на смех — 100 рублей в день, независимо от того, куда едешь. Разве на эти копейки прокормишься? К 2011−2012 году обещали всех сотрудников ФСБ обеспечить жилплощадью. Очередь на жилье с 1990-х годов стоит — можно, конечно, записаться, но глухое это дело. А при оформлении на работу кадровик первым делом спрашивает: «Нуждаетесь в улучшении жилищных условий?» Ответишь утвердительно, с тобой дальше и разговаривать не будут. А уровень подготовки курсантов, приходящих с академии, вообще оставляет желать лучшего. Большинство молодых (как из академии, так и с гражданки) уходит после первого пятилетнего контракта, а некоторые и его не дослуживают. Нехватка кадров налицо. Вывод мой субъективный: чего бы ни вещало ТВ, не любит наше правительство ни силовые конторы, ни Минобороны. А вообще, у нас просто — не нравится, пиши рапорт».

КОНСТАНТИН, 30 лет, капитан:
«В последнее время бесит то, что по долгу службы приходится много выпивать. В вербовке ведь что главное — найти слабые стороны человека. Деньги, бабы, мужики, водка. Надоело ходить в кабак, как на работу. Каждый день обильная выпивка — без нее не разговоришь клиента. Только если по молодости каждодневная алкоголизация организма проходила как-то легко, то теперь печень уже не та. А нужно снова идти в кабак, а с похмелья сесть и написать отчет о том, как прошла встреча. К тому же с такой напряженной работой очень тяжело сохранять верность жене. Мой отдел занимается борьбой с терроризмом. И все питейные заведения, где мы работаем, — арабской направленности. А там восточные красавицы с танцами живота. Пляшут до утра под коньячок и шашлычок. Служба Родине — это, конечно, не обсуждается. Но мы тоже люди, и ничто человеческое нам не чуждо».
АЛЕКСАНДР, 24 года, старший лейтенант:
«В моей работе мне не нравится нерациональность и военный маразм. Мы же бюджетники — винтики системы, где все делается не правильно, а по правилам. Приходится совершать массу лишних телодвижений и носиться с бумажками — в ФСБ непробиваемая бюрократия. А если учитывать, что мы еще и люди военные, а в армии все квадратное катают, а все круглое носят, то многие вещи доводятся до степени абсурда. Второе, что не устраивает, — низкая зарплата. Я, конечно, пока молодой сотрудник. После академии работаю всего два года. Но зарплату в 30 тысяч рублей считаю для офицера недостойной. Вынужден подрабатывать по ночам официантом в «Якитории». Перспективы в будущем тоже не радуют: мой начальник, полковник, получает 50 тысяч. Не та сумма, к которой хочется всю жизнь стремиться. Всерьез подумываю уйти из органов и заняться бизнесом».
ДЕНИС, 29 лет, капитан:
«Положа руку на сердце, скажу, что невозможно работать с дебилами. А таких в ФСБ полно. Как-то вызывает меня к себе генерал и говорит: «У меня с рабочего стола на компьютере начали пропадать секретные материалы. Кто это делает?» У меня волосы дыбом. Поднял всех на уши. Стали разбираться. Я спросил генерала, где он хранил документы. А он мне на голубом глазу заявляет: «В корзине прятал». Оказалось, человек не умел пользоваться компьютером и прятал важную документацию не в файлах, а складировал их в корзину на рабочем столе! Естественно, они время от времени самоудалялись, и восстановить их было невозможно. А генерал так и не понял, что именно он сделал не так. Но доконало меня не это. Как-то в нашем ведомстве ни за что ни про что подставили одного человека. Отправили его по заданию в Чечню. Он там хорошо отметился — ликвидировал бандита. Возвращается, а ему вместо благодарности за хорошую службу устроили нагоняй: «Слушай, браток, а ты не того убрал». Оказалось, вначале тот покойничек был чужим, а потом вдруг стал своим. В общем, погнали коллегу с работы. А я следом за ним ушел».
АЛЕКСАНДР, 22 года, лейтенант:
«Я совсем немного успел поработать в секретной конторе, но и небольшой срок пребывания там чуть не стоил мне жизни. После окончания одного военного училища и за особые заслуги — не скажу какие — меня единственного из всего выпуска пригласили в ФСБ. Вначале был особистом, а потом в одно из управлений попал. Дали мне первые звездочки, и по традиции решил я их обмыть с коллегами. На этом моя карьера и закончилась. Все из-за этой звездочки. Бросил я звездочку на дно рюмки, как положено, и махнул водку залпом. Ребята вокруг орали «пей до дна» и как будто сглазили. В общем, я эту звездочку проглотил, поперхнулся — не в то горло пошла — и потерял сознание. Вызвали неотложку, а потом я еще долго мотался по больницам. Оказалось, повредил себе артерию. Вышел — и меня быстренько комиссовали. Мне, кстати, отец еще давно говорил: «Не лезь туда — добром не кончится». Так в общем-то и вышло».

ФЕДОР, 50 лет, полковник:
«Если ты в ФСБ нарушишь хоть один пунктик, так тебя сразу безжалостно вышвырнут из системы. Несколько лет назад в одном из сибирских городов, который граничит с Казахстаном, произошло ЧП. Семья из четырех человек — муж, жена и двое маленьких детей — пересекла границу в поисках лучшей доли. Их тут же взяли под стражу. Было возбуждено уголовное дело, которое передали в ФСБ. Об этой истории невероятным образом прознали правозащитные организации и раздули громкое дело. А я работал в пресс-службе. Общаясь с журналистами, я имел глупость выступить на стороне нарушителей. Вернее, просто публично согласился с общественным мнением, что не стоит их судить по всей строгости. Только и всего. Но после этого заявления меня вынудили уйти по собственному желанию. И никто не вспомнил, что в ФСБ я проработал больше двадцати лет».
ПЕТР, 28 лет, капитан:
«Невозможно постоянно жить в чужой шкуре, выдавая себя за другого человека, но приходится. Особенно, когда нужно внедриться в преступную группировку. Хорошо, если расследование связано, например, с распилом бюджета, тогда ты промаешься всего три-четыре месяца, живя чужой жизнью. А если это дело на правительственном уровне, которое завязано на многих людях, важных документах, тогда придется и год, и три лицедействовать. Потом, когда возвращаешься в свою шкуру, лечишься от нервного срыва и сразу уходишь в запой. Так и живешь от роли к роли. А себя почти теряешь в алкоголе. И все время как будто на съемках. Такая вот Санта-Барбара».
НИКОЛАЙ, 33 года, майор:
«Слишком все в ФСБ на секретности повернуты. Была у меня девушка, которую я сильно любил. Мне вышла командировка в Чечню, и за день до отъезда я решил проститься со своей подругой. С дежурства не сбежишь, и я пригласил ее к себе на работу. Мы закрылись в кабинете моего начальника. Выпили, поговорили, занялись сексом. Наверное, здесь все было сразу — и удовольствие было, и маленькая месть руководству. Но в Чечню я так и не уехал. Утром меня вызвал начальник. Оказалось, что в его кабинете были установлены камеры видеонаблюдения, которые он сам просматривал. Но по шапке я получил вовсе не за секс на рабочем месте, а за то, что чужого человека в святая святых привел — в кабинет с документами особой важности. Коллеги мне устроили суд офицерской чести — попросту говоря, набили морду. А могли и убить. Потом я сел и написал заявление об уходе. Другого выхода-то у меня не было».

С каждым годом ФСБ становится всё более закрытой структурой. Объективной информации о деятельности спецслужбы практически нет. Сама организация к публичности не стремится, а журналистское сообщество предпочитает с этой темой лишний раз не связываться. Единственное, на что может рассчитывать российский читатель — это агитки, выпущенные на деньги самой ФСБ.

Журналисты Андрей Солдатов и Ирина Бороган посвятили исследованию Федеральной службы безопасности целую книжку. Первая часть её названия — «Новое дворянство. Очерки истории ФСБ» — позаимствована из знаменитого интервью экс-главы ФСБ Николая Патрушева, который объявил, что спецслужба станет «новым дворянством», которое возродит Россию. Авторы тщательно анализируют, как эволюционировала спецслужба за последние 20 лет.

Изначально книга вышла на английском языке, в США. Российскому издателю она не показалась интересной. Спустя год авторам пришлось выпустить «русскую версию». Впрочем, большая часть материалов публиковалась ранее в «Новой газете» и на сайте журналистов — agentura.ru.

Примерно половина книги посвящена истории развития ведомства, половина — текущей деятельности. Многие вещи уже достаточно широко известны (в том числе и благодаря предыдущей работе авторов в российских СМИ) — например, внедрение агентов в ряды оппозиции или делёж участков земли на Рублёвке.

Чуть более закрытая тема — «командированные сотрудники». По данным авторов, «бывших чекистов», действительно, «не бывает». Уходя в «Газпром» или «Роснефть», ФСБшник по-прежнему числится в своём ведомстве, и даже получает там зарплату. С этим даже связан серьёзный внутриведомственный конфликт — по секретному приказу такой «внедренец» обязан одну зарплату сдавать, но подчиняются этому порядку далеко не все.

И совершенно неожиданный поворот — это успешная работа в качестве агентов иностранных спецслужб. Причём официально и при полном одобрении политического руководства. Правда, государства, на которые добровольно-принудительно работают сотрудники ФСБ России, входят в Шанхайскую организацию сотрудничества — Казахстан, Киргизия, Китай, Таджикистан и Узбекистан. Как правило, ФСБ приходится отлавливать тех, кого, скажем, в Узбекистане считают «террористом» и «экстремистом», то есть местную оппозицию, которая бежит в Россию, спасаясь от репрессий.

В целом же, заключают авторы — ФСБ России это косная и нереформируемая структура, которая уже давно существует сама по себе и сама для себя. И, за исключением нескольких контртеррористических подразделений, служит лишь основанием для мифа о всесильной и могущественной спецслужбе.

О том, куда движется ФСБ России, чем живёт и о чём думает средний сотрудник спецслужбы, «Свободная пресса» поговорила с одним из авторов книги журналистом Андреем Солдатовым.

«СП»: — Вы приходите к выводу, что сейчас у ФСБ больше власти, полномочий (в том числе личной власти — у сотрудников), чем когда-либо у этой организации. К чему это может привести в дальнейшем? Куда дальше будет эволюционировать служба безопасности?

— Полномочий у спецслужбы действительно становится больше. Конечно, если сравнивать с КГБ напрямую, то могущество прежней структуры было больше — просто в силу того, что страна была больше. Но если мы говорим о роли, которую играла КГБ в политической жизни страны, то ФСБ России сейчас играет более активную роль, и при этом совершенно бесконтрольна.

Простой пример — до Путина никогда ни один сотрудник службы безопасности не руководил страной. Андропов не был кадровым сотрудником КГБ, он был партийным функционером, который потом использовал спецслужбу как ресурс, чтобы прийти к власти. С Путиным же совершенно другая история.

Последние 10 лет показали, что те ресурсы, которые получила в своё распоряжение ФСБ, она использовала не для того, чтобы прийти к власти и управлять страной. Для того, чтобы это сделать, надо иметь некоторое представление, куда ты хочешь направить страну.

«СП»: — Некое целеполагание?

— Да. В 90-е годы сотрудники ФСБ очень много говорили о том, что им не нравится в стране: приватизация, например. Им нравился «китайский путь», советские порядки. В 2000-х мы видим, что ничего из этого реализовано не было. Не были пересмотрены итоги приватизации, страна не встала на китайский путь, государство не контролирует олигархов, и спецслужбы их не контролируют. Идеологически сотрудники спецслужб не смогли сформулировать задачу, и, как следствие, её реализовать.

Все ресурсы, которые получила ФСБ, направляются на другую цель: полностью избавиться от контроля и уйти от каких-то вопросов к этой структуре. Просто замкнуться на самих себя.

«СП»: — Это уже не «новое дворянство», это новая каста. Дворянство — более открытая структура.

— У дворянства, действительно, есть какие-то общегосударственные задачи. В данном случае речь идёт о касте людей, которые добились совершенно автономного положения. Никто не задаёт им вопросов, включая высшее политическое руководство, не говоря уже об обществе, СМИ, и так далее.

Прежде всего это приводит к растущей пассивности этой структуры. Если она не реформируется, её не беспокоят снаружи, то она замирает, впадает в летаргический сон. «Нам хорошо, нас никто не трогает, и мы будем так потихонечку существовать».

Естественно, там есть внутренняя борьба, внутренние конфликты и так далее, но общее впечатление — все силы уходят на поддержание пассивного состояния.

В начале 2000-х у правозащитников и журналистов были страхи, что появится группа активных, энергичных, эффективных людей, которые смогут резко изменить курс страны, как это сделали «Чёрные полковники». Эти страхи не оправдались. ФСБшникам было интереснее просто хорошо жить.

«СП»: — То есть попыток переворота от них ждать бессмысленно. Всё же, как мне кажется, власть заинтересована обуздать эту вольницу, хотя бы из чувства самосохранения. На данном этапе это возможно? Насколько ФСБ готова к реформированию хотя бы по образу и подобию МВД (хотя реформа там не слишком блестящая). Или они будут отстреливаться до последнего патрона?

— Что касается безопасности самой власти от каких-то внутренних кризисов, то Медведев сделал ставку на МВД. Именно поэтому там идут реформы, Медведев хочет, чтобы полиция его защищала. Очевидно, президент понимает, что ФСБ на эту роль не годится.

Если говорить о безопасности от ФСБ России, то в данном случае Медведев и прочие люди в Кремле живут по принципу сохранения статус-кво. Каким-то образом система действует, и трогать её нежелательно.

«СП»: — При этом МВД тронули, хотя милиция жила также «особнячком».

— Был большой испуг по поводу экономического кризиса 2008-го года, что начнутся массовые протесты. МВД загрузили новыми задачами по борьбе с экстремизмом. Потом выяснилось, что все слои населения недовольны деятельностью милиции в целом, и стало понятно, что нужно что-то менять. В конце концов, власти нужен хотя бы один боеспособный инструмент.

В Кремле исходят из прошлого опыта: при всех пламенных речах, которые выдавали генералы ФСБ, обличая «ужасные 90-е» (имеются в виду события 91-го года — «СП»), ни один офицер этой структуры не вышел тогда на площадь защищать здание Лубянки. Не было штурма Лубянки, но и желающих с оружием в руках отстаивать советский строй и коммунистическую партию не было.

Не думаю, что сейчас в условиях раздрая и отсутствия какой бы то ни было идеологии, они будут «отстреливаться до последнего патрона». Структура пришла к пассивному состоянию, и если будут происходить какие-то изменения, то сотрудники спецслужбы будут так же пассивно за ними наблюдать.

Одно из «достижений» советской власти — люди в погонах, неважно, в армии или в спецслужбах — не могут создать подпольной организации вроде «молодых полковников», как это было в Египте. Были несколько прецедентов, вроде «группы Квачкова», но всё это получилось довольно маргинально.

«СП»: — Маргинально и не особо достоверно.

— О том, что такие группировки могут возникнуть внутри ФСБ, было много слухов и страхов, но этого не случилось и, видимо, уже не случится.

«СП»: — Насколько ФСБ как корпорация готова защищать свою корпоративную сущность, вот это «не тронь нас»?

— Действительно, они заявляют о себе как о корпорации, «бывших сотрудников не бывает». Но как только эти «бывшие, которых не бывает», уходят работать в другие структуры, они быстро меняют лояльность. Начинают защищать новое место работы, становятся агентами бизнеса внутри ФСБ, продвигают интересы своих структур. Происходит смена лояльности, и говорить про общность корпоративных интересов именно спецслужбы не приходится.

«СП»: — Если говорить о соотношении «советского» и «российского» — насколько ФСБ это преемница КГБ? В смысле нетерпимости к оппозиции, демократии, пониманию «порядка»? Насколько психология КГБ унаследована ФСБ?

— Начну с того, что сравнение ФСБ и КГБ корректно, за одним исключением: КГБ практически не сталкивалась с угрозой терроризма. Терактов было очень мало, не было ничего похожего на гражданскую войну, которая сейчас идёт на Кавказе.

Все спецслужбы, неважно в какой стране — англичане с Ирландией, французы с Алжиром, испанцы со Страной Басков — в борьбе с терроризмом резко ужесточают методы. Одно дело, если ты играешь «в длинную» со шпионами и получаешь удовольствие от процесса. Другое — тебе нужно немедленно предотвратить теракт, и тогда в дело идут пытки, незаконные аресты и так далее. Люди очень быстро забывают о цивилизованных правилах. Это должно было происходить с ФСБ, и происходило — и это самое большое различие между ФСБ и КГБ.

Что касается общего понимания «порядка», то и в головах сотрудников КГБ, и в головах сотрудников ФСБ царил и царит бардак. В 80-х часть кгбшников боролась с религиозными чувствами православных, другая часть выдавала по большому блату пропуска на службы в Елоховскую церковь, потому что это было очень престижно и дружила с людьми из РПЦ. Третьи люди при этом что-то говорили про атеизм и коммунистическую идеологию.

Сейчас это стало ещё более радикально — в регионах есть сотрудники, которые говорят о коммунизме, в соседних регионах офицеры на тех же должностях исповедуют безумные языческие концепции, вроде «Мёртвой воды», «иудохристианская цивилизация 5000 лет назад поработила ведическую Русь».

«СП»: — Вспоминается «Концептуальная партия «Единение».

— В этой структуре было много людей из спецслужб, и люди из этой партии читали лекции в Санкт-Петербургском управлении ФСБ, и их там принимали с восторгом.

«СП»: — Что касается «командированных сотрудников» — можно ли относить Путина, прочих членов правительства, депутатов и т. д. к этой категории? Или у них давно произошла смена лояльности?

— Лично Путин давно уже не думает этими категориями. Что касается остальных, то смена лояльности происходит не по каким-то мистическим причинам, а по вполне житейским. Дело в том, что чем крупнее корпорация и лучше должность, тем больше вероятность, что туда назначат не полковника и ниже, а генерала. А генерал исходит из своих карьерных соображений.

Допустим, он получил звание генерала в 50, прослужил лет 5, и был назначен на должность в какой-либо корпорации. Зачем ему сохранять лояльность ФСБ, что он теряет, если вдруг обнаружится, что он коррумпирован? Он достиг потолка карьеры.

То есть, пока внедряли полковников и майоров, они ещё пытались соблюдать интересы ФСБ. А генералы думают в первую очередь о том, как заслужить доверие нового начальства.

Есть ещё один конфликт «двух зарплат» — они получают деньги и в ФСБ, и по месту «командировки», но по секретному приказу обязаны одну зарплату сдавать. Но они стараются этого не делать. Сейчас даже идёт несколько судебных процессов, где этот приказ оспаривается. Многим проще забыть о той скромной зарплате, которую им платят в ФСБ, и жить на деньги, которые им платят на новом месте, но есть и достаточно мелочные.

«СП»: — Кстати, о зарплатах — сколько зарабатывают сотрудники ФСБ?

— Они не очень публичны, плюс там много градаций, в зависимости от условий и места службы. В Москве человек может служить в управлении по московскому военному округу, или в управлении ФСБ по Москве, или в центральном аппарате. Естественно, зарплаты отличаются в разы, при том, что географически все работают на одном пятачке в центре столицы. Из-за этого начинается самая настоящая социальная рознь.

«СП»: — Если говорить в среднем, то это какая сумма? Например, полковник.

— Полковник может рассчитывать на 60 тысяч.

«СП»: — Особняк на Рублёвке не построишь.

— Пара командировок на Кавказ, когда надо — приглянулся начальству, получишь квартиру — уже можно как-то крутиться. Конечно, это привлекательнее для людей в регионах.

«СП»: — Насколько ФСБ коррумпирована? Именно штатные сотрудники, а не «командированные»?

— Здесь ФСБ очень сильно отличается от МВД. МВД может возбуждать уголовные дела. ФСБ имеет возможность заниматься чем-то подобным, но не все и не всегда. К тому же полиция работает с людьми, а ФСБ сидит в кабинетах.

«СП»: — В начале 2000-х в народе ходила легенда: якобы КГБ, поняв, что СССР не спасти, «допустила его развал», чтобы, цитирую по памяти, «народ хлебнул горя и понял, что жить надо по-советски», и потом триумфально вернуть себе власть. Понятно, что подобный заговор — это чистой воды конспирология. Однако же — наверняка в ФСБ многие не только в курсе этой легенды, но и искренне в неё верят. Я сам сталкивался с таким сотрудником. Насколько это расхоже внутри структуры?

— Эта легенда была очень популярна. Она даже была подкреплена доказательствами, скажем, что КГБ активно работал с различными демократическими клубами в Москве и Ленинграде, помогал создавать партии, сотрудники играли во все эти игры.

Но есть одна проблема — КГБ, о котором говорится в этой легенде, это миф, созданный Андроповым. А такой «умной», «интеллигентной» организации просто не существовало. Все эти «Мёртвые сезоны», «Ошибки резидента» выпускались, чтобы сменить имидж структуре. Андропову это нужно было для обоснования своих властных амбиций.

В результате был создан миф, что в КГБ сосредоточена интеллектуальная элита страны. Это абсолютный бред. В отличие от ЦРУ и прочих западных спецслужб КГБ никогда не позволяли заниматься реальной аналитикой.

«СП»: — Только сбор информации?

— Никаких аналитических департаментов, структур. Они справки писали. А потом на основании этих справок группа консультантов в ЦК КПСС готовили доклады. Кроме того люди, которые там работали, не были интеллектуальной элитой страны. Хотя бы потому, что там существует закрытая система обучения, а это прямая дорога к деградации.

Но сами сотрудники ФСБ в этот миф поверили, как и часть населения: что в стране существовал какой-то интеллектуальный центр, просто он был секретным, и что-то мог планировать. Но то, что происходило в 90-х, полностью этот миф опровергло, интеллектом там и не пахло. Взять тот же штурм Грозного, который планировался и готовился ФСК. И множество других примеров.

«СП»: — Раз ФСБ по сути, корпорация, со своими корпоративными правилами, «духом», и прочими атрибутами, то естественно, есть своя профдеформация, свои психологические особенности. Если говорить о среднем работнике структуры — о чём он думает? Как себя мыслит? «Защитник Родины», «государев человек», или всё несколько циничнее? Как сочетаются, с одной стороны, «высокие идеалы чекиста» и стремление заработать, пользуясь своим служебным положением?

— Цинизм всё-таки предполагает какую-то широту взглядов — ты видишь ситуацию внутри, снаружи, видишь какую-то возможность «урвать», открыть для себя какую-то коррупционную схему. Это доступно только небольшому количеству людей: или начальству, или тем, кто живёт и работает в крупных мегаполисах. У них больше пространства для манёвра по определению.

И в советское время, и сейчас люди идут в органы за социальными гарантиями. Квартиры, неплохие зарплаты, льготы — вот что стоит на первом месте. Почему я это утверждаю, нисколько не сомневаясь: единственный повод, по которому сотрудник ФСБ готов судиться со своим руководством, это маленькая пенсия или отсутствие квартиры. В Московском окружном военном суде и других судах таких дел десятки. В случае «квартирного вопроса» сотрудники спецслужб доходят и до Страсбургского суда.

Нужно учитывать, что в ФСБ очень распространена семейственность. Это и дети-внуки, они женятся — выходят замуж за детей таких же ФСБшников. Это очень распространено. От этого формируется узость кругозора. Они общаются только в профессиональной среде. В отличие от милиционеров и оперативников, практически не сталкиваются с реальной жизнью. Работой «на земле», например, в преступных организациях, занимаются очень небольшое количество людей. Остальные в основном заняты бумажной работой. Конечно, это не относится к подразделениям, занятым борьбой с терроризмом, там совершенно другая идеология.

Классический офицер контрразведывательного подразделения условно в какой-нибудь Калуге выглядит так: он не первое десятилетие работает в этой структуре, очень любит зарплату, боится окружающего мира, и никуда не уволится, потому что боится, что не найдёт другой работы, и в первую очередь думающий о том, когда ему дадут квартиру.

«СП»: — А что касается идеологических предпочтений?

— Идеология идёт от старших товарищей. Они рассказывают, как хорошо было в советское время сотрудникам КГБ. А тогда было действительно хорошо им быть — ты получал определённый статус, тебе было легче работать. Чтобы расправиться с диссидентом, достаточно было зайти в ЖЭК, и у человека уже были проблемы. И офицеры, у которых собственных мыслей нет, заимствуют стереотипы старшего поколения и тоже плачут о том, как хорошо было в советское время.

«СП»: — Это сталинизм, или брежневизм?

— Сталинизм был скорее характерен в 90-е, когда спецслужбистов сильно обидели, и они высказывались достаточно радикально. Сейчас это тяга к брежневизму, как хорошо было работать в 60-е — 70-е.

«СП»: — Насколько ФСБшная среда проникнута суеверием и мракобесием, вроде использование услуг колдунов, экстрасенсов, гадателей, и прочей подобной публики? Мне доводилось сталкиваться в одной из областей с женщиной, утверждающей, что она «штатный экстрасенс ФСБ», и таки да, после интервью с ней на редакцию давили именно оттуда. Это какая-то региональная самодеятельность или такой тренд действительно существует?

— Дело в том, что советское образование, а, тем более, образование в Академии ФСБ, грешит одним — оно хорошо учило математике, но все гуманитарные науки были в жутком состоянии. Любые попытки преподавать зачатки философии, логики, критики жёстко пресекались. Это были самые скучные предметы — основа марксизма-ленинизма и так далее. Естественно, в голове образуется вакуум, который надо чем-то заполнять. Вот он и заполняется чем попало.

А если ты работаешь в секретной организации, и единственный повод для гордости — что организация секретная, ты автоматически начинаешь искать по этому же признаку некие тайные знания. «Знание может быть правильным, только если оно тайное».

«СП»: — Отсюда тяга к эзотерике?

— Если быть честным, то это присуще людям в погонах не только в нашей стране. В США на деньги Пентагона исследовали «силу джедаев». Причина простая — закрытые структуры. В таких организациях вам нужно втюхать это только одному-двум людям. Если у этого человека в голове каша, то убедить его становится гораздо легче.

Есть ещё одна чёткая идеологическая установка — что Россию все очень сильно обижают. Этот миф создан в XIX веке, пережил падение царизма, очень сильно развивался в 50-х годах прошлого века. На основе этого мифа можно придумать очень много теорий. Почему нападают? Например, потому что мы самые духовные. Или носители тайного знания. Или сохранили то, чего не сохранили другие — сокровища гиперборейцев, которые лежат под Уралом, и поэтому на славян всё время нападает НАТО. И в вооружённых силах, и в милиции, и в ФСБ эта точка зрения достаточно популярна.

«СП»: — Когда начались «внутрикорпоративные» «дворянские» браки? Это новое явление?

— Нет, достаточно старое. Тенденция обозначилась сразу после завершения «больших чисток», брак стал использоваться как способ продвижения по службе. Но это общая проблема советской бюрократии.

Из этого проистекает самоощущение «нового дворянства» — мы элита, мы служим государству и государственному строю, мы особые. Чужих не пускаем, живём в своём кругу и так далее.

В книжке мы как раз попытались показать, что эта идея провалилась. Патрушев её сформулировал, выдвинул, под эту идеологию ФСБ начала занимать места в исполнительной власти. Но стать «новым дворянством» не удалось.

Люди, выбирающие военную службу, часто стремятся устроиться в Федеральную службу безопасности. Такой путь порой выбирают даже девушки. Признается, что работа в ФСБ находится в числе самых престижных в России.

У сотрудника всегда есть возможность поднять по служебной лестнице. Однако одновременно работа в службе безопасности предусматривает и высокую степень ответственности. Уже по этой причине желающий служить в ФСБ должен соответствовать предъявляемым требованиям и выдержать довольно сложные испытания.

Одно из главных требований, предъявляемых к сотрудникам ФСБ, — высокая психологическая устойчивость. Сотрудник может в любой день и час оказаться в сложной ситуации. В любых условиях он обязан выполнять свой долг.

Требования к кандидатам на замещение должности в ФСБ

Кандидат, желающий служить в ФСБ, должен быть гражданином России. Такой человек должен обладать высоким уровнем физической подготовки. У него должен быть высокий уровень образования. Важное условие – отсутствие алкогольной и наркотической зависимости. Разумеется, — соответствие оговоренному условиями возрасту.

Если у человека имеется иностранное гражданство, то в приеме на службу ему будет отказано. Такой же результат ожидает кандидата, если у него имеется судимость или приводы в полицию. Откажут в приеме и при наличии судимости у какого-нибудь родственника. По поводу зависимости от алкоголя и наркотических средств уже было сказано. Но если такая зависимость присутствует у родственников соискателя, то и в таком случае ему откажут в поступлении на службу.

Не примут на службу в ФСБ и того, кто отличается слабыми мыслительными процессами, недостаточной памятью, низкой устойчивостью к стессогенной обстановке. Будет отказано и тому, кто откажется от ответственности за сохранение гостайны, не согласится пройти процедуру проверки биографии.

В случае, если близкие родственники кандидата постоянно живут за границей, занимаются оформлением иностранного гражданства или вида на жительство, также последует отказ. Ну и, разумеется, отрицательным результат окажется тогда, когда вакансии на место, которое человек мог бы занять, отсутствуют.

Куда обратиться для поступления на службу в ФСБ

Если у девушки появилось желание устроиться на работу в Федеральную службу безопасности, то ей, прежде всего, нужно узнать о существующих на сегодняшний день вакансиях. Затем необходимо сделать уточнения по поводу перечня необходимых документов, выяснить, как подается заявление.

Обращаться следует в отдел кадров, существующий в территориальном или пограничном подразделении ФСБ. Адрес и номер телефона можно найти на сайте fsb.ru.

Необходимые документы для свободной вакансии

Документы, необходимые для поступления на работу, можно представить лично или выслать по почте. Перечень документов следующий:

  1. Необходимо представить анкету, заполненную в соответствии с постановлением правительства РФ от 06.02.2010 года, за № 63.
  2. Представляются ксерокопии всех страниц паспорта.
  3. Ксерокопии всех страниц военного билета.
  4. Ксерокопии таких документов, как свидетельство о рождении, диплом, аттестат, других документов, которые подтверждают наличие образования и квалификации.

Поданные документы рассматриваются в течение месяца. Затем следует принятие решение, на основании которого кандидату или отказывают, или рассматривают его как соискателя на вакансию. О принятом решении человека, подавшего заявление, уведомляют в письменной форме.

Процесс, при котором рассматривается заявление, следующий:

После того, как соискатель обратился в отдел кадров управления службы безопасности по конкретному региону, в котором он проживает, на него заводят личное дело. Его рассматривает соответствующая комиссия. При положительном решении соискателю требуется пройти медицинское освидетельствование. Далее следует прохождение тестов. При этом проверяется физическая подготовка, и выполняется психологическое освидетельствование.

В ходе тестирования ведется проверка, при которой определяется, готов ли кандидат психологически к службе? Отсутствует ли у него зависимость от вредных привычек, которые несовместимы со службой в ФСБ? В данном случае используется, как традиционное тестирование, так и проверка на «детекторе лжи».

Оформление кандидата на службу, зачисление в штат сотрудников ФСБ

Известно, что по устоявшейся традиции женщины считаются «слабым полом». Это становится причиной убеждения многих людей, что женщинам невозможно устроиться на работы в силовые структуры и, особенно в Федеральную службу безопасности. На самом деле – это не так. Разумеется, устроиться в службу безопасности женщине труднее. Однако ни о каких запретах речь не идет. В ФСБ служит довольно много женщин.

При обращении девушки в отдел кадров, работающий там специалист, объяснит ей, какие документы она должна будет предъявить. Расскажет он также и о том, какие качества требуются от нее для того, чтобы претендовать на определенную должность. Затем все документы, в том числе характеристики, которые будут представлены соискательницей, будут рассмотрены комиссией, занимающейся отбором кандидатов. Если все будет соответствовать требованиям, то далее последуют различные проверки.

Во время прохождения медицинской комиссии может случиться так, что у претендентки будут выявлены незначительные хронические заболевания. Тогда кандидатуру могут отклонить. Если же медицинская комиссия успешно пройдена, соискательница должна пройти психологические тесты.

Одновременно с прохождением кандидаткой тестирования, комиссия занимается изучением сведений о жизни девушки. Препятствия здесь таковы – судимость, приводы в полицию, крупные долги. Если препятствий нет, то комиссией принимается решение, на основании которого кандидат допускается к работе в ФСБ.

Однако и после принятия такого решения служба кандидата в ФСБ оказывается под вопросом. Дело в том, что обычно на одну вакансию претендуют сразу несколько человек. То есть, существует конкурс. Преимущество у тех, что имеет юридическое образование, владеет иностранным языком, имеет профессиональную подготовку, умеет обращаться оружием. Плюсом является служба в вооруженных силах или правоохранительных структурах.