Жена расплачивается за мужа

Улан-удэнку заставляли оказывать интимные услуги, угрожая ей и ее близким убийством
То, что пришлось пережить 20летней Виктории Колесниковой, запросто может стать сценарием к фильму ужасов. Пять дней с 16 по 21 апреля этого года ей не по своей воле пришлось провести в компании четверых . До сих пор она находится под присмотром врачей- у девушки сломаны нос, ребра, произошел приступ аппендицита. Также Виктория получила закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга и проблемы по женской части.
Впервые в Бурятии предъявлено обвинение по статье . Перед судом предстанут две девушки- 21-летняя Ирина Платонова и 17-летняя Светлана Малевич. Именно они отдали свою знакомую Викторию Колесникову в сексуальное рабство за долги. Девушку против ее воли заставили работать в фирме по оказанию интим-услуг, сообщили в отделе по расследованию особо важных дел Прокуратуры РБ. Подельниками по делу проходят муж Ирины Сергей и брат Светланы Олег Брикеев. Все четверо были давно знакомы. Они жили по соседству и дружили семьями. также инкриминируются вымогательство, незаконное лишение свободы и изнасилование.
Первое слушание должно состояться на днях в Октябрьском районном суде. Пока обвиняемые на свободе. У супругов Платоновых на иждивении годовалый ребенок. Олег Брикеев и Светлана Малевич также не взяты под стражу. Малевич — несовершеннолетняя, а Брикеев — единственный ее опекун.
В Улан-Удэ Виктория Колесникова приехала из Кабанского района. В городе она познакомилась со своим ровесником Сергеем Зорькиным из Заиграевского района. Они стали жить вместе и перебивались случайными заработками. Однажды они на улице познакомились с 22-летним Платоновым, а потом и с его 20-летней женой. Все быстро сдружились, и супруги за символическую плату пустили к себе жить Викторию и Сергея. Тогда девушка еще не знала, что именно в этой квартире в обычной пятиэтажке по улице Боевой она проведет самые страшные часы в своей жизни.
Разногласия между друзьями начались из-за денег. Вечером 4 апреля Платоновы и Зорькин ставили на базу (Платонов занимается перевозкой леса). Сергей вышел из машины и вызвал такси, чтобы уехать домой. Прибывший таксист по указанию Зорькина заехал на стоянку и приблизился к . Внезапно Платонов сдал назад и врезался в . И Платонов, и пострадавший таксист считали, что ДТП произошло по вине Зорькина, потому Сергей тоже должен заплатить за ущерб 7,5 тысячи рублей. Он отказался, так как считал себя невиновным. Колесниковой и Зорькину пришлось съехать с квартиры. Платоновы не оставляли бывших друзей в покое, приезжали к ним на работу и требовали вернуть долг.
Масла в огонь добавила и 17летняя Светлана Малевич. У нее также были претензии к Колесниковой. Малевич требовала с нее деньги за моральный ущерб. Виктория якобы распространяла сведения, что Светлана является девушкой легкого поведения. Платонова и Малевич решили вместе выбивать деньги. На машине Брикеева подруги и должники съездили в Заиграевский и Кабанский районы, чтобы занять денег у родственников. Сергею удалось найти лишь одну тысячу рублей.
-Ты деньги не отдаешь,- говорили подружки Виктории,- тогда мы тебя сдадим, пойдешь на панель. Заработаешь и долг нам отдашь.
Поездка в сельские районы длилась почти двое суток. Кредиторы выпивали, а в промежутках между попойкой издевались над Викторией, срывали с нее одежду и били. На обратном пути в Улан-Удэ ее одному из водителей грузовиков. Ни тогда, ни в последующие дни заключения Зорькин не защитил свою девушку.
-Ты не суйся,- говорили ему бывшие друзья.- Если хочешь, чтобы она не работала, то отдавай деньги, а мы ее отпускаем.
Зорькин молчал и никуда не обращался. В Улан-Удэ машина прибыла утром. Издевательства продолжились уже на квартире Платоновых. Мучители выпили еще и заставили Викторию танцевать обнаженной, потом мужчины по очереди ее изнасиловали. Во время оргии в соседней комнате спал ребенок Платоновых.
Перед тем как Викторию в секс-фирму, избитую девушку решили привести в товарный вид. Ее отвезли в салон красоты, где подстригли, сделали прическу и маникюр. Также ей устроили показ порнокассет, чтобы она училась, как надо ублажать клиентов, стать проституткой и заработать больше денег. В фирму Викторию устроил Олег Брикеев. Долго работая таксистом, он был знаком с проститутками и их сутенерами. У Колесниковой забрали паспорт, ей запретили видеться с Зорькиным, и ее всегда препровождали на . Обратно она возвращалась сама. Виктория боялась обратиться в милицию, так как мучители запугали ее. Они постоянно твердили, что убьют ее и родителей, адрес которых им был известен. За провинность Викторию жестоко избивали. Однажды Платонов хотел отрезать ей пальцы секатором, которым разделывают окорочка. Напуганная девушка безропотно приносила заработанные деньги, но долг не уменьшался.
Все это время Зорькин находился на свободе. Он жил у своего друга в квартире у железнодорожного вокзала, ходил на работу. Мужчине было прекрасно известно, где находится его гражданская жена и чем Виктории приходится заниматься. Однако он и не пытался вырвать девушку из плена. В милицию Сергей обратился лишь тогда, когда испугался за свою жизнь. Колесникова предупредила Зорькина, что четверка едет к нему на квартиру и хочет серьезно . Он написал заявление в милицию, после чего всех задержали. Сейчас Виктория и Сергей продолжают жить вместе. Девушка ждет от него ребенка.
Все фамилии изменены.

Хочу поделиться своей шокирующей историей и попросить поддержки и совета.

Мне 24, с мужем женаты 3 года. У моего мужа есть пагубная привычка, о которой я узнала уже после свадьбы – любовь к азартным играм. Мы достаточно часто из-за этого ругались, так как у него постоянно были долги. Даже несколько раз расходились, но он снова и снова убеждал меня, что бросит и я опять его прощала.

В какой-то момент мне показалось, что муж действительно бросил играть. По крайней мере, долгов у него не стало, и я очень обрадовалась этому факту.

У меня достаточно сложная умственная работа и она меня очень изматывает. Временами, приходя домой, я просто валилась с ног. Могла заснуть и проснуться только утром и даже не помнила, как это происходило. Такое со мной бывало, примерно, раз-два в неделю. Я списывала все на чрезмерную усталость. Вся ужасающая правда всплыла совершенно случайно.

Читайте также: КАК Я РАЗБОГАТЕЛА БЛАГОДАРЯ ПРОСТОЙ БЕЗДЕЛУШКЕ

У меня была задержка. Но я не придала этому значения, ведь муж детей иметь не мог, а кроме него у меня никого не было. Кроме того, я слышала, что такое может быть из-за стресса и больших эмоциональных нагрузок. Прошел месяц, еще один, а месячные все не приходили. Я все-таки решила сходить к врачу. На приеме мне сказали, что я беременна. Но такого просто не могло быть! Не от святого же духа этот ребенок. Прямо мистика какая-то.

Я даже не представляла, как сказать об этом мужу. Ведь он не поверит мне и обвинит в измене. Но рассказать было нужно, вряд ли я могла бы долго это скрывать. Аборт делать было уже поздно, да и ребенка мне очень хотелось.

Я долго готовилась к этому разговору и, наконец, решилась. Выпалила ему про свою беременность и ожидала всего, чего угодно. Но он почти не удивился, а просто ругнулся «твою дивизию». Я не совсем поняла его реакции. Он не был взбешен или расстроен. Я была в замешательстве и спросила, почему его ничего не смущает. И муж во всем признался.

Правда была шокирующей.

Оказывается, он не бросил играть. А за долги он расплачивался… мной. Все те моменты безумной усталости и резкого провала в сон были спровоцированы снотворным, которое он мне периодически подкладывал. В тот момент, когда я засыпала мертвым сном, он и отдавал меня в счет долга. Думаю, не стоит объяснять, как это происходило. И, видимо, кто-то из этих мужчин был не очень осторожен, и теперь я беременна. Я ужаснулась. Сколько их было? Кто стал отцом этого ребенка?

Все это настолько омерзительно, что мое сознание отказывалось воспринимать эту информацию.

Муж, конечно, стал умолять простить его. Но разве это возможно? Я даже смотреть на него не могла, да и на себя тоже. Естественно, я собрала вещи ушла из дома.

И сейчас меня мучает только один вопрос – что мне делать с этим ребенком? Аборт делать уже поздно, придется рожать. А потом? Отказаться? Ведь если я оставлю этого ребенка, то он будет всю жизнь напоминать мне о том, как со мной поступили.